72. Петропавловский собор

72. Петропавловский собор

Стенгазета Петропавловский собор   

Благотворительная стенгазета для школьников, родителей и учителей Санкт-Петербурга «Коротко и ясно о самом интересном». Выпуск №72 (Любопытный Петербург, часть 5-я), февраль 2015 года

 

Петропавловский собор

 

Стенгазеты благотворительного образовательного проекта «Коротко и ясно о самом интересном» (сайт к-я.рф) предназначены для школьников, родителей и учителей Санкт-Петербурга. Они бесплатно доставляются в большинство учебных заведений, а также в ряд больниц, детских домов и других учреждений города. Издания проекта не содержат никакой рекламы (только логотипы учредителей), политически и религиозно нейтральны, написаны лёгким языком, хорошо иллюстрированы. Они задуманы как информационное «тормошение» учащихся, пробуждение познавательной активности и стремления к чтению. Авторы и издатели, не претендуя на академическую полноту подачи материала, публикуют интересные факты, иллюстрации, интервью с известными деятелями науки и культуры и надеются тем самым повысить интерес школьников к образовательному процессу. Отзывы и пожелания направляйте по адресу: pangea@mail.ru или через диалоговое окошко на сайте к-я.рф. Мы благодарим Отдел образования администрации Кировского района Санкт-Петербурга и всех, кто бескорыстно помогает в распространении наших стенгазет. Особая благодарность Ольге Владимировне Скоробогатой, заведующей отделом по связям с общественностью Государственного музея истории Санкт-Петербурга, за неоценимую помощь в создании этого выпуска.

Дорогие друзья! Пятый выпуск серии «Любопытный Петербург» мы посвятили «сердцу» нашего города – Петропавловскому собору. Подготовить эту газету (как и предыдущий выпуск серии, посвящённый Заячьему острову) нам помогли сотрудники одного из крупнейших в России исторических музеев – Государственного музея истории Санкт-Петербурга. Его главный «экспонат» – уникальный памятник истории, архитектуры и фортификационного искусства ХVIII-ХХ веков – Петропавловская крепость.

XVIII век

Фотография«Здесь будет город заложён…» (художник – Николай Добровольский, 1880 год).

Крепость «Санкт-Петербург» (так вначале называлась Петропавловская крепость) была заложена 27 мая (16 мая по старому стилю) 1703 года на небольшом Заячьем острове в дельте Невы. Крепость строилась «с великим поспешанием» для обороны русских земель, захваченных Швецией в XVII веке и отвоёванных в ходе Северной войны 1700–1721 годов.
Легенда, изложенная в рукописи «О зачатии и здании царствующего града Санктпетербурга» (название нашего города писалось тогда в одно слово), так описывает это знаменательное событие: «Май, 14. Царское величество изволил осматривать на взморье устьев Невы реки и островов и усмотрел удобной остров к строению города (оной остров тогда был пуст и обросши был лесом, а именовался Люистранд, то есть Весёлый остров). Когда вошёл на середину того острова, почувствовал шум в воздухе, усмотрел орла парящего, и шум от парения крыл его был слышен. Взяв у солдата багинéт (штык) и, вырезав два дёрна, положил дёрн на дёрн крестообразно и, сделав крест из дерева, изволил говорить: “Во имя Иисус Христово, на сем месте будет церковь во имя верховных апостолов Петра и Павла”».
Дальше указывается, что 16 мая царь, выкопав ров, водрузил в него каменный ящик и «изволил поставить в тот ров ящик ковчег золотой, в нём мощи святого апостола Андрея Первозванного, и покрыть каменною крышкою, на которой вырезано было: “По воплощении Иисус Христове 1703, маия 16, основан царствующий град Санктпетербург великим Государем царём и великим князем Петром Алексеевичем, самодержцем всероссийским”». Пётр I мечтал о том, что под покровительством апостола Андрея новая российская столица получит такую же славу, как Рим – город апостола Петра, брата Андрея.

Фотография Одно из первых изображений крепости на Заячьем острове (из учебных таблиц «Навигацкой школы» в Москве; составитель – Василий Киприянов, 1705 год). «Посреди крепости, вплотную у канала, стоит маленькая, но красивая деревянная русская церковь».

