Archives

  • 0

107. Кухня коренных народов ЛО


Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области», часть 4

 

«Коренные народы Ленинградской области»

Благотворительная стенгазета для школьников, родителей и учителей «Коротко и ясно о самом интересном». Выпуск 107, май 2017 года.

Часть четвёртая: Традиционная кухня коренных малочисленных народов Ленинградской области (вепсов, води, ижор).

 

Стенгазеты благотворительного образовательного проекта «Коротко и ясно о самом интересном» предназначены для школьников, родителей и учителей Санкт-Петербурга. Наша цель: школьникам – показать, что получение знаний может стать простым и увлекательным занятием, научить отличать достоверную информацию от мифов и домыслов, рассказать, что мы живём в очень интересное время в очень интересном мире; родителям – помочь в выборе тем для совместного обсуждения с детьми и планирования семейных культурных мероприятий; учителям – предложить яркий наглядный материал, насыщенный интересной и достоверной информацией, для оживления уроков и внеурочной деятельности.

Мы выбираем важную тему, ищем специалиста, который может её раскрыть и подготовить материал, адаптируем его текст для школьной аудитории, компонуем это всё в формате стенгазеты, печатаем тираж и отвозим в ряд организаций Петербурга (районные отделы образования, библиотеки, больницы, детские дома, и т. д.) для бесплатного распространения. Наш ресурс в интернете – сайт стенгазет к-я.рф, где наши стенгазеты представлены в двух видах: для самостоятельной распечатки на плоттере в натуральную величину и для комфортного чтения на экранах планшетов и телефонов. Есть также группа Вконтакте и ветка на сайте питерских родителей Литтлван, где мы обсуждаем выход новых газет. Отзывы и пожелания направляйте, пожалуйста, по адресу: pangea@mail.ru.
 

Благодарности

Материалы этого выпуска любезно предоставила нам Ольга Игоревна Конькова – руководитель Центра коренных народов Ленинградской области, председатель Комиссии по межнациональным и межконфессиональным отношениям Общественной палаты Ленинградской области, учёный-этнограф, член Международного консультативного комитета финно-угорских народов, инициатор программы поддержки коренных малочисленных народов, один из авторов справочно-информационного издания для детей и подростков «Коренные народы Ленинградской области», изданной при содействии Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамеры) Российской академии наук, а также автор книги «Традиционная кухня коренных малочисленных народов Ленинградской области (вепсов, води, ижор)», изданной при поддержке Комитета по местному самоуправлению, межнациональным и межконфессиональным отношениям Ленинградской области.

За фотографии в выпуске большое спасибо Николаю Абрамову, Олесе Вильховецкой, Василию Ефимову, Ольге Князьковой, Елене Костровой, Екатерине Логвиненко, Юлии Наумовой, Наталье Павловской-Шелкуновой, Ирине Поляковой, Вячеславу Савельеву, Сергею Фёдорову. Мы благодарим отдел образования администрации Кировского района Санкт-Петербурга за поддержку.

Сердечная благодарность всем, кто бескорыстно помогает в распространении наших стенгазет.

Главный редактор проекта – Георгий Попов.
 

Наша серия «Коренные народы Ленинградской области» посвящена истории и культуре народов, издавна проживающих на землях от Финского залива до Онежского озера. В 80 выпуске нашей стенгазеты рассказывается о вепсах, води и ижорах, в 82 – об ингерманландских финнах и тихвинских карелах, в 85 – о русских. В этом выпуске мы обсудим почти неизвестную, но очень важную грань традиционной культуры трёх коренных малочисленных народов нашего края (вепсов, води и ижор) – их национальную кухню. Простые блюда, секреты приготовления которых нам откроются, много веков подряд готовили местные охотники, рыболовы и землепашцы. В электронной версии газеты размещены подробные рецепты и другие дополнительные материалы.

Даты, имеющие отношение к теме выпуска: Международный день коренных народов мира: 9 августа. Дни родственных финно-угорских народов: ежегодно в конце третьей недели октября. Международный день повара: 20 октября.
  

Введение

 Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области», часть 4.
1. Коренные народы на карте Ленинградской области: водь (1), ижоры (2), ингерманландские финны (3), русские (4), вепсы (5), тихвинские карелы (6)
 Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области», часть 4.
2. Вепсы
 
 Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области», часть 4.
3. Вожане
 
 Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области», часть 4.
4. Ижоры
 
Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области», часть 4.
5. Ингерманландские финны
 
Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области», часть 4.
6. Тихвинские карелы
 
Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области», часть 4.
7. Русские

Ленинградская область – это не только большие города и маленькие селения. Это просторы Ладоги и ширь Финского залива. Это старинные церкви и мощные заводы. Это бескрайние поля и необъятные леса. Это древние крепости и родные деревни. Это 1763924 человека, для которых эти земли всегда были Родиной или стали новым домом.

Свой богатейший опыт жизни дают нам вепсы. Это и духовное наследие – именно с деятельности Александра Свирского, вепса по происхождению, началась настоящая христианизация Севера. Но не только пример проживания в согласии с Богом даёт нам вепсский народ, но и неоценимый опыт существования в единстве с природой – лесами, озёрами и реками. Одним из древнейших занятий вепсов была охота. До сих пор ходят предания о лучших вепсских охотниках-медвежатниках. Не случайно и поныне говорят: «Вепс с топором родился» – лес давал всё для жизни вепсов – и дома, и материал для промыслов, и поляны для полей. Самым известным среди духов у вепсов был «хозяин леса». Находясь в лесу, чтобы не рассердить его, нельзя было ругаться, разорять птичьи гнезда, без надобности рубить деревья и кустарники. Как и в лесу, находясь «на воде», запрещалось ругаться, бросать мусор в воду. Прекрасный пример экологически правильного поведения, которому нужно подражать! По официальным данным, численность вепсов была максимальной в 1926 году – 33000 человек. По последней переписи 2010 года в Ленинградской области их число составило 1380 человек.

Другим древним коренным народом Ленинградской области является водь. Она известна по русским летописям с 1069 года. Водь является уникальным народом, сохранившим многие элементы древней культуры коренного населения Северо-Запада России. Традиционные занятия води – земледелие и животноводство, озёрное и морское рыболовство, лесные и отхожие промыслы. Водь была самым «магическим» народом этих земель: до середины ХХ века сохранялись вера в духов-«хозяев» и древние семейные обряды, а старинный водский костюм должен был своими узорами и звенящими подвесками отгонять злых духов. Ныне водь – самый малочисленный народ европейской части РФ. По переписи 2010 года води осталось всего 64 человека, из них 33 – в Ленинградской области. Часть жителей сохраняют водский язык, который находится на грани исчезновения и занесён в Красную книгу исчезающих языков.

Совсем другими чертами и характера, и культуры обладали ижоры. Предками ижор были самые первые люди, начавшие свою многотрудную жизнь на берегах Балтики. Во второй половине ХII века ижора впервые упоминается в европейских документах, а полстолетия спустя ижоры уже признавались в Европе сильным и опасным народом. Ижоры никогда, ни в одном сражении не терпели поражения! В летописном сказании о Невской битве князя Александра со шведами в 1240 году говорится, что именно ижорский старейшина Пелгусий помог князю, предупредив новгородцев о подходе шведских кораблей. Ижоры издавна занимались морским рыболовством. Этот опасный промысел сформировал характер ижор – несгибаемый и твёрдый. И в то же время ижоры – самый «фольклорный» народ Европы. У них удалось записать невероятное число древних песен – более 100 000! Всемирно известной ижорской народной певице Ларин Параске в честь её заслуг перед мировой культурой даже поставлен памятник в столице Финляндии городе Хельсинки. Последняя перепись отметила лишь 266 ижор во всей России, в том числе 169 – в Ленинградской области.

Коренным народом региона являются и ингерманландские финны. Их древней родиной был Карельский перешеек – северные районы современной Ленинградской области. В XVII веке предки современных ингерманландских финнов переселились на 100 км южнее – в пределы провинции Ингерманландии, созданной шведами на завоёванной русской земле. Финны были замечательными хозяевами-крестьянами: их удивительное трудолюбие, аккуратность, самодисциплина принесли уважение этому народу. Финны распространили новые навыки ведения сельского хозяйства на северной земле. Именно ингерманландские финны обильно кормили в течение XVII – начала XX веков столицу империи – Санкт-Петербург. Следует отметить, что местные финны в дореволюционной России были очень грамотным народом – более 70% умели читать и писать. Ингерманландские финны создавали многочисленные деревенские школы, великолепные хоры, печатали газеты и книги на финском языке. К началу ХХ века численность ингерманландских финнов составляла около 120000 человек. По последней переписи в Ленинградской области проживает лишь 4366 финнов.

В восточных районах Ленинградской области издавна проживали и тихвинские карелы. Их появление на землях близ Тихвинского монастыря связано с «уходом» карел во время шведских войн XVII века с исконных земель Карельского перешейка. В отдалённых лесных деревнях карелы сохранили свой древний язык, твёрдый характер, старинные обычаи и древнюю «карельскую» веру – староверчество. Сейчас в карельских деревнях Климовского сельского поселения Бокситогорского района Ленинградской области проживает около 400 тихвинских карел.

Первые древние славяне на территорию современной Ленинградской области пришли с более южных земель в VI-VII веках. Это были ильменские словене – предки русских на этой земле. Славяне пахали земли и выращивали хлеб, перенимая у местных древних народов навыки охоты и рыбной ловли. И сами учились новому: как строить крепкие дома и высокие церкви, как торговать с приезжими купцами и управлять погостами. Около 750 года на берегах реки Волхов они построили Ладогу. Ещё через 100 лет князь Рюрик возвёл здесь крепость, и Ладога стала первой столицей Северной Руси. В XI веке край стали обживать древнерусские земледельцы. Осваивая новые территории, русский крестьянин тут же распахивал поле и сеял хлеб – как говорили, «садился на землю». Древнерусские князья и их дружины привносили в жизнь местных племён христианство, а позднее объединили все народы в Новгородское государство. Военные действия ливонских рыцарей и шведских войск заставили Древний Новгород и местные народы создавать ополчения и строить крепости Копорье, Корелу, Орешек, Ям, Тиверский городок, Ивангород. Когда в 1703 году начал строиться Санкт-Петербург, в губернии к русским старожилам прибавились десятки тысяч русских переселенцев со всей России. Уже в XVIII веке русские становятся самым многочисленным народом Петербургской губернии. Сейчас русские живут во всех районах Ленинградской области, являясь самым многочисленным народом, – 1485905 человек (по переписи 2010 года), это почти 93 % всего населения.

Чтобы понять истинное богатство нашего края, нужно знать во многом загадочную историю и уникальную культуру народов, проживающих здесь тысячи лет. Вепсы, водь, ижоры, ингерманландские финны, тихвинские карелы, русские – каждый из коренных народов не просто обладает самобытной культурой, древней историей и ярким национальным характером. Каждый народ, издавна живущий на нашей земле, даёт прекрасный, но ещё до конца не понятый нами опыт – как жить, работать и радоваться в согласии с природой, со своими древними традициями и в дружбе с самыми разными народами.

Одной из почти неизвестных сторон их жизни является традиционная кухня. Из немногочисленных и простых продуктов эти народы создавали удивительный набор самых разных блюд, которые помогали выживать в холодные длинные зимы и радовали северными белыми ночами. Всё, что давали земля, море, реки, леса, оказывалось на столах в будни и праздники. Порой древние рецепты коренных народов радуют своей простотой и доступностью, порой удивляют необычными сочетаниями исходных частей… Но при этом всегда будят в нас желание попробовать самим создать то, что готовилось во всех домах на наших землях многие сотни и тысячи лет и, значит, было самым лучшим, полезным и вкусным.

Небольшой объем стенгазеты не даёт и малой возможности рассказать обо всех особенностях местной кухни. Сотни секретов древней кулинарии останутся неизвестными читателю. Но, мы думаем, будет достигнуто главное – появится интерес к этой заповедной части традиционной культуры.

Традиционная вепсская кухня

Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области», часть 4.
8. Праздничный стол Полины Левкиной из вепсской деревни Шелтозеро
 
Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области», часть 4.
9. Вепсские сульчни с пшённой кашей
 
Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области», часть 4.
10. Калитки тихвинских вепсов
 
Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области», часть 4. 11. Овальные калитки из Мягозера перед выпечкой
 
Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области», часть 4. 12. Вепсские сладкие пироги – «пироги для зятя»
 
Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области», часть 4. 13. Рыбник из ржаной муки
 
Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области», часть 4. 14. Пирог с рыжиками

Удивительно, но вепсы сохранили до наших дней многие старинные рецепты, благодаря которым мы можем почувствовать замечательный вкус настоящей деревенской еды. Ведь в вепсской кухне самые простые вещи – ржаное тесто и пшённая каша, брусника и толокно, молоко и черёмуха – давали незабываемые сочетания вкуса. И даже самая простая репа или озёрная рыба могли стать удивительно вкусными лакомствами.

Главной едой вепсов был, конечно, хлеб. Без него не обходилась ни одна трапеза. Поэтому вепсы и говорили: «Без хлеба не проживёшь». Хлеб (лииб, лейб) пекли из ржаной муки в виде круглых высоких караваев. Вкус хлеба был с вепсом с первых месяцев жизни – ведь первой «настоящей» едой для детей становился именно ржаной хлеб, накрошенный в молоко. Хлеб поддерживал силы на покосах и охоте, веселил молодых и гостей на свадьбах и утешал на исходе жизни. Именно из ржаной муки издавна готовили вепсы самые любимые ими калитки, сканцы, рыбники.

И в наши дни ни один праздник не обходится без сканцев, просто политых топлёным маслом или начинённых пшённой кашей и маслом. Часто их также называют коростами или сульчнями. Для их приготовления тесто хорошо замешивают и делают небольшие «лепёшечки», которые тщательно раскатывают. Сканец должен быть не толще трёх миллиметров! Вепсы говорили, что правильный сканец, если подуешь, поднимается над столом. Раньше сканцы пекли на углях перед устьем печи, в наши дни – на сухой сковороде. Готовые сканцы смазывают с одной стороны растопленным сливочным маслом и складывают стопкой. Несмазанную маслом сторону покрывают начинкой, затем сворачивают по краям, и ещё раз – пополам. Получается подобие трубочки, которую обильно смазывали маслом. Начиняют их или толокном со сметаной или сваренной на молоке кашей. Чаще всего сканцы едят именно с кашей: готовят густую пшённую кашу, выкладывают её на сканец и заворачивают сразу с двух сторон. Порой их при еде обмакивают в растопленное сливочное масло или сметану. Вкус приготовленного дома сканца забыть невозможно! Сканец – также основа всех вепсских калиток и капустников.

Как провести воскресенье без калиток с хрустящей корочкой и подрумяненной кашей, картофельным пюре, с толокном или гороховой мукой? Края сканца заворачивают наверх на полтора-два сантиметра и защипывают по кругу, придавая калитке округлую или прямоугольную форму. Калитки вепсы готовят для каждого праздничного стола, их едят горячими с ухой, супом, молоком или с чаем. И в каждом доме уже «городских» детей встречают приготовленные матерями калитки. На основе ржаных сканцев готовят и закрытые пироги.

Когда вспоминаешь вепсскую деревню, то во рту сразу появляется хрустящий вкус сладких пиргад вявуле («пирогов для зятя»), которые можно было быстро приготовить, пока гости ещё толпятся в дверях. Сканец для них раскатывают из пшеничного теста, начиняют сахарным песком и быстро обжаривают на сковороде в сливочном масле. Своё название эти сладкие пироги получили из-за того, что вепсские хозяйки издавна жарили их сразу при входе в дом сватов. Именно такими сладкими пирогами тёща угощала зятя при его первом посещении дома своей жены после свадьбы.

Даже уехавшие из родных деревень вепсы не могут забыть пышные колобад – открытые пирожки с толокном и брусникой: их пекли целыми противнями, и всё равно каждый раз их было мало! Тонкие блины кирзад едят с разнообразными начинками, что делает их вкус неповторимым: можно есть их с молочной яичницей, с картофельным пюре, со смесью кислого молока, сметаны и творога, с солёными грибами, с луком репчатым и растительным маслом. Иногда кирзад посыпают толокном, сворачивают рулетиком и обжаривают. Вепсы пекли также особые лепёшки из гороховой муки: её взбивали со снегом и быстро ставили в печь. Из овсяной, ячневой, пшённой круп варили каши на молоке. Кашу из перловой крупы на воде ели с луком и сметаной.

В каждой вепсской деревне из рыбы готовили калакурник («рыбник»). Рыбник – украшение вепсского праздника. Для праздничного стола вепсы старались приготовить рыбники из самой лучшей пойманной ими рыбы. С щукой, лещом, сигом, плотвой, окунем– разнообразие рыбников огромное. Рыбник соединил в себе два древнейших продукта, знакомых вепсам – хлеб и рыбу, этот закрытый пирог – старинное обрядовое блюдо, которое готовили и для свадебного стола, и для поминального. Для него раскатывают толстую лепёшку из ржаного теста и укладывают внутрь рыбу. Концы лепёшки плотно защипывают, делают отверстие наверху и выпекают в печи. Зачастую пирог своим видом повторяет форму завёрнутой в него рыбы. Если поймана большая рыба – то и рыбник получится продолговатым. Если рыба попалась средняя или мелкая, то укладывают её целиком, и рыбник приобретает круглую форму.

Вепсские озера и реки давали много рыбы. В неурожайные годы именно рыба спасала вепсов от голода. Из свежей рыбы варят уху, её вялят, сушат в печах. Вепсы чаще всего сушили мелкую рыбу, которую обычно не чистили и перед сушкой держали в солёной воде. Некоторые рыбаки заготовляли для семьи до 5-6 пудов сушёной рыбы. Уху из такого сущика ели зимой, добавляя к рыбе картофель и лук. У вепсов существовала даже пословица: «Рыба мелка, да уха сладка».

Мясо на столах вепсов было довольно редкой едой. Скот забивали поздней осенью, и почти всё мясо засаливали в бочках. Одним из старинных способов его заготовки впрок являлось вяление. Солёное мясо, завёрнутое в старые сети, вывешивали в начале весны на специальные крюки на фронтоне избы. Летом его перевешивали на чердак, где оно хранилось до двух лет. Из вяленого мяса варили супы и холодцы во время тяжёлых работ летом на подсеке, сенокосе, сплаве, зимой на лесозаготовках. Как и рыбу, мясо запекали в ржаной лепёшке.

Вепсы держали коров. Молоко пили в каждой семье, простокваша и сметана уходили в пироги. Хозяйки заготовляли творог в бочках, творог ели как отдельную еду, клали в ватрушки и пироги, а из творожной закваски делали летом холодные супы. Из сливок сбивали масло – его добавляли в начинку пирогов, каши, картофельные блюда.

Говоря о вепсской кухне, никак нельзя забыть о репе. Не случайно знаменитый исследователь вепсов В. Н. Майнов писал: «За все те овощи, которые частью Бог не дал, а частью невзлюбил чудин сам по себе, отдувается репа – ананас русский». Из репы вепсы варили квас. Репу вялили, сушили и парили в печах, замазывая заслонку печи глиной на сутки. Из репы и ржаной муки варили репную кашу. Без сушёной репы не обходилась ни одна молодёжная деревенская вечеринка, она была и любимым лакомством всех вепсских детей.

