134. Как открывали Антарктиду

200 лет открытию Антарктиды

134. Как открывали Антарктиду


Стенгазета «Как открывали Антарктиду»

 

Ссылка для цитирования:
Емелина М. А., Савинов М. А. Как открывали Антарктиду. К 200-летию со дня открытия русскими моряками Фаддеем Беллинсгаузеном и Михаилом Лазаревым «льдинного материка» — Антарктиды. // Благотворительная газета «Коротко и ясно о самом интересном» (редактор выпусков Попов Г. Н.). Вып. 134. 2020 г.
 

Как открывали Антарктиду

К 200-летию со дня открытия русскими моряками Фаддеем Беллинсгаузеном и Михаилом Лазаревым «льдинного материка» — Антарктиды.
Благотворительная стенгазета «Коротко и ясно о самом интересном». Выпуск 134, 2020 года.

 

Стенгазеты благотворительного образовательного проекта «Коротко и ясно о самом интересном» предназначены для школьников, родителей и учителей Санкт-Петербурга. Наша цель: школьникам — показать, что получение знаний может стать простым и увлекательным занятием, научить отличать достоверную информацию от мифов и домыслов, рассказать, что мы живём в очень интересное время в очень интересном мире; родителям — помочь в выборе тем для совместного обсуждения с детьми и планирования семейных культурных мероприятий; учителям — предложить яркий наглядный материал, насыщенный интересной и достоверной информацией, для оживления уроков и внеурочной деятельности. Мы выбираем важную тему, ищем ведущих специалистов, которые могут её раскрыть и подготовить материал, адаптируем текст для школьной аудитории, компонуем это всё в формате стенгазеты и печатаем. Волонтёры развозят тираж в ряд организаций Петербурга и Ленинградской области, выразивших заинтересованность в получении газет. Это районные отделы образования, библиотеки, школы, кружки, больницы, детские дома и т. д. Их сотрудники бесплатно распространяют газеты своими силами. Наш ресурс в интернете — сайт стенгазет к-я.рф, где наши стенгазеты представлены в двух видах: для самостоятельной распечатки на плоттере в натуральную величину и для комфортного чтения на экранах планшетов и телефонов. Есть также группа во Вконтакте, где мы обсуждаем выход новых газет. Отзывы и пожелания направляйте, пожалуйста, по адресу: pangea@mail.ru. Авторы выпуска: Маргарита Александровна Емелина, кандидат исторических наук, научный сотрудник Военно-исторического центра Северо-Западного федерального округа, старший научный сотрудник ГНЦ РФ «Арктический и антарктический научно-исследовательский институт» и Михаил Авинирович Савинов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Арктического музейно-выставочного центра. Редактор проекта — Георгий Попов.
 

В 2020 году исполнилось 200 лет со дня открытия русскими моряками Фаддеем Беллинсгаузеном и Михаилом Лазаревым в ходе экспедиции на шлюпах «Восток» и «Мирный» «льдинного материка» — Антарктиды. Наша газета не могла пропустить такое важное как для России, так и для всего мира событие. Мы попросили учёных, специалистов по полярным исследованиям, Маргариту Емелину и Михаила Савинова рассказать, какими путями человечество шло к открытию Terra Australis incognita — Неведомой Южной Земли. Традиционно электронная версия выпуска (к-я.рф/134) более подробная, чем напечатанная, содержит список литературы и пр.

Заинтересованный читатель найдёт на нашем сайте и другие «полярные» выпуски: «Покорение Южного полюса», «Русская Америка», «Покорение Северного полюса», «150 лет ледокольному флоту России», «Первые великие полярные экспедиции».
 

Существует ли Terra Australis?

 Стенгазета «Как открывали Антарктиду»
1. Карта мира, изданная отдельным листом в начале XVII века Герардом Меркатором (runivers.ru).

Величайшим достижением географии эпохи античности стало учение о шарообразности Земли. Например, об этом говорил Аристотель. Он также утверждал, что масса континентов Северного полушария должна уравновешиваться такой же массой пока неизвестных земель в Южном. Вслед за ним одни античные географы считали, что это материк, окружённый океаном, другие — например, Клавдий Птолемей — что это огромная суша, которая окружает Индийский океан.

В эпоху Возрождения таинственная Южная земля появилась на картах европейских географов — Оронция Финеуса, Герарда Меркатора. Это произошло в конце XV — начале XVI веков. Так как на картах названия приводились на латинском языке, то и неизвестный континент обозначался по-латыни. Его имя звучало так: Terra Australis incognita — Неведомая Южная Земля.

В это же время началась эпоха Великих географических открытий — пора многих путешествий и далёких морских плаваний. Состоялось открытие Америки, морского пути из Западной Европы вокруг Южной Африки в Индию, первое кругосветное путешествие Фернана Магеллана, доказавшее наличие единого Мирового океана. После этого картографы начали отделять Африку широким проливом от мифической Южной Земли. Путешествие Магеллана позволило учёным предположить, что уже известная Огненная Земля на юге Южной Америки — это часть Южного континента.

В ходе всё новых плаваний испанских, португальских, голландских, английских мореплавателей в Океании открывались всё новые острова. Их объявляли Южным материком, но в последующих путешествиях становилось ясно, что это лишь очередной остров. Англичанин Френсис Дрейк в 1578 году обнаружил океан к югу от Огненной Земли. Голландец Виллем Янсзон в 1606 году обнаружил протяжённую сушу и назвал её Новой Голландией. Его соотечественник Абель Тасман, посланный на поиски Южной Земли, в 1642 году открыл ряд крупных островов (сейчас это Тасмания, Новая Зеландия). Он ошибочно решил, что они, а также Новая Голландия и Новая Гвинея связаны между собой и как раз и являются Южной Землёй. Так название Terra Australis перешло к новому континенту, который сейчас мы знаем под именем Австралия. Географы же всерьёз задумались, а есть ли южнее ещё одна Terra Australis incognita?

Зачем открывали неизвестную землю?

 Стенгазета «Как открывали Антарктиду»
2. Terra Antarctiques на карте 1785 года (oshermaps.org).

Неведомый Южный континент будоражил воображение европейских писателей. Так, Джонатан Свифт рассказывал о похождениях Гулливера на островах Южного моря. Его герою было поручено вступить в торговые отношения с индейцами Южного океана и произвести исследование этих широт. Завершая записки о своих путешествиях, Гулливер указывал, что ему предстоит представить одному из министров докладную записку, так как все земли, открытые подданным, принадлежат его королю. Свифт привёл объяснение того, что именно искали в неизведанных водах путешественники, — новые земли. Так можно было увеличить территории своего государства и славу своего правителя. Гонку за новые территории начали испанцы и португальцы, затем к ним присоединились голландцы. Ведь к XV веку население Европы значительно выросло. Это обусловило развитие ремёсел и торговли, в том числе и между странами.

После Крестовых походов сложились прочные торговые связи с Восточными государствами — Индией и Китаем. Оттуда в Европу везли предметы роскоши и пряности. Завоевание турками Балканского полуострова и Малой Азии создало трудности для европейцев — они не могли использовать прежние торговые маршруты. Так как торговля с Востоком приносила огромные прибыли (до 800 % дохода), желание найти морской маршрут (восточный или западный) в Индию и Китай было большим. Эти поиски привели к открытиям новых земель. Оказалось, что земной шар намного больше, чем представлялось. Новые территории сулили богатство, племена, которые их населяли, не могли оказать сильного сопротивления европейцам, вооружённым огнестрельным оружием.

Тем временем, после открытия Новой Голландии к началу XVIII века с географических карт исчезло название Terra Australis. Появилось другое — Terra Antarctiques («Антарктические земли», или «Земли напротив севера»).
В XVIII столетии состоялось несколько войн за мировое господство. На первый план вышли противоречия между Великобританией и Францией. Франция попыталась возместить потерю нескольких своих колоний поиском новых — в Южном океане. Затем на поиски устремились и англичане.

Французские мореплаватели ищут Terra Antarctiques

 Стенгазета «Как открывали Антарктиду»
3. Портрет Жана-Батиста Шарля Буве. Гравюра по рисунку Дюментье (dic.academic.ru). Его экспедиция впервые принесла в Европу сведения об огромных столовых айсбергах, которые встречаются только в южных полярных морях, и о новом для европейцев виде животных — пингвинах («они похожи на уток, но с плавниками»).

В 1738 году французская торговая Ост-Индская компания снарядила экспедицию под руководством Жана-Батиста Шарля Буве. Ему предстояло выяснить правду о легендарном открытии капитаном Гонневилем материка в южной части Атлантического океана (якобы это произошло в конце XVI века).

Буве направился к южным берегам Африки. Через год ему удалось достичь земли, которую он объявил мысом Южного континента. Но высадиться на берег французы не смогли из-за туманов и риска, что корабль разобьётся о скалы.

Буве ошибся. На самом деле он обнаружил вулканический остров, который впоследствии назвали в его честь. По иронии судьбы, это затерянный остров «на краю Земли». Заснеженный, неприступный и скалистый потухший вулкан. Во второй раз путешественники смогли увидеть его только в 1898 году.

Французские экспедиции ещё не раз устремлялись на поиски Южного материка. Луи Бугенвиль пытался его открыть в 1763 году, Марион-Дюфрен — в 1771–1772 годах. Исследователи видели новые острова, которые действительно находятся недалеко от Антарктиды. Но таинственный континент оставался ненайденным.

Может, больше повезло английским мореплавателям?

Рекорд Джеймса Кука

 Стенгазета «Как открывали Антарктиду»
4. Портрет Джеймса Кука, около 1775 года. Художник Натаниэл Дэнс-Холланд.
 
 Стенгазета «Как открывали Антарктиду»
4-2. Гравюра Уильяма Ходжа «Ледяные острова, увиденные Куком 9 января 1773 года».

В 1767 году король Великобритании Георг III выделил из казны значительную сумму на организацию экспедиции. Мореплаватели должны были достигнуть недавно открытого острова Таити, провести там наблюдения за прохождением планеты Венера по диску Солнца. Это было очень редким явлением, и успех наблюдений мог бы значительно увеличить знания в области астрономии. Но самое главное, экспедиции предстояло ответить на два вопроса: выяснить, существует ли Южный материк, а также установить, есть ли на самом деле «потерянные острова» — те, которые европейские мореплаватели видели в предыдущих плаваниях в Южном океане. Кроме того, следовало начать торговлю с аборигенами.

Руководство экспедицией поручили капитану Джеймсу Куку. Его плавание продлилось три года (1768–1771). Было сделано множество открытий, обследован восточный берег Австралии. Кук убедился, что в этом районе нет никаких признаков Южного материка.

Правительство Великобритании отправило Кука в новую экспедицию, поставив перед ним те же задачи в отношении земель в Южном океане. Путешествие началось в 1772 году. Через два года, пройдя всю Атлантику, корабли Кука подошли достаточно близко к своей цели. Их отделяло всего 200 миль от материка. Это был рекорд того времени — 71 градус южной широты! Но Кук не обнаружил никаких признаков земли. В начале 1775 года мореплаватели нашли целый ряд вулканических островов в западной Атлантике, летом того же года — в Океании. А континент и на этот раз ускользнул от них.

Именно Куку принадлежит фраза «Nec plus ultra!» («Дальше некуда!»). Кук писал по окончании плавания, что, в любом случае, Южный материк — это земля, обречённая на стужу, поэтому его открытие не принесёт миру много пользы.

Британское Адмиралтейство в 1776 году снарядило третью экспедицию под руководством Кука. Мореплаватели устремились в Тихий океан. Снова последовали открытия островов (например, обнаружены Гавайские острова). Кук предпринял попытку вернуться в Европу, пройдя Беринговым проливом и Северным Ледовитым океаном. Также он искал и новый торговый путь. Следуя намеченному маршруту, Кук прошёл и картировал неизвестное англичанам северо-западное побережье Америки (до Аляски). Как и на юге, льды на севере преградили путь кораблям. Кук повернул назад к Гавайям. Там он и погиб в стычке с туземцами.

Третье плавание Джеймса Кука снова не достигло цели. Открытия Южного континента не состоялось. А другая задача была решена — состоялось обследование неизвестных ранее областей Южного океана и открытие новых островов.

Охотники-конкуренты

 Стенгазета «Как открывали Антарктиду»
5. Гравюра Натаниэля Курье «Охота на кита» (i.pinimg.com).

Одним из видов промысла была охота на морских млекопитающих — китов и ластоногих. Прежде всего внимание охотников привлекали киты. Целью промысла была ворвань — жидкий жир из сала китов, использовавшийся для освещения и как топливо. Китовый ус применяли для изготовления корсетов. Почти всех североатлантических китов выловили уже к 1750 году. В конце XVIII века китобои переместились в Южную Атлантику. Совершать более далёкие плавания китобоям помогало развитие конструкции судов.

Открытие новых островов в Южном океане приносило в Европу сведения о новых лежбищах ластоногих — морских слонов, тюленей и морских котиков, и китах, плавающих в исследуемых водах. После сообщений Джеймса Кука за добычей в далёкие воды отправились первые охотники. Уже в 1791 году к Южным Антильским островам из Англии направилась первая сотня судов. Огромные прибыли в 7–8 раз превышали затраты на организацию экспедиций. Охота зачастую превращалась в истребление доверчивых и неповоротливых животных. При этом охотникам нужны были шкуры и ворвань, мясо использовалось редко.

Весьма знаменитым стал капитан-зверобой Джеймс Уэдделл. На Оркнейских островах он обнаружил неизвестных прежде тюленей. Этот вид затем получил имя в его честь — «тюлень Уэдделла». А в 1823 году капитан открыл новое море! Оно глубоко вдаётся в Антарктиду, а по площади превышает Чёрное, Балтийское и Северное моря вместе взятые. Впоследствии это море также стало называться в его честь.

Охотники конкурировали друг с другом. Но они не думали о Южном материке. Пределом их мечтаний были новые острова с тюленями и стада китов.


«Братья Эндерби»

 Стенгазета «Как открывали Антарктиду»
6-1. Капитан Джон Биско на английской марке 1973 года.
 
 Стенгазета «Как открывали Антарктиду»
6-2. Корабль «Сэмюэл Эндерби» в 1834 году. «Это быстроходное и во всех отношениях отличное судно, — говорится о нём в книге Германа Мелвилла «Моби Дик, или Белый кит». — Оно было названо в честь покойного Сэмюэла Эндерби, лондонского купца, основателя китопромышленного дома «Эндерби и Сыновья» — торгового дома, который мало в чём уступает объединённому королевскому дому Тюдоров и Бурбонов с точки зрения их исторической роли».
 

В 1775 году английский предприниматель Сэмюэл Эндерби основал одну из самых известных британских промышленных компаний. Он назвал её «Сэмюэл Эндерби и сыновья». Основным занятием компании стал промысел китов и ластоногих в Арктике и Южном океане. Владелец поощрял премиями своих капитанов, когда они возвращались не только с добычей, но и с описанием новых районов Южного океана. Вскоре суда фирмы получили право на рейсы из Порта Джексон (Австралия, современный Сидней). В 1797 году компания перешла к сыновьям Эндерби и стала называться «Братья Эндерби». Её деятельность продолжала расширяться: поиски новых лежбищ приводили к географическим открытиям.

Самым известным стало плавание капитана Джона Биско в 1830 году. Его экспедиция имела своей главной целью именно поиск новых земель. Моряки следовали на бриге «Туле» и яхте «Лайвли» по известному уже тогда маршруту Ф. Ф. Беллинсгаузена. Они прошли дальше русских моряков и 28 февраля 1831 года вблизи 50° восточной долготы заметили горы, темнеющие среди снегов. Подойти к берегу близко из-за шторма и льдов не удалось. Биско решил, что открыл остров, и назвал его в честь компании, которая снарядила его экспедицию. Десятилетия спустя стало ясно, что это полуостров Антарктиды. Теперь он называется Земля Эндерби.

С годами поисковые рейсы истощили финансы Эндерби. Они объединились с другими предпринимателями. Воды Южного океана из-за истребления морских животных оскудели, и в 1854 году братья Эндерби стали банкротами.

Плавание Брансфилда

 Стенгазета «Как открывали Антарктиду»
7. Так мог выглядеть корабль Брансфилда. Изображений судна, на котором он совершал своё плавание, а также его портретов, не сохранилось (thetimes.co.uk).

Капитан торгового брига «Уильямс» Уильям Смит, огибая Южную Америку по пути из Монтевидео в Вальпараисо, открыл остров и назвал его Новой Южной Шетландией. Командир английской военно-морской эскадры и капитан корабля «Андромаха» Уильям Ширрефф, понимая важность открытия, желал удостовериться в том, что земля действительно существует. Поэтому в конце 1819 года он организовал плавание во главе с лейтенантом Эдуардом Брансфилдом. Тому надлежало проверить факт наличия острова, а также уточнить, нет ли поблизости других неизвестных земель. Брансфилду предстояло также составить карты берегов.

В январе 1820 года Брансфилд достиг цели — обнаружил и картировал ряд островов, которые теперь входят в архипелаг Южные Шетландские острова. А 30 января англичане увидели чёрные горы, увенчанные снежными шапками. Чуть раньше русские моряки наблюдали «матёрый лёд». Брансфилд не знал точно, что он увидел, и решил назвать находку Землёй Тринити (в честь организации, отвечающей за навигацию в Англии, — «Тринити Хаус», что в переводе значит «Дом Троицы»).

Затем Брансфилду посчастливилось открыть ещё несколько островов. Вскоре льды вынудили его повернуть обратно. 15 апреля он вернулся в Вальпараисо. Вновь открытые земли Брансфилд объявил владениями британской короны. Судовой журнал и карты он отправил в Лондон. Но журнал временно был утерян, составленные карты оказались неточны. Сама экспедиция расценивалась как частная инициатива Ширреффа и его подчинённого. Поэтому в Британском Адмиралтействе эти открытия оценили невысоко. Брансфилд через год вышел в отставку, перешёл на службу в торговый флот. Позднее англичане стали прозорливей и начали оспаривать открытие Антарктиды. Они указывали, что его Земля Тринити оказалась полуостровом Южного континента. Но американские географы не согласились с ними и указали, что первооткрывателем Антарктического полуострова стал зверопромышленник из Штатов Натаниэль Палмер.

Плавание Палмера

 Стенгазета «Как открывали Антарктиду»
8. Натаниэль Палмер на американской марке.

Американские зверопромышленники не хотели отставать от своих британских коллег и также устремлялись в Южный океан. Одним из них стал 20-летний Натаниэль Палмер. После первых удачных сезонов он стал совладельцем двух шхун промысловой флотилии Бенджамина Пендлтона. В 1820 году он вёл промысел тюленей и интересовался поиском новых лежбищ на недавно открытых Южных Шетландских островах. Сюда его направил Пендлтон на шхуне «Герой». Палмер 16 ноября 1820 года прошёл в широкий пролив, заполненный льдинами, и увидел очертания каких-то берегов. В феврале 1821 года он вернулся к острову Десепшен, где находилась флотилия Пендлтона. Здесь же были и корабли Ф. Ф. Беллинсгаузена. Но американцы не поделились с русскими новостями об увиденных ими землях.

Тем не менее, открытие Палмера попало на карту, изданную в Англии в 1822 году. Это произошло благодаря английскому промысловику Джорджу Пауэллу. Как Пауэлл узнал о достижениях Палмера? В конце 1821 года, когда начался новый охотничий сезон, Палмер на шлюпе «Джеймс Монро» отправился в долгую поисковую экспедицию. 4 декабря 1821 года у острова Мордвинова он встретил Пауэлла на шлюпе «Дав» («Голубка»). Вместе они отправились на восток и 6 декабря 1821 года обнаружили Южные Оркнейские острова. Потом их пути разошлись. А на своей карте, представленной в Адмиралтейство, Пауэлл, со слов Палмера, нанёс береговую черту к югу от Южных Шетландских островов. Эта суша именовалась Землёй Палмера. В это время Беллинсгаузен ещё только готовил свой отчёт о плавании.

В наши дни учёные полагают, что на своём шлюпе Палмер вряд ли мог преодолеть льды Антарктики и столь близко приблизиться к континенту. Он, как и Брансфилд, мог видеть остров.

Россия выходит на просторы океанов

 Стенгазета «Как открывали Антарктиду»
9. Картина «Праздничный день на Неве» художника В. М. Михайловского, 2005 год (dom-hudozhnika.ru).

В начале XIX века на просторы океанов вышла новая морская держава — Российская империя.

Русский флот к этому времени существовал уже больше ста лет и одержал немало славных побед — но, как правило, вблизи российских берегов — на Балтике и Чёрном море. В дальние океанские походы русские корабли не ходили. Андреевский флаг впервые пересёк экватор только в 1803 году — когда корабли экспедиции Ивана Фёдоровича Крузенштерна, шлюпы «Надежда» и «Нева», отправились в кругосветное плавание — первое в истории нашего флота.

За Крузенштерном последовали Головнин, Коцебу, Лазарев… Все русские кругосветные экспедиции этого времени имели вполне практическую цель — именно через океан было удобнее всего поддерживать сообщение с самыми удалёнными владениями России — Русской Америкой, Аляской. Туда заходили все без исключения наши первые «плаватели вокруг света».

В 1815 году был окончательно побеждён Наполеон Бонапарт. Закончился период кровавых войн, много лет сотрясавших Европу. Россия, как одна из держав-победительниц, на равных участвовала в большой политике, определяла судьбы послевоенного мира. Великой стране нужны были великие достижения. Мысли русских флотоводцев, географов, и самого императора Александра I обратились к проблеме Южного материка.

Смелый замысел

 Стенгазета «Как открывали Антарктиду»
10. Портрет адмирала маркиза И. И. де Траверсе. Неизвестный художник. 2-я половина XIX в. (из собрания Центрального военно-морского музея, Санкт-Петербург).

Морской министр Российской империи маркиз Иван Иванович де Траверсе был горячим сторонником экспедиции к Южному полюсу. Своевременной подобную экспедицию также считали вице-адмирал Гавриила Андреевич Сарычев, капитан-командор Иван Фёдорович Крузенштерн, капитан 1 ранга Василий Михайлович Головнин, лейтенант Отто Евстафьевич Коцебу и другие. Опытные моряки стремились стать участниками плавания, так как это позволило бы продвинуться по службе, получить хорошее жалование, но — главное — стать первооткрывателями новой земли. Де Траверсе поручил Крузенштерну, Сарычеву и другим мореплавателям составить записки об организации подобной экспедиции.

Ру
ководитель первой отечественной кругосветной экспедиции И. Ф. Крузенштерн писал 31 марта 1819 года морскому министру о том, что идея экспедиции в южные моря назрела. «Славу такового предприятия не должны мы допускать отнять другим у нас, она в продолжение краткого времени достанется непременно в удел англичанам или французам. По сим-то причинам почитаю я сие предприятие одним из важнейших, кои когда-либо предначинаемы были, и должно возвеличить славное правление великого нашего монарха и ещё более». Крузенштерн полагал, что «может быть удастся приблизиться к Южному полюсу более, нежели было то возможно для Кука», и «открыть новые острова в местностях, неиспытанных Куком». Главная цель экспедиции — «изведать страны Южного полюса».

При этом планировалось, что русские корабли одновременно направятся как к Южному, так и к Северному полюсу! Две дивизии могли бы «проверить всё неверное» и способствовать морской славе России. Но Крузенштерн предлагал отложить посылку экспедиций и отправить их «после строгого обдумывания». Траверсе не согласился с ним, снаряжение кораблей и формирование экипажей велось быстро для того, чтобы суда могли выйти в плавание в 1819 году. Такой смелый замысел нельзя было отложить на год!

Фаддей Беллинсгаузен

 Стенгазета «Как открывали Антарктиду»
11. Портрет вице-адмирала Ф. Ф.  Беллинсгаузена. Неизвестный художник. XIX век.
(из собрания Центрального военно-морского музея, Санкт-Петербург).

Фаддей Фаддеевич (настоящее его имя — Фабиан Готлиб) Беллинсгаузен происходил из немцев Прибалтики. В 1797 году он окончил Морской корпус — единственное учебное заведение в России, которое в те времена готовило морских офицеров. Служил на Балтийском флоте, а в 1803 году получил назначение на шлюп «Надежда», который уходил в первую русскую кругосветную экспедицию. В этом походе Фаддей Фаддеевич получил бесценный опыт моряка, который потом очень пригодился ему в службе.

Командир экспедиции Иван Фёдорович Крузенштерн запомнил способного офицера. Когда в 1819 году встал вопрос — кому доверить командование антарктической экспедицией? — первый русский «плаватель вокруг света» так написал о Беллинсгаузене: «Превосходный морской офицер, имеет редкие познания в астрономии, гидрографии и физике».

Правда, сначала командиром экспедиции хотели назначить другого участника экспедиции Крузенштерна, Макара Ивановича Ратманова. У того тоже были и опыт, и способности. Но расстроенное здоровье не позволило Ратманову возглавить поход.

Беллинсгаузен в это время служил на Чёрном море и командовал фрегатом «Флора». Получив назначение в экспедицию, он отправился в Петербург. К этому времени подготовка экспедиционных кораблей к предстоящему плаванию уже велась — этим делом распоряжался Михаил Петрович Лазарев.

Михаил Лазарев

 Стенгазета «Как открывали Антарктиду»
12. Портрет вице-адмирала М. П. Лазарева. Предположительно художник А. П. Брюллов, 1839 год. (из собрания Центрального военно-морского музея, Санкт-Петербург).

У нижегородского дворянина Петра Гавриловича Лазарева было три сына — Андрей, Михаил и Алексей — и всех троих отец определил учиться в Морской корпус. Все три Лазарева со временем дослужились до адмиральских званий и вписали свои имена в историю русского флота, но особенно прославился средний брат — Михаил Петрович, герой Наваринского сражения, много лет командовавший Черноморским флотом. Все наши адмиралы-герои обороны Севастополя — Нахимов, Корнилов, Истомин — считали себя учениками Лазарева.

Но в 1819 году до командования флотом было ещё далеко. По возрасту и офицерскому званию Лазарев был младше начальника экспедиции Беллинсгаузена. Впрочем, уже тогда лейтенант Лазарев был одним из опытнейших молодых офицеров русского флота. Ведь у него за плечами — четыре года службы во флоте Великобритании — ведущей морской державы мира. Кстати, Крузенштерн тоже в своё время набирался морского умения в британском флоте. А ещё — и это было самым важным — Михаил Петрович имел опыт командования кругосветной экспедицией! В 1813–1816 годах он обошёл вокруг света на шлюпе «Суворов» (целью этой экспедиции, как и других наших первых «кругосветок», была Русская Америка — снабжение владений Российско-Американской компании и вывоз мехов). Поэтому именно Лазарев и был назначен командиром второго корабля русской экспедиции, направлявшейся в Антарктику.

Шлюп «Восток»

 Стенгазета «Как открывали Антарктиду»
13. Модель шлюпа «Восток» (parus-model.ru).

Для экспедиции в высокие широты Южного полушария были назначены два военных корабля — шлюпы «Восток» и «Мирный». Вообще в кругосветные экспедиции чаще всего ходили корабли именно этого класса — они были достаточно хорошо вооружены, чтобы, например, дать отпор пиратам, и при этом не требовали таких больших экипажей (и соответственно, запасов) как большие линейные корабли — главная сила парусного флота.

Шлюп (слово происходит от английского «sloop») использовался для посыльной службы, перехвата контрабандистов, охраны морских границ, разведки. В XIX веке это обычно (но не всегда!) были трёхмачтовые корабли с так называемым полным корабельным парусным вооружением, то есть на всех мачтах они несли прямые паруса в три-четыре яруса (нижние паруса, марсели, брамсели и бом-брамсели). Пушек на шлюпе чаще всего было от 16 до 32.

«Восток» был построен в 1818 году на Охтенской верфи в Санкт-Петербурге. Его постройкой руководил английский кораблестроитель Бенджамин Стокке, работавший в то время в России. Кроме «Востока», Стокке построил для русского флота ещё несколько точно таких же шлюпов, и среди них — «Камчатку», отправившуюся в 1817 году в кругосветное плавание под командованием В. М. Головнина. Поэтому и «Восток» был признан вполне подходящим для подобного похода. Длина корабля составляла 39, 5 м, ширина с обшивкой — 10 м.

Шлюп «Мирный»

 Стенгазета «Как открывали Антарктиду»
14. Общий чертёж типовых шлюпов «Благонамеренный» и «Мирный». Копия. РГАВМФ.

Шлюп до 22 апреля 1819 года не был боевым кораблём, а являлся транспортным судном и назывался «Ладога», первоначально предназначался для плавания по Балтийскому морю и Неве.

«Ладога» строилась в 1818 году в Лодейном Поле на реке Свирь под руководством корабельного мастера Якова Колодкина. Проект судна создал кораблестроитель Иван Курепанов. По своим качествам судно было несколько лучше «Востока», не очень-то приспособленного для океанских рейсов. По размерам — чуть меньше «Востока», но также имел три мачты и две палубы.

По приказу Александра I после назначения в экспедицию «Ладогу» переименовали и вооружили «сообразно назначенному плаванию». Новое имя шлюпа «Мирный» должно было подчеркнуть намерения мореплавателей.

Шлюп «Мирный»

 Стенгазета «Как открывали Антарктиду»
15. Модель 18-фунтовой карронады на станке и фрагмента борта. Середина XIX века. Центральный военно-морской музей, Санкт-Петербург.

25 марта 1819 года де Траверсе объявил лейтенанту Лазареву, что император Александр I приказал отправить для открытий две экспедиции к полюсам. Михаилу Петровичу предстояло отправиться в Южный океан, а для этого приступить к снаряжению шлюпов в Кронштадте. Лазарев распорядился оснастить подводную часть «Мирного» второй (ледовой) обшивкой, заменить сосновый руль на дубовый, такелаж сделать более прочным и дополнительно укрепить корпус. Единственным недостатком судна оставалась его тихоходность. Назначение Беллинсгаузена в поход последовало чуть позже, но он также деятельно участвовал в последние месяцы в подготовке плавания.

«Восток» по оценке Лазарева и Беллинсгаузена являлся неудобным из-за малой вместительности и тесноты. Кроме того, он был построен из сырого соснового леса (поэтому в плавании они текли, а древесина разрушалась), имел слишком высокий рангоут (устройства для постановки парусов — мачты, реи и так далее) и не имел дополнительной обшивки. Его переделка слишком увеличила бы время подготовки к отплытию, поэтому оставалось только дополнительно проконопатить корпус и оснастить шлюп запасными стеньгами (продолжение верхнего конца мачты).

Шлюпы вооружили, так как в плавании можно было встретить пиратов, а при приближении к берегам — каноэ немиролюбивых туземцев. На «Мирном» установили четырнадцать 3-фунтовых пушек и шесть 12-фунтовых карронад (так называлось короткое тонкостенное орудие). На «Востоке» — шестнадцать 18-фунтовых орудий и ещё двенадцать 12-фунтовых карронад. Эти орудия различались калибром, но были удобны для ближнего боя.

Провизия и материалы для первой дивизии заготавливались в Петербурге. На борт погрузили одежду и обувь, оружие, «подарки для диких» (туземцев) — ножи, пилы, топоры, нитки, пуговицы, бусы, серёжки, свечи, бубны и так далее. Солонину (солёное мясо) доставили на корабли в хороших дубовых бочках. Также завезли сухари, кислую капусту и бульон (высушенный и в форме таблеток). Подобные продукты способны были хорошо храниться, утолить голод и предотвратить развитие авитаминозов. Дополнительные продукты моряки получили в Лондоне. Там закупили еловую пивную эссенцию (настойку на основе еловых шишек) и свежие супы с зеленью в запаянных банках — первые консервы для кругосветных путешественников. Также в английской столице приобрели карты, необходимые книги и навигационные приборы.

Путь на юг

 Стенгазета «Как открывали Антарктиду»
16. Шлюпы экспедиции на акварели «Гавань Порт-Джексона» художника П. Н. Михайлова, 1821 год (из книги: Павел Михайлов, 1786–1840. Путешествия к Южному полюсу / ред. Ирина Афанасьева. СПб., 2012. Русский музей представляет: альманах; вып. 352).

И вот настал день старта экспедиции: 4 июля 1819 года «Восток» и «Мирный» снялись с якоря на Кронштадтском рейде и отправились в поход. Прежде всего, маршрут экспедиции пролегал через европейские порты — Копенгаген и Портсмут. Затем шлюпы выходили в океан и направлялись на юг — по обычному пути русских «кругосветок».

В Копенгагене случилась первая серьёзная неприятность. Назначенные в экспедицию учёные-натуралисты Мертенс и Кунц отказались от участия в походе. Они ссылались на то, что Академия наук дала им слишком мало времени на подготовку, и у них нет необходимых книг и инструментов. Пришлось морякам самим производить в пути научные наблюдения и собирать коллекции растений и животных. Конечно, получилось это не так хорошо, как могло бы, — ведь у морских офицеров совсем другие задачи и умения. А единственным профессиональным учёным в антарктической экспедиции оказался астроном Иван Михайлович Симонов — профессор Казанского университета.

18 октября «Восток» и «Мирный» пересекли экватор. По старинной морской традиции, надо было устроить символическое «крещение» тех, кто впервые оказывался в Южном полушарии, — то есть почти всех участников экспедиции, кроме самих командиров! Беллинсгаузен окропил океанской водой офицеров, астронома Симонова и художника Павла Михайлова, а комиссар «Востока» — всю остальную команду.

Иван Михайлович Симонов был очень рад оказаться за экватором — ведь он был первым русским астрономом-профессионалом, который наблюдал светила южного неба!

От экватора шлюпы направились к берегам Бразилии. Почти все наши экспедиции тех времён заходили в Рио-де-Жанейро, где пополняли запасы и давали отдых команде. Побывали в этом порту и корабли антарктической экспедиции.

Предыдущие «плаватели вокруг света» от берегов Южной Америки поворачивали либо на запад — вокруг мыса Горн в Тихий океан, либо на восток — к мысу Доброй Надежды. «Восток» и «Мирный» двинулись почти строго на юг. Не теряя друг друга из виду, русские шлюпы уходили в неизведанный Южный океан — навстречу опасностям и открытиям.

Первые открытия в Антарктике

 Стенгазета «Как открывали Антарктиду»
17. Акварель «Остров маркиза де Траверсе» художника П. Н. Михайлова, 1820 год (из книги «Путешествия к Южному полюсу»).

Чем дальше на юг продвигалась русская экспедиция, тем хуже становилась погода. Шквалы, туманы, дожди стали постоянными спутниками моряков.
«Восток» на ходу был быстрее «Мирного», поэтому иногда, теряя из виду второй корабль, замедлял движение и подавал сигналы пушечными выстрелами и фальшфейерами — яркими сигнальными огнями. «Мирный» почти всегда отвечал, оказываясь лишь немного сзади. Лазарев был умелым и опытным командиром, и шлюпы никогда не разлучались больше чем на несколько часов.

В декабре 1819 года антарктическая экспедиция совершила первые географические открытия. Моряки нанесли на карту часть берега острова Южная Георгия, некогда открытого капитаном Куком, а вблизи Южной Георгии появился на картах ранее неизвестный остров Анненкова, названный в честь лейтенанта, служившего на «Мирном». Затем, продвигаясь дальше на юго-восток, экспедиция открыла ещё три новых острова, получивших общее название «острова маркиза де Траверсе» — в честь морского министра, много сделавшего для организации похода. И, наконец, русские моряки сумели уточнить ещё одно открытие Кука — они установили, что Земля Сандвича — не единый остров, а небольшой архипелаг. С тех пор он называется «Южные Сандвичевы острова».

Становилось всё холоднее и холоднее. Налетали снежные заряды. В море стали появляться льдины и айсберги — ледяные горы. Лавируя между льдами, «Восток» и «Мирный» продолжали методично пробиваться к югу.

Ледяной барьер

 Стенгазета «Как открывали Антарктиду»
18. Акварель «Вид ледяных островов» художника П. Н. Михайлова, 1820 год (из книги «Путешествия к Южному полюсу»).

И вот 16 января 1820 года шлюпы достигли широты 69°23´. Погода в этот день была пасмурная, но вечером плотные тучи ненадолго разошлись, и тогда моряки увидели нечто удивительное — далеко впереди, за айсбергами, от края до края горизонта простиралась сплошная ледяная стена.
Беллинсгаузен и Лазарев понимали, что перед ними — не отдельный ледяной остров, не льдина, не скопление льдин и не айсберг, а нечто гораздо большее. Но и назвать этот ледяной барьер «землёй» тоже не получалось, ведь земли — тёмной, каменистой, лишённой льда — моряки не видели.

Тогда они назвали это «матёрым льдом» — по аналогии с «матёрым берегом» (материком, континентом). «Льдяное поле, усеянное буграми», — записал Беллинсгаузен, а Михаил Петрович Лазарев в письме своему другу лейтенанту Шестакову написал: «матёрый лёд чрезвычайной высоты», а чуть ниже в этом же письме использовал выражение «льдинный материк».

Это и была Антарктида, но пройдёт ещё много лет, прежде чем географам станут ясны её настоящие размеры и природа. Пока мореплаватели могли лишь убедиться в том, что дальше на юг пройти нельзя.

Шлюпы повернули к северу и через несколько дней вновь предприняли попытку (как тогда говорили, «покушение») продвинуться на юг. Но 20 января «Восток» и «Мирный» снова подошли к сплошном ледяному полю, которое, как определили командиры, было продолжением встреченного накануне «матёрого льда».

Короткое южное лето подходило к концу. Корабли антарктической экспедиции начали выходить из льдов, а затем взяли курс на Австралию. И людям, и судам была необходима передышка.

Тихий океан

 Стенгазета «Как открывали Антарктиду»
19. Акварель «Военные пляски Южной Новой Зеландии в заливе Королевы Шарлотты» художника П. Н. Михайлова, 1821 год (из книги «Путешествия к Южному полюсу»).

5 марта 1820 года «Восток» и «Мирный» впервые разделились — не по прихоти обстоятельств, а по приказу Беллинсгаузена. Начальник экспедиции хотел, чтобы корабли двигались в австралийский порт Сидней разными путями — один севернее, а другой южнее старого маршрута капитана Кука. Так увеличивались шансы на открытие новых земель, а шлюпы к этому времени уже вышли из высоких широт, избежав самой страшной опасности — плавучих льдов.

В залив Порт-Джексон (на его берегах находится Сидней) «Восток» пришёл 29 марта, а «Мирный» (мы помним, что он всегда был более медленным на ходу, да к тому же попал в полосу слабых ветров) — 7 апреля. Корабли исправили повреждения, полученные в ледовитых морях Южного океана (впрочем, эти повреждения были не так уж и велики — в док становиться не пришлось). Иван Михайлович Симонов оборудовал на берегу небольшую обсерваторию, в которой проводил астрономические наблюдения.

Пополнив запасы и отдохнув, русские моряки вновь вышли в море. Теперь им предстояло плавание по малоизученным районам южной части Тихого океана — до следующего южного лета, когда можно было снова идти на поиски земель за Южным полярным кругом.

В ходе тихоокеанского путешествия экспедиция открыла много новых островов. Вот когда пригодились подарки для туземцев, погруженные на борт шлюпов в Кронштадте, — зеркала, бусы, железные топоры! Но не всегда местные жители относились к морякам по-доброму — на одном из вновь открытых островов туземцы выбежали на берег с воинственными криками и не позволили Беллинсгаузену и Лазареву высадиться на остров.

На острове Таити командиров экспедиции принял у себя король острова Помаре II. На королевском приёме побывали Беллинсгаузен, Лазарев и художник экспедиции Павел Михайлов — он сделал целый ряд интересных зарисовок жизни островитян. А потом король Помаре со своей супругой Тире-Вагине и придворными тоже посетили шлюп «Восток».

Тихий океан

 Стенгазета «Как открывали Антарктиду»
20-1. Литография «Вид берега Александра I» по рисункам художника П. Н. Михайлова (из «Атласа к путешествию капитана Беллинсгаузена в Южном Ледовитом океане и вокруг света в продолжение 1819, 1820, 1821 гг.», СПб., 1831. Л. 59).
 
 Стенгазета «Как открывали Антарктиду»
20-2. Акварель «Южное сияние» художника П. Н. Михайлова, 1820 год (из книги «Путешествия к Южному полюсу»).

План экспедиции предписывал — продолжать попытки проникнуть как можно дальше на юг в течение двух сезонов — южного лета 1819–1820 годов и южного лета 1820–1821 годов. После тихоокеанских приключений и открытий (на карте появился целый новый архипелаг — острова Россиян!) антарктическая экспедиция повернула на запад и вторично посетила Сидней. После исправления повреждений и основательной подготовки «Восток» и «Мирный» вновь двинулись на штурм Антарктики — на этот раз в её тихоокеанской части.

С ноября по январь экспедиция предприняла пять «покушений» — походов на юг. На этот раз русским морякам удалось продвинуться значительно дальше, чем в предыдущее лето — экспедиция три раза пересекла Южный полярный круг. Но Западная Антарктида в тихоокеанском секторе далеко не доходит до полярного круга, её берег лежит значительно южнее. Так что подойти ещё раз к берегам таинственного ледяного континента не удалось. Но это совсем не значит, что экспедиция осталась без новых открытий!

Ровно через год после первого достижения берегов Антарктиды, в январе 1821 года, «Восток» и «Мирный» подошли к двум неизвестным островам. Точнее, только первый из них — о. Петра I — моряки определили как остров, а второй, более крупный, получил название «берег Александра I». Только спустя много лет было установлено, что это не часть континента, а тоже остров — самый большой остров Антарктики. Сейчас он называется «Земля Александра I».

И, наконец, уже почти полностью замкнув маршрут вокруг скрытого во льдах южного материка, экспедиция обследовала архипелаг Южные Шетландские острова. Об их открытии Беллинсгаузен узнал ещё в Австралии. Теперь русская экспедиция установила точные очертания островов и присвоила им названия — в честь сражений недавно завершившихся войн с наполеоновской Францией. Правда, позже англичане дали этим островам свои названия, и теперь русский вариант указывается в скобках — например «о. Кинг-Джордж (Ватерлоо)».

Возвращение

 Стенгазета «Как открывали Антарктиду»
21. Карта плавания экспедиции.

От берегов Южных Шетландских островов начался путь экспедиции к родным берегам. Снова предстояло пройти всю Атлантику — теперь уже с юга на север. Снова «Восток» и «Мирный» побывали в Рио-де-Жанейро и пересекли экватор. И вот, наконец, 24 июля 1821 года, в 6 часов утра, корабли бросили якорь на Кронштадтском рейде — там, откуда они и отправились в поход два года назад. Кругосветное плавание продолжалось 751 день, из них 527 дней шлюпы шли под парусами, преодолев расстояние в 49 860 миль (почти 100 тысяч км!).

Офицеры шлюпов, астроном Иван Симонов и художник Павел Михайлов были награждены орденами.

И Фаддей Беллинсгаузен, и Михаил Лазарев впоследствии стали адмиралами и очень много сделали для русского флота. Оба приняли участие в войне с Турцией в 1828–1829 годов. Затем М. П. Лазарев много лет командовал Черноморским флотом (об этом мы уже знаем), а служба Беллинсгаузена протекала на Балтике, где он руководил Кронштадтским портом и многое сделал для его развития.

Дары императрице

 Стенгазета «Как открывали Антарктиду»
22. Паре из коллекции Российского этнографического музея (ethnomuseum.ru).

Вдовствующая императрица Мария Фёдоровна, супруга Павла I, посетила шлюпы «Восток» и «Мирный» сразу после возвращения экспедиции. Руководители плавания поднесли ей в подарок несколько предметов — из тех, что они получали в подарок или обменивали на железные топоры на островах Тихого океана. Это были паре — деревянная резная притолока, часть украшения общинного дома племени маори (Новая Зеландия), и острога для ловли рыбы с острова Оно (архипелаг Фиджи). «Тихоокеанские артефакты» были настоящей диковинкой. Они вошли в коллекцию искусных вещей, которую собирала императрица. Спустя несколько лет она подарила своё собрание сыну Николаю I, который как раз взошёл на российский трон.

Где же эти подарки русских моряков хранятся в наши дни? Паре и острога — в Российском этнографическом музее, а коллекции, собранные во время плавания, — в Кунсткамере. Правда, попали они туда не сразу. 4 апреля 1805 года по распоряжению Александра I при Государственном Адмиралтейском департаменте на основе коллекций Модель-камеры был образован Морской музеум. Участники кругосветных путешествий передавали туда предметы, собранные ими во время плаваний — ведь именно Адмиралтейский департамент был отправителем экспедиций. Так в музеум поступили коллекции от Ф. Ф. Беллинсгаузена и М. П. Лазарева, а также от мореплавателей Ю. Ф. Лисянского, Ф. П. Врангеля, И. Ф. Крузенштерна, В. М. Головнина, М. М. Муравьёва. В 1827 году по распоряжению Николая I музей был снова реорганизован в Модель-камеру, а многие его предметы, в том числе и те, что были собраны во время плавания к Антарктиде, переданы в Кунсткамеру.

Карты, составленные во время плаваний, хранятся в фондах Российского государственного архива военно-морского флота. Как и чертежи шлюпов, и документы, повествующие о снаряжении экспедиции Беллинсгаузена-Лазарева. А вот рисунки и акварели Павла Михайлова вошли в художественное собрание Русского музея.

Судьба открытия

 Стенгазета «Как открывали Антарктиду»
23. Российские научные станции в Антарктиде (схема ААНИИ).

Экспедиция под руководством Беллинсгаузена и Лазарева сделала очень много. Ей удалось собрать огромные материалы наблюдений в таких областях Мирового океана, где раньше не бывали никакие европейские корабли. Впервые измерялись прозрачность, глубины и температура вод в антарктических холодных водах. На картах появились 29 новых островов, открытых как в холодных морях Южного океана, так и в тёплых тропиках. При этом их координаты были точно определены. Моряки привезли в Россию коллекции животных, растений и минералов.

Художник Павел Михайлов сделал множество зарисовок далёких берегов, туземцев и животных. Его зарисовки долгое время использовались в английских лоциях — даже в ХХ веке.

Прошло более 20 лет, прежде чем следующая экспедиция отправилась в воды Антарктики. Её организовало Британское адмиралтейство, а возглавил английский капитан Джеймс Росс (1839–1843 годы). Росс писал: «Открытие наиболее южного из известных материков было доблестно завоёвано бесстрашным Беллинсгаузеном, и это завоевание на период более 20 лет оставалось за русскими».

В 1867 году немецкий географ Петерман отмечал заслуги Беллинсгаузена, который пошёл против господствовавшего в течение полувека мнения Кука. Он утверждал, что уже за это имя русского мореплавателя можно поставить в один ряд с именами Колумба и Магеллана.

Задача, поставленная перед первой дивизией, была решена. Только путь до Антарктиды оказался неимоверно далёк, а экономическая выгода от столь сурового края совсем неясна. Приоритетным направлением плаваний оказались всё же морские «дороги» в Русскую Америку. Уже в ХХ веке, когда развитие техники и науки позволило регулярно посещать и исследовать южный материк, начались споры о приоритете открытия и принадлежности континента. Российским историкам удалось подтвердить документами и картами то, что именно Беллинсгаузен и Лазарев стали первооткрывателями Антарктиды.

В 1959 году 12 государств заключили Договор об Антарктике (вскоре к ним присоединились ещё 37 стран). Согласно ему, материк и омывающие его моря не принадлежат ни одной из стран. Здесь запрещено размещение военных объектов, сюда не могут заходить военные корабли. Сегодня в Антарктиде действуют около пяти десятков научных станций. У России работает пять постоянных станций и несколько сезонных полевых баз.

Плавание второй дивизии

 Стенгазета «Как открывали Антарктиду»
24. Картина «Шлюпы “Открытие” и “Благонамеренный” у мыса Доброй Надежды» художника А. А. Троня.

В семь часов вечера 3 (16) июля 1819 года Кронштадтский рейд покинули шлюпы «Открытие» и «Благонамеренный» под командованием капитан-лейтенанта Михаила Николаевича Васильева и капитан-лейтенанта Глеба Семёновича Шишмарёва. Началось плавание второй дивизии. Моряки стремились найти проход из Тихого океана в Атлантический вдоль арктического побережья Северной Америки, что обеспечило бы необходимые связи России с её владениями на этом континенте.

Примечательно, что в число офицеров шлюпа «Благонамеренный» входил и лейтенант Алексей Петрович Лазарев, младший брат командира шлюпа «Мирный». Он и составил подробное описание экспедиции, благодаря которому детально известно, как она проходила. Шлюпы на сутки опередили корабли первой дивизии в Копенгагене, где также пополняли запасы для плавания. Затем корабли встретились в Портсмуте и в Рио-де-Жанейро.
22 ноября 1819 года, попрощавшись с товарищами из первой дивизии, «Благонамеренный» и «Открытие» взяли курс к мысу Доброй Надежды. Оттуда через Индийский океан после остановки в Сиднее они вышли в Тихий океан и направились на север. Васильев повёл «Открытие» к Камчатке, а Шишмарёв направил свой шлюп к Алеутским островам. В июле 1820 года корабли встретились в заливе Коцебу и пошли по Чукотскому морю. Путь начали преграждать льды, и шлюпы вскоре повернули на юг. Так и не отыскав пути в Атлантику, экспедиция прошла вдоль американских берегов, побывала на Гавайях. При этом составлялись точные карты побережий. В 1821 году корабли снова двинулись на север. Но вновь коварные льды не позволили выполнить поставленную задачу. В сентябре шлюпы встретились в гавани Петропавловска, затем двинулись обратно в Россию. 1 августа 1822 года кругосветное путешествие завершилось в Кронштадте.

Несмотря на отсутствие выдающихся открытий, плавание окончилось благополучно. Исследователи подробно описали малоизученные регионы Аляски и ряд островов, выполнили комплекс научных наблюдений.

Имена на карте

 Стенгазета «Как открывали Антарктиду»
25. Аэродром станции «Восток». Фото В. Л. Мартьянова (сайт ААНИИ).

Конечно, географы мира и России не забыли подвиг первооткрывателей Антарктиды. Горы и берега, заливы и целые моря, ледники и полярные станции носят имена Ф. Ф. Беллинсгаузена, М. П. Лазарева, а также их кораблей.

Самые большие географические объекты, названные в честь наших первопроходцев Антарктики, — это два окраинных моря Южного океана. Море Беллинсгаузена получило своё название в 1910 году — французский полярный путешественник Жан-Батист Шарко назвал именем командира русской экспедиции море, в котором находятся острова Петра I и Земля Александра I. Море Лазарева (это название присвоено уже советскими полярниками) омывает берега Земли Королевы Мод — тот район Антарктиды, который увидели русские моряки 16 января 1820 года.

Есть подводная котловина Беллинсгаузена и шельфовый ледник Лазарева, есть мысы Симонова и Михайлова. И, конечно, когда первая советская антарктическая экспедиция (Комплексная антарктическая экспедиция) прибыла на Южный континент, наши южнополярные станции были названы именно в память экспедиции 1819–1821 годов.

Первая советская антарктическая станция получила своё название в честь шлюпа «Мирный». Долгое время обсерватория «Мирный» была главной базой Советской антарктической экспедиции. А имя шлюпа «Восток» было присвоено внутриконтинентальной станции, находящейся вблизи Южного геомагнитного полюса. Именно здесь зафиксировали самую низкую на земном шаре температуру — 89 градусов ниже нуля! А в 1990-е годы под толщей ледника в районе станции было открыто огромное озеро, названное в честь станции.

Две другие российские антарктические станции называются в честь командиров экспедиции. Станция «Беллинсгаузен» была открыта в 1968 году на острове Кинг-Джордж (Ватерлоо) в море Беллинсгаузена. Если «Восток» — самая «холодная» из наших станций в Антарктике, то «Беллинсгаузен» — самая «тёплая». Станция «Лазарев» была основана на Земле Королевы Мод ещё в 1959 году, но из-за разрушения края ледника, на котором она находилась, её пришлось перенести. После этого она получила название «Новолазаревская».

Станции «Восток», «Мирный», «Новолазаревская» и «Беллинсгаузен» продолжают исследования Антарктики. Здесь постоянно ведутся важные научные наблюдения, умножающие наши знания о Земле.

Дорогами Беллинсгаузена и Лазарева

 Стенгазета «Как открывали Антарктиду»
26. Встреча «Адмирала Владимирского» в Кронштадте. Фото Алексея Емелина.

В августе 2019 года стартовало кругосветное путешествие на яхте ледового класса «Елизавета»: переход из Санкт-Петербурга через Хельсинки, Стокгольм, остров Готланд, Киль, Канарские острова к берегам Антарктиды. Яхта подошла к ним в январе 2020 года. 7 февраля 2020 года экипаж достиг материка, а затем моряки посетили станцию «Беллинсгаузен». Теперь яхта держит обратный путь по Тихому океану.

3 декабря 2019 года началось плавание океанографического исследовательского судна Балтийского флота «Адмирал Владимирский». Экипаж, курсанты и учёные посетили Лиссабон, Рио-де-Жанейро, Монтевидео, станцию «Беллинсгаузен», исследовали Западную Антарктику, достигли Южного магнитного полюса, вышли в центральную часть Индийского океана, зашли на Сейшельские острова и обогнули южную оконечность Африки. 8 июня 2020 года «Адмирал Владимирский» возвратился в порт приписки, в Кронштадт.

В начале 2020 года из Владивостока в научную экспедицию также вышло гидрографическое судно военно-морского флота «Маршал Геловани», обследовавшее моря Тихого океана. Оно встретилось с «Адмиралом Владимирским» близ Южного магнитного полюса (при этом выполнялись исследования по определению его точного местоположения), тем самым замкнув кругосветку.

Путешественники отметили 200-летие открытия Антарктиды на станции «Беллинсгаузен». Вместе с россиянами юбилей 28 января отмечали полярники из Германии, Китая, Чили, Уругвая и Южной Кореи.

По маршруту исследователи промеряли глубины, определяли состав морской воды, исследовали рельеф морского дна. Так в наши дни продолжается исследование Антарктики, начатое в 1819 году соотечественниками.

Использованная литература:

Беллинсгаузен Ф. Ф. Двукратные изыскания в Южном Ледовитом океане и плавание вокруг света в продолжение 1819, 20 и 1821 годов, совершённые на шлюпах «Востоке» и «Мирном». М., 1949.

Зенкович В. А. Киты и китобойный промысел. М., 1952.

К 200-летию открытия Антарктиды экспедицией Ф. Ф. Беллинсгаузена и М. П. Лазарева на шлюпах «Восток» и «Мирный» / Виртуальная выставка РГАВМФ.

Кругосветное плавание Беллинсгаузена и Лазарева на шлюпах «Восток» и «Мирный» и открытие Антарктиды // Военно-морской флот России.

Кук Дж. Путешествие к Южному полюсу и вокруг света. М., 1948.

Лазарев А. П. Записки о плавании военного шлюпа Благонамеренного в Берингов пролив и вокруг света для открытий в 1819, 1820, 1821 и 1822 годах, ведённые гвардейского экипажа лейтенантом А. П. Лазаревым. М., 1950.

Магидович И. П., Магидович В. И. Очерки по истории географических открытий. М., 1985. Т. 4.

Мозилова Н. Сколько раз открывали Антарктиду? // сайт «Русское географическое общество».

Овлащенко А. Материк льда. Первая русская антарктическая экспедиция и её отражение в советской историографии (1920-е — 1940-е годы). Саарбрюкен, 2013.

Павел Михайлов, 1786–1840. Путешествия к Южному полюсу / ред. Ирина Афанасьева. СПб., 2012. (Русский музей представляет: альманах; вып. 352).

Первая русская антарктическая экспедиция 1819–1821 гг. и её отчётная навигационная карта: сб. ст. / под ред. М. И. Белова. Л., 1963.

Плавание шлюпов «Восток» и «Мирный» в 1819–1821 годах: сводная карта с указанием нарезки листов отчётной карты // The David Rumsey Map Collection Database. Cartography Associates.

Рудь И. А. Открытие Антарктиды // Российские полярные исследования. 2019. № 2, 3, 4.

Саватюгин Л. М., Преображенская М. А. Карта Антарктиды: имена и судьбы. СПб., 2014.

Трёшников А. Ф. история открытия и исследования Антарктиды. М., 1963.

Чуковский Н. К. Водители фрегатов. Книга о великих мореплавателях. М., 1959.

Шведе Е. Е. Открытие Антарктиды русскими мореплавателями в 1819–1821 гг. // в сб.: Антарктика. М., 1958.

Газета «Санкт-Петербургские ведомости», 2020 г. (04.02.2020)
 
Ссылка для цитирования:
Емелина М. А., Савинов М. А. Как открывали Антарктиду. К 200-летию со дня открытия русскими моряками Фаддеем Беллинсгаузеном и Михаилом Лазаревым «льдинного материка» — Антарктиды. // Благотворительная газета «Коротко и ясно о самом интересном» (редактор выпусков Попов Г. Н.). Вып. 134. 2020 г.
 
Друзья, спасибо, что вы с нами!