132. Краткая история архитектуры

Стенгазета Краткая история архитектуры

132. Краткая история архитектуры


Стенгазета «Краткая история архитектуры»

 

Благотворительная стенгазета «Коротко и ясно о самом интересном». Выпуск 132, июнь 2019 года.

Краткая история архитектуры

Родословная колонны, путешествия арки, тайная жизнь балок и стропил и другие приключения строительных конструкций — с искусствоведом Сергеем Кавтарадзе и проектом об истории культуры arzamas.academy

 

Стенгазеты благотворительного образовательного проекта «Коротко и ясно о самом интересном» предназначены для школьников, родителей и учителей Санкт-Петербурга. Наша цель: школьникам – показать, что получение знаний может стать простым и увлекательным занятием, научить отличать достоверную информацию от мифов и домыслов, рассказать, что мы живём в очень интересное время в очень интересном мире; родителям – помочь в выборе тем для совместного обсуждения с детьми и планирования семейных культурных мероприятий; учителям – предложить яркий наглядный материал, насыщенный интересной и достоверной информацией, для оживления уроков и внеурочной деятельности. Мы выбираем важную тему, ищем ведущих специалистов, которые могут её раскрыть и подготовить материал, адаптируем текст для школьной аудитории, компонуем это всё в формате стенгазеты и печатаем. Волонтёры развозят тираж в ряд организаций Петербурга и Ленинградской области, выразивших заинтересованность в получении газет. Это районные отделы образования, библиотеки, школы, кружки, больницы, детские дома и т. д. Их сотрудники бесплатно распространяют газеты своими силами. Наш ресурс в интернете – сайт стенгазет к-я.рф, где наши стенгазеты представлены в двух видах: для самостоятельной распечатки на плоттере в натуральную величину и для комфортного чтения на экранах планшетов и телефонов. Есть также группа во Вконтакте, где мы обсуждаем выход новых газет. Отзывы и пожелания направляйте, пожалуйста, по адресу: pangea@mail.ru. Материал выпуска основан на публикациях искусствоведа Сергея Кавтарадзе: статье «Очень краткая история архитектуры» (портал arzamas.academy) и монографии «Анатомия архитектуры. Семь книг о логике, форме и смысле» (издательство «Высшая школа экономики»). Редактор проекта — Георгий Попов.

О чём этот выпуск

«…Произведения искусства не могут существовать без зрителя. Сами по себе они просто мёртвые тела, куски холста, листы бумаги, обломки мрамора и кирпичные коробки. Только люди дают им жизнь. Художественное творение подобно нотам или пьесе. Музыка сочинена, но не зазвучит, пока за дело не возьмутся музыканты. Драматург уже расписал все роли, но без актёров занавес не поднимется. Мы, искусствоведы, поясняем смысл, обращаем внимание на детали, придаём старым вещам актуальное звучание. Наша роль сродни призванию дирижёра или режиссёра. Но жить произведение всякий раз начинает именно тогда, когда к нему приходит зритель. Вас ждёт восхитительный и полный наслаждений мир искусства архитектуры. Добро пожаловать!» (Наш гость и автор материалов – Сергей Юрьевич Кавтарадзе — искусствовед, преподаватель, член Союза архитекторов России, автор книги «Анатомия архитектуры. Семь книг о логике, форме и смысле»).

Менгиры — отдельные камни (5000–4000 лет до н. э.)

 Стенгазета «Краткая история архитектуры»
1. «Сенокос между менгирами в Норне» (Норвегия). Картина Йохана Даля, 1839 год. wikipedia.org
 
 Стенгазета «Краткая история архитектуры»
2. Менгир Эр-Грах («камень феи») во Франции. Был крупнейшим в Европе до своего падения и разрушения (высота ок. 20 м, масса ок. 280 тонн). V тысячелетие до н. э. © Myrabella / wikipedia.org

Достаточно и одного камня, чтобы родилось архитектурное произведение; нужно лишь, чтобы не было сомнений в рукотворности того, что получилось в итоге. Такие сооружения из единственного камня действительно существуют, и, возможно, именно они являются самыми древними архитектурными памятниками планеты. Это менгиры — многотонные глыбы, вырубленные в скалах или найденные уже оформленными самой природой. Древние люди, собравшись вместе, волоком доставляли их в назначенное место и вручную ставили вертикально. Наверное, древние боги, которым, собственно, и посвящался этот фантастический труд, оставались довольны — сам вес камня свидетельствовал об искренности молитвы.

Хенджи — кольцевые валы (4000–3000 лет до н. э.)

 Стенгазета «Краткая история архитектуры»
3. Три хенджа комплекса Торнборо-Хенджиз, Англия. «Ритуальное пространство» эпохи неолита и бронзового века, между 3500 и 2500 годами до н. э. © Tony Newbould / wikipedia.org

Хендж (от староангл. «висячий») — ритуальное сооружение в виде округлой площадки, окружённой земляным валом с одним или несколькими входами. Внутри вала часто обнаруживается канава. Это своего рода противоположность оборонительной конструкции, у которой ров снаружи. На самой площадке могли находиться колодцы, захоронения, курганы и другие культовые сооружения. Каменные компоненты у хенджа, как правило, отсутствуют. Термин «хендж» по отношению к монументальным сооружениям эпохи неолита ввёл британский археолог и искусствовед Томас Кендрик (1895–1979). Всемирно известный Стоунхендж (каменное мегалитическое сооружение в графстве Уилтшир в Англии), первоначально был именно хенджем, но позднее на нём были установлены камни, превратившие его в кромлех (см. далее). (По Henry Rothwell / digitaldigging.net).

Кромлехи — каменные круги (4000–3000 лет до н. э.)

 Стенгазета «Краткая история архитектуры»
4. Кромлех у деревни Свинсайд в Англии. Считается наиболее хорошо сохранившимся из всех похожих сооружений в Западной Европе. © Richard Mudhar / Megalithia.com
 
 Стенгазета «Краткая история архитектуры»
5. Круг Брогара — кромлех эпохи неолита на острове Мейнленд, Шотландия. Построен между 2500 и 2000 годами до н. э. Кольцо Брогара фигурирует в компьютерной игре Arcanum. © Shadowgate / wikipedia.org

Крóмлех (от бретонского «круг» и «камень») — один из видов мегалитических построек времени неолита и главным образом бронзового века. Обычно состоит из больших отдельно стоящих камней, образующих одну или несколько концентрических окружностей. При раскопках внутри каменных колец находили погребения, каменные топоры, лепную керамику. Кромлехи встречаются в Азии и Америке, но особенно много их в Европе (Франция, Великобритания, Скандинавия, Закавказье). Вероятнее всего, это ритуальные сооружения для погребений и религиозных церемоний. Возможно, кромлехи связаны с солнечным культом и являлись храмами Солнца (по материалам А. Л. Монгайт, БСЭ, 2012).

Стоечно-балочная система (ок. 4000 года до н. э.)

 Стенгазета «Краткая история архитектуры»
6. Дольмен Пулнаброн в Ирландии. Ок. 4200–2900 лет до н. э. © Kglavin / wikipedia.org

Мис ван дер Роэ, один из выдающихся архитекторов XX века, как-то сказал: «Строительное искусство начинается там, где тщательно складывают вместе два кирпича». Вообще, история зодчества — это, прежде всего, рассказ о том, как люди искали решение простой на первый взгляд задачи: строить так, чтобы потолки не падали на головы. Если на два расставленных нижних объёма водрузить ещё один, то под ним может образоваться полезное пространство, более или менее закрытое от всего внешнего. Такая примитивная конструкция на языке науки называется стоечно-балочной системой. В древности первыми пользователями данной строительной технологии стали покойники. Именно им, как правило, предназначались дольмены — большие мегалитические «будки», неплохо сохранившиеся до наших дней. Их можно встретить, например, во Франции и в Ирландии, а из ближайших к нам земель — в Крыму. В прошлом деревянные или каменные балки укладывали на столбы из того же материала — сегодня вместо природного камня используют металл и железобетон.

Начало оформления колонн (ок. 2500 года до н. э.)

 Стенгазета «Краткая история архитектуры»
7. Восстановленные колонны гробницы фараона Сахуры (V династия) с капителью в виде пальмовых листьев. Египет, 2470-е годы до н. э. © Kyera Giannini / AWIB

Конечно, огромные, грубо отёсанные мегалиты сами по себе выглядят величественно, но все же утончённому цивилизованному обществу этого недостаточно. Такие камни надо было как-то украсить. Древнеегипетские зодчие остались верны стоечно-балочной системе, но придали смысл архитектурным формам. Колонны в их храмах стали изображать пальму, лотос или связку папируса. Эти каменные «заросли» рассказывают о загробном лесе, через который души умерших должны пробраться к новой жизни. Так архитектура стала изобразительным искусством. Позже делать из архитектуры огромную скульптуру стали и в Междуречье. Однако там предпочитали ваять быков, грифонов и других существ животного мира. Как мы увидим дальше, древние греки, занявшись строительством из камня, отказались от животных или растительных сюжетов. Их зодчие не стали звать скульпторов, чтобы сделать колонны в форме пальм или быков. Возможно, без этого архитектура так и не стала бы самостоятельным видом искусства, навсегда оставшись большой скульптурной композицией.

Складывание античного ордера (ок. 700 года до н. э.)

 Стенгазета «Краткая история архитектуры»
8. Фрагмент деревянного древнегреческого храма. Гипотетическая реконструкция немецкого архитектора, строителя и преподавателя Йозефа Дурма (1837–1919).

Что нужно сделать, чтобы построить из дерева храм какому-то греческому богу, скажем Зевсу? Желательно, чтобы глухие стены святилища окружала открытая галерея или навес, где удобно укрыться от солнца. Мы ставим ряд вертикальных столбов, найдя подходящие деревья. Наш металлический инструмент, очищая их от коры, уже оставил характерные канавки вдоль всего ствола. Чтобы опоры были устойчивыми, желательно заузить их кверху. Необходимо и какое-то расширение на конце для поддержки несомых частей, поэтому каждый столб мы завершим подобием круглой чаши, на которой, в свою очередь, будет лежать квадратная плита. Теперь сверху можно положить несколько горизонтальных балок, установив их для большей жёсткости на ребро. Для того, чтобы перекрыть пространство сверху, нужно к идущей параллельно стене или другой колоннаде перекинуть поперечные балки (они называются прогоны). Нет нужды класть их сплошь, без просветов; обычно хватает одной над каждой колонной и одной или двух между ними. Промежутки между выходящими на фасад торцами балок-прогонов лучше прикрыть их щитами, предохраняющими от дождя и ветра. Другими щитами, сбитыми из вертикальных досок, мы защитим и сами торцы. Крышу сделаем двускатной, причём доски стропил должны нависать над краем сооружения, оберегая фундаменты от стекающей с кровли воды. Поскольку деревянные конструкции весьма подвижны (помните вечный стук и потрескивание в деревенском доме?), мы не просто поставим балку на балку, а проложим между ними тонкие деревянные дощечки-полочки, закреплённые снизу клинышками. Простая и, главное, очень логичная конструкция. Ничего лишнего, никаких украшений ради украшений. Каждая деталь работает, и вполне понятно как.

Каменные греческие храмы

 Стенгазета «Краткая история архитектуры»
9. «Храм E» (Храм Геры) в Селинунте (Сицилия). Основан в 628 году до н. э., разрушен в 827 году н. э. Рис. Жака Гитторфа, 1859 год © wikipedia.org
 
 Стенгазета «Краткая история архитектуры»
10. Сравнение элементов трёх основных архитектурных ордеров (слева направо: дорический, ионический, коринфский). © kids.britannica.com

Своим каменным сооружениям греки придали форму старых деревянных храмов — простую и строгую, следующую конструктивному назначению, а не богословской символике. Иначе говоря, в отличие от остальных народов, они стали изображать в известняке и мраморе примитивные плотницкие изделия. На первый взгляд деревянный прототип и каменный храм идентичны. Однако между ними есть важное отличие: не всё в каменной конструкции работает так, как это видится зрителю. Например, за триглифами никогда не бывает реальных балок-прогонов, а мутулы вовсе не являются концами настоящих стропил. Более того, швы каменных блоков могут вообще не совпадать с границами изображённых деталей. Это обстоятельство совершило настоящую революцию в искусстве строить. Воплотившись в камне, архитектура греков впервые стала полноценным изобразительным искусством, причём изображала она не что-то иное, а саму себя, работу собственных конструкций. Теперь рассказ о том, как работают опоры и балки, как помогают им в этом тяжёлом труде детали помельче, о непростых взаимоотношениях несомых и несущих частей сам по себе сделался художественной ценностью. Архитекторы и искусствоведы называют такое взаимодействие конструктивных элементов тектоникой или архитектоникой. Выстроенная строго логично система из поддерживающих и поддерживаемых элементов называется ордером (от лат. ordo — воинский строй, порядок), и лучшее название придумать было невозможно. Это момент рождения европейского зодчества. Обычно различают три главных ордера — дорический, ионический и коринфский — и два дополнительных — тосканский и композитный.

Дорический ордер

 Стенгазета «Краткая история архитектуры»
11. Развалины храма Посейдона на мысе Сунион (Греция). Построен к 440 году до н. э. Согласно мифологии, со скалы у этого храма бросился Эгей, когда увидел корабль Тесея с чёрными парусами. © A.Savin / wikipedia.org

Древние греки появились на своём полуострове не в одночасье. Они накатывались с севера, племя за племенем, причём каждое последующее поначалу было более суровым и диким, чем предыдущее, и говорило на собственном наречии древнегреческого языка. Пришельцы каждый раз отбрасывали назад развитие культуры и цивилизации, но затем постепенно дорастали до должного уровня. Последним из этих племён стали дорийцы. Они-то, цивилизовавшись, хотя и не утратив суровый нрав завоевателей, создали архитектурный строй — дорический ордер. «Дорийская колонна стала воспроизводить в зданиях пропорции, крепость и красоту мужского тела», — писал римский архитектор и механик, учёный-энциклопедист Витрувий (I век до н. э.).

Ионический ордер

 Стенгазета «Краткая история архитектуры»
12. Развалины храма Эрехтéйон, Афинский акрополь (Греция). Храм посвящён Афине, Посейдону и легендарному афинскому царю Эрехтею. Построен к 406 до н. э. © Napoleon Vier / wikipedia.org

Вытесненные этими набегами ионийские племена эмигрировали на острова Средиземного моря, а также колонизировали побережье Малой Азии (там сейчас лучшие курорты Турции). То ли под влиянием тонкости собственной натуры, помешавшей им противостоять грубым дорийцам, то ли поддавшись примеру знаменитых своей изнеженностью азиатских владык, они создали свой ордер — ионический, значительно более стройный и изящный, чем тот, с которым мы уже знакомы. Разница была настолько велика, что дорику с тех пор стали сопоставлять с мужским началом, а ионические постройки — с женским. Ионический ордер не столь привержен строгой логике конструкций, зато куда более нуждается в украшениях. Самая приметная часть — ионическая капитель, образуемая двумя волютами, — объявляется, как правило, потомком бруса с закруглёнными концами, Т-образно уложенного на вершину опоры. Главное отличие двух ордеров — в пропорциях. Какие бы соотношения диаметра пяты колонны к её высоте ни объявлялись идеальными и единственно правильными, дорическая опора всегда получается заметно более приземистой. Кроме того, в ионическом ордере появляется новая важная деталь — база (в сущности, набор «блинов» разного профиля, иногда украшенных резьбой), на которую устанавливается фуст колонны.

Коринфский ордер

 Стенгазета «Краткая история архитектуры»
13. Развалины храма Юпитера в Баальбеке (Ливан). Построен в I веке н. э. Разрушен в 1759 году сильным землетрясением. В стене храма находятся три знаменитых мегалита массой по 800 тонн. © Véronique Dauge / wikipedia.org

Третий классический ордер — коринфский. В сущности, он такой же, как ионический, только с другой капителью, круглой в плане и украшенной растительным орнаментом — листьями аканфа. Кстати, за счёт высоты капители он оказался самым стройным. Витрувий записал предание, повествующее об изобретении коринфской капители: «Одна девушка, гражданка Коринфа, заболела и умерла. Её кормилица уложила её вещи в корзинку и поставила на могилу, а чтобы они подольше сохранились под открытым небом, покрыла их черепицей. Эта корзинка случайно была поставлена на корень аканфа. Корень пустил из своей середины листья и стебельки, которые, разрастаясь по бокам корзинки, принуждены были загнуться в виде оконечностей волют. Скульптор Каллимах, проходя мимо гробницы, обратил внимание на эту корзинку и на нежность обросших её молодых листьев. Восхищённый новизною вида и формы, он сделал для коринфян несколько колонн по этому образцу, определил их соразмерность и установил с этого времени правила для построек коринфского ордера».

Структура дорического ордера

 Стенгазета «Краткая история архитектуры»
14. Структура дорического ордера. © Сергей Кавтарадзе с исп. чертежа из книги: Fergusson J. A History of Architecture in all countries… 1874. Vol. I. P. 243.

Здание стоит на ступенчатом постаменте — стереобате (под ним, не сомневайтесь, надёжный фундамент). Верхняя площадка, на которую, собственно, и опираются колонны, называется стилобат. Опоры, конечно, значительно толще деревянных, но продольные вертикальные канавки — каннелюры — придают им достаточно стройный вид. К тому же, как и положено, колонны зримо сужаются кверху. Каждая заканчивается чашей — эхином («котлом» или «сосудом для омовения рук» в переводе), на которой лежит квадратная плита — абак («абак» также и табличка для ведения расчётов). Все, что выше абака, называется антаблементом (знающие французский или английский язык без труда расслышат здесь слово «стол») и делится по горизонтали на три основные части.

Самая нижняя, несущая часть — архитрав — состоит из двух-трёх поставленных на ребро горизонтальных балок (с фасада мы видим только одну из их наружных граней). Выше расположен богато украшенный ряд, состоящий из череды панелей с вертикальными желобками и барельефов, обычно воплощающих какие то героические сюжеты. Панели с желобками — это триглифы. Они (и это важно!) как будто являются торцами поперечных, уходящих в глубину балок — прогонов. Воображаемая пустота между триглифами закрывается другими щитами — метопами, то есть теми самыми скульптурными рельефами. Чередование метоп и триглифов образует фриз — средний ряд антаблемента. Полочка прокладка под ним — тения. Наконец, над всей конструкцией, защищая её от дождя, нависает козырёк карниза. Снизу видны мутулы, изображающие концы стропильных досок, и гутты — шляпки гвоздей («капли» в переводе с латинского); гутты также украшают регулы — короткие полочки под триглифами. Ещё выше — бортик, в который упирается черепица (он же — жёлоб для воды), и отверстия водостоков — сима и акротерии.

Колонны и горизонтальные элементы в исполнении античных зодчих уподоблялись живому организму, выполняющему определённую работу. Снизу — крупные части; чем выше, тем больше деталей и тем более дробен их ритм и чаще членения. Фуст (тело колонны) утолщён в нижней трети (это называется энтазис), будто бы вес заставляет напрячься каменный мускул. Так же и круглая чаша (эхин) — не просто опорная шайба, но «лапа», «ладонь», подставленная под осязаемый груз. С пониманием глядя на труд античных конструкций, мы можем представить себя на месте опоры, ощутить тяжесть каменных балок, мысленно напрячь мышцы и, следовательно, посочувствовать архитектурному произведению.

Начало широкого применения арочных конструкций (ок. 70 года н. э.)

 Стенгазета «Краткая история архитектуры»
15. Колизей в Риме. Построен в 72–80 годах. Литография 1872 года © Armstrong & Co. / Library of Congress

На протяжении многих веков люди искали способ делать горизонтальные перекрытия примерно так же, как строят стены, — из отдельных небольших камней. Арки и арочные конструкции (своды и купола) начали широко применять римляне. В классической арке камни, располагаясь по дуге, плотно упираются друг в друга. Для этого камни делали трапециевидными. Стало гораздо проще изготавливать и доставлять материалы на стройплощадку. Но главное приобретение было в другом. Камень (или кирпич) работали теперь не на изгиб, к чему они очень плохо приспособлены, а на сжатие, где их ресурс почти бесконечен. Это давало возможность перекрывать значительно бо́льшие пространства. Конструкция арки красива и показательно логична: она способна держать вес лишь будучи полностью собранной. Её выкладывают по кружалам — деревянным формам подпоркам, и только после установки сверху последнего, замкового, камня она становится собственно аркой. Нельзя убрать ни один фрагмент, чтобы она не рухнула. Вместе с тем, освоив арку, архитекторы Рима не стали сочинять новый архитектурный язык взамен древнегреческого. Стоечно-балочная система (то есть, колонны и поддерживаемые ими элементы) осталась на фасадах, но теперь часто не работала, а лишь украшала здание. Таким образом, римляне сделали ордер декором.

Возвращение к деревянным стропильным перекрытиям (318 год)

 Стенгазета «Краткая история архитектуры»
16. «Старая» базилика Святого Петра в Ватикане в разрезе. Строительство началось по указанию римского императора Константина I в 320-е годы н. э. Разрушена в начале XVI века. На её месте построен новый Собор Святого Петра © howlingpixel.com
 
 Стенгазета «Краткая история архитектуры»
17. Базилика Святого Петра в Риме. Современная реконструкция. Строительство началось по указанию римского императора Константина I в 320-е годы н. э. apuntes.santanderlasalle.es

Падение Западной Римской империи обрушило экономику тех территорий, которые мы сегодня называем Западной Европой. Средств на строительство каменных перекрытий не хватало, хотя потребность в больших зданиях, прежде всего в храмах, была. Поэтому византийским строителям пришлось вернуться к дереву, а с ним — и к стоечно-балочной системе. С IV века и до конца тысячелетия храмы Западной Европы перекрывались в основном стропилами, иногда открытыми снизу, иногда зашитыми деревянными панелями плоских потолков. Стропила — конструкции под кровлю, где часть элементов (подкосы) согласно законам геометрии работает не на излом, а на разрыв или сжатие. Искусство строить каменные своды сохранялось практически лишь в Византии и в странах, попавших под её влияние.

Начало применения купола на парусах (532 год)

 Стенгазета «Краткая история архитектуры»
18. Купол Софийского собора в Константинополе. 532–537 гг. Стамбул, Турция. © Hochgeladen von Myrabella (2012) / wikimedia.org

Появление купола неизбежно влекло за собой изобретение новых строительных конструкций, потому что просто круглым сводом перекрывается только круглое в плане здание, что-то вроде современного цирка. Технологический прорыв византийской архитектуры — постановка изобретённого ещё в Древнем Риме купола на четыре арки (с четырьмя точками опоры). Между горизонтальным кругом подкупольного кольца и изгибами арок образуются четыре треугольника двоякой кривизны. Заложенные камнями кладки, они и принимают на себя вес и боковой распор сферического перекрытия. По сути, это фрагменты большого виртуального купола. В архитектуре популярны морские метафоры, например, базилика состоит из нефов — «кораблей», а эти треугольники стали называть «парусами». «Купол на парусах» — один из важнейших элементов азбуки перекрытий. Если рассматривать росписи христианского храма, на этих элементах обязательно окажутся изображения евангелистов — Матфея, Луки, Марка и Иоанна. Их как раз четверо, и они так же поддерживают Церковь, как паруса — купол. В частности, благодаря такой конструкции православные церкви имеют привычный для нас вид. У парусов есть «родственники» — тромпы, конструкции попроще. Обычно это арочки, перекидываемые по диагонали от стены к стене, чтобы, например, над квадратным в плане помещением возвести ещё одно — восьмигранное (в России восьмерик на четверике — любимая конструкция в храмах и колокольнях начиная с XVII века).

Возвращение к строительству арочных сводов (ок. 1030 года)

 Стенгазета «Краткая история архитектуры»
19. Шпайерский собор в Германии. Построен в 1030–1061 годах. © Gerd Eichmann / wikimedia.org

К началу второго тысячелетия нашей эры в Европе стали складываться могущественные империи, и каждая считала себя наследницей Рима. Возродились и традиции римского зодчества. Величественные романские соборы снова перекрывались арочными конструкциями, похожими на античные, — каменными и кирпичными сводами. Самая крупная по размерам сохранившаяся церковь в романском стиле — большой имперский собор в городе Шпайер в Германии. В течение тысячи лет собор неоднократно достраивался и менял свой внешний вид. В 1689 году был почти полностью разрушен солдатами французского короля Людовика XIV. Восстановлен и украшен величественными фресками в 1846–1853 годах.

Появление арок со стрельчатыми очертаниями (1135 год)

 Стенгазета «Краткая история архитектуры»
20. Интерьер собора Святого креста в Орлеане, Франция. © PMRMaeyaert / wikipedia.org

Появление следующего большого стиля — готики — нельзя представить без стрельчатой арки. У «обычной» арки и арочных конструкций есть один серьёзный недостаток — они стремятся «разъехаться». До готики архитекторы боролись с этим эффектом, строя толстые стены. Затем был найден другой приём: арки и своды стали делать стрельчатыми. Конструкция такой формы давит больше вниз, на опоры, чем в стороны. Большую часть веса они передают вертикально вниз и, соответственно, меньше стремятся «разъехаться», то есть боковой распор у них значительно меньше, чем у их обычных циркульных аналогов. Поскольку то же относится и к стрельчатым сводам, прежде всего крестовым, их появление позволило создать грандиозные сооружения нового типа — готические соборы, не только высокие, но и не нуждающиеся в толстых каменных стенах. По сути, теперь можно было обойтись вообще без стен, закрывая промежутки между опорами огромными витражами. Контрфорсы — подпорки, ранее перпендикулярно упиравшиеся в стены и гасившие распор лежавших на них перекрытий, превратились в отдельно стоящие столбы. От них к основаниям сводов изящно перекидывались наклонные арочные «мостики» — аркбутаны.

Формирование стилей независимо от новизны конструкций (1419 год)

 Стенгазета «Краткая история архитектуры»
21. Вид на площадь Святейшего Благовещения, Флоренция. Картина Джузеппе Дзокки. © christies.com

Эпоха Возрождения дала миру величайшие купола, но с этого момента большие стили возникали уже не столько благодаря строительным новшествам, сколько в результате изменения самой картины мира. Ренессанс, маньеризм, барокко, рококо, классицизм и ампир родились скорее благодаря философам, теологам, математикам и историкам (и в какой-то степени тем, кто ввёл в моду галантные манеры), чем изобретателям новых конструкций перекрытий. Вплоть до эпохи промышленной революции новшества в строительных технологиях перестают быть определяющим фактором в смене стилей.

В правой части иллюстрации — Воспитательный дом, построенный в первой половине XV века. Это одно из первых сооружений в стиле Возрождения, оказавшее огромное влияние на развитие итальянской и всей мировой архитектуры. Фасад здания, спроектированный Филиппо Брунеллески и украшенный глазурованными керамическими барельефами скульптора Андреа делла Роббиа, пропагандировал новые эстетические идеалы: гармонию в пропорциях, композиционное и эмоциональное равновесие, а также спокойную поступь метрического ритма.

С появлением во Флоренции Воспитательного дома нищенки получили возможность не бросать своих младенцев в случайных местах, а анонимно оставлять в специальном заведении. Подкидышей выкармливали и растили до совершеннолетия, давали образование и профессию, а достигших брачного возраста и пожелавших выйти замуж девушек ещё и снабжали приданым. Этот проект можно рассматривать как манифест итальянского гуманизма: спасали младенцев, воспитывали нового человека.

Начало массового применения в строительстве металла (1830 год)

 Стенгазета «Краткая история архитектуры»
22. Мост через реку Северн. Архитектор Томас Притчард. 1777–1779 годы. Графство Шропшир, Великобритания. © IanGreig / wikipedia.org

 
 Стенгазета «Краткая история архитектуры»
23. Открытие железной дороги Ливерпуль — Манчестер, 1830 год.. Рисунок А. Б. Клейтона. wikipedia.org

 
 Стенгазета «Краткая история архитектуры»
24. Рабочий свинчивает конструкции 443 метрового небоскрёба Эмпайр стейт билдинг. Нью Йорк, США. 1930 г. © Lewis Hine / wikipedia.org

Ещё в древности использовались металлические (свинцовые) связи между каменными блоками и стальные тяги, компенсировавшие в арках боковой распор. Идея армировать стены тоже родилась достаточно давно. Так, например, Клод Перро применил ее для укрепления кирпичной кладки Лувра, а Суффло — в портике церкви Святой Женевьевы в Париже. В конце того же XVIII века, когда железо сделалось доступнее и дешевле, родилась идея строить сооружения исключительно из металла. Первый чугунный мост (через реку Северн) был построен Томасом Притчардом в 1779 году.

15 сентября 1830 года была открыта первая в мире железная дорога, на которой использовались только паровые машины, а поезда отправлялись чётко по расписанию. Успех этого предприятия предопределил начало «железнодорожной лихорадки», и в следующее десятилетие были построены тысячи километров железных дорог. Рельсы, поначалу предназначавшиеся только для железных дорог, оказались идеальным строительным материалом, из которого легко создаются прочные металлические конструкции. Бурное развитие наземного парового транспорта способствовало росту мощностей металлопрокатных производств, готовых предоставить инженерам любое количество швеллеров и двутавровых балок. Металл дал архитекторам и инженерам совершенно новые возможности. Например, на Всемирной выставке в Париже 1889 года наглядно демонстрировала достижения технического прогресса 300-метровая Эйфелева башня.

По сути, если не учитывать экзотические деревянные структуры и надувные купола, сегодня практически не существует зданий без обилия металлических элементов в конструкциях.

Стекло становится полноправным строительным материалом (1850 год)

 Стенгазета «Краткая история архитектуры»
25. Хрустальный дворец в Гайд-парке. Рисунок Филиппа Браннана. 1850–1851 годы. © Victoria and Albert Museum

 
 Стенгазета «Краткая история архитектуры»
26. Хрустальный собор — протестантский храм в городе Гарден Гров, США. Архитектор Филипп Джонсон. 1980 год. © Prayitno / Thank you for (4 millions +) views

Всемирные выставки не раз становились знаковыми событиями в истории архитектуры. Так, на Всемирной выставке в Лондоне 1851 года перед восхищёнными зрителями предстал настоящий Хрустальный дворец, даже более величественный, чем мог быть построен героями старых сказок. Главным автором и вдохновителем строительства Хрустального дворца стал вовсе не архитектор, а садовник — Джозеф Пакстон, до того занимавшийся теплицами. Огромный павильон демонстрировал возможности нового строительного материала — стекла. Фабричное производство оконного стекла больших размеров позволило отработать технологии строительства сначала больших оранжерей (чем и являлся Хрустальный дворец), а затем и грандиозных зданий иного назначения, в которых либо все стены, либо крыши делались стеклянными. Сказочные «хрустальные дворцы» начали воплощаться в реальности.

Начало промышленного применения железобетона (1861 год)

 Стенгазета «Краткая история архитектуры»
27. Королевское здание в Ливерпуле (построено в 1908—1911 годах). Самое высокое здание Европы с 1911 по 1932 год (ок. 100 м). Одно из первых в мире высотных железобетонных зданий. © Miguel Mendez / wikipedia.org

Садовником был и человек, совершивший одно из важнейших открытий в строительных технологиях. В 1860-х годах Жозеф Монье в поисках средства сделать садовые бочки для пальм более прочными случайно обнаруживает, что, если в бетон заложить металлическую арматуру, прочность получившейся детали возрастает многократно. В 1867 году открытие было запатентовано, а затем продано профессиональным инженерам, разработавшим методы применения этой новейшей технологии. Вскоре появились и теоретические работы. Одним из теоретиков был американец польского происхождения Тадеуш Хайат. Первую книгу на эту тему он опубликовал в 1877 году.

Соединение всех технологических возможностей в новом «современном» стиле (1919 год)

 Стенгазета «Краткая история архитектуры»
28. Павильон «Эспри нуво» Ле Корбюзье в Париже. © unisinu.edu.co

 
 Стенгазета «Краткая история архитектуры»
29. Современная копия павильона «Эспри нуво» Ле Корбюзье, построенного для Международной выставки современного декоративного и промышленного искусства 1925 года в Париже © Fabio Bascetta / divisare.com

В своём манифесте в журнале «Эспри нуво» один из лидеров архитекторов-модернистов Ле Корбюзье формулирует пять принципов современной архитектуры, которые возвращают её к античным идеалам — не внешне, но в главном: образ здания опять стал правдиво отражать работу конструкций и функциональное назначение объёмов. К началу XX века декор на фасадах стал восприниматься как обман. Появилась потребность обратиться к истокам, брать пример с древнегреческих храмов, правдиво рассказывавших о работе конструкций. Однако теперь перекрытия делались из железобетона, смысл применения которого в том, что там, где деталь работает на излом, замурованная в ней арматура сопротивляется разрыву. Поэтому современные конструкции могут перекрывать пролёты почти любой ширины. Теперь здания смогли совсем лишиться колонн, украшений, смогли иметь сплошное остекление, то есть обрести привычный нам «современный вид». 

Вместо заключения: «духи места»

 Стенгазета «Краткая история архитектуры»
30. Агатодемон — божество полей и виноградников. Римская фреска из Каса-дель-Сентенарио в Помпеях. Национальный археологический музей (Неаполь). wikipedia.org

На земле есть особые области, всегда отличные от любых других, где чувствуется присутствие чего-то необычного, что неведомым образом, минуя строгое рацио, прямо трогает струны души. Как будто колдуют невидимые создания, одаривая человека способностью видеть мир иными глазами. Такие незримые существа действительно есть, это духи места. Римляне называли их genius loci. Как и полагается духовным силам, они невидимы, однако оставляют знаки своего присутствия, явные для посвящённых. Достаточно остановиться, перестать чувствовать себя должником длинного списка достопримечательностей и прислушаться к себе и к окружению — к шелесту листвы, шуму дождя, звону трамваев, пению птиц и говору аборигенов. Что-то откроется само, поначалу робко, недоверчиво. А потом genius loci осмелеют и затеют радостную игру — знаков станет все больше и архитектура приоткроется во множестве новых, неожиданных ракурсов, одаривая нежданными, но неизменно прекрасными впечатлениями.

Источники и литература

— Кавтарадзе, С. Анатомия архитектуры. Семь книг о логике, форме и смысле. — М.: Изд. дом Высшей школы экономики, 2016. — 2-е изд. — 472 с.

Очень краткая история архитектуры. Родословная колонны, путешествия арки, тайная жизнь балок и стропил и другие приключения строительных конструкций. Материалы курса № 12 Архитектура как средство коммуникации arzamas.academy. Автор Сергей Кавтарадзе.


Спасибо, друзья, за внимание к нашей публикации. Мы были бы вам очень признательны за оставленный отзыв. В наших следующих выпусках мы планируем продолжить рассказ об архитектурных причудах Петербурга, рассказать о становлении Петровского флота, карело-финском эпосе «Калевала», минералах мира, геологическом прошлом окрестностей Петербурга, грибах Ленинградской области, а также и о многих других интересных вещах: увлекательно, основываясь на источниках, с картинками и дополнительными материалами.


Напоминаем, что наши партнёры в своих организациях бесплатно раздают наши стенгазеты.


 
Этот выпуск напечатан благодаря дружеской поддержке нашего полиграфического партнёра — типографии «Любавич».


Ваш Георгий Попов, редактор к-я.рф