29 июня, в день святых Петра и Павла, Пётр I заложил в центре крепости деревянную церковь. 1 апреля 1704 года митрополит Новгородский и Великолуцкий Иов освятил её во имя святых апостолов Петра и Павла (их память отмечается в один день, а за особые заслуги в деле христианской проповеди только они получили наименование «первоверховных»). Таким образом, как и сам новый город, храм получил имя святого апостола Петра – небесного покровителя царя.
1710 годом датируется одно из первых описаний церкви: «Посреди крепости, вплотную у канала, стоит маленькая, но красивая деревянная русская церковь с одной изящной остроконечной башней на голландский манер. Наверху в башне висят несколько колоколов, которые, тронутые рукой человека, каждый час исполняют гармоничный колокольный звон… Человек, за отсутствием часового механизма, ударами вручную определённого колокола в соответствии с количеством часов указывает время».
В 1709–1710 годах, после победы в Полтавской битве (1709 год), – решающем сражении Северной войны, завершившемся полным разгромом шведской армии, – храм расширили, пристроив два придела, увенчанных шпилями. Храм был расписан «под каменный вид жёлтым мрамором».

Фотография Петропавловский собор (в центре) и два из нескольких его прототипов – церковь святого Николая в Копенгагене (слева) и церковь святого Петра в Риге (справа).

8 июня 1712 года, на Троицу (в тот же праздник, к которому было приурочено основание крепости), рядом с деревянной крепостью Пётр заложил каменный Петропавловский собор. Поскольку с 1712 года Петербург стал столицей Российского государства, собор с самого начала своего строительства воспринимался как один из главных храмов России. Собор возводился по проекту выдающегося петербургского архитектора, швейцарца Домéнико Трезини. Это здание – один из наиболее значительных памятников Петровской эпохи, символ утверждения новой столицы на берегах Балтики. Собор – самый выразительный образец раннего русского барокко, которое называют также «петровским». Этот стиль формировался вместе с Петербургом, вбирая в себя европейские архитектурные традиции. До Петра в России таких православных храмов не строили. Интересно, что строительство велось таким образом, что первоначальная деревянная церковь оставалась внутри новой постройки. Она была разобрана только в 1719 году и перенесена на Петербургскую сторону в солдатскую слободу, где простояла до 1806 года.

Фотография «Фасад деревянной церкви св. апостолов Петра и Павла 1703 года», неизвестный художник. Иллюстрация из книги: Новосёлов С.К. Описание кафедрального собора во имя святых первоверховных апостолов Петра и Павла. СПб, 1857 г.

Особое значение Пётр I придавал возведению колокольни. Колокольня в церковной традиции – это башня, пристроенная к храму (или расположенная рядом) и специально предназначенная для колоколов. В древней Руси вместо колоколен строили каменные стенки-звонницы, позднее их сменили отдельно стоящие ярусные башни-колокольни. Только в XVIII веке в России колокольни стали частью храма. Пётр стремился как можно быстрее возвести в молодой столице небывалое по высоте и торжественности здание. Именно с колокольни, увенчанной высоким остроконечным шпилем, и началось строительство Петропавловского собора. «Колокольню, – торопил строителей Пётр, – как возможно скорее отделать, дабы в будущем году возможно на оной часы поставить, а церковь делать исподволь».

Фотография Одно из первых изображений колокольни Петропавловского собора. Фрагмент Панорамы Санкт-Петербурга. Гравюра Алексея Зубова, 1716 год.

К 1719 году деревянный шпиль колокольни взметнулся на высоту 106 метров, существенно превзойдя самое значительное сооружение такого типа в России (и во всём православном мире) – колокольню Ивана Великого в Московском Кремле. Известно, что Пётр I даже задумывался о создании лифта в колокольне. К 1724 году несущие конструкции шпиля были полностью обшиты снаружи. «Крепостная церковь, – писал очевидец, – при ней колокольня в новом стиле, крытая медными, ярко вызолоченными листами, которые необыкновенно хороши при солнечном освещении». Деревянные конструкции шпиля были установлены Хáрманом ван Бóлосом – мастером, приглашённым Петром I из Голландии. Само слово «шпиль» – голландского происхождения. На самом верху укрепили шар из позолоченной меди, похожий на большое яблоко. Эта декоративная деталь, завершающая шпиль или купол здания, обычно так и называется – яблоко. По рисунку и модели Трезини был исполнен и установлен на шпиль медный крест с фигурой Ангела, ставший одним из важнейших символов северной столицы.

Фотография Ангел на шпиле Петропавловского собора. Рисунок Доменико Трезини, 1722 год. Таким был первый ангел, парящий над Санкт-Петербургом с 1724 по 1756 год.

Петропавловский собор создавался в один из важнейших периодов русской истории Нового времени. В 1721 году завершилась Северная война, был подписан победоносный для России Ништадтский мир и Петру I торжественно преподнесён титул отца Отечества и великого императора. Эти исторические события определили особую пышность и величие внутренней отделки храма, которая так же необычна для традиционного русского церковного зодчества, как и его внешний облик. Долгое время Петропавловский собор являлся своеобразным памятником славы русского оружия: здесь хранились трофейные знамёна, ключи от взятых русскими войсками городов и крепостей (в начале XX века эти реликвии были переданы в Эрмитаж, а в соборе остались копии шведских и турецких знамён, которые можно увидеть и сегодня).
В 1720 году на колокольне Петропавловского собора появились приобретённые Петром I в Амстердаме за баснословную по тем временам сумму (45 тысяч рублей) часы-куранты и карильон с 35 колоколами. Куранты – часы с музыкальным механизмом, исполняющим несложную мелодию. Слово «куранты» возникло благодаря названию французского танца «данс курат», очень популярного в старину. Эта мелодия звучала с башенных часов ратуш европейских городов. В России куранты впервые появились в XV веке на башнях Московского Кремля, а в Петербурге – на колокольне Троицкой церкви (разрушенной в 1933 году). «Зелó прехитрые» куранты каждые полчаса «играли сами собой, приводимые в движение большою железною машиною с медным валом», и издавали неслыханный в России перезвон.
Карильóн (от французского слова «перезвон») – музыкальный инструмент, состоящий из набора колоколов и клавиатуры, напоминающей клавиатуру органа, «махина, которая управляется руками и ногами». Каждая клавиша (похожая, скорее, на рукоятку) соединена с языком «своего» колокола длинной проволокой. В Западной Европе «колокольная музыка» наибольшее распространение получила ещё в средневековье. Первый в России карильон был размещён на колокольне Петропавловского собора. Специально обученный «колокольный игратель» каждое утро исполнял на карильоне музыкальные пьесы.
В 1725 году на втором ярусе колокольни (на высоте 42 метра) в дополнение к карильону была установлена русская звонница. Эта открытая площадка с колоколами – обязательная принадлежность православного храма. Колокольный звон созывает верующих на молитву. Такой звон называется «блáговест» – им возвещается благая, добрая весть о начале богослужения. При Петре I, когда Петропавловский собор был главным храмом Петербурга, благовест, раздававшийся с его колокольни, служил сигналом к началу колокольного звона во всех петербургских храмах. Колокольным звоном также выражают скорбь об усопшем в день похорон. Поскольку Петропавловский собор ещё при жизни Петра I стал усыпальницей Дома Романовых, звон колоколов всегда звучал во время погребения русских императоров и членов царствующей династии.

Фотография Иконостас Петропавловского собора.

В 1729 году в соборе установлен деревянный позолоченный иконостас, придающий его внутреннему убранству особо торжественный характер. Он по праву считается непревзойдённым образцом русской резьбы эпохи барокко (эскиз иконостаса делал предположительно сам Доменико Трезини). Под руководством выдающегося русского художника и зодчего Ивана Зарудного он был изготовлен в Москве мастерами Оружейной палаты Кремля, по частям перевезён в Петербург и установлен в соборе в 1729 году. Иконостас – особая перегородка с иконами («стена для икон» по-гречески), которая отделяет алтарь от остальной части православного храма и символизирует границу между миром земным и миром небесным. Высокие многоярусные иконостасы, состоявшие из пяти и более рядов икон, получили повсеместное распространение в русской церковной архитектуре XVI–XVII веков. Однако иконостас Петропавловского собора не похож на иконостасы допетровского времени. По своей композиции он близок к триумфальным сооружениям, возводившимся при Петре I в честь побед русского оружия. Здесь нет горизонтальных рядов икон, а центральная часть решена в виде величественной триумфальной арки, которая перекинута над центральными дверями иконостаса – Царскими вратами – и поднимается в подкупольное пространство на высоту почти 20 метров.
Над царскими вратами, расположенными в самом центре иконостаса, – скрещенные ключи. Эти атрибуты апостола Петра – ключи от рая, а также элемент герба Рима (города Святого Петра) – напоминают о том, что Петербург – это «третий Рим». В Петровскую эпоху такое изображение могло истолковываться как символические ключи от Балтики и новой столицы России, ставшей её морскими воротами.
В киотах (специальных шкафчиках) размещены 43 иконы, написанные 1727–1729 годах московскими мастерами. Иконы составляют единый художественный цикл, тематическая программа которого была разработана, скорее всего, архиепископом Феофаном (Прокоповичем). Среди основных тем этой программы – прославление деяний Петра I и идея торжества русской государственности.

Фотография Фигура Святого апостола Петра на иконостасе Петропавловского собора.

Незадолго до освящения собора у одного из пилонов (столб, служащий опорой сводчатых перекрытий) была установлена кафедра. Нужно отметить, что в православных церквях практика чтения проповедей со специальных кафедр до Петра I не существовала. Кафедра украшена картинами из Ветхого и Нового заветов, деревянными позолоченными скульптурами апостолов Петра и Павла.
У противоположного пилона находится Царское место – невысокий помост, обитый малиновым бархатом, где во время богослужения молился император. Над помостом укреплены изображения императорских регалий – корона, меч и скипетр. По традиции русские императоры приходили в Петропавловский собор после коронации – испросить благословения на царство, а при отъезде из столицы – попрощаться с могилами своих родителей.

Фотография Место захоронения Петра I. На надгробии – памятные медали, на стене – скульптурная группа «Оплакивание Христа», подаренная собору супругой императора Екатериной I в знак скорби по умершему мужу. Её могила – на переднем плане.

Пётр I не увидел Петропавловский собор во всём великолепии – 28 января 1725 года император скоропостижно скончался, простудившись во время наводнения. Гроб с его набальзамированным телом был помещён во временную деревянную часовню, сооружённую Доменико Трезини внутри строящегося храма, где в окружении свечей, гербов и знамён простоял шесть лет. Позже рядом поставили гроб с телом его жены Екатерины. В 1731 году по завершении строительства храма Петра I и Екатерину похоронили у южной стены перед алтарём. Ещё при жизни Петра I в Петропавловском соборе похоронили его детей, умерших в младенчестве, царевича Алексея Петровича и его жену (принцессу Шарлотту-Христину-Софию), сестру Петра I (Марию Алексеевну) и его невестку (царицу Марфу Матвеевну, супругу сводного брата Петра I – царя Фёдора Алексеевича). Таким образом, ещё до окончания строительства собор стал некрóполем. Некрополь по-гречески – «город мёртвых». Так в древности назывался крупный погребальный комплекс, большое кладбище. Со временем это слово приобрело и другое значение – место, где похоронены известные люди. В Петропавловском соборе покоится прах многих представителей династии Романовых, прежде всего, русских императоров и императриц, за исключением Петра II (похоронен в Москве) и Иоанна VI (место захоронения неизвестно).
У восточной стены собора расположен ещё один некрополь – Комендантское кладбище. Здесь хоронили комендантов Санкт-Петербурга и Петропавловской крепости (до 1796 года это была единая должность), скончавшихся на своём посту.

Фотография «Большой пожар в городе Петербурге в 1737 году». Немецкая гравюра. В левой части гравюры – Петропавловский собор.

Не меньшую угрозу, чем наводнения, для Санкт-Петербурга всегда представляла огненная стихия. Огонь уничтожал дворцы и храмы, жилые кварталы и гостиные дворы, заводы и баржи, уносил человеческие жизни. Так, в 1737 году на Адмиралтейской стороне вспыхнул пожар, обративший в пепел более тысячи жилых домов от истока Мойки до Зелёного моста. В 1756 году во время ночной грозы загорелась колокольня Петропавловского собора. Самое высокое сооружение С.-Петербурга строилось в ту пору, когда громоотводы ещё не были изобретены, и не раз страдало от попадания молний. Летняя гроза 1756 года оказалась фатальной, сгорел не только деревянный шпиль с фигурой Ангела и часами, но и кровля собора. Расплавились колокола. Не выдержав жара, обрушились верхние ярусы колокольни и купол. Иконостас, благодаря его разборной конструкции, удалось вынести по частям.
Восстановительные работы затянулись на несколько десятилетий. В 1757 году над алтарём вместо первоначального деревянного купола был возведён новый кирпичный, увенчанный луковичной главкой. Новая двускатная крыша была сделана по железным стропилам, уложенным на кирпичные арки.

Фотография Фасад Петропавловской соборной церкви «с поправлениями». Один из конкурсных проектов восстановления собора после пожара 1756 года (не реализован).

В 1764 году указом императрицы Екатерины II был объявлен конкурс на проект восстановления колокольни. В нём, в частности, приняли участие выдающиеся русские зодчие Юрий Фéльтен и Савва Чевáкинский. Однако, рассмотрев предложенные ими проекты, императрица распорядилась построить колокольню «точно так, какова была, понеже все протчие планы не столь красивы». Работы проводились под руководством инженера Хармана ван Болоса. Новый деревянный шпиль, обшитый медными золочёными листами, был воссоздан к 1773 году, и на его вершину установили воссозданную в прежнем виде фигуру второго Ангела.

Фотография Вид на город сквозь циферблат башенных часов.

Новый часовой механизм и карильон, взамен сгоревших, изготовил и доставил в Петербург известный голландский мастер Орто Красс. Их сборку на высоте 62 метров лишь в 1776 году осуществил часовой мастер И. Редигер. Тогда же по четырём сторонам света были установлены красивые круглые циферблаты с римскими цифрами. Диаметр каждого такого циферблата составляет два метра! Слово циферблат – немецкое и обозначает любую панель с цифрами. Циферблат может быть не только в часах, но и в других приборах, например, – в весах. В старину не так следили за точностью времени, как сейчас, поэтому циферблаты часов на колокольне имели только одну – часовую – стрелку. В новых курантах-карильоне было уже 38 колоколов, что позволяло исполнять более сложные мелодии.
К 1777 году на колокольне появился первый громоотвод. Ещё в 1750-х годах в России стало известно об опытах американского изобретателя и политика Бéнджамина Франклина по созданию защиты от молний. В 1772 году Екатерина II распорядилась об устройстве «електрического отвода к отвращению удара и палению, от молнии происходящего». Как его установить, решали учёные из Академии наук под руководством академика Леонарда Эйлера. Наконец, летом 1775 года слесарных и кузнечных дел мастера приступили к работе. По шпилю и стене собора, от креста до земли, был проложен железный прут, конец которого был опущен в воду канала.
В 1777 году случился «великий шторм». От натиска ураганного ветра фигура Ангела погнулась, а крылья оторвались. Чтобы избежать в дальнейшем таких неприятностей, решили уменьшить вес Ангела и расположить его так, чтобы центр тяжести фигуры совпадал с осью шпиля. Новый эскиз был разработан архитектором Антонио Ринальди согласно принципам классицизма. Этот, третий по счёту, Ангел – привычного нам вида – был установлен на шпиль в 1778 году и парил над городом в течение сорока лет.

XIX век

Фотография Подъём Петра Телушкина на шпиль колокольни. С гравюры начала 1830-х годов.

В 1829 году шторм вновь сильно повредил крест, а у Ангела отломилось крыло (которое чуть было не упало на коменданта крепости). Для того, чтобы произвести ремонт, нужно было строить вокруг колокольни дорогостоящие леса. За починку решил взяться талантливый ярославский кровельщик Пётр Телушкин. Ему удалось забраться на шпиль без возведения строительных лесов, а только лишь «остроумным применением сложных верёвочных петель и прибегая к весьма находчивым уловкам». В 1830 году в течение шести недель под восторженные возгласы зевак по верёвочной лестнице он каждый день поднимался на вершину шпиля и в одиночку вернул фигуре Ангела правильное положение и прикрепил крыло. Этот ремонт вошёл в историю как образец русской смекалки и отваги.

Фотография «Вид Невы и Петропавловской крепости». Акварель Василия Садовникова, 1847 год.  
Фотография Винтовая лестница внутри шпиля, постепенно сужаясь, поднимается на 2/3 высоты шпиля и заканчивается небольшой дверцей «на улицу». Дальше к Ангелу можно подняться только по наружной лесенке.

В 1834 году крест вновь накренился. Выяснилось, что стали подгнивать деревянные конструкции шпиля. Восстановительные работы долго откладывались. Наконец в 1856 году император Александр II выразил согласие на устройство нового шпиля. Его главным строителем был назначен инженер Дмитрий.Журавский. Он спроектировал необычно лёгкий для такого массивного сооружения металлический каркас в виде восьмигранной пирамиды. Несущие конструкции были смонтированы в 1858 году. Опоры восьми рёбер каркаса были укреплены в кирпичной кладке колокольни. Снаружи шпиль был покрыт медными листами, позолоченными ртутно-гальваническим методом под руководством известного петербургского химика, члена-корреспондента Академии наук Генриха Струве. Внутри шпиля была устроена винтовая лестница. Над яблоком (его диаметр – 1,6 метра) поднялся шестиметровый крест с новой фигурой Ангела (высота – 3,2 метра, размах крыльев – 3,8 метра). Эта четвёртая по счёту фигура Ангела сохранилась до сих пор. После установки нового шпиля общая высота колокольни увеличилась до 122,5 метра. Петропавловский собор приобрёл свой современный облик.

Фотография Фигурки херувимов на колокольне.

На самом верху колокольни Петропавловского собора, под куполом с часами, можно заметить интересные украшения в виде головок пухлых младенцев с крылышками. Это херувимы – декоративный мотив, появившийся в западноевропейской архитектуре в XV веке и позже получивший широкое распространение. Херувимов можно увидеть и внутри Петропавловского собора. Согласно христианским представлениям, херувимы – это ангелы стражи. По народным верованиям, херувимы – это души погибших детей. В виде херувимов иногда делают украшения для рождественских ёлок или для пасхальных верб.
Одновременно с переделкой шпиля в 1858 году была проведена реставрация башенных часов. Московские мастера братья Николай и Иван Бутенóпы отремонтировали башенные часы и модернизировали механизм, добавив на циферблаты минутные стрелки (раньше их не было). Карильон, который износился и замолчал уже к 1840 году, восстанавливать не стали. Куранты настроили на исполнение церковного гимна Дмитрия Бортнянского «Коль славен наш Господь в Сионе». >

XX век

Фотография Так выглядит «игральный механизм» курантов.

В 1906 году репертуар башенных часов Петропавловского собора пополнился государственным гимном Российской империи «Боже, царя храни», написанным композитором Алексеем Львовым. Куранты вызванивали гимн дважды – в полдень и в полночь, а каждые четверть часа исполняли «Коль славен…». Одновременно на русской звоннице (третий ярус колокольни, высота 42 метра от основания собора) установили 27 новых колоколов, отлитых на гатчинском заводе. Самый большой из них весил 4,8 тонны, в его подъёме участвовало 400 солдат гарнизона Петропавловской крепости.

Фотография Бронзовый часовой колокол перед подъёмом на звонницу Петропавловского собора. Фото Карла Буллы – «отца российского фоторепортажа», 1905 год.

В 1897—1908 годах рядом с собором была построена Великокняжеская усыпальница (поскольку в самом соборе для захоронений уже не осталось места). Слово «усыпальница» связано с отношением к смерти как ко сну и переходу в другой мир. В христианском мире был широко распространён обычай хоронить представителей правящих династий в храмах. До XVIII века, когда столицей России была Москва, усыпальницей великих князей московских, а позднее – русских царей, служил Архангельский собор в Московском Кремле. С переносом столицы в Санкт-Петербург императорской усыпальницей стал Петропавловский собор. В Великокняжеской усыпальнице было решено хоронить только некоронованных членов императорской семьи – братьев, сестёр, детей и внуков императора. До начала Первой мировой войны туда успели перенести восемь захоронений из собора и похоронить ещё пять великих князей. Всего в усыпальнице 60 склепов. Традиционный православный обряд отпевания дополнили светские траурные церемонии, большей частью заимствованные в протестантских немецких государствах. В новом ритуале особая роль отводилась торжественной траурной процессии, которая под звон колоколов всех церквей города и непрекращающуюся пушечную пальбу со стен Петропавловской крепости сопровождала гроб с телом усопшего в Петропавловский собор.

Фотография Великокняжеская усыпальница.

В 1900–1907 годах был устроен отдельный вход в Петропавловский собор и Великокняжескую усыпальницу, предназначенный для императорской семьи. Он был устроен при сооружении галереи, соединяющей собор и усыпальницу, по проекту Леонтия Бенуá. Он же был автором металлической ограды, установленной перед Царским подъездом со стороны Соборной площади. В качестве образца по личному указанию императора Николая II была выбрана знаменитая решётка Летнего сада. Художником Николаем Харламовым были созданы четыре мозаики, украсившие фасады Великокняжеской усыпальницы – образы Иверской, Казанской и Феодоровской Богоматери, а также образ Спаса Нерукотворного, расположенный над входом в галерею Великокняжеской усыпальницы. По рисунку художника Николая Брýни был выполнен витраж «Воскресение Христово».

Фотография Литография «Петропавловская крепость» из альбома «Петербург в 1921 году». Художник Мстислав Добужинский, 1923 год.

В сентябре 1917 года, ещё при Временном правительстве, из Петрограда в Москву был вывезен 31 ящик с имуществом собора: утварью, иконами, церковными облачениями, золотыми и серебряными венками, книгами. Многие ценности безвозвратно исчезли после прихода к власти большевиков. Ныне лишь отдельные предметы, хранившиеся в Петропавловском соборе, находятся в музейных собраниях Москвы (оружейная палата) и Петербурга (Эрмитаж, Музей истории Санкт-Петербурга). Внутреннее убранство Великокняжеской усыпальницы было уничтожено, мраморные надгробные плиты разбиты.
Богослужения были прекращены, в 1919 году собор был закрыт, в 1922 году он был передан «Главнауке», а в 1926 году – Музею революции. Куранты и колокола Петропавловского собора надолго замолчали. Предпринятая в 1937 году попытка настроить их на исполнение «Интернационала» не удалась, часть колоколов подверглась механической обработке и была испорчена. В 1930-х годах даже рассматривался вопрос о замене ангела шпиля колокольни на рубиновую звезду. На этот проект успели составить документы, но из-за начала Великой Отечественной войны эту работу выполнить так и не успели.
Хотя ещё в 1918 году собор был взят под государственную охрану как памятник истории и культуры, здание не отапливалось и не ремонтировалось и к 1939 году его состояние стало «угрожающим для посещения трудящимися».
В Великую Отечественную войну Петропавловский собор сильно пострадал. Несмотря на то, что шпиль был закрашен альпинистами серой корабельной краской, а Ангел закрыт мешковиной, колокольня была заметным ориентиром для фашистской артиллерии и авиации. Одна из бомб, разорвавшихся на территории крепости, осколками повредила шпиль собора, а циферблаты взрывной волной вынесло из гнёзд. Алтарный витраж Николая Брýни был выбит взрывной волной.

Фотография Колокольня Петропавловского собора, отмеченная на фотоснимке как мишень для фашистских пушек.

Восстановление разрушений, причинённых Великой Отечественной войной, растянулось на десятилетия. В 1954 году Петропавловский собор был передан Государственному музею истории Ленинграда (ныне – Музей истории Петербурга) в удручающем состоянии. С тех пор выполнен огромный объём работ по восстановлению первоначального убранства Петропавловского собора.
В 1957 году вновь заиграли куранты – на этот раз первые такты гимна Советского Союза. Часы пришлось почти полностью восстанавливать. Их завод автоматизировали, и механикам больше не приходилось ежедневно поднимать свинцовые гири на 30-метровую высоту. Русская звонница была восстановлена в 1988 году. В настоящее время она включает 22 колокола, на которых исполняются пасхальные звоны, концерты колокольной музыки и благовест перед службами в соборе.
Возобновилась прерванная традиция погребений в Великокняжеской усыпальнице: в 1992 году захоронили правнука Александра II – великого князя Владимира Кирилловича. В 1998 году в Екатерининском приделе собора состоялось погребение обнаруженных вблизи Екатеринбурга останков императора Николая II, императрицы Александры и великих княжон Ольги, Татьяны и Анастасии, а также лейб-медика Евгения Боткина и трёх слуг, расстрелянных большевиками вместе с царской семьёй.

XXI век

Лишь в 2002 году после 85-летнего перерыва с колокольни Петропавловского собора вновь зазвучали мелодии «Боже, царя храни» и «Коль славен наш Господь в Сионе». Ангел претерпел несколько серьёзных ремонтов, в том числе капитальный в 2002-2003 годах, во время которого снимался со своего места и увозился в реставрационную мастерскую. Подобно флюгеру, Петербургский Ангел вращается на внутреннем стержне, благосклонно повинуясь направлению ветра. До 2012 года Петропавловский собор оставался самым высоким зданием Санкт-Петербурга, уступив небоскрёбам «Князь Александр Невский» (124 метра) и «Лидер Тауэр» (140 метров). Не считая, конечно, 326-метровой телебашни. Но она является не «зданием», а «сооружением».
В 2006 году по сохранившемуся в фондах Государственного музея истории Санкт-Петербурга проекту был воссоздан запрестольный витраж «Воскресение Христово». Ныне он находится на своём старом месте – в восточном окне Великокняжеской усыпальницы. В этом же году в соборе перезахоронили останки императрицы Марии Фёдоровны, супруги Александра III и матери Николая II. С 1992 года впервые в послереволюционное время в Петропавловском соборе стали проводиться богослужения. А в 2009 году между Санкт-Петербургской Епархией Русской Православной церкви и музеем был подписан договор о совершении регулярных богослужений по выходным и праздничным дням.

Фотография Действующий карильон на колокольне Петропавловского собора. Колокола и клавиатура.

В 2001 году на первом ярусе колокольни был установлен карильон – дар Петербургу от правительства Фландрии (историческая область на северо-западе Европы) и 350 жертвователей. Он состоит из 51 колокола диапазоном четыре октавы (общий вес 15 160 кг). Игра на карильоне в Петропавловской крепости возобновилась благодаря профессору Королевской школы карильона Йо Хаазену из бельгийского города Мехелен. В этом городе находится знаменитый карильон собора Святого Ромбальда. Возможно, вы слышали выражение «малиновый звон». Легенда гласит, что так назвал перекличку мехеленских колоколов Пётр I (французское название города Мехелена – Малин). Каждое лето в Петропавловской крепости проходит традиционный карильонный фестиваль, объединяющий исполнителей из разных стран.
Таким образом, на колокольне Петропавловского собора сформировался уникальный комплекс из 103 голландских и русских колоколов. Самые старые из них датируются 1757 годом – это сохранившаяся часть второго голландского карильона.

Фотография Петропавловский собор в наши дни.

Петропавловский собор – уникальный историко-архитектурный памятник XVIII века, один из важнейших символов северной столицы. Известный во всём мире золочёный шпиль Петропавловки, увенчанный фигурой Ангела, главенствует в панораме центральных набережных города. Согласно старинной легенде, пока Ангел гордо парит над Невой, Петербургу не страшны никакие беды.

Что читать об истории Петропавловского собора?>

История Петропавловской крепости. Буклет. – СПб.: ГМИ СПб, 2014, – 20 с.: ил.
Петропавловская крепость от А до Я. – СПб.: ГМИ СПб, 2011, – 72 с.: ил.
Петропавловский собор и Великокняжеская усыпальница. Альбом. – СПб.: ГМИ СПб, 2007, – 160 с.: ил.
Символы Петербурга. Буклет. – СПб.: ГМИ СПб, 2004, – 20 с.: ил.

Буду рад, если вы найдёте ошибку, выделите её и нажмёте Ctrl+Enter.


Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.

Cloudim - .