Из семян льна и конопли выжимали на специальных станках льняное и конопляное масло. Оно применялось во время постов для жарки и как добавка в разные блюда.

Не обойтись вепсам без ягод и грибов! Летом ягоды ели и просто так, и готовили из них особые холодные супы – например, из черники, хлеба и лука. Малину, чернику и рябину сушили «от болезней». Бруснику замачивали, клюкву хранили, ссыпав в ведра и бочки. Брусника шла и в пироги, и в колобы, с ней готовили удивительно вкусную ржаную кашу. Лес дарил вепсам огромное количество грибов. Их сушили и солили. Ели их и с хлебом, и с луком, и с картофелем, пекли замечательные пироги с солёными грибами, особенно с рыжиками.

Традиционная водская кухня

Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области», часть 4. 15. Водский праздничный стол
 
Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области», часть 4. 16. Водская мяхчя
 
Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области», часть 4. 17. Водский соус касты
 
Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области», часть 4. 18. Водский яичный сыр
 
Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области», часть 4.
19. «Чай» из Краколья

Земля, леса, реки и море давали простую, не менявшуюся веками еду. Водские способы приготовления пищи были бесхитростны и удобны, но дарили возможность почувствовать всю глубину вкуса обычных продуктов.

Издавна основной крестьянской едой были хлеб, похлёбки и каши, а с середины XIX века к ним добавился картофель. Ржаной хлеб пекли на закваске в русской печи. Караваи были круглые или овальные, большие, иногда весом в 4-5 кг. За один раз выпекали 4-5 хлебов, которых хватало на много дней. Когда зерно заканчивалось, в муку добавляли мох или растёртую заболонь (белый слой коры). Из ржаной муки пекли в печке открытые пироги ватрушкад и большие закрытые пироги пиирагад с капустой, творогом, рыбой, грибами, картошкой. На сковородах выпекали небольшие ржаные лепёшки – чаммэлькакко, которые называли «рождественским хлебом». Из ржаной муки в водских деревнях готовили и другие древние праздничные угощения. Так, особый «крестовый» хлеб (c изображением креста) риссилейпя или ристикакко пекли в «лошадиный праздник» Хлаари (день Св. Флора и Лавра), укладывая поверх и запекая яйцо. Хлеб с таким же названием, но уже без яйца, выпекали и перед праздником Ряштога (Рождество). Риссилейпя считали настолько магическим, что его сразу не ели, а хранили до «кризисных» ситуаций – до дня первого весеннего выгона скота на пастбище в праздник Юрчи (Юрьев день), до первой пахоты, до отправки в дальнюю опасную дорогу.

Приготавливали на основе ржаного теста и свадебные караваи курси. И в доме жениха, и в доме невесты выпекали сразу по три хлеба: один меньше другого, с отпечатками ключей и с рисунками в виде кругов (в ХХ веке их делали кольцами, копейками и рюмками). В верхнем, самом маленьком курси заранее делали углубление, для чего при выпечке оставляли в его середине серебряный рубль, а позднее ставили туда солонку. Приготовление этого хлеба сохранило следы древнейших культов плодородия: печь его могли лишь замужние женщины, родившие много детей. Из ржи делали и постные блюда. В среднюю неделю Великого поста Пюхя выпекали хлеб сээмэнкакко на основе конопляного масла или с добавлением толчёных конопляных семян. Рожь использовали и для древнего блюда кулаги мяхчя. Готовили кулагу в любое время, но все же она считалась постным, а по некоторым рассказам – пасхальным блюдом, но теперь уже никто не помнит этот рецепт.

Ели раньше и толокно талкунад, оно тоже было обычной едой в период постов. Овсяную муку для толокна делали старательно и долго. Сначала варили без соли и высушивали в печи зёрна овса. А некоторые хозяйки складывали их в горшок, закрывали крышкой из ржаного теста и держали целые сутки в горячей печи так, чтобы пар не выходил наружу, а потом ещё просушивали зёрна в печи. Затем эти зёрна мололи на ручной мельнице и просеивали муку, чтобы избавиться от шелухи. Само же приготовление толокна было невероятно простым: нужно было насыпать в миску такую муку и размешать с холодной или горячей водой. Для вкуса добавляли соль, простоквашу или бруснику. Местами толокно делали и из ячменя. Из ячменя же варили кашу на воде рооппа, её долго запаривали в печи и ели раньше каждый день как главную еду. Была в обиходе и каша вэлли (или кашитса) из ячменной крупы на молоке. Из ячменной муки пекли и лепёшки иивакко (от иива – «дрожжи») и ызрикко, которые едят, обмакивая в соус касты. Если за столом хлеб делил отец или кто-либо из старших мужчин, то суп разливала хозяйка дома. Вожане варили щи из свежей и кислой капусты рокка.

Часто появлялась на столе уха каласуппи, по праздникам её варили из налима. Рыбы ели много: её сушили и солили «по-быстрому» и впрок, вялили, жарили, варили, тушили на воде и в молоке. В Луге водилась минога, и она тоже была желанным блюдом.

Картофель с начала XIX века стал настолько «ингерманландским» блюдом, что порой его с утра варили на завтрак и оставляли в печи на обед и ужин. Иногда готовили из него пюре оменнойс (или трачёна) – варили и чистили картофель, смешивали с молоком и яйцами и ставили запекаться в печку. Оменнойс ели чаще всего с конопляным или льняным маслом.

Мясо ели редко, обычно по воскресеньям и праздникам или перед тяжёлой работой. С осени его засаливали в бочках, весной куски солонины подвешивали для сушки на длинной жерди под застрехой (нависшим краем крыши), а потом их опять складывали в чистые бочки. В праздники было принято варить холодец стюудени из свиных и говяжьих ножек и голов. В отличие от эстонцев и финнов вожане не употребляли в пищу крови животных и, делая свои домашние колбасы галбысси, набивали кишки животных ячменной кашей с жареным солёным салом, а потом такие колбаски поджаривали. Свежее молоко пили только дети, взрослые же ели снятую простоквашу лянтю. Из простокваши готовили творог рахк, а из творога – домашний сыр, который так и называли по-русски сыр. Для этого в творог добавляли яйца, масло, тмин и клали эту массу под пресс. Масло вый готовили сами, сбивая сливки мутовкой из тонкого ствола дерева с развилкой из обрубленных сучьев или в ручной маслобойке. А во время православных постов, когда было запрещено употреблять мясо и молоко, вожане толкли в ступе и заливали водой жареные семена конопли, получая «конопляное масло» канивапиимя.

Кроме простокваши в водских деревнях пили травяной чай, в том числе и из листьев «иван-чая». Вожане и само растение, и чай из него называли ирвиэйня – «лосиное сено». Этот «чай» и в Петербурге, и за границей получил название «капорского чая», потому что именно в окрестностях Кабрио (Копорья) его стали собирать и сушить взамен дорогого привозного китайского чая. «Капорский чай» стал так популярен, что в XIX веке его десятками тысяч пудов везли из России в Данию и Англию, хотя последняя страна владела огромными чайными плантациями в Индии. В Пруссию и Францию такой «чай» шёл контрабандой. В конце ХIХ веке промышленный сбор и продажи «капорского чая» прекратились из-за конкурентной борьбы Ост-Индской компании, но в водских деревнях хозяйки, научившись, продолжали его готовить. Молодые листья иван-чая собирали, начиная с Куполё (Иванова дня). Их слегка подвяливали в течение суток, но не на солнце, а чаще всего на проветриваемом чердаке. Затем подвяленные, но не сухие листья скручивали между ладоней до их потемнения, складывали в чугунки или горшки, закрыв мокрой тряпкой, и выдерживали в тепле полдня. В конце листья резали и сушили в печке. У «чая» получался нежный, слегка фруктовый вкус. В ХХ веке вожане полюбили пить и чай «по-русски»: из чашек и блюдец с сахаром вприкуску, но ещё в середине XIX ввека чай был явлением новым, его пили ложками из миски.

А главным праздничным напитком у води издавна было пиво ылут. Оно с давних пор служило и ритуальным напитком, сопровождавшим многие старинные обряды, прежде всего водские общинные праздненства вакковы. Готовили и квас таари, который всегда брали с собой на покосы и жатву.

Традиционная ижорская кухня

Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области», часть 4. 20. Ижорский обрядовый хлеб
 
Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области», часть 4. 21. Приготовление шпикового пирога пэккипииракка
 
Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области», часть 4. 22. Приготовление и раскатывание теста для ижорских пирогов
 
Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области», часть 4. 23. Ижорское блюдо муналохку
 
Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области», часть 4. 24. Ижорское блюдо рибакан кала
 
Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области», часть 4. 25. Ижорские рыбные блюда: рибакан кала, салака на кочерге и салака на полене
 
Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области», часть 4. 26. Ижорские щи кабустарокка
 
Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области», часть 4. 27. Ижорская каша мустиккапудру

Ижорская еда была бесхитростной, но она своей ясной простотой радовала всех и в тяжёлые дни ловли рыбы на заливе, и в короткие праздничные дни, когда важно было не только порадовать свою семью, но и обильно накормить всех приехавших гостей.

Главной старинной едой были каши из ячменя и ржаной хлеб. Раз в неделю ижоры выпекали хлеб лейбя – большие высокие караваи из кислого ржаного теста. Хлеб ели с каждой едой. Часто крошили хлеб, добавляя к нему подсолнечное или льняное мало, соль и резаный лук. Любили дети и пожилые люди покрошить уже чёрствый ржаной хлеб в размятую вместе с молоком чернику.

Кроме обычного ржаного хлеба ижоры выпекали особые обрядовые хлеба: свадебный каравай куппеэлилейбя («купельный хлеб») в виде высокого каравая, который непременно украшали узорами – «кружками» и «ямками». А древний ржаной хлеб ристилейбя («крестовый хлеб») готовили в особые дни перед Пасхой. На такой круглый хлеб иконой, взятой из святого угла дома, наносили изображение креста, и только потом ставили в печь. Им угощались в праздник Эйяпяйвя (Пасха Христова), а часть берегли до праздника Юрги (Юрьев день) и скармливали скоту, чтобы животные были здоровы и уцелели летом.

Хозяйки в весенний День жаворонков выпекали небольшие хлебцы киурулейбя («жавороночный хлеб») из ржаной муки на дрожжах и постном масле. В его состав должно было входить 12 компонентов («как в Святой дюжине»): кроме воды, муки и соли – святая вода, куски золы и т. д. На такие круглые хлебцы обязательно наносили узоры – «кресты». День жаворонков был особым весенним праздником у ижор на Сойкинском полуострове и в нижнелужских деревнях. К началу ХХ века этот день постепенно стал детским праздником: рано утром матери выпекали маленькие хлебцы, иногда уже в форме птичек. Дети шли в поля кормить птиц, подзывая их песнями. Тогда, считалось, хлеба станут хорошо расти.

Особые хлебцы сатула («седло») с целым яйцом пекли к «лошадиному» празднику Лаари – Дню св. Флора и Лавра, угощая ими лошадей. Было своё угощение ламмазлейбя («овечий хлеб») и для «овечьего» праздника Настосья – Дня св. Анастасии. Своего выращенного хлеба обычно хватало лишь до Рождества. Уже в декабрьские дни ижоры на телегах с замороженной салакой появлялись в самых отдалённых деревнях Петербургской губернии, обменивая рыбу на ржаную, ячменную и пшеничную муку. Только в начале XIX века в ижорских деревнях появился картофель, который ижоры прозвали маамунат («земляные яйца»). И спустя немного времени все ижоры говорили: «Картофель важнее хлеба! Без него не прожить!» Каждое утро хозяйка варила в большом чугуне неочищенный картофель. Его ели и утром, и изготавливали из него разные блюда в течение дня: муналохку («картофельный кусок») – картофель, запечённый со сметаной, картофельное пюре мунавэлли («картофельная каша»), картофель с сухими грибами хаввотту муна («запечённый картофель»).

Ижоры – рыбаки, поэтому рыба всегда была на их столе. Салака и корюшка, окунь и щука, минога и налим, сырть и плотва – всё, что давало море, оказывалось в глиняных ижорских латках. Не случайно соседи ижор – вожане и ингерманландские финны – часто в шутку называли сойкинских ижор «душителями рыбы». Рыбу сушили, солили, из неё варили уху, делали пироги. В каждом доме хозяйки варили рибакан кала («рыба по-рыбацки»): салаку брюшками вверх плотно клали на сковороду, наполовину залив водой и добавив соль и зелёный лук, и «парили» её в печи или на плите. Это блюдо называлось также саарен суппи («островной суп»). Его готовили и рыбаки при проживании в деревянных «будках» на льду и на островах во время зимнего лова. А самый быстрый способ приготовления салаки – калапайссиккаат («рыбные поджарки») или «салака на кочерге»: салаку просто укладывали на край кочерги и жарили, держа кочергу на открытом огне в печи. Так же быстро ижоры готовили салаку и на полене.

По праздникам и при тяжёлой работе готовили еду с мясом. Тогда на столах появлялось и самое сытное ижорское блюдо – запечённый в горшочке соус войкастэ («масляный соус») из яиц, масла и сливок или сметаны. В такой соус обмакивали куски хлеба, поэтому позднее такой соус получил русское название «маканье».

Вкусной молочной едой было коккоймайдо («костровое молоко»). Этот вариант домашнего сыра готовили один раз в году – на третий день после отёла коровы, когда молоко было особенно жирным. Такое молоко наливают в горшок, а когда оно становится простоквашей, запекают в молочном горшке в печке. Перед этим на поверхность простокваши обязательно опускали взятый из печки горячий уголёк. Поэтому сыр и называли «костровым» – ведь по-ижорски коккой означает ритуальный костёр, который зажигали ижоры в ночь на Иванов день. Костёр должен был защитить деревню от бед и болезней, а уголёк в сыре – сохранить телят.

Обычной едой были ржаные пироги пииракат с капустой, грибами, поджаренным салом. Когда готовили тесто для хлеба, тут же часть его оставляли на пироги. На праздниках не обходились без закрытых пшеничных пирогов с разнообразной начинкой, ягодных и творожных круглых ватрушек ватрускат. Были в ижорских деревнях и свои непривычные для других мест невероятно вкусные пироги с тушёной кислой капустой и с двухслойной начинкой из капусты и жареной салаки. Как они были хороши!

Из капусты варили постные и мясные щи, её тушили в свежем и квашеном виде. В каждом ижорском доме были блюда из свежих и солёных грибов, часто заваривали толокно. Непременно готовили и блюда из яиц. Кроме уже оговорённого соуса войкастэ любили ижоры готовить и пэккирээхтила («шпиковая сковорода») – яичницу с обжаренным солёным салом. Иногда ломтики сала томили в латке в печи, ели, окуная в жир, хлеб или блины.

Собирали и заготавливали клюкву, малину, бруснику, чернику. Чернику ижоры сушили на печке, а потом добавляли в чай, клали в пироги. Вместе с ней варили и манную кашу и заливали её уже в тарелке молоком – блюдо мустиккапудру («черничная каша») получалось очень красивым: розово-сиреневый «остров» возвышался над молочным «морем».

Рекомендованная литература

Конькова О. И. Традиционная кухня коренных малочисленных народов Ленинградской области (вепсов, води, ижор). – СПб., 2016. – 48 c.; илл.

Конькова О. И. Традиционная кухня // Водь. Очерки истории и культуры. СПб., 2009. С. 93 – 99.

Конькова О. И. Орнаменты и обрядовая еда // Орнаменты ижор и финнов Западной Ингерманландии. СПб., 2010. С. 64 – 66.

Никольская Р. Ф. Карельская и финская кухня. Петрозаводск, 2001.

Сойни Д. Секреты национальной кухни финно-угорских народов. СПб., 2016.

Строгальщикова З. И. Народная кухня // Вепсы. Очерки истории и культуры. СПб., 2014. С. 133 – 135.

Раздел «Традиционная пища» сайта «Коренные малочисленные народы Ленинградской области»

Приложение:

Рецепты традиционной кухни коренных малочисленных народов Ленинградской области

Рецепты вепсской традиционной кухни

SKANCAD – сканцы
Часто их также называют коростами (korostad) или сульчнями (sul’čnäd). Сканец – основа всех вепсских калиток, капустников и сканцев с кашей. Мы приводим сразу 3 рецепта, так как сейчас в разных деревнях их делают немного по-разному.

1-й рецепт: 50 г сливочного масла растапливают и смешивают со стаканом молока, добавляют немного соли и всыпают ржаную муку так, чтобы тесто получилось чуть мягче, чем для пельменей. Тесто хорошо замешивают и делают небольшие «лепёшечки», из которых раскатывают сканцы. Толщина сканца должна быть чем тоньше тем лучше, не больше 3 мм! Потом сканцы обжаривают на сухой сковороде (или добавляя совсем немного растительного масла) с двух сторон. Готовые сканцы смазывают сливочным маслом.

2-й рецепт: смешивают 1 стакан кефира, соль, 1 яйцо, 1 часть ржаной и 1 часть пшеничной муки, немного топлёного масла (можно и мелко порезанный маргарин, смешанный с мукой). Раскатывают тесто в виде колбаски, режут на кусочки и ладонью скатывают шарики на столе, посыпанном мукой. Затем из шарика скалкой раскатывают сканец. Чтобы сканец вышел ровным, его часто подрезают блюдцем. Далее так же, как в 1-м рецепте.

3-й рецепт: для приготовления теста в миску наливают простоквашу (её можно заменить свежим молоком), добавляют сметану, соль, хорошо размешивают. Затем всыпают пшеничную муку, замешивают густое тесто. Тесто выкладывают из миски на доску, посыпанную ржаной мукой и продолжают месить до тех пор, пока оно не перестанет приставать к рукам и доске. Тесто скатывают в колбаску, отрезают от неё одинакового размера кусочки, делают шарики и из них раскатывают очень тонкие лепёшки.

KALITKAD – калитки
В наши дни калитки стали, пожалуй, самым известным вепсским традиционным блюдом. Для приготовления теста требуется ржаная мука, вода (простокваша, молоко), масло, сметана, соль.

1 стакан простокваши (в наши дни берут и кефир) солят по вкусу и обязательно добавляют 2 столовых ложки растительного масла – тогда тесто получится лучше. Замешивают густое тесто из ржаной муки, примерно как для пельменей. Хозяйки советуют добавлять немного манной крупы, чтобы корочка калиток была более хрустящей. Хорошо разминают тесто руками на столе, посыпанном белой пшеничной мукой. Затем тесту дают «подышать» (8-10 мин.) и придают ему продолговатую форму колбаски, которую затем режут на кружочки толщиной 12-14 мм, срезы которых посыпают мукой. Крутя между ладонями, кружок приминают сверху, делают его более тонким и формуют округлую лепёшку. Затем раскатывают её скалкой до очень тонкого коржа-сканца толщиной 0,2 см и около 15 см в диаметре. Сканцы складывают стопкой друг на друга, чтобы они не пересохли, и слегка пересыпают мукой, чтобы они не слиплись.

Начинку надо приготовить заранее. Для начинки калиток используют или толокно, или гороховую муку, разведённые молоком до состояния густой каши, или размоченную в простокваше ячменную крупу. Сейчас чаще начинкой является пшённая молочная каша, картофельное пюре, иногда творог. Чтобы приготовить картофельную начинку, варят картофель (1-1,5 кг), сливают воду, толкут, добавляют горячее молоко, 2 яйца, сливочное масло по вкусу, солят и хорошо размешивают. Пюре должно быть не густым, но и не жидким, тёплым, но не горячим.

А теперь пора делать сами калитки. Противень для калиток не смазывают, а слегка «припудривают» ржаной мукой и раскладывают на них сканцы. На них кладут пюре и разравнивают, отступив от краёв 1,5-2 см. Толщина пюре доходит до 1,5 см, при этом в центре делают небольшое углубление, чтобы не стекала сметана. Края сканца заворачивают наверх на полтора-два сантиметра и защипывают по кругу, придавая калитке округлую или прямоугольную форму. Верх пюре смазывают сметаной, добавив в неё желток свежего яйца – иначе сметана может не зарумяниться. Выпекают калитки в печи, где их ставят в первый жар. Можно выпекать калитки и в нагретой духовке при температуре до 240 градусов, пока дно калитки не станет твёрдым. Когда калитки испекутся, их нельзя оставлять их на противне, чтобы их дно не размякло. Сразу после снятия из печи калитки раньше окунали в масло, теперь обильно смазывают сливочным или топлёным маслом. Калитки едят горячими с ухой, супом, молоком или с чаем.

KOLOBAD TAUKNANKE DA BOLANKE – колобы с толокном и брусникой
Колобами вепсы называют открытые пирожки с самой разной начинкой. Обычно в колобы добавляли только толокно, но с лета до весны делали начинку, смешивая толокно и бруснику. Сначала готовят дрожжевое тесто на теплом молоке из пшеничной муки с добавлением соли, сахара и растительного масла. Тщательно размешав, тесто ставят на два-три часа в тёплое место. Для начинки разводят в сметане толокно (овсяную муку), добавляют сахар, растопленное сливочное масло, яйцо, немного соли, можно добавить и сливки, особенно если начинка получилась слишком густой. Затем добавляют бруснику (свежую или мочёную) и все перемешивают. Из теста делают круглые лепёшки и выкладывают их на противень, смазанный растительным маслом. Сверху кладут начинку, смазывая её сметаной, а края – взбитым яйцом. Выпекают в печи до готовности, а в духовке – около 40 минут при температуре 180 градусов. Готовые колобы смазывают растопленным сливочным маслом.

Для колобов понадобится: 1 кг пшеничной муки, 0,5 л молока, 10 г сухих дрожжей, 1 ч. л. соли, 1 ст. сахара. Для начинки: 250 г толокна, 1 ст. сметаны, 150 г сливочного масла, 1 яйцо, 2 ст. брусники, 1 ст. л. сахара, 1 ч. л. соли.

KIRZAD – тонкие блины
Чтобы приготовить тонкие блины кирзад, смешивают свежее молоко, воду, яйцо, соль, подсолнечное масло и муку так, чтобы получилось жидкое тесто. Тесто выливают на сковороду, сливая остатки. Вепсы едят кирзад с разнообразными начинками, что делает их вкус неповторимым: можно есть их с молочной яичницей, с картофельным пюре (приготовленным как для калиток), со смесью кислого молока, сметаны и творога, с солёными грибами с луком репчатым и растительным маслом. Иногда кирзад посыпают толокном, сворачивают рулетиком и обжаривают.

Для их приготовления нужны: по 1,5 ст. молока и воды, 2 яйца, 1,5 ст. л. подсолнечного масла, 1,5 ст. муки, соль по вкусу.

PIRGAD VÄVULE – «пироги для зятя»
Сладкие пироги или «пироги для зятя» – традиционное обрядовое блюдо вепсов.

Для приготовления пресного теста понадобятся: 1 яйцо, 2 ст. л. сметаны, 2 ст. л. сливок или молока, 2 ст. л. воды, щепотка сахарного песка и соли, немного растопленного сливочного масла, мука.
Замешиваем густое тесто и даём ему постоять 10-15 минут. Тесту придаём форму колбаски, нарезаем на кусочки и раскатываем тонкие сканцы. Половину каждого сканца посыпаем сахарным песком и закрываем второй половиной. Аккуратно защипываем края. Жарим на хорошо разогретой сковороде в растительном масле.

Капустники
Как делаются сканцы для капустников, можно почитать в предыдущих рецептах. Капусту сечкой рубят очень мелко, а затем перетирают с солью и очень сильно отжимают сок. Обжаривают отжатую капусту на сливочном масле. В начинку яйца не кладут, но иногда добавляют ложку густой сметаны. Начинку выкладывают на половинку сканца, второй половиной её закрывают и блюдечком обрезают край, тем самым защипывая пирожок. Жарят на растительном масле с двух сторон или запекают в духовке. Вынутые из духовки пироги смазывают маслом.

KALAKURNIK – рыбник, курник
Для настоящего рыбника готовят кислое ржаное тесто, в наши дни хозяйки для праздников замешивают дрожжевое пшеничное тесто. Использовать пресное тесто для рыбников не следует: оно ломается, и сок может вытечь. Тесто разделывают на лепёшки толщиной около 1 см. При этом многие вепсские хозяйки разделывают тесто не в муке, а налив на стол растительного масла и смазав им руки. На середину кладут вычищенную подсоленную рыбу и добавляют масло. Зачастую пирог своим видом повторяет форму завёрнутой в него рыбы. Если поймана большая рыба – то и рыбник получится продолговатым. Если рыба попалась средняя или мелкая, то укладывают её целиком, и рыбник приобретает круглую форму. В таком круглом рыбнике в центре может проделываться отверстие. Защипывают края и ставят рыбник в печь или духовку. Тесто внутри при запекании пропитывается соком начинки. Готовность рыбника проверяли так: доставали пирог из печи и встряхивали. Если рыба в нём «ходила» – значит, рыбник готов. Его смазывали водой или квасом. Раньше верхнюю корку ржаного рыбника срезали, и она служила хлебом.

BOUNUSHNIK – пирог с грибами
Для этого старинного вепсского пирога замешивают дрожжевое ржаное или пшеничное тесто. Солёные грибы (лучше рыжики) вымачивают в воде, иногда добавляют также вымоченные и уже отваренные сухие грибы. Грибы мелко рубят, добавляют порезанный обжаренный лук, иногда – варёные рубленые яйца или сваренную на молоке перловую кашу. Начинку хорошо перемешивают. Тесто делят на 2 части и раскатывают в пласты толщиной до 1 см. На один пласт раскладывают начинку и закрывают её вторым пластом, защипывая края. Часто таким же образом делали вепсы маленькие пирожки, но в начинку тогда клали только солёные грибы (и опять лучше рыжики).
Для этого пирога понадобятся: 400 г солёных грибов, 100 г сухих грибов, 2-3 луковицы, 3-4 яйца, 50 г сливочного масла, 30 г каши.

IMEL´ KAŠ – сладкая каша
Для этой древней каши сначала готовят солод: проращивают рожь до тех пор, пока пророщенные зерна не образуют с трудом разрываемый «ковёр», затем его разделяют на мелкие части, сушат на противне в печке и мелют муку. Просеянную муку всыпают в кипяток, добавляют сахарный песок и замешивают негустую кашу. Часто солодовую кашу вепсы едят, размешав с брусникой, растёртой с сахаром. Говорят, что это «вкуснота необыкновенная»!

REHTIKIRZ – «сковородная лепёшка»
Ячневую крупу замачивают в простокваше, добавляя немного сметаны, и оставляют на ночь для набухания. Утром добавляют яйцо, масло, соль и хорошо размешивают до средней густоты. Сковороду смазывают маслом, выкладывают смесь на неё, сверху обмазывают сметаной и яйцом и ставят в печь или в духовку.

HUTTU – загуста
Такое блюдо всегда готовили на скорую руку. В кипящую воду насыпают ржаную муку, реже – овсяную или ячменную и немного солят. Загусту все время перемешивают, чтобы она не подгорела. Каша готова, если она вспенится три раза, при этом каждый раз её снимают с огня и хорошо размешивают, чтобы не осталась сырая мука. Готовую горячую загусту раскладывают в тарелки, делая в середине углубление: туда наливают сметану или растопленное масло, подслащённую воду или кладут мочёную бруснику. Для загусты берут 1,5 ст. ржаной муки, 1 л воды, соль по вкусу.

VALEDUT RED’K – холодный суп из редьки
Для холодного супа из редьки прежде всего берут клюкву и разминают её толкушкой. Чёрную редьку натирают на мелкой тёрке и добавляют к клюкве. Туда же кладут мелко порезанный репчатый лук и отварной картофель, все это заливают водой и немного солят. Некоторые хозяйки добавляют ещё немного сахарного песка. Такой холодный суп ели во время поста вместе с чёрным хлебом. У вепсов деревни Мягозера его ели для снятия похмелья после длинных весёлых праздников.

KAGRAN KISEL’ – овсяный кисель
Сейчас такой кисель делают из покупного крупного геркулеса. Геркулес заливают холодной водой и держат в тепле 1-2 дня, чтобы он прокис. Затем сливают воду через сито, жмых отжимают и немного промывают. После этого стёкшей воде дают отстояться, и на дне посуды образуется густой крахмал, из которого и варят кисель. Едят овсяный кисель по-разному: поливают постным маслом, посыпают песком или окунают ложку с киселём в сладкую воду.

JAREDAS SURMASPEI KAŠ – перловая каша
Для приготовления вепсской перловой каши понадобится 100 г перловой крупы, 1 л воды или молока, 1 ч. л. соли, 50 г масла, полстакана сливок или сметаны, 1 луковица.
Крупу промывают и оставляют в воде для разбухания на 12 часов. Затем воду сливают и отваривают в новой воде (или молоке) до готовности, не забывая посолить. Такую кашу варят 2-4 часа. Каша не должна получиться густой. Готовность каши проверяется по светло-коричневому цвету с красноватым оттенком. Перед едой в кашу добавляют растительное масло, иногда сливки и сливочное масло. В холодную кашу хорошо покрошить мелко порезанный репчатый лук, а когда нет поста, добавляют ещё и сметану.

BOLAN KAŠ – брусничная каша
Эта каша, любимая многими вепсами ещё с детства, готовится быстро, а вкус её держится долго. Бруснику пропаривают в воде так, чтобы не оставалось целых ягод. В эту горячую смесь постепенно всыпают ржаную муку, непрерывно крутя мутовкой, чтобы не было комков. Затем добавляют песок и соль по вкусу. Хозяйки советуют не переваривать кашу, а то она станет слишком жидкой.

Суп из «заветренного» (AHOVOITUD) мяса
Чтобы сохранить засоленное мясо, вепсы клали его весной в сети и вывешивали сначала на фасад дома, а затем под стреху на чердаке. Так оно обветривалось, но не портилось. Такое мясо замачивают на ночь, утром хорошо промывают, добавляют перловую крупу, картофель и лук, а затем ставят в печь томиться на 2-3 часа. У такого супа получается особый терпкий вкус.

Репа пареная и сушёная
Пареная репа – одно из самых сладких вепсских блюд. Очищенную репу режут на довольно крупные куски, плотно укладывают в чугунок, наливают воды по самые «плечики» и добавляют сахар. Туда же можно добавить морковь или брюкву. Не закрывая крышкой, горшок ставят в печь, где репа стоит, пока вода почти полностью не выпарится. Только тогда репа становится невероятно сладкой, почти медовой! Можно приготовить и сушёную репу. Для этого пропаренную репу нарезают на тонкие пласты, укладывают на противень и просушивают в печке. Куски репы становятся коричневыми, сладкими и потом долго жуются как тянучки. Это было старинным лакомством всех вепсских детей.

Топлёное молоко с черёмухой
Многие вепсы с благоговением вспоминают это старинное блюдо. Для его приготовления в соцветиях черёмухи обрывают ножку до первого цветка, а затем промывают. Количество соцветий выбирают по желанию, чтобы запах получился сильнее или слабее. Соцветия кладут в глиняный горшок, заливают молоком и ставят в печку томиться. Такое черёмуховое молоко пьют обычно с сахаром вприкуску или добавляют в чай.

Холодная похлёбка
Зелёный лук с солью разминают толкушкой, нарезают варёный картофель, сваренное вкрутую яйцо и заливают либо квасом repoi, либо творожной закваской sagu vezi, либо хлебной закваской taigin vezi. Если же их нет, используют простую воду с небольшим количеством сметаны. Эту похлёбку едят с чёрным хлебом.

Холодная похлёбка с черникой
Собранную свежую чернику разминают с луком и солью, добавляют немного сахара и заливают водой. Едят с чёрным хлебом.

Рецепты водской традиционной кухни

OZRIKKO (ызрикко)
Такую ячменную лепёшку вожане готовили по воскресеньям. Берут 0,5 л молока, 3 яйца, по половине ч. л. соды и соли, муку (лучше ячменную, её можно изготовить, перемолов перловую крупу), смешивают до густоты сметаны. Затем жидкое тесто выливают в глубокую сковороду и ставят в печь до получения коричневой корочки. Готовое ызрикко разрезают на куски и едят, обмакивая в соус касты (kastõ).

KASTÕ (касты)
Подают как соус к ызрикко. Для его приготовления смешивают в глиняном горшочке 2 яйца, 0,5 л сливок, 150 г сливочного масла, чуть-чуть соли. Затем ставят в печь ненадолго, до запекания.

SELÄNKKA (сэлянкка)
Чтобы приготовить это блюдо, обжаривают на сковороде кусочки солёного сала, добавляют 0,5 л молока, 3 яйца, 3 ст. л. муки, соль по вкусу. Все перемешивают и ставят в печь на небольшой жар на долгое время.

SURMIKKO (сурмикко)
Такую кашу вожане часто готовили на ужин. Для её приготовления в горшок кладут 1 ст. перловой крупы, 4 ст. воды, кусочек сливочного масла и соль по вкусу. Горшок ставят в печь на небольшой жар на долгое время. Едят такую кашу с топлёным молоком.

VAMPU SILAKKA (вампу силакка)
Свежую салаку чистят, нарезают кусочками, солят и ставят под пригнёт на три дня. После засола её сбрызгивают уксусом, добавляют подсолнечное масло и репчатый лук, немного дают настояться, и через час уже можно угощаться.

KAGRAKIISSELI (кагракииссэли)
Для приготовления овсяного киселя берут 500 г крупных овсяных хлопьев и замачивают в двух литрах холодной воды. Ставят в тёплое место примерно на сутки (пока не скиснет), затем пропускают через сито и дают отстояться. Воду сливают, а полученный осадок ещё раз заливают двумя литрами холодной воды. После отстоя воду опять сливают, кипятят и добавляют в неё осадок вместе с небольшим количеством соли. Овсяный кисель можно пить горячим с молоком, с сахарным песком и сливочным маслом, а можно есть холодным с сахарным песком или вареньем.

MÄHCÄ (мяхчя)
Для приготовления этого древнего водского блюда сначала готовят ржаное тесто и гороховый суп. Затем в ржаное тесто вмешивают загустевший гороховый суп и ставят томиться в печь на полдня и ночь. Часто в мяхчя добавляют ещё мочёную бруснику (летом смородину) и снова ставят в жаркую печь ещё часа на три. Готовую кулагу мяхчя едят ложками обычно в постные дни и особенно на Пасху.

SÕR (сыр)
Для изготовления водского домашнего сыра существует два рецепта. Первый из них – старинный рецепт, он более сложный, но и сыр получается более вкусным, особенно если его готовят из домашних яиц и свежего молока. Зато сыр по второму рецепту делается быстрее.
1-й рецепт: Берут 5 свежих яиц и отделяют белки от желтков. Белки тщательно перемешивают с 3 стаканами простокваши. Кипятят 3 л свежего молока и вливают в него смесь из белков и простокваши. Все это кипятят не более минуты, чтобы молоко свернулось в «клубок». Всю створоженную массу кладут в большую миску и ложкой отминают её, чтобы вышла сыворотка, а затем добавляют желтки с солью и тмин по вкусу и продолжают все перемешивать и отминать. Потом кладут массу в марлю или тонкую полотняную ткань, раскладывают ровным слоем на «сырную» рамку (квадратную раму с натянутой сеткой), кладут сверху гнёт и дают стечь.
2-й рецепт: Готовят творог, дают ему стечь, а затем в него добавляют яйца, масло, тмин и кладут эту массу под пресс.

Суп из миноги
Для приготовления этого блюда, столь любимого вожанами деревень Нижней Луги, сначала отваривают нарезанный картофель и морковь, добавляя соль и репчатый лук. Когда овощи будут готовы, а вода немного выкипит, в суп добавляют разрезанные на крупные куски миноги и продолжают варить, чтобы почти вся вода в чугуне выпарилась. Добавив масло, суп разливают по тарелкам.

Рецепты ижорской традиционной кухни

РИБАКАН КАЛА / СААРЭН СУППИ («рыбацкая рыба» / «островной суп»)
Для такого блюда понадобятся 10-15 штук салаки (или корюшки), 1 ст. воды, 1 ст. л. сливочного масла, ½ ст. сливок (или молока), лук и соль по вкусу. Рыбу моют, но никогда не чистят. Затем на сковороде её плотно укладывают рядами брюшком вверх (иногда двумя слоями), солят и сверху кладут нарезанный кружочками репчатый лук. Затем заливают небольшим количеством воды, так, чтобы рыба была покрыта ею. Такой суп варят или на плите или в устье печи на небольшом жару, чтобы вода выкипала, при необходимости воду подливают. В конце иногда добавляют растительное масло и кипятят ещё немного. В «островном супе» нет картофеля и почти нет самого бульона. Такой суп порой называли «рыбацкой рыбой» потому, что именно его готовили рыбаки на море при проживании во время зимнего лова в деревянных «будках» на льду и на островах. Дома такую еду готовили чаще всего в печке и в конце часто вместе с маслом добавляли сливки или молоко, иногда и резаный зелёный лук. Могли в такую еду добавить и картофель: его резали на куски и укладывали нижним и верхним слоем, при этом добавка молока или сливок обязательна. Рыбу из такого супа ели руками, «по-рыбацки».

KALAPAISSIKKAAT – «рыбные поджарки» (салака на кочерге)
Самое быстро приготовляемое ижорское рыбное блюдо. Когда рыбаки возвращались домой с моря, хозяйка, стремясь как можно быстрее накормить усталых добытчиков, обмывала принесённую салаку и, быстро положив её рядком на кочергу (до 10 шт.), просто жарила перед углями натопленной печи по 3-4 минуты с каждой стороны. С рыбой, поджаренной на кочерге, пекли и пирог калапииракка. Сколько приятных воспоминаний довелось услышать о «самой вкусной салаке», приготовленной таким простым и необычным способом!

KALAPAISSIKKAAT – «рыбные поджарки» (салака на полене)
Готовят это блюдо так же быстро, как и салаку на кочерге, но рыбу (10-12 шт.) кладут перед углями в печи на ольховое или берёзовое полено. Такую салаку готовят на полене и когда нет спешки – поджарив, можно положить готовую рыбу на тарелку с варёным картофелем, посыпанным зелёным луком. С таким образом приготовленной рыбой также пекут пирог калапииракка.

МУНАЛОХКУ – «картофельный кусок»
Такое блюдо делают из сваренного утром картофеля. Для него нужны 10 крупных варёных картофелин, 2 луковицы, 50 г растительного масла, 200 г сметаны, соль по вкусу, и (по желанию) 100 г поджаренного сала. В латку кладут крупно нарезанные дольки картофеля, нарезанный кольцами лук и соль. Поверх можно положить и поджаренное солёное свиное сало. Потом наливают немного подсолнечного масла и, наконец, заливают сметаной. Затем всё запекают в печи.

МУНАВЭЛЛИ / КАРТТУЛИВЭЛЛИ – картофельная каша
Для неё нужны 10 варёных очищенных картофелин, 1-2 яйца, 200 мл молока, 50 г масла, соль по вкусу. Картофель толкут прямо в глиняной латке, добавляют яйца, молоко, соль и масло. Все перемешивают и запекают в печи до образования румяной корочки. Готовая мунавэлли особенно вкусна, если её есть, запивая холодным молоком.

ХАВВОТТУ МУНА – запечённый картофель
Такое блюдо из картофеля и сухих грибов ижоры готовили чаще всего во время поста и в будние дни. Для него нужны 8 картофелин, 50 г сухих грибов, 2-3 лавровых листа, 3 ст. л. растительного масла, соль по вкусу. На дно глиняного горшка кладут нарезанный картофель. Затем укладывают слой сухих грибов и нарезанный дольками лук, добавляют соль и лавровый лист, наливают воду так, чтобы всё было покрыто водой и наливают немного растительного масла. Готовят в печи и едят с ржаным хлебом.

ПЭККИРЕЭХТИЛА – «шпиковая сковорода»
Для приготовления ижорского омлета со шпиком понадобятся 4 яйца, 100 мл молока, 150 г солёного шпика. Сначала на огне печи на сковороде подрумянивают нарезанный ломтиками солёный шпик. Затем яйца размешивают в небольшом количестве воды, добавляют молоко и смесь выливают на сковороду со шпиком. Пара минут – и пэккиреэхтила готова!

ПЭККИЛААТКА – «шпиковая латка»
Тонко нарезанное солёное сало или жирную солёную свинину (300 г) выкладывают в глиняную латку и поджаривают в печи до коричневого цвета. Такое блюдо едят с белым хлебом или блинами, окуная их прямо в тёплый растопленный жир.

КАБУСТАРОККА – капустные щи
Щи готовили со свежей или квашеной капустой и картофелем. В праздники и во время тяжёлой работы щи варили с мясом, в обычное время и в дни поста – без мяса, но с добавлением ячневой крупы и муки. Для щей берут 500 г мяса, небольшой кочан свежей капусты (или 0,5 кг квашеной), 5 картофелин, 2 луковицы, лавровый лист, перец, соль по вкусу.
В чугунок кладут мясо, нарубленную свежую капусту или промытую и отжатую квашеную капусту, картофель, луковицы, соль, перец горошком и лавровый лист. Плотно закрыв крышкой, варят в печи 1,5-2 часа. Если щи готовят без мяса, то сразу добавляют ячневую крупу и немного муки для густоты.

HAPANKABUSTA – «кислая капуста»
Квашеную капусту (2 кг) промывают, добавляют чаще всего домашнюю тушёнку, реже – просоленное или свежее мясо (0,5 кг). Соль обычно в такую еду не добавляют. В чугунке или латке капусту с мясом тушат в печи до готовности. Это блюдо едят вместе с варёным картофелем.

ВОЙКАСТЭ / КАСТЭ – масляный соус / соус
Такой соус (в последние годы его чаще называют по-русски «маканье») готовили как праздничное блюдо ко многим церковным и народным праздникам, а также на свадьбу и по воскресеньям. Понадобятся 4-6 яиц, 1 ст. сливок или сметаны, 150-200 г сливочного масла, соль по вкусу. В маленьком глиняном горшке смешивают яйца, сливки (или сметану) и соль. Сверху кладут куски масла. Горшочек с соусом ставят в растопленную печь на 30-40 минут до появления коричневатой корочки сверху. Войкастэ – самое сытное блюдо на ижорском столе! Горшочек ставят посредине и все макают в него куски мягкого хлеба.

КОККОЙМАЙДО – «костровое молоко»
Этот вариант домашнего сыра готовили один раз в году – на третий день после отёла коровы, когда молоко было особенно жирным. Поэтому его иногда и называли «сыром трехдневной дойки». Такое молоко наливают в горшок, а когда оно становится простоквашей, запекают в молочном горшке майтопайда в печке. Перед этим на поверхность простокваши обязательно опускали взятый из печки горячий уголёк, что должно было охранить телят в будущем. Вероятно, именно поэтому такой сыр называли «костровым» – ведь по-ижорски коккой означает ритуальный костёр, который зажигали ижоры в ночь на Иванов день, и который должен был защитить деревню от бед и болезней. Лёгкий уголёк оставался на поверхности молока и был виден после запекания сыра. Также перед запеканием в горшок клали и медную копейку, которая, разумеется, опускалась на дно. Кому она доставалась во время угощения сыром коккоймайдо, тот «будет счастливым», т.к. считалось, что деньги приносят счастье.

Перед тем, как начать есть коккоймайдо, хозяйки из ижорской деревни Логове (Логи Кингисеппского района) клали под горшок ржаную солому или «круг» из сена. А в деревне Вэнаконтса (совр. Пахомовка Кингисеппского района) на стол под молочный горшок клали капустный лист или клок сена. Глубоко верующая хозяйка могла положить под горшок на стол 10 или 20-копеечные монеты – за эту стоимость покупали в церкви восковые свечи в честь Св. Георгия: «Это на благо корове, чтобы Св. Георгий дал бы корове здоровья и покоя». Перед тем, как начать есть коккоймайдо, ижоры обязательно крестились. А во время еды этого сыра хозяйка легонько стучала детей ложкой по голове, «чтобы телёнок был здоровым». Если рождалась тёлочка, то щелкали ложкой мальчика по лбу и говорили: «Бычки в голову, тёлочке расти!». При рождении бычка девочке делали щелчок ложкой по лбу и говорили: «Тёлочки в голову, бычку расти!». Такое блюдо ели и тёплым с маслом, и холодным.

МУСТИККАПУДРУ – черничная каша
Это была любимая еда детей – они сами ходили в лес и собирали для неё чернику. Для её приготовления нужен 1 неполный ст. манной или овсяной крупы, 1 л воды, 1-2 ст. черники, соль по вкусу. Манную или овсяную крупу засыпают в горячую воду, заранее положив в неё соль (можно и сахар, но в прежние времена сахар не клали), всё варят минуты три, постоянно перемешивая, пока каша не загустеет. Не снимая её с огня, добавляют чернику. Если каша готовится осенью, зимой или весной, то в неё кладут предварительно размоченную сушёную чернику. Когда каша немного остынет, её выкладывают в миску или глубокую тарелку и заливают молоком. Такую кашу можно есть и холодной с парным молоком. Мустиккапудру очень красива и вкусна!

РУИСТАЙКИНА – ржаное тесто
Опарное тесто для хлеба и будничных пирогов готовили одинаково. В ижорских домах тесто всегда готовили на закваске. Мы приводим рецепт приготовления ржаного дрожжевого теста в наши дни, и на его основе можно приготовить все ржаные пироги. Понадобится 400 г ржаной муки, вода (100 мл развести с дрожжами и 200 мл в тесто), масло растительное (40 мл в тесто и 40 для жарки капусты), 1,5 ч. л. соли, по желанию 1,5 ст. л. сахара, 15 г сухих дрожжей. Сначала разводят дрожжи в воде, дают им полностью раствориться и подняться. Затем вливают ещё 200 мл воды, добавляют соль, сахар, ржаную муку. После перемешивания должна получиться опара как жидкая сметана, её оставляют «подходить» около 20 минут. Когда опара поднимется, добавляют растительное масло и понемногу муку. Тесто замешивают и оставляют «подходить» в тёплом месте минут 30-40. После первого подъёма тесто обминают и оставляют ещё на 40 минут. В конце формируют необходимую форму хлеба или раскатывают тесто.

КАЛАПИИРАККА – рыбный пирог
Рыбный пирог готовили обычно из кислого ржаного теста – когда пекли хлеб, делали заодно и пироги. Лишь по праздникам использовали пшеничную муку. Начинкой будничных пирогов была салака или корюшка. Рыбу для пирогов сначала готовят особым традиционным способом – жарят в устье печи на полене или на кочерге (см. рецепты выше). Вместе с рыбой в пирог обязательно кладут капусту или картофель.
Понадобятся для такого пирога 600 г теста из ржаной муки, 500 г капусты или картофеля, ½ ст. растительного масла, 10-12 шт. запечённой на кочерге или полене рыбы (некрупной салаки или корюшки), по желанию 1-2 луковицы, молотый чёрный перец. Сначала свежую или квашеную капусту обжаривают на сковороде на растительном масле. Если делают пирог с картофелем – то картофель сначала варят, потом нарезают или толкут, иногда добавляя в конце жареный лук, а в наши дни и чёрный молотый перец. Затем на раскатанное тесто сначала ровным слоем раскладывают тушёную капусту или картофель с луком, а затем сверху выкладывают жареную на полене или кочерге рыбу целиком плотными рядами. В наши дни рыбу кладут уже чищеную и без головы. Пирог закрывают свободными краями пласта теста, кладут на противень и выпекают в печи до появления румяной корочки.

ПЭККИПИИРАККА – шпиковый пирог
Такой пирог был очень сытным – чаще всего его готовили рыбакам перед выходом в море и перед тяжёлыми работами. Для его приготовления берут 600 г ржаного теста, 500 г сала или солёной свинины, 1 луковицу, по желанию 6-8 картофелин. Начинкой служит нарезанная кусочками солёная свинина или сало, предварительно слегка обжаренное вместе с луком. Часто нижним слоем выкладывали сваренный и размятый картофель с луком, поверх которого клали обжаренное сало. Перед выпечкой поверхность пирога увлажняют водой, а после вынимания из печи – растительным или сливочным маслом (или водой).

КУППЭЭЛИЛЕЙБЯ – «купельный хлеб»
Такой хлеб выпекали ижоры перед свадьбой и в доме жениха, и в доме невесты. Это был большой круглый ржаной каравай из кислого теста диаметром до 40 см. Он украшался по всей поверхности концентрическими кругами при помощи стаканов и рюмок, а в центре его часто делали углубление. Таким караваем родители благословляли молодых. За день-два до свадьбы в доме невесты устраивали вечеринку, куда приходили только замужние женщины, принося с собой хлеб, масло и другие продукты для свадебного стола. При этом принесённые деньги как раз складывали в отмеченное углубление на «купельном хлебе». После свадьбы «купельный хлеб» делился между всеми родственниками.

РИСТИЛЕЙБЯ / ЮРИНЛЕЙПЯ – «крестовый хлеб» / «Юрьев хлеб»
Древний ржаной хлеб ристилейбя выпекали в особые дни – чаще всего в среду четвёртой недели Великого поста. Для выпечки брали обычное ржаное кислое тесто, которое готовили на опаре. На круглый хлеб диаметром до 20 см и высотой «в четыре пальца» иконой, взятой из святого угла дома, перед выпечкой наносили изображение равноконечного креста, а потом ставили в печь. Иногда в центре размещали яйцо. Таким хлебом угощались в праздник Эйяпяйвя (Пасха Христова). А часть «крестового» хлеба берегли до праздника Юрги (Юрьев день), который праздновали 6 мая (23 апреля по старому стилю). Этот день был одним из самых главных в праздничной культуре ижор: именно в Юрги хозяйки первый раз в новом году ранним утром выгоняли скотину на пастбище, совершая при этом древние магические обряды, которые должны были защитить домашних животных от лесных зверей и сглаза до осени. Если Юрги был холодным днём или весна была поздней, коров все равно хоть на час выгоняли из хлева. По возвращении им скармливали часть припасённого ристилейбя, чтобы животные были здоровы и всегда возвращались домой, и при этом проговаривали: «Это тебе, < имя коровы>, твой хлебушек!»

КИУРУЛЕЙБЯ – «жавороночный хлеб»
Киурумпяйвя («день жаворонка») был особым весенним праздником у ижор на Сойкинском полуострове и в нижнелужских деревнях. Мы не знаем, имел ли он в прежние времена чёткую дату: пожилые ижорки относят этот праздник то ко времени выпечки особого хлеба, то ко дню, когда этот хлеб скармливали птицам на полях. Кое-где праздник Киурумпяйвя отмечали посередине предпасхального поста. В некоторых деревнях этот день выпадал на церковный праздник 40 великомучеников 22 марта (9 марта по старому стилю). Другие вспоминают, что его праздновали на Благовещенье пресвятой Богородицы 7 апреля (25 марта по старому стилю). День Благовещения был в крестьянской традиции народов Северо-Запада днём начала весны, днём «открытия земли», пробуждения её ото сна, выхода из земли змей, лягушек и насекомых, порой пробуждения пчёл и медведей и, главное, прилёта птиц. Хозяйки в день Киурумпяйвя выпекали в печи особые небольшие хлебцы из ржаной муки на дрожжах и постном масле. В деревне Савимяги (Глинки) на Сойкинском полуострове отмечали, что в состав такого хлеба должно входить 12 компонентов («как в Святой дюжине»): кроме воды, муки и соли – святая вода, куски золы и т.д. Позднее в тесто стали добавлять и дрожжи. Если хлебец был диаметром 10-15 см, то его назвали киурулейбя, а если совсем тонкий и небольшой, то киурукакку («жаворонков хлебец»). На такие круглые хлебцы обязательно наносили узоры. Чаще всего это было просто изображение креста, сделанное ножом. Реже среднюю часть круглого хлебца вытягивали вверх – получался «клюв». Ещё реже хозяйка делала киурулейбя из двух перекрещенных полосок теста, пальцем оставляя в месте их пересечения углубление.

Такие хлебцы сохраняли в святом углу дома, на полочке с иконой, вынося на поля в день первого прилёта жаворонков. Иногда хлеб разламывали и насыпали мелкие кусочки на камни, чтобы птицы поели, набрались сил и «красиво запели», только тогда «снег растает и все расти будет». Порой киурулейбя делили на три части: одну разламывали на мелкие кусочки и раскидывали на ветру («эта часть – Богу»), другую бросали на землю («чтобы земля растила хлеб») и лишь третью часть оставляли на камнях жаворонкам.

К началу ХХ века этот день постепенно стал «детским» праздником: рано утром матери выпекали маленькие хлебцы, иногда уже в форме птичек. Дети шли в поля кормить птиц, подзывая их песнями. Тогда, считалось, хлеба станут хорошо расти. Этот хлеб выпекают из обычного ржаного теста (смотрите рецепт приготовления выше).

САТУЛА – «седло»
Хлеб с таким странным названием связан с особо почитаемым у ижор «конским» праздником Лаари, который праздновался в день св. Флора и Лавра 31 августа (18 августа по старому стилю). В этот праздничный день из ржаной муки выпекался особый небольшой хлебец сатула с рисунком креста и со вставленным в середину яйцом. Лошадь гладили им по спине, чтобы она была гладкой и круглой, как яйцо. Затем сжатые снопы и сам хлеб давали лошади, а яйцо съедал тот, кто ухаживал за ней. Лошадей в день Лаари на работе не использовали, давали им отдохнуть. Сатула выпекают из обычного ржаного теста (смотрите рецепт приготовления выше).

ЛАММАЗЛЕЙБЯ – «овечий хлеб»
Обрядовый хлеб ламмазлейбя православные ижоры Сойкинского полуострова и Нижней Луги готовили на праздник Настосья (день св. Анастасии) – 11 ноября (29 октября по старому стилю). Это был женский праздник, ведь св. Анастасия считалась покровительницей овец, а именно хозяйкам приходилось о них заботиться. К этому дню варили пиво, а в домах побогаче резали специально выращенную к этому дню овцу. Для овец пекли особый ржаной хлеб с изображением креста, но уже без яйца (как для лошадей в день Лаари). Ламмазлейбя выпекают из обычного ржаного теста (см. рецепт приготовления выше).

 
 

Спасибо, друзья, за внимание к нашей публикации. Мы были бы вам очень признательны за оставленный отзыв. В наших следующих выпусках: секреты Медного всадника, раскрытые при реставрации. Напоминаем, что наши партнёры в своих организациях бесплатно раздают наши стенгазеты.
 
Ваш Георгий Попов, редактор к-я.рф
 
 
 
 


  • 0
Жилища народов мира

88. Жилища народов мира


Стенгазета «Жилища народов мира»

Благотворительная стенгазета для школьников, родителей и учителей Санкт-Петербурга «Коротко и ясно о самом интересном». Выпуск №88, февраль 2016 года.

Обратите внимание:
В интернет-версии БОЛЬШЕ материалов, чем в печатной.
Пробовали смотреть газеты на экране смартфона? Рекомендуем – очень удобно!

«Жилища народов мира»

(66 выбранных нами «объектов жилой недвижимости» от «абылайши» до «яранги»)

Стенгазеты благотворительного образовательного проекта «Коротко и ясно о самом интересном» (сайт к-я.рф) предназначены для школьников, родителей и учителей Санкт-Петербурга. Они бесплатно доставляются в большинство учебных заведений, а также в ряд больниц, детских домов и других учреждений города. Издания проекта не содержат никакой рекламы (только логотипы учредителей), политически и религиозно нейтральны, написаны лёгким языком, хорошо иллюстрированы. Они задуманы как информационное «тормошение» учащихся, пробуждение познавательной активности и стремления к чтению. Авторы и издатели, не претендуя на академическую полноту подачи материала, публикуют интересные факты, иллюстрации, интервью с известными деятелями науки и культуры и надеются тем самым повысить интерес школьников к образовательному процессу.

Дорогие друзья! Наши постоянные читатели заметили, что мы не в первый раз представляем выпуск, так или иначе связанный с темой недвижимости. Недавно мы обсудили самые первые жилые сооружения каменного века, а также пригляделись к «недвижимости» неандертальцев и кроманьонцев (87 выпуск). О жилищах народов, издавна проживающих на землях от Онежского озера до берегов Финского залива (а это вепсы, водь, ижоры, ингерманландские финны, тихвинские карелы и русские), мы поговорили в серии «Коренные народы Ленинградской области» (80, 82 и 85 выпуски). Самые невероятные и своеобразные современные здания мы рассмотрели в 71 выпуске. Не раз писали мы также и о праздниках, имеющих отношение к теме: День риэлтора в России (8 февраля); День строителя в России (второе воскресенье августа); Всемирный день архитектуры и Всемирный день жилища (первый понедельник октября). Эта стенгазета – краткая «настенная энциклопедия» традиционных жилищ народов со всего света. 66 выбранных нами «объектов жилой недвижимости» расставлены по алфавиту: от «абылайши» до «яранги».
 

Абылáйша

Абылáйша — походная юрта у казахов. Её каркас состоит из множества жердей, которые крепятся сверху к деревянному кольцу – дымоходу. Вся конструкция накрывается войлоком. В прошлом подобные жилища использовались в военных походах казахского хана Абылая, откуда и название.

   

Аил

Аил («деревянная юрта») – традиционное жилище теленгитов, народа Южного Алтая. Бревенчатое шестиугольное строение с земляным полом и высокой крышей, покрытой берестой или корой лиственницы. Посередине земляного пола находится очаг.

   

Ариш

Ариш – летний дом арабского населения побережья Персидского залива, сплетённый из стеблей пальмовых листьев. На крыше установлена своеобразная матерчатая труба, которая в условиях чрезвычайно жаркого климата обеспечивает вентиляцию в доме.

 

Балагáн

Балагáн – зимнее жилище якутов. На бревенчатом каркасе укреплялись наклонные стены из тонких жердей, обмазанных глиной. Низкая пологая крыша покрывалась корой и землёй. В маленькие окна вставлялись куски льда. Вход ориентирован на восток и прикрыт навесом. С западной стороны к балагану пристраивали хлев для скота.

 

Барасти

Барасти – на Аравийском полуострове общее название для хижин, сплетённых из листьев финиковой пальмы. Ночью листья впитывают избыточную сырость, а днём постепенно высыхают, увлажняя жаркий воздух.

 

Барабóра

Барабóра – вместительная полуземлянка алеутов, коренного населения Алеутских островов. Каркас делался из китовых костей и выброшенных на берег коряг. Крыша утеплялась травой, дёрном и шкурами. В крыше оставляли отверстие для входа и освещения, откуда спускались внутрь по бревну с вырубленными в нём ступенями. Бараборы строились на холмах у побережья, чтобы удобно было наблюдать за морскими животными и приближением врагов.

 

Бордей

Бордей – традиционная полуземлянка в Румынии и Молдавии, крытая толстым слоем соломы или тростника. Подобное жилище спасало от значительных перепадов температуры в течение суток, а также от сильного ветра. На глиняном полу был очаг, однако топился бордей по-чёрному: дым выходил через маленькую дверь. Это один из древнейших типов жилья в этой части Европы.

 

Бахареке

Бахареке – хижина индейцев Гватемалы. Стены – из жердей и веток, обмазанных глиной. Крыша – из сухой травы или соломы, пол – из утрамбованного грунта. Бахареке устойчивы к сильным землетрясениям, случающимся в Центральной Америке.

 

Бурама

Бурама – временное жилище башкир. Стены делались из брёвен и веток и не имели окон. Двускатная крыша покрывалась корой. Земляной пол застилался травой, ветками и листьями. Внутри сооружались нары из досок и очаг с широким дымоходом.

 

Валкаран

Валкаран («дом из челюстей кита» по-чукотски) – жилище у народов побережья Берингова моря (эскимосов, алеутов и чукчей). Полуземлянка с каркасом из крупных костей кита, покрытая землёй и дёрном. Имела два входа: летний – через отверстие в кровле, зимний – через длинный полуподземный коридор.

 

Вардо

Вардо – цыганская кибитка, настоящий однокомнатный дом на колёсах. В нём есть дверь и окна, печь для приготовления пищи и обогрева, кровать, ящики для вещей. Сзади, под откидным бортом, – ящик для хранения кухонных принадлежностей. Снизу, между колёсами, – багаж, съёмные ступеньки и даже курятник! Вся повозка достаточно лёгкая, так что её могла везти одна лошадь. Вардо отделывался искусной резьбой и окрашивался яркими красками. Расцвет вардо пришёлся на конец XIX – начало XX века.

 

Вежа

Вежа – старинное зимнее жилище саамов, коренного финно-угорского народа Северной Европы. Вежа делалась из брёвен в форме пирамиды с дымовым отверстием вверху. Остов вежи покрывали оленьими шкурами, а сверху укладывали кору, хворост и дёрн и придавливали берёзовыми жердями для прочности. В центре жилища устраивали каменный очаг. Пол покрывали оленьими шкурами. Рядом ставили «нили» – сарайчик на столбах. К началу XX века многие саамы, живущие на территории России, уже строили себе избы и называли их русским словом «дом».

 

Вигвам

Вигвам – общее название жилища лесных индейцев Северной Америки. Чаще всего это шалаш куполообразной формы с отверстием для выхода дыма. Каркас вигвама делался из изогнутых тонких стволов и накрывался корой, циновками из тростника, шкурами или кусками ткани. Снаружи покрытие дополнительно прижималось жердями. Вигвамы могут быть как круглыми в плане, так и вытянутыми и иметь несколько дымовых отверстий (такие конструкции называются «длинными домами»). Вигвамами часто ошибочно называют конусообразные жилища индейцев Великих равнин – «типи» (вспомните, например, «народное творчество» Шарика из мультфильма «Зима в Простоквашино»).

 

Викиап

Викиап – жилище апачей и некоторых других индейских племён Юго-Запада США и Калифорнии. Небольшая грубая хижина, покрытая ветками, кустарником, соломой или циновками, часто с дополнительно накинутыми сверху кусками ткани и одеялами. Разновидность вигвама.

 

Дёрновый дом

Дёрновый дом – традиционная постройка Исландии ещё со времён населяющих её викингов. Его конструкция определялась суровым климатом и дефицитом дерева. На месте будущего дома выкладывались большие плоские камни. На них ставился деревянный каркас, который обкладывался дёрном в несколько слоёв. В одной половине такого дома жили, в другой – содержали домашний скот.

 

Дяолоу

Дяолоу – укреплённый многоэтажный дом в провинции Гуандун на юге Китая. Первые дяолоу были построены ещё при династии Мин, когда в Южном Китае орудовали шайки разбойников. В более поздние и относительно безопасные времена такие дома-крепости строили, просто следуя традиции.

 

Землянка

Землянка – один из древнейших и повсюду распространённых видов утеплённого жилья. В ряде стран крестьяне жили преимущественно в землянках вплоть до позднего средневековья. Вырытая в земле яма перекрывалась жердями или брёвнами, которые засыпались землёй. Внутри находился очаг, а вдоль стен – нары.

 

Иглу

Иглу – куполообразная хижина эскимосов, сложенная из блоков плотного снега. Пол и иногда стены застилали шкурами. Для входа прорывали в снегу тоннель. Если снег неглубокий, вход устраивали в стене, к которой достраивался дополнительный коридор из снежных блоков. Свет в помещение проникает прямо через снежные стены, хотя делали и окна, закрытые тюленьими кишками или льдинами. Часто несколько иглу соединяли между собой длинными снежными коридорами.

 

Изба

Изба – бревенчатый дом в лесной зоне России. До Х века изба была похожа на полуземлянку, достроенную несколькими рядами брёвен. Двери не было, вход прикрывался поленьями и пологом. В глубине избы располагался сложенный из камней очаг. Изба топилась по-чёрному. Люди спали на подстилках на земляном полу в одном помещении со скотом. С веками изба обзавелась печью, отверстием на крыше для выхода дыма, а затем и трубой. Появились отверстия в стенах – окошки, которые закрывали пластинками слюды или бычьим пузырём. Со временем стали перегораживать избу на две части: горницу и сени. Так появилась изба-«пятистенка».

 

Северорусская изба

Изба на Русском Севере строилась в два этажа. Верхний этаж — жилой, нижний («подклет») — хозяйственный. В подклете жили слуги, дети, дворовые работники, там же были помещения для скота и хранения припасов. Подклет строился с глухими стенами, без окон и две­рей. Наружная лестница вела сразу на второй этаж. Это спасало от заметания снегом: на Севере бывают сугробы по нескольку метров! К такой избе пристраивали крытый двор. Длинные холодные зимы вынуждали объединять жилые и хозяйственные постройки в единое целое.

 

Икукване

Икукване – большой куполообразный тростниковый дом зулусов (Южная Африка). Строили его из длинных тонких прутьев, высокой травы, тростника. Всё это переплеталось и укреплялось верёвками. Вход в хижину закрывался специальным щитом. Путешественники считают, что Икукване идеально вписывается в окружающий пейзаж.

 

Кабáнья

Кабáнья – небольшая хижина коренного населения Эквадора (государство на северо-западе Южной Америки). Её каркас плетут из лозы, частично обмазывают глиной и кроют соломой. Такое название получили также беседки для отдыха и технических нужд, устанавливаемые на курортах у пляжей и бассейнов.

 

Кава

Кава – двускатный шалаш óрочей, коренного народа Хабаровского края (Дальний Восток России). Крышу и боковые стены покрывали еловой корой, отверстие для дыма в непогоду прикрывали специальной покрышкой. Вход в жилище всегда обращался к реке. Место для очага засыпали галечником и ограждали деревянными плахами, которые изнутри обмазывались глиной. Вдоль стен сооружали деревянные нары.

 

Кажим

Кажим – большой общинный дом эскимосов, рассчитанный на несколько десятков человек и многолетний срок службы. На избранном для дома месте копали прямоугольную яму, по углам которой устанавливали высокие толстые брёвна (местной древесины у эскимосов нет, поэтому шли в ход деревья, выброшенные прибоем на берег). Далее возводились стены и крыша в виде пирамиды – из брёвен или китовых костей. В отверстие, оставшееся посередине, вставлялась рама, обтянутая прозрачным пузырём. Всё строение засыпалось землёй. Крыша подпиралась столбами, так же, как и лавки-кровати, установленные вдоль стен в несколько ярусов. Пол устилался досками и циновками. Для входа выкапывался узкий подземный коридор.

 

Кáжун

Кáжун – традиционное для Истрии (полуостров в Адриатическом море, в северной части Хорватии) каменное строение. Кажун цилиндрической формы с конической крышей. Без окон. Постройка велась методом сухой кладки (без использования связывающего раствора). Из­начально служил жилищем, но впоследствии стал играть роль хозяйственной постройки.

 

Карамо

Карамо – землянка селькупов, охотников и рыболовов севера Западной Сибири. У крутого берега реки выкапывали яму, ставили по углам четыре столба и делали бревенчатые стены. Крыша, также из брёвен, засыпалась землёй. Со стороны воды прокапывали вход и замаскировывали его прибрежной растительностью. Чтобы землянку не заливало, пол делали постепенно повышающимся от входа. Попасть в жилище можно было лишь на лодке, причём лодку тоже затаскивали внутрь. Из-за таких своеобразных домов селькупы назывались «земляными людьми».

 

Клочан

Клочан – куполообразная каменная хижина, распространённая на юго-западе Ирландии. Очень толстые, до полутора метров, стены выкладывались «насухо», без связующего раствора. Оставлялись узкие щели-окна, вход и дымоход. Такие незамысловатые хижины строили для себя монахи, ведущие аскетичный образ жизни, поэтому внутри не приходится ожидать особого комфорта.

 

Колыба

Колыба — летнее жильё пастухов и лесорубов, распространённое в горных районах Карпат. Это бревенчатый сруб без окон с двускатной крышей, крытой дранкой (плоскими щепками). Вдоль стен располагаются деревянные лежанки и полки для вещей, пол земляной. Посередине находится очаг, дым выходит через отверстие в крыше.

 

Конáк

Конáк — двух- или трёхэтажный каменный дом, встречающийся в Турции, Югославии, Болгарии, Румынии. Строение, в плане напоминающее букву «Г», покрывает массивная черепичная крыша, создающая глубокую тень. При каждой спальне есть крытый выступающий балкон и паровая баня. Большое количество разнообразных помещений удовлетворяет все нужды хозяев, поэтому в постройках во дворе нет необходимости.

 

Кувакса

Кувакса – переносное жилище саамов в период весенне-летних кочёвок. Имеет конусообразный каркас из нескольких шестов, соединённых вершинами, на который натягивали чехол из оленьих шкур, бересты или парусины. В центре устраивался очаг. Кувакса является разновидностью чума, а также напоминает типи североамериканских индейцев, но несколько более приземистая.

 

Кула

Кула – укреплённая башня из камня в два-три этажа с мощными стенами и маленькими окнами-бойницами. Кулы можно встретить в горных районах Албании. Традиция строительства подобных домов-крепостей очень древняя и существует также на Кавказе, Сардинии, Корсике и в Ирландии.

 

Курéнь

Курéнь (от слова «куриться», что значит «дымиться») — жилище казаков, «вольных войск» Русского царства в низовьях Днепра, Дона, Яика, Волги. Первые казачьи поселения возникали в плавнях (речных камышовых зарослях). Дома стояли на сваях, стены делались из плетней, заполненных землёй и обмазанных глиной, крыша была камышовая с отверстием для выхода дыма. Особенности этих первых казачьих жилищ прослеживаются и в современных куренях.

 

Лепа-лепа

Лепа-лепа – лодка-дом баджао, народа Юго-Восточной Азии. Баджао, «морские цыгане», как их называют, всю свою жизнь проводят в лодках в «Коралловом треугольнике» Тихого океана – между Борнео, Филиппинами и Соломоновыми островами. В одной части лодки они готовят пищу и хранят снасти, а в другой спят. На сушу они выбираются только для того, чтобы продать рыбу, купить рис, воду и рыболовные снасти, а также похоронить умерших.

 

Мáзанка

Мáзанка – практичный сельский дом степной и лесостепной Украины. Своё название мазанка получила по старинной технологии постройки: каркас из веток, утеплённый тростниковой прослойкой, обильно обмазывался глиной, смешанной с соломой. Стены регулярно белились изнутри и снаружи, что придавало домику нарядный вид. Четырёхскатная соломенная крыша имела большие свесы, чтобы в дождь стены не размокали.

 

Минка

Минка – традиционное жилище японских крестьян, ремесленников и торговцев. Минка строилась из легкодоступных материалов: бамбука, глины, травы и соломы. Вместо внутренних стен использовались скользящие перегородки или ширмы. Это позволяло обитателям дома по своему усмотрению менять расположение комнат. Крыши делались очень высокими, чтобы снег и дождь сразу скатывались, и солома не успевала намокнуть.

 

Одаг

Одаг – свадебный шалаш шорцев, народа, живущего в юго-восточной части Западной Сибири. Девять тонких молодых берёз с листвой связывали сверху и покрывали берестой. Жених разжигал внутри шалаша огонь с помощью огнива. Молодые оставались в одаге три дня, после чего переселялись в постоянный дом.

 

Пальясо

Пальясо – вид жилища в Галисии (северо-запад Пиренейского полуострова). По кругу диаметром 10-20 метров выкладывали каменную стену, оставляя проёмы для входной двери и маленьких окон. Поверх на деревянном каркасе ставили конусообразную крышу из соломы. Иногда в больших пальясо устраивались две комнаты: одна – жилая, вторая – для скота. В качестве жилья пальясо использовались в Галисии до 1970-х годов.

 

Пальейру

Пальейру – традиционный домик фермеров деревни Сантана на востоке острова Мадейры. Это небольшое каменное строение с покатой соломенной крышей до самой земли. Домики раскрашены в белый, красный и синий цвета. Пальеру начали строить первые колонизаторы острова.

 

Пещера

Пещера – наверное, самое древнее естественное убежище человека. В мягких породах (известняках, лёссах, туфах) люди издавна вырубали искусственные пещеры, где обустраивали комфортные жилища, иногда – целые пещерные города. Так, в пещерном городе Эски-Кермен в Крыму (на фото) вырубленные в скале комнаты имеют очаги, дымоходы, «кровати», ниши для посуды и других вещей, ёмкости для воды, окна и дверные проёмы со следами от петель.

 

Поварня

Поварня – летнее жилище камчадалов, народа Камчатского края, Магаданской области и Чукотки. Чтобы обезопасить себя от перепадов уровня воды, жилище (наподобие чума) строили на высоких сваях. Использовались брёвна, выброшенные морем на берег. Очаг размещали на куче гальки. Дым выходил в отверстие посередине острой крыши. Под крышей делались многоярусные жерди для сушки рыбы. Поварни и сейчас можно увидеть на берегу Охотского моря.

 

Пуэбло

Пуэбло – древние поселения индейцев пуэбло, группы индейских народов Юго-Запада современных США. Замкнутое сооружение, построенное из песчаника или сырого кирпича, в виде крепости. Жилые помещения располагали уступами в несколько этажей – так, чтобы крыша нижнего этажа являлась двором для верхнего. На верхние этажи забирались по приставным лестницам через отверстия в крышах. В некоторых пуэбло, например, в Таос-Пуэбло (поселение тысячелетней давности), индейцы живут до сих пор.

 

Пуэблито

Пуэблито — небольшой дом-крепость на северо-западе американского штата Нью-Мексико. 300 лет назад их построили, как предполагается, племена навахо и пуэбло, которые оборонялись от испанцев, а также от племён юта и команчи. Стены выложены из валунов и булыжников и скреплены глиной. Внутренние помещения также покрыты глиняной обмазкой. Потолки сделаны из сосновых или можжевеловых балок, поверх которых уложены прутья. Пуэблито располагались на высоких местах в пределах видимости друг друга, чтобы обеспечить возможность дальней связи.

 

Рига

Рига («жилая рига») – бревенчатый дом эстонских крестьян с высокой соломенной или тростниковой крышей. В центральном помещении, топившемся по-чёрному, жили и сушили сено. В соседнем помещении (оно называлось «гумнó») молотили и веяли зерно, хранили орудия и сено, а зимой содержали домашний скот. Были ещё неотапливаемые комнаты («каморы»), которые использовали как кладовки, а в тёплое время и в качестве жилого помещения.

 

Рондавéль

Рондавéль – круглый дом народов бáнту (юг Африка). Стены складывались из камня. Цементирующий состав состоял из песка, земли и навоза. Крыша – шесты из веток, к которым травянистыми канатами привязывались пучки тростника.

 

Сáкля

Сáкля – дом жителей горных местностей Кавказа и Крыма. Обычно это дом из камня, глины или сырого кирпича с плоской крышей и узкими окнами, похожими на бойницы. Если сакли располагались друг под другом на склоне горы, крыша нижнего дома запросто могла служить двором для верхнего. Балки каркаса делали выступающими, чтобы обустроить уютные навесы. Впрочем, саклей здесь может называться и любая маленькая хижина с соломенной крышей.

 

Сенек

Сенек – «бревенчатая юрта» шорцев, народа юго-восточной части Западной Сибири. Двускатная крыша покрывалась берестой, которая сверху крепилась полубрёвнами. Очаг был в виде глиняной ямы напротив входной двери. Над очагом на поперечной жерди подвешивался деревянный крюк с котелком. Дым уходил в отверстие в крыше.

 

Типи

Типи – переносное жилище кочевых индейцев Великих равнин Америки. Типи имеет форму конуса высотой до восьми метров. Каркас собирают из шестов (сосновых — на северных и центральных равнинах и из можжевельника — на южных). Покрышку сшивают из кож бизонов или парусины. Сверху оставляют дымовое отверстие. Двумя дымовыми клапанами регулируют тягу дыма очага с помощью особых шестов. На случай сильного ветра типи привязывают к особому колышку ремнём. Не следует путать типи с вигвамом.

 

Токуль

Токуль – круглая соломенная хижина жителей Судана (Восточная Африка). Несущие части стен и конической крыши делают из длинных стволов мимозы. Затем на них надевают обручи из гибких ветвей и покрывают соломой.

 

Тýлоу

Тýлоу — дом-крепость в провинциях Фуцзянь и Гуандун (Китай). Из камней по кругу или квадрату выкладывался фундамент (что затрудняло врагам подкоп во время осады) и строилась нижняя часть стены тол­щиной около двух метров. Выше стена достраивалась из смеси глины, песка и извести, которая затвердевала на солнце. На верхних этажах оставлялись узкие проёмы под бойницы. Внутри крепости располагались жилые помещения, колодец, большие ёмкости для продовольствия. В одном тулоу могли жить по 500 человек, представляющих один клан.

 

Трýлло

Трýлло – оригинальный дом с конической крышей в итальянской области Апулия. Стены трулло очень толстые, поэтому в жаркую погоду там прохладно, а зимой — не так холодно. Трулло двухъярусный, на второй этаж поднимались по приставной лестнице. Нередко у трулло было несколько крыш-конусов, под каждой из которых – отдельная комната.

 

Туэдзи

Туэдзи – летний дом удэгейцев, орочей и нанайцев – коренных народов Дальнего Востока. Над вырытой ямой устанавливалась двускатная крыша, покрытая берестой или корой кедра. Боковые стороны засыпались землёй. Внутри туэдзи делится на три части: женскую, мужскую и центральную, в которой располагался очаг. Над очагом устанавливали помост из тонких жердей для сушки и копчения рыбы и мяса, а также подвешивали котёл для приготовления пищи.

 

Урасá

Урасá — летнее жилище якутов, конусообразный шалаш из жердей, обтянутый берестой. Длинные, жерди, поставленные по кругу, сверху скрепляли деревянным обручем. Изнутри каркас окрашивали в красновато-коричневый цвет отваром ольховой коры. Дверь делали в виде берестяного занавеса, украшенного народными узорами. Для прочности бересту вываривали в воде, затем скоблили ножом верхний слой и сшивали тонким волосяным шнуром в полосы. Внутри вдоль стен сооружались нары. Посередине на земляном полу находился очаг.

 

Фале

Фале – хижина жителей островного государства Самóа (южная часть Тихого океана). Двускатная крыша из листьев кокосовой пальмы устанавливается на деревянные столбы, расположенные по кругу или овалу. Отличительная особенность фале – отсутствие стен. Проёмы между столбами при необходимости завешиваются циновками. Деревянные элементы конструкции связываются канатами, сплетёнными из нитей шелухи кокосовых орехов.

 

Фáнза

Фáнза – тип сельского жилища в Северо-Восточном Китае и на Дальнем Востоке России у коренных народов. Прямоугольное строение на каркасе из столбов, поддерживающих двускатную соломенную крышу. Стены делали из соломы, смешанной с глиной. Фанза имела хитроумную систему обогрева помещений. От глиняного очага вдоль всей стены на уровне пола проходил дымоход. Дым, прежде, чем выйти в длинную трубу, построенную снаружи фанзы, отапливал широкие нары. Горячие угли из очага высыпали на особое возвышение и использовали для подогрева воды и сушки одежды.

 

Фелидж

Фелидж – шатёр бедуинов, арабских кочевников. Каркас из длинных переплетённых друг с другом жердей накрывают тканью, сотканной из верблюжьей, козьей или овечьей шерсти. Эта ткань настолько плотная, что не пропускает дождь. Днём тент поднимают, чтобы жилище проветрилось, а ночью или в сильный ветер – опускают. Фелидж поделён на мужскую и женскую половины занавеской из узорчатой ткани. В каждой половине – свой очаг. Пол застилают циновками.

 

Ханóк

Ханóк – традиционный корейский дом с глиняными стенами и соломенной или черепичной крышей. Его особенность – система отопления: под полом проложены трубы, по которым горячий воздух от очага разносится по всему дому. Идеальным местом для ханока считается такое: позади дома – холм, а перед домом течёт ручей.

 

Хáта

Хáта – традиционный дом украинцев, белорусов, южных русских и части поляков. Крыша, в отличие от русской избы, делалась четырёх­скатной: соломенной или камышовой. Стены возводились из полубрёвен, обмазанных смесью глины, конского навоза и соломы, и белились – как снаружи, так и изнутри. Непременно на окнах делались ставни. Вокруг дома шла завалинка (широкая, заполненная глиной лавка), предохраняющая нижнюю часть стены от размокания. Хата делилась на две части: жилую и хозяйственную, разделённые между собой сенями.

 

Хóган

Хóган – древнее жилище индейцев навахо, одного из самых многочисленных индейских народов Северной Америки. Каркас из жердей, поставленных под углом 45° к земле, переплетался ветками и густо обмазывался глиной. Нередко к этой простой конструкции пристраивалась «прихожая». Вход занавешивался одеялом. После того, как по территории навахо прошла первая железная дорога, конструкция хогана изменилась: индейцы нашли весьма удобным строить свои дома из шпал.

 

Чум

Чум – общее название конического шалаша из жердей, покрываемых берестой, войлоком или оленьими шкурами. Такая форма жилища распространена по всей Сибири – от Уральского хребта до берегов Тихого океана, у финно-угорских, тюркских и монгольских народов.

 

Шабоно

Шабоно – коллективное жилище индейцев яномáмо, затерянных в тропических лесах Амазонии на границе Венесуэлы и Бразилии. Большая семья (от 50 до 400 человек) выбирает себе подходящую поляну в глубине джунглей и огораживает её столбами, к которым крепится длинная крыша из листьев. Внутри такой своеобразной изгороди остаётся открытое пространство для хозяйственных работ и ритуалов.

 

Шалáш

Шалáш – общее название простейшего укрытия от непогоды из любых подручных материалов: палок, веток, травы и пр. Являлся, вероятно, первым рукотворным убежищем древнего человека. Во всяком случае, нечто похожее создают и некоторые животные, в частности, человекообразные обезьяны.

 

Шалé

Шалé («хижина пастуха») – небольшой сельский домик в «швейцарском стиле» в Альпах. Один из признаков шале – сильно выступающие карнизные свесы. Стены – деревянные, их нижняя часть может быть оштукатуренной или обложенной камнем.

 

Шатёр

Шатёр – общее название временной лёгкой постройки из ткани, кожи или шкур, растянутых на кольях и верёвках. Издревле шатры использовали восточные кочевые народы. Шатёр (под разными названиями) часто упоминается в Библии.

 

Юрта

Юрта – общее название переносного каркасного жилища с войлочным покрытием у тюркских и монгольских кочевников. Классическая юрта легко собирается и разбирается силами одной семьи в течение нескольких часов. Она перевозится на верблюде или лошади, её войлочное покрытие хорошо защищает от перепадов температуры, не пропускает ни дождь, ни ветер. Жилища этого типа настолько древние, что распознаются даже на наскальных рисунках. Юрты в ряде местностей с успехом ис­пользуются и в наши дни.

 

Яодун

Яодун — дом-пещера Лёссового плато северных провинций Китая. Лёсс – мягкая, легко поддающаяся обработке порода. Местные жители это давно обнаружили и испокон веков выкапывали себе жилища прямо в склоне холма. Внутри такого дома комфортно при любой погоде.

 

Ярáнга

Ярáнга – переносное жилище некоторых народов северо-востока Сибири: чукчей, коряков, эвенов, юкагиров. Вначале по кругу устанавливают треноги из жердей и фиксируют их камнями. К треногам привязывают наклонные шесты боковой стенки. Сверху крепится каркас купола. Всю конструкцию покрывают оленьими или моржовыми шкурами. Две-три жерди ставят посередине для того, чтобы подпереть потолок. Яранга делится пологами на несколько помещений. Иногда внутри яранги ставят маленький накрытый шкурами «домик».


 
Мы благодарим Отдел образования администрации Кировского района Санкт-Петербурга и всех, кто бескорыстно помогает в распространении наших стенгазет. Наша искренняя признательность замечательным фотографам, любезно разрешившим использовать в этом выпуске свои фотографии. Это Михаил Красиков, Евгений Голомолзин и Сергей Шаров. Большое спасибо Людмиле Семёновне Грек – за оперативные консультации. Ваши отзывы и пожелания направляйте по адресу: pangea@mail.ru или через диалоговое окошко на сайте к-я.рф.
 
Дорогие друзья, спасибо, что вы с нами!


  • -
«Коренные народы Ленинградской области», часть 3-я: русские

85. Народы Ленинградской области 3


Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области», часть третья: «Русские»

«Коренные народы Ленинградской области»

часть третья: «Русские»

Благотворительная стенгазета для школьников, родителей и учителей «Коротко и ясно о самом интересном». Выпуск 85, ноябрь 2015 года.

Стенгазеты благотворительного образовательного проекта «Коротко и ясно о самом интересном» предназначены для школьников, родителей и учителей Санкт-Петербурга. Они бесплатно доставляются в большин­ство учебных заведений, а также в ряд больниц, детских домов и других учреждений города. Издания проекта не содержат никакой рекламы (только логотипы учредителей), политически и религиозно нейтральны, написаны лёгким языком, хорошо иллюстрированы. Они задуманы как информационное «тормошение» учащихся, пробуждение познавательной активности и стремления к чтению. Авторы и издатели, не претендуя на академическую полноту подачи материала, публикуют интересные факты, иллюстрации, интервью с известными деятелями науки и культуры и надеются тем самым повысить интерес школьников к образовательному процессу. Отзывы и пожелания направляйте по адресу: pangea@mail.ru или через диалоговое окошко на к-я.рф. Мы благодарим Отдел образования администрации Кировского района Санкт-Петербурга и всех, кто бескорыстно помогает в распространении наших стенгазет. Наша сердечная благодарность Ольге Игоревне Коньковой, руководителю Центра коренных народов Ленинградской области. Серия выпусков подготовлена по материалам справочно-информационного издания для детей «Коренные народы Ленинградской области» (авторы – О.И.Конькова, Л.С.Лаврентьева, Л.А.Сакса), Санкт-Петербург, 2014 год. Первую и вторую части читайте в предыдущих номерах нашей газеты (Стенгазета №80 и Стенгазета №82).

Дорогие друзья, этот выпуск завершает наш рассказ о народах, издавна проживающих на землях от Онежского озера до берегов Финского залива. Он посвящён истории и традиционной культуре русских – самого многочисленного народа как Ленинградской области, так и России. В стенгазете №80 вы можете прочитать о вепсах, води и ижорах, а в стенгазете №82 – о ингерманландских финнах и тихвинских карелах. Вся серия подготовлена по материалам, которые любезно предоставила Ольга Игоревна Конькова – руководитель Центра коренных народов Ленинградской области, председатель Комиссии по межнациональным и межконфессиональным отношениям Общественной палаты Ленинградской области, учёный-этнограф, член Международного консультативного комитета финно-угорских народов, инициатор программы поддержки коренных малочисленных народов, один из авторов справочно-информационного издания для детей и подростков «Коренные народы Ленинградской области», изданной Центром коренных народов Ленинградской области при содействии Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамеры) Российской академии наук.
 

Введение

 Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области», часть третья: «Русские».
1. Коренные народы на карте Ленинградской области: водь (1), ижоры (2), ингерманландские финны (3), русские (4), вепсы (5), тихвинские карелы (6).

Ленинградская область — это не только большие города и маленькие селения. Это просторы Ладоги и ширь Финского залива. Это старинные церкви и мощные заводы. Это бескрайние поля и необъятные леса. Это древние крепости и родные деревни. Это 1 763 924 человека, для которых эти земли всегда были Родиной или стали новым домом.
Свой богатейший опыт жизни дают нам вепсы. Это и духовное наследие — именно с деятельности Александра Свирского, вепса по происхождению, началась настоящая христианизация Севера. Но не только пример проживания в согласии с Богом даёт нам вепсский народ, но и неоценимый опыт существования в единстве с природой — лесами, озёрами и реками. Одним из древнейших занятий вепсов была охота. До сих пор ходят предания о лучших вепсских охотниках-медвежатниках. Не случайно и поныне говорят: «Вепс с топором родился» — лес давал всё для жизни вепсов — и дома, и материал для промыслов, и поляны для полей. Самым известным среди духов у вепсов был «хозяин леса». Находясь в лесу, чтобы не рассердить его, нельзя было ругаться, разорять птичьи гнезда, без надобности рубить деревья и кустарники. Как и в лесу, находясь «на воде», запрещалось ругаться, бросать мусор в воду. Прекрасный пример экологически правильного поведения, которому нужно подражать! По официальным данным, численность вепсов была максимальной в 1926 году — 33 000 человек. По последней переписи 2010 года в Ленинградской области их число составило 1380 человек.
Другим древним коренным народом Ленинградской области является водь. Она известна по русским летописям с 1069 года. Водь является уникальным народом, сохранившим многие элементы древней культуры коренного населения Северо-Запада России. Традиционные занятия води — земледелие и животноводство, озёрное и морское рыболовство, лесные и отхожие промыслы. Водь была самым «магическим» народом этих земель: до середины ХХ века сохранялись вера в духов-«хозяев» и древние семейные обряды, а старинный водский костюм должен был своими узорами и звенящими подвесками отгонять злых духов. Ныне водь — самый малочисленный народ европейской части РФ. По переписи 2010 года води осталось всего 64 человека, из них 33 — в Ленинградской области. Часть жителей сохраняют водский язык, который находится на грани исчезновения и занесён в Красную книгу исчезающих языков.
Совсем другими чертами и характера, и культуры обладали ижоры. Предками ижор были самые первые люди, начавшие свою многотрудную жизнь на берегах Балтики. Во второй половине ХII века ижора впервые упоминается в европейских документах, а полстолетия спустя ижоры уже признавались в Европе сильным и опасным народом. Ижоры никогда, ни в одном сражении не терпели поражения! В летописном сказании о Невской битве князя Александра со шведами в 1240 году говорится, что именно ижорский старейшина Пелгусий помог князю, предупредив новгородцев о подходе шведских кораблей. Ижоры издавна занимались морским рыболовством. Этот опасный промысел сформировал характер ижор — несгибаемый и твёрдый. И в то же время ижоры — самый «фольклорный» народ Европы. У них удалось записать невероятное число древних песен — более 100 000! Всемирно известной ижорской народной певице Ларин Параске в честь её заслуг перед мировой культурой даже поставлен памятник в столице Финляндии городе Хельсинки. Последняя перепись отметила лишь 266 ижор во всей России, в том числе 169 — в Ленинградской области.
Коренным народом региона являются и ингерманландские финны. Их древней родиной был Карельский перешеек — северные районы современной Ленинградской области. В XVII веке предки современных ингерманландских финнов переселились на 100 км южнее — в пределы провинции Ингерманландии, созданной шведами на завоёванной русской земле. Финны были замечательными хозяевами-крестьянами: их удивительное трудолюбие, аккуратность, самодисциплина принесли уважение этому народу. Финны распространили новые навыки ведения сельского хозяйства на северной земле. Именно ингерманландские финны обильно кормили в течение XVII — начала XX веков столицу империи — Санкт-Петербург. Следует отметить, что местные финны в дореволюционной России были очень грамотным народом — более 70% умели читать и писать. Ингерманландские финны создавали многочисленные деревенские школы, великолепные хоры, печатали газеты и книги на финском языке. К началу ХХ века численность ингерманландских финнов составляла около 120 000 человек. По последней переписи в Ленинградской области проживает лишь 4366 финнов.
В восточных районах Ленинградской области издавна проживали и тихвинские карелы. Их появление на землях близ Тихвинского монастыря связано с «уходом» карел во время шведских войн XVII века с исконных земель Карельского перешейка. В отдалённых лесных деревнях карелы сохранили свой древний язык, твёрдый характер, старинные обычаи и древнюю «карельскую» веру — староверчество. Сейчас в карельских деревнях Климовского сельского поселения Бокситогорского района Ленинградской области проживает около 400 тихвинских карел.

История

 Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области», часть третья: «Русские».
2. Прибытие Рюрика в Ладогу.

Первые древние славяне на территорию современной Ленинградской области пришли с более южных земель в VI–VII веках. Это были ильменские или новгородские словене — предки русских на этой земле. Славяне пахали земли и выращивали хлеб, перенимая у местных древних народов навыки охоты и рыбной ловли. И сами учились новому: как строить крепкие дома и высокие церкви, как торговать с приезжими купцами и управлять погостами. Именно силами новгородских словен (одного из славянских племён) около 750 года на берегах реки Волхов была построена Ладога. Ещё через 100 лет князь Рюрик возвёл здесь крепость, и Ладога стала первой столицей Северной Руси. В XI веке край стали обживать древнерусские земледельцы. Появилось много небольших деревень, распахивались поля, строились по погостам церкви.
Путь «из варяг в греки» привлекал на наши земли и славян с юга, и «гостей» с севера. Древнерусские князья и их дружины привносили в жизнь местных племён христианство, а позднее объединили все народы в Новгородское государство. Военные действия ливонских рыцарей и шведских войск заставили Древний Новгород и местные народы создавать ополчения и строить крепости Копорье, Корелу, Орешек, Ям, Тиверский городок, Ивангород.
Когда в 1703 году начал строиться Санкт-Петербург, в губернии к русским старожилам прибавились десятки тысяч русских переселенцев со всей России. Уже в XVIII веке русские становятся самым многочисленным народом Петербургской губернии. Земледелие и деревенские промыслы, строительство городов и создание Санкт-Петербурга, сельские школы и православные приходы стали самой важной частью жизни русских на этих землях.
После революции тысячи русских из центральных российских губерний переселились в окрестности Петрограда. После Великой Отечественной войны количество русских переселенцев ещё более возросло в центральных и особенно северо-западных районах Ленинградской области. О русской культуре в Ленинградской области рассказывают районные, краеведческие и школьные музеи. Издаются книги, снимаются фильмы. Повсеместно существуют клубы русской культуры, творческие певческие и танцевальные коллективы, русские инструментальные ансамбли и оркестры, ремесленные кружки, кружки по изготовлению русских костюмов и обрядовых кукол, народные мастера, сохраняющие традиционную русскую культуру. Организуются русские праздники, собирающие тысячи людей. Проводятся творческие конкурсы и фестивали русской культуры. Многие русские писатели, художники, музыканты и учёные жили на этих землях и создавали прекрасные творения, совершали замечательные открытия. Имена Пушкина и Лермонтова, Тургенева и Набокова, Кустодиева и Репина, Рериха и Чайковского, Павлова и Менделеева и многих сотен замечательных русских людей связаны с деревнями и городами нашей области.
Сейчас русские живут во всех районах Ленинградской области, являясь самым многочисленным народом, — 1 485 905 человек (по переписи 2010 года), это более 92,75 % всего населения.

Занятия

 Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области», часть третья: «Русские».
3. Вспахивание земли двузубой сохой.
 
 Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области», часть третья: «Русские».
4. Рыбаки вытаскивают невод с лососем при помощи ручного вóрота.
 
Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области», часть третья: «Русские». 5. Сено перевозилось в специальных телегах, похожих на корзины.
 
Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области», часть третья: «Русские». 6. Заготовка льда. Погреб с ледяными глыбами всё лето служил холодильником.
 
Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области», часть третья: «Русские». 7. Садовник и дворник – незаменимые работники в большом хозяйстве.

Осваивая новые территории, русский крестьянин тут же распахивал поле и сеял хлеб — как говорили, «садился на землю». Хлеб на Руси издавна был основой жизни, не зря так много пословиц и поговорок сложено о нём. «Хлеб — Божий дар», «Хлеб — батюшка, водица — матушка», «Худ обед, коли хлеба нет». Словом «хлеб» обозначались различные зерновые культуры: рожь, ячмень, овёс, гречиха. Пахали на лошадях двузубой сохой, боронили боронами. После уборки хлеб сначала сушили в снопах на поле, затем в ригах и молотили на гумне. Рига — небольшой деревянный сруб с печью, где на решётке из жердей клали снопы для просушки. Гумно — это просторный сарай с глиняным полом, на котором молотили хлеб деревянными цепами, а затем веяли зерно, подбрасывая его вверх деревянными лопатами. Чтобы получить муку, зерно везли на мельницу. У каждой крестьянской семьи был и свой небольшой огород.
Многие хозяева держали одну, а то и две лошади, две-три коровы, нескольких овец, свиней, коз, птицу. Лошадь — главный помощник крестьянина во всех его трудах: на ней пахали, возили урожай с поля, брёвна из леса, подряжались возить товары в Петербург. Корова считалась кормилицей семьи. Одной корове в день необходимо около пуда (16 кг) сена, но при хорошем уходе она и молока давала много. Не зря крестьяне говорили: «Молоко у коровы на языке».
Основным занятием русских, живших по берегам Ладожского озера и таких крупных рек, как Нева, Паша, Оять, было рыболовство. Рыбу ели сами и отвозили на продажу в город. Жизнь русских крестьян Петербургской губернии часто была связана с городом. Многие из них зимой жили в Петербурге, работая на заводах, фабриках, занимаясь извозом. Женщины нанимались горничными, няньками в богатые столичные дома. Но летом все возвращались в деревни для работы на своих полях и огородах.
В Петербургской губернии были развиты промыслы по обработке дерева, глины, металла, льна, шерсти. Плетением корзин славились мастера Петергофского и Гдовского уездов. В Лужском, Петербургском, Новоладожском уездах плели лапти и лукошки. Детские игрушки вытачивали в Петербургском, Царскосельском и Лужском уездах. Был развит и прялочный промысел. Интересные прялки делали в деревне Кусони на берегу реки Оредеж, в деревне Грязно, в деревнях, расположенных по рекам Соминке и Тихвинке, в сёлах вблизи Пашозера, в деревнях Кузнецова Гора и Островок Тихвинского уезда. Славились своим искусством плотники и столяры, развивалось гончарство. Крупные гончарные деревни располагались по рекам Ояти и Явосьме. В Царскосельском уезде было несколько десятков мастериц, которые занимались ткачеством сложных узорчатых тканей. Великолепные кружева плели в Дудергофской волости Царскосельского уезда и селе Захожье Городищенской волости Новоладожского уезда. Кружевом украшали полотенца, одежду, постельное белье, занавески.
Кружевные платья, шарфы, косынки, платки, перчатки, зонтики продавали в модных магазинах Петербурга. Все женское население городов, сел и деревень занималось вышиванием. В деревнях вышивали в основном девушки, украшая великолепной вышивкой рубахи, полотенца, подзоры простыней.

Деревни и дома

Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области», часть третья: «Русские».
8. Деревня, как правило, состояла из одной длинной улицы.
 
Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области», часть третья: «Русские».
9. В русской избе пол изначально был земляной, а печь не имела трубы.

Место для поселения выбирали с мудрым расчётом. Дороги в лесу прокладывать было трудно, основными путями служили реки. По их берегам и возникали деревни и села. Все они располагались в красивых местах, но не были похожи друг на друга. Деревня — это селение без церкви с небольшим количеством дворов. Село — это уже крупный населённый пункт, в котором находилась церковь. Вокруг села объединялось несколько деревень.
Прежде чем строить дом, надо было выбрать место, для чего даже прибегали к гаданиям. Дома были деревянные, рубленные из брёвен. Фундаментов под домами не делали, а просто клали камни под углы дома. Под нижнее бревно укладывали бересту: она долго не гниёт и не пропускает грунтовую влагу. Ещё одна особенность русского дома — он разборный. В случае надобности его можно было разобрать по брёвнам, перевезти на другое место и собрать заново. Двери и окна связывали жилое пространство с внешним миром — с солнцем, светом. Не случайно в орнаментах резных наличников строители часто использовали солнечную символику. Чаще всего по фасаду избы прорубали три окна — во имя Святой Троицы.
Печь в избе занимала особое место, с ней связан целый мир представлений, обрядов и верований. В печи варили пищу, пекли пироги, готовили корм для скота, с её помощью нагревали помещение. На печи спали и грелись, под ней и на ней хранили вещи, сушили зерно, лук и одежду, а зимой под печкой держали кур и поросят! По диагонали от печи всегда был передний, или «красный» угол, где стоял стол и висели иконы. Стол в доме в «красном» углу приравнивался к церковному алтарю, и вести себя в этом углу следовало как в церкви. Считалось грехом сидеть на столе, стучать по столу, класть на стол шапку. Стол никогда не должен быть пустым, на нем всегда лежал хлеб и стояла солонка с солью. Недаром есть пословица «Хлеб на стол, так и стол престол, а хлеба ни куска — так и стол доска».
С XVIII века в деревенских домах стали появляться самовары. Их привозили из Петербурга, Москвы, Тулы и из других городов. Самовар крестьяне использовали как «кухонный комбайн». В верхнюю часть самоварного корпуса, между стенкой и трубой, в чистой тряпице укладывали варить яйца, на его бока вешали связку сушек (подсушенные, горячие, они аппетитно хрустели на зубах), на конфорку ставили заварной чайник или тарелку с пирожками. Были и такие самовары, внутренняя часть которых разделялась перегородкой на два, три отсека. В одном отсеке варили суп, в другом — кашу, а в третьем кипятили воду!

Одежда

Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области», часть третья: «Русские».
10. Деревенские женщины. Бабушки пользовались большим авторитетом.
 
Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области», часть третья: «Русские».
11. Купец в простом кафтане и его жена в дорогом наряде из золотой парчи.
 
Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области», часть третья: «Русские».
12. Влиятельные мужчины для решения важных дел собирались на «совет».

Для получения ткани крестьяне сеяли лён. К осени лён был уже обработан и превращался в мягкое волокно — кудéль, готовую к прядению. Прясть начинали с конца октября, когда заканчивались полевые работы. Весной, закончив прядение, в избу вносили разборный ткацкий стан, ткали и тонкое полотно, и толстые холсты. В старину русские женщины носили рубахи, сарафаны, пояса, головные уборы. Длинные рубахи шили из белого домашнего холста, а их рукава украшали вышивкой или красными ткаными узорами. Поверх рубахи надевали сарафан из однотонной или клетчатой холщовой ткани. Праздничные сарафаны шили из шёлковых или шерстяных тканей. Старинные сарафаны шили с клиньями. Женщина в таком сарафане выглядела величаво — «выступала словно пава». Позднее стали носить «круглые» сарафаны прямого кроя со сборкой в верхней части. Девушки полностью волосы не закрывали, плели косу и носили головные повязки, иногда красиво расшитые золóтной нитью и жемчугом. Замужние женщины волосы тщательно прятали под головной убор — кокошник, повойник, «сороку».
Со второй половины XIX века рубахи и сарафаны часто шили из дешёвых фабричных тканей (ситца, сатина, коленкора). Молодые женщины и девушки все чаще хотели одеваться по моде, которую диктовал Петербург, и стали носить кофты с длинными рукавами и пышные юбки.

Пища

Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области», часть третья: «Русские».
13. Продавцы сбитня (традиционного напитка из воды, мёда и пряностей) и калачей.
 
Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области», часть третья: «Русские».
14. Охтинки несут в Петербург молоко в глиняных горшках, обёрнутых берестой.

Наиболее распространённым и любимым кушаньем русских людей были каши. Каши готовили из пшена, ячменя, овса, гречихи и пр. Сейчас главная огородная культура в деревне — картофель, «второй хлеб», а задолго до его появления такую же роль играла репа. Неслучайно про неё сложено множество пословиц и загадок, и даже одна из самых известных детских сказок «Репка». Ели репу в свежем виде, варёной, печёной, но чаще всего её парили в горшках, откуда и родилось выражение «проще пареной репы». Другим столь же распространённым овощем была капуста. Давно прижился на российских огородах и огурец — выходец из жаркой Индии. Славилась Петербургская губерния и замечательными сортами лука. На огородах выращивали красную свёклу, морковь, репу, редьку, хрен, чеснок, укроп, петрушку — они удивительно разнообразили русскую кухню.
Мясо ели не каждый день. На праздничный стол ставили холодец и жаркóе. В будни готовили рассольник, солянку, щи, окрошку. Горячими блюдами были щи с рыбой, уха. Летом готовили ботвинью с рыбой, луком, огурцом и разными кореньями. Особенно любимы были пироги с рыбой — рыбники.
Пили молоко парное, охлаждённое, кипячёное и топлёное, ели квашеное с хлебом и картошкой. Из молока готовили творог, масло, сметану, сливки. Любимым напитком был квас. Готовить квас стали тогда же, когда научились печь хлеб. Хлебные квасы были разнообразны по вкусу и аромату. Квасы варили и из репы, красной свёклы, из яблок и ягод.

Вера и верования

Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области», часть третья: «Русские».
15. Монахи жили в монастырях и пýстынях и строго соблюдали взятый на себя обет.
 
Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области», часть третья: «Русские».
15-2. Венчание – старинный обряд бракосочетания.
 
Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области», часть третья: «Русские».
16. На восьмой день после рождения ребёнка приносили в церковь для крещения.

Русские были православными. Все молились каждый день, старались соблюдать заповеди и посты, каждый церковный праздник ходили в церковь. В церкви венчались, крестили детей, отпевали покойников. Но широко сохранялись в деревнях и старинные верования. Русские считали, что в каждом доме обитает свой домовой. Он большой проказник и шутник, но иногда сердится на людей. По большим праздникам ему всегда оставляли угощения. Во многих деревнях рассказывали, что в начале лета, когда полям нужен дождь, из рек, озёр и морей выходили на землю русалки. После Троицы они гуляли по полям и рощам, качались на ветвях, аукались между собой и водили хороводы. Говорили, что там, где бегали русалки, трава растёт гуще и хлеб родится обильнее. На «русальной» неделе никогда не купались, не стирали белье, не шили, не пряли и не ткали, нельзя было работать и в поле. В лесных владениях царствовал леший (лесовик, лешак). Он жил в еловых, темных и сырых лесах. Все звери и птицы находились в его ведении и повиновались ему. Зависели от лешего и все охотники. Часто он заводил грибника или ягодника в такое место, из которого никак не выбраться. Чтобы вернуться, нужно было снять одежду, вывернуть её наизнанку и снова надеть или обувь с правой ноги обуть на левую ногу. Хозяином всех рек или озёр был водяной. В его власти были рыбаки, мельники и пасечники. Считалось, что рыбаку он помогал в рыбной ловле, у мельника охранял запруду. Но когда водяной гневался, он рвал рыбачьи сети и распугивал рыбу. Чтобы задобрить водяного, рыбак первую рыбу кидал обратно в воду. Нельзя было купаться в полдень или ночью, боялись, что водяной непременно затащит в своё царство.

Праздники

Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области», часть третья: «Русские».
17. Ледяные горки в Петербурге могли достигать 25 метров в высоту.
 
Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области», часть третья: «Русские».
18. Обряд освящения воды в Петербурге на Неве у Зимнего дворца.
 
Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области», часть третья: «Русские».
19. Лошадиные бега на льду Невы на Масленицу.
 
Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области», часть третья: «Русские».
20. Русские качели. Раскачивающихся подбадривали ритмичной песней.
 
Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области», часть третья: «Русские».
21. Русская борьба: взявшись за пояс соперника, старались повалить его на землю .
 
Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области», часть третья: «Русские».
22. Прыжки на доске – развлечение, требующее большой ловкости.

Слово «праздник» происходит от слова «праздный», «пустой» и означает день, не заполненный работой. Самый любимый праздник у русских — зимние Святки. В эти дни от Рождества до Крещения Господня все ходили в церковь, справляли святочные обряды, готовили ритуальную еду, навещали родных и знакомых, гадали, ходили ряжеными и колядовали.
С первого дня Рождества «колядовщики» ходили по домам и «славили Христа» и пели хозяевам колядки — песни благопожелания. Хозяина сравнивали с месяцем, хозяйку — с солнцем, детей — с частыми звёздочками, описывали богатый двор со множеством скотины. В конце пели, что колядовщиков надо одарить; если же им ничего не давали, они обещали разнести избу или увести корову. Давали кто денег, кто хлеба, кто что. Потом на эти деньги покупали «барашки» (бублики) и все пили чай. Непременным угощением были пряники. Рождественские пряники изготавливались с помощью форм, сделанных из полосок жести в виде зверей, птиц и человека. Их накладывали на раскатанное тесто и вырезали изображения. После выпечки пряники украшали окрашенным в разные цвета сахарным песком или специальной помадкой. Главное развлечение святочных праздников — ряженье. Рядились стариками и старухами, цыганами, барином, надевали маски животных: быка, лошади, козы, медведя. Излюбленной святочной забавой молодёжи были игры, которые сопровождались загадками. В эти дни гадали все — «и малый, и старый». Старики гадали об урожае, приплоде скота, о погоде во время сева, сенокоса и жатвы, а молодёжь гадала о своей судьбе.
Зимние праздники заканчивались Масленичной неделей. В первый день справляли встречу Масленицы. Катались с гор, выезжали на расписных санях. В воскресенье устраивали «проводы Масленицы» или «похороны». За околицей деревни разжигали большие костры, вокруг которых веселилась молодёжь.
В марте надо было встречать весну. Для этого в каждом доме пекли печенье «жаворонки» в форме птичек и исполняли песни-заклички. С жаворонками бежали на улицу в сады, огороды, залезали на сараи, прятали их где-нибудь повыше, а другие съедали. Пасха — это праздник в память воскрешения Иисуса Христа. Пасха празднуется ежегодно не в один и тот же день, её дата рассчитывается по особым таблицам — пасхалиям. Главным символом праздника у русских стали крашеные яйца. Яйцо — это древний символ жизни, красный цвет — кровь Христа.
Святой Георгий (Егор, Юрий) считался покровителем земледельцев, диких зверей и хранителем домашнего скота. Поэтому в каждой русской деревне отмечали Егорьев день. Троица — церковный праздник во имя единого Бога в трёх лицах: Отца, Сына и Святого Духа. Сегодня праздник сводится к посещению могил своих родных. А ещё в начале XX века устраивались народные гулянья с ярмарками и балаганами. На Троицу украшали зеленью дома, пол в избе устилали душистыми травами и цветами, а на улицах ставили молодые берёзки.
Христианский праздник Рождество Иоанна Крестителя у русских назывался Иваном Купалой. Это время летнего солнцеворота, и все обычаи и обряды этого дня были связаны с солнцем, с растительностью, с огнём и водой.

Детские игры

Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области», часть третья: «Русские».
23. Игра в бабки. Тяжёлой «свинчаткой» сбивали «бабки» – небольшие кости из коровьих суставов.
 
Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области», часть третья: «Русские».
24. Игра в городки.
 
Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области», часть третья: «Русские».
25. Игра в свайку.

Игра «городки» была очень популярна среди мужского населения. На землю ставят различные фигуры из пяти круглых деревянных чурок «городков» длиной около 20 см и разбивают их, бросая в них палки длиной приблизительно 80 см. Вся партия состоит из 15 фигур: «пушка», «бабка в окошке», «конверт» или «письмо» и т. д. Игра «свайка» была одной из любимых игр. Для игры берут большой гвоздь с толстым тупым концом и бросают его на землю так, чтобы он попал своим острием в одно из лежащих на земле маленьких железных колец.
Ещё одна игра «сижу-посижу»: игроки рассаживались в кружок, а девушка-водящая с завязанными глазами ходила в середине и приговаривала: «Братцы, сестрицы! Примите меня. Братцы, сестрицы! Возьмите меня». Подруги отвечали ей: «Иди до нас». Девушка подходила и садилась к кому-нибудь, приговаривая: «Сижу-посижу». Тот, у кого она сидит, должен молчать. Остальные спрашивали: «У кого?». Если девушка отгадывала, то проигравшему завязывали глаза, и он начинал водить.

Фольклор

Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области», часть третья: «Русские».
26. В танце Голубец разыгрывается размолвка и примирение двух влюблённых.

На территории Ленинградской области сохранилось очень много старинных русских песен, преданий, заговоров. В каждой деревне можно было услышать колыбельные песни, детские пестушки и потешки, заклички, игровые песенки и приговорки, жеребьёвые сговорки и приговорки по ходу игры. Весёлыми были считалки:
 
  Шла изба по мостику
  И махала хвостиком,
  Зацепила за перила,
  Прямо в речку угодила.
  Кто не верит — это он,
  Выходи из круга вон!
 
Совсем маленьким детям «под сон» рассказывали весёлые сказки про животных. А вечерами особенно в зимнюю пору на «беседах» парни и девушки любили послушать старинные предания о крепостях и подземных ходах, «страшные» рассказы о покойниках и проклятьях, сказки о нелёгкой семейной жизни, волшебные истории о бедных сиротах и героях, побеждающих зло.

Чтобы понять истинное богатство нашего края, нужно знать во многом загадочную историю и уникальную культуру народов, проживающих здесь тысячи лет. Вепсы, водь, ижоры, ингерманландские финны, русские, тихвинские карелы — каждый из коренных народов не просто обладает самобытной культурой, древней историей и ярким национальным характером. Каждый народ, издавна живущий на нашей земле, даёт прекрасный, но ещё до конца не понятый нами опыт — как жить, работать и радоваться в согласии с природой, со своими древними традициями и в дружбе с самыми разными народами.

Иллюстрации настоящего выпуска – из альбома Джона Августа Аткинсона и Джеймса Уокера «Рисунки, изображающие быт, костюм и развлечения русских», изданного в Лондоне в 1803-1804 годах. Это замечательный источник – как по истории России, так и по истории восприятия России за рубежом. В предисловии к альбому сказано: «Всегда великая и сильная русская нация, мало известная остальной Европе до того, как она привлекла внимание благодаря творческому уму и гению великого законодателя Петра Первого, приобрела в настоящее время такой вес и значение, которые неизбежно придают интерес любой вещи, могущей осветить и лучше познакомить с привычками и манерами русских».
   
Ждём ваших отзывов, дорогие наши читатели! И – спасибо, что вы с нами.


  • -

82. Народы Ленинградской области 2


Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области. Часть вторая: ингерманландские финны, тихвинские карелы»

Коренные народы Ленинградской области

Часть вторая: ингерманландские финны, тихвинские карелы

Стенгазеты благотворительного образовательного проекта «Коротко и ясно о самом интересном» (сайт к-я.рф) предназначены для школьников, родителей и учителей Санкт-Петербурга. Они бесплатно доставляются в большинство учебных заведений, а также в ряд больниц, детских домов и других учреждений города. Издания проекта не содержат никакой рекламы (только логотипы учредителей), политически и религиозно нейтральны, написаны лёгким языком, хорошо иллюстрированы. Они задуманы как информационное «тормошение» учащихся, пробуждение познавательной активности и стремления к чтению. Авторы и издатели, не претендуя на академическую полноту подачи материала, публикуют интересные факты, иллюстрации, интервью с известными деятелями науки и культуры и надеются тем самым повысить интерес школьников к образовательному процессу. Отзывы и пожелания направляйте по адресу: pangea@mail.ru или через диалоговое окошко на сайте к-я.рф. Мы благодарим Отдел образования администрации Кировского района Санкт-Петербурга и всех, кто бескорыстно помогает в распространении наших стенгазет. Наша сердечная благодарность Ольге Игоревне Коньковой, руководителю Центра коренных народов Ленинградской области, которая любезно пре­доставила материалы. В номере использованы фотографии: Николая Абрамова, Стаса Бутыгина, Петра Васильева, Олега Загорулько, Ольги Коньковой, Елены Парконен, Леонтины Сакса, Дениса Тарасова, Анны Тыквиной, участников фольклорно-этнографического клуба «Василиса». Рисунки Ольги Коньковой, Людмилы Пости, Леонтины Сакса.
Коренные народы на карте Ленинградской области. Увеличенная фотография в новом окне
Коренные народы на карте Ленинградской области: водь (1), ижоры (2), ингерманландские финны (3), русские (4), вепсы (5), тихвинские карелы (6).

Дорогие друзья, мы продолжаем наш рассказ о народах, издавна проживающих на землях от Онежского озера до берегов Финского залива (на территории современной Ленинградской области). Этот выпуск посвящён истории и традиционной культуре ингерманландских финнов и тихвинских карел (о народах вепсы, водь и ижоры мы писали в стенгазете №80). Выпуск подготовлен по материалам, которые любезно предоставила Ольга Игоревна Конькова – руководитель Центра коренных народов Ленинградской области, председатель Комиссии по межнациональным и межконфессиональным отношениям Общественной палаты Ленинградской области, учёный-этнограф, член Международного консультативного комитета финно-угорских народов, инициатор программы поддержки коренных малочисленных народов, один из авторов справочно-информационного издания для детей и подростков «Коренные народы Ленинградской области», изданной Центром коренных народов Ленинградской области при содействии Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамеры) Российской академии наук.
Даты, имеющие отношение к теме выпуска: Международный день коренных народов мира (9 августа) и Дни родственных финно-угорских народов (ежегодно в конце третьей недели октября).


Ингерманландские финны

История

Коренные народы на карте Ленинградской области. Увеличенная фотография в новом окне
Ингерманландская финка в праздничном костюме финнов-эурямёйсэт.

Ингерманландские финны появились на земле между реками Нарова и Лава после русско-шведских войн и Столбовского мира 1617 года, когда эти земли отошли почти на 100 лет шведам. В новую шведскую провинцию Ингерманландию переселялись финские крестьяне с Карельского перешейка и из восточной Финляндии. После возвращения этих земель в состав России финские крестьяне в Финляндию не ушли, а остались жить в ставших уже родными деревнях. Финны исповедовали лютеранскую веру, и церковь создавала в приходах финские школы, которых к началу XX века было 229. Учителей готовила Колпанская учительская семинария (1863–1919) под Гатчиной. Первая местная финская газета была основана в 1870 году. В 1920–1930-е годы в Ленинградской области были национальные финские сельские советы и национальный район. Издавались газеты, журналы и книги на финском языке, действовали финские школы, техникумы, отделения институтов, издательство, два театра, два музея, даже велось радиовещание на финском языке. «Кулацкие чистки» и «очистка приграничных деревень» в 1930-х годах привели к высылке десятков тысяч финнов. В 1937 году начались массовые репрессии, финские церкви и школы были закрыты, многие тысячи финнов расстреляны. Новые беды принесла война. Финны, оказавшиеся в кольце блокады, в марте 1942 года были вывезены на побережье Ледовитого океана. Большая часть финнов на оккупированной немцами территории была выселена в 1943–1944 годах в Финляндию как рабочая сила. После возвращения в СССР им было запрещено селиться в родных местах. После ссылок многие финны стали жить в Эстонии и Карелии, в свои финские деревни Ленинградской области вернулась только 1/10 часть прежнего довоенного населения.
В настоящее время организуются курсы финского языка, действуют хоры, издаётся финская газета, поддерживаются национальные виды спорта, проводится финская масленица Ласкиайнен, летний праздник Юханнус, день ингерманландской культуры Инкеринпяйвя. Об истории и культуре ингерманландских финнов рассказывают сайты «Коренные малочисленные народы Ленинградской области», inkeri.spb.ru, интернет-портал inkeri.ru, Мобильный музей коренных народов Ленинградской области. По сведениям 2010 года, в Ленинградской области, в основном в Волосовском, Всеволожском, Гатчинском, Кингисеппском и Ломоносовском районах, проживает 4366 ингерманландских финнов. Ингерманландские финны называют себя суомалайсия или инкерин суомалайсэт и используют ингерманландские диалекты финского языка.

Характер

Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области, часть вторая».
Ингерманландские финны-савакот: слева – из прихода Губаницы (Волосовский район), справа – из прихода Колтуши (Всеволожский район).

Ингерманландским финнам присущи трудолюбие, бережливость и особое упорство, которое имеет у финнов даже специальное название сису. Всё в финских хозяйствах делалось основательно, к труду относились честно и работали все. Финны говорили: «Только тот, кто трудится, достоин вознаграждения». Поэтому к богатству относились не как к удаче, а как к результату напряжённого труда. Ингерманландские финны исповедовали лютеранство, которое во многом определяло их жизнь. В финских деревнях строго осуждалось пьянство. А вот грамотность поощрялась! Финны были очень грамотным народом – более 70 % крестьян умело читать и писать. Без этого умения нельзя было пройти церковный «экзамен» и жениться! Ингерманландские финны представляли собой две группы: финны-эурямёйсэт были по происхождению карелами, они долго сохраняли не только свою культуру, особое наречие и великолепный костюм (о нем читайте в разделе «Одежда ингерманландских финнов»), но и свой характер: основательный и медленный. Они глубоко чтили свои обычаи, считая, что всё, что сделано дедами, правильно и свято. Вторая группа – финны-савакот – были более общительными, они быстрее перенимали всё новое и были прекрасными торговцами.

Занятия

Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области, часть вторая».
Ингерманландские финны-эурямёйсэт из прихода Токсово (Всеволожский район).

Основным занятием ингерманландских финнов было земледелие, причём издавна отмечалось, что «чем больше финнов в данной местности, тем больше и пашни». Ещё в XVIII веке финны выращивали рожь, ячмень, овёс, гречиху и горох, лен и коноплю. На песчаных почвах некоторых северо-восточных районов, а также в окрестностях Волосово хорошо родился картофель, и к середине XIX века он стал истинно «финским» овощем, о нем даже пели песни! Картофель финны стали возить на петербургские рынки. Но самым важным был для ингерманландских финнов молочный промысел. Прежде молоко приходилось возить в город на телегах, а затем «охтенки» – финские молочницы разносили его по домам, держа по несколько бидонов молока на коромысле. Был у ингерманландских финнов и особый «питомнический» промысел: крестьяне брали на воспитание сирот из Воспитательного дома и от частных лиц в Петербурге, получая за это определённую сумму денег. Такие руунулапсет («казённые дети») воспитывались наравне с собственными детьми в финских традициях.
Финские крестьяне сбывали ягоды прямо в Петербург, а грибы возами свозили на рынки. В особенно урожайные годы сбор грибов оказывался выгоднее хлебопашества! Рыболовством финские крестьяне занимались во всех уездах Петербургской губернии. Самый большой лов шёл зимой на Финском заливе и Ладожском озере подлёдными неводами. На реке Луге ловили миногу, которая очень охотно раскупалась и в Нарве, и в Санкт-Петербурге. А с Ильина дня (2 августа) начиналась ловля больших раков – один человек мог наловить до 300 штук в день. В прибрежных деревнях финские мастера строили лодки.
Ингерманландские финны разводили и продавали гусей, их перегоняли в город «своим ходом», предварительно покрыв им лапки дёгтем и песком, чтобы птицы не стёрли в пути перепонки. Многие финны везли на городские рынки садовые ягоды, мёд, дрова, веники, сено и солому. У ингерманландских финнов насчитывалось более 100 видов ремёсел и кустарных производств. Были и уникальные финские промыслы: например, изготовление цветов из стружек или сбор муравьиных яиц, которые шли на корм аквариумным рыбкам и домашним птицам.

Деревни и дома

К началу ХХ века только на Карельском перешейке повсеместно сохранялась старинная финская «свободная» планировка деревень, когда дома располагались не вдоль улицы, а совершенно произвольно, занимая сухие возвышенные места или склоны холмов. Расстояние между домами обычно составляло более 30 м. В других ингерманландских финских деревнях дома стояли вдоль улиц близко друг к другу. В прежние времена в центральной и западной частях Петербургской губернии финны чаще всего строили длинные дома и соединённые с ними крытые дворы, подобно русским. Но к северу от столицы обычно сохранялась старинная традиция, когда большие каменные или деревянные дворы ставились отдельно от дома. Для защиты от пожаров огромные риги для просушки хлеба и маленькие бани ставились на отдалении от жилых изб. Ещё до середины XIX века дома финнов были по большей части курными (топившимися по-чёрному) с низкими потолками и высокими порогами. Вместо окон прорубались световые отверстия, закрывающиеся деревянными задвижками, лишь у богатых крестьян в избах были слюдяные окна. Крышу крыли соломой, позднее – щепой. Избы, топившиеся по-чёрному, сохранялись даже вблизи от Петербурга, так что порой из окна можно было видеть золотые купола его церквей. Позднее финские дома изменились, особенно из-за городских жителей, которые снимали дачи в финских деревнях. В них появились печи, топившиеся «по-белому», печи-голландки и городская мебель.

Одежда

Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области, часть вторая».
Ингерманландские финны-эурямёйсэт из Центральной Ингерманландии (Гатчинский и Ломоносовский районы) в праздничной одежде.

Мужчины носили летом полотняные, зимой – суконные штаны хоусут. Рубаха пайта шилась из белого холста и у ингерманландских финнов, живущих по берегам Луги, могла быть украшена вышивкой. Верхней одеждой служили длинные суконные кафтаны, поддёвки и овчинные шубы. Особой гордостью были кожаные сапоги и широкополые шляпы с низкой тульёй. Женская одежда ингерманландских финнов была яркой, и в каждом приходе были свои отличия, цветовые предпочтения, узоры вышивок. Самой красивой считалась одежда финок-эурямёйсэт от Гатчины до южного берега Финского залива. Особенно замечательна была рубаха из тонкого льняного полотна – она на груди украшалась прямоугольной вставкой рэкко, где шерстяными нитями красных, оранжевых, жёлтых, коричневых, зелёных и синих цветов вышивались геометрические орнаменты. Поверх рубахи носили сарафан. Праздничный сарафан шили из синего сукна, а его лямки – из красного. По будням носили льняной красный сарафан. Поверх юбки повязывали передник и яркий пояс с большими кистями. Выходной костюм дополнялся белыми вязаными узорчатыми перчатками. Головным убором девушек был очень красивый венец сяппяли из красного сукна, украшенный металлическими «шипами», бисером и перламутром. Замужние женщины носили белые полотняные чепцы с кружевом по краю. К северу от Петербурга финки-эурямёйсэт носили похожую рубаху с вышитым рэкко, а поверх надевали длинную юбку на лямках из синей, чёрной или коричневой полушерсти, по подолу которой шёл волан из жёлтой или красной ткани. Зимой надевали шубы, тулупы, тёплые платки и красивые вязаные перчатки. Финки-савакот носили другой, более современный костюм из белой рубахи, полосатой юбки, жилета и чепца. Особо яркой была женская одежда финок-савакот в окрестностях деревни Колтуши. Там очень любили красный цвет: и шерстяную ткань для юбок ткали красными и жёлтыми квадратами или, реже, полосами, и лифы и кофты тоже шили из красной ткани, отделывая их по краю зелёной или голубой тесьмой, и передники тоже делали из красной «клетки».

Семейные обряды

Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области, часть вторая».
Традиционные орнаменты вышивки Ингерманландских финнов.

Молодые люди считались взрослыми, когда овладевали трудовыми навыками. Но для получения разрешения на венчание они должны были пройти особый церковный обряд – конфирмацию (обряд сознательного вступления в церковную общину), и для этого вся молодёжь в возрасте 17-18 лет две недели обучалась в конфирмационной школе при приходской церкви читать и писать. Как правило, невесту выбирали родители жениха. В первую очередь они обращали внимание на то, хорошая ли она работница, богатое ли у неё приданое, какую славу имеет её семья. При этом красота девушки была не столь важна. Сватовство у ингерманландских финнов долго сохраняло древние черты: оно было длинным, с повторными визитами сватов, посещением невестой дома жениха. Это давало обеим сторонам время на раздумье. Финские семьи были многодетны. Кроме того, финны часто брали на воспитание детей из петербургских приютов.

Пища

В кухне ингерманландских финнов соединились и древние финские, и деревенские русские и петербургские городские традиции. За столом обычно собиралась вся семья, и отец, сидящий во главе стола, читал молитву и нарезал хлеб каждому. Во время еды разговаривать было нельзя, детям говорили: «Закрой рот, как яйцо», иначе ребёнок мог получить ложкой по лбу! Еду на ночь со стола убирали (могли оставить лишь горбушку хлеба и Библию), особенно опасно было забыть на столе нож – ведь тогда мог прийти «злой дух». Основной пищей ингерманландских финнов были капуста и репа, а к концу XIX века стал картофель – они считались даже важнее хлеба! По понедельникам пекли на всю неделю чёрный хлеб в форме высоких ковриг из кислого ржаного теста. Часто делали и лепёшки из ржаной или ячменной муки, обычно их ели с яичным маслом. Похлёбки были разные, но самой распространённой были щи из кислой капусты, реже варили гороховый суп и уху. Каши были чаще всего из ячменя. Много было молочных продуктов: молоко, простокваша, творог, хотя большую их часть везли на рынки. Особой любовью пользовался овсяный кисель, его ели и тёплым, и холодным, и с молоком, и со сливками, и с растительным маслом, и с ягодами, с вареньем, и с жареными свиными шкварками. По праздникам пекли самые разнообразные ватрушки и пироги. Пили обычно чай, летом – квас. Ингерманландские финны любили пить кофе, который варили из прожаренного зерна или корня цикория иногда в самоварах!

Праздники

Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области, часть вторая».
Куклы ингерманландских финнов.
 
Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области, часть вторая».
Ингерманландские обрядовые соломенные куклы олкасуутари.

Ингерманландские финны считали Йоулу (Рождество) самым большим праздником в году и очень ждали его: «Приходи, праздник, наступай, Рождество, уже избы вычищены, и одежды запасены!». Подготовка к Рождеству начиналась заранее, а сам праздник продолжался 4 дня. В канун Рождества топили баню и приносили в избу рождественскую солому, на которой спали в рождественскую ночь. С темнотой зажигали свечи, читали рождественские тексты из Евангелия, пели псалмы. Затем следовал ужин. Рождественская еда должна была быть очень обильной, и, если она заканчивалась в середине праздников, это означало, что в дом придёт бедность. Все время Рождества на столе лежал особый «крестовый» хлеб, на котором был нанесён знак креста. Хозяин отрезал кусок для еды, а сам хлеб уносили после праздника в амбар. Там он хранился до весны, когда часть его получали пастух и скот в день первого выгона скота на пастбище и сеятель в первый день сева. После ужина начинались игры с соломенной куклой олкасуутари. Это слово переводится как «соломенный сапожник», но, вероятнее, оно происходит от русского слова «сударь». С суутари играли так: играющие становились спиной друг к другу, держа длинную палку между ног. При этом один из играющих, находящийся спиной к суутари, старался опрокинуть его палкой, а стоящий лицом к соломенной кукле – защитить её от падения. У суутари старались разузнать какие-либо касающиеся дома важные вещи. Так, порой у суутари делали корону из колосьев, для чего из соломенного снопа выхватывали горсть колосьев. Если число взятых колосьев было чётным, то в новом году ждали свадьбу. В Ингерманландии долгое время сохранялись традиции прихода йоулупукки («рождественского козла»). Он одевался в надетую навыворот шубу и меховую шапку. Его борода из пакли напоминала козлиную, а в руках у него был шишковатый посох. Такой йоулупукки должен был выглядеть в глазах маленьких детей устрашающим, но страх побеждало ожидание подарков: игрушек, сладостей и новой одежды.
Весёлой у финнов была и Масленица – Ласкиайнен, когда все катались с гор, чтобы «лен вырос высоким и чистым, а репа величиной с угол дома!». Но самыми радостными были Хэлаторстай (Вознесенье) и Юханнус (Иванов день), когда по всем деревням жгли высокие костры, танцевали всю ночь и гадали о будущей жизни.

Фольклор

Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области, часть вторая».
Деревянная игрушка ингерманландских финнов (конь).

У ингерманландских финнов в конце XIX – начале ХХ века были записаны древние песни о создании острова с девушкой, к которой сватаются разные герои, о ковании золотой девы и различных предметов. Всех слушающих пугали рунами о сватовстве коварного сына Коёнена и его страшном убийстве своей невесты и радовали песнями о девушке Хелене, избравшей себе мужа из края солнца. Фольклорное богатство ингерманландских финнов составляют тысячи метких пословиц и поговорок, сотни сказок, быличек и преданий. Были у местных финнов и свои особые танцы-игры рёнтюскя, соединившие городскую кадриль и весёлые песни. Старинным музыкальным инструментом у финнов в Ингерманландии был кантеле. Обычно его вырубали из куска ствола дерева, а струны делали из конских волос. Обычно на кантеле играли женатые мужчины. А когда готовились к рыбной ловле в Ладожском озере, то старались взять в команду на большую лодку рыбака, умеющего играть на кантеле, чтобы он мог прекрасной музыкой «успокоить» штормовые ладожские волны. Также ингерманландские финны играли на вирсиканнель, похожем на виолончель с одной струной, часто исполняя под его звуки церковные псалмы. Финские пастухи изготавливали дудки из тростника или ивы, берестяные пастушьи трубы, трещотки и «стукалки». А с конца XIX века во многих финских деревнях появились настоящие духовые оркестры.

Тихвинские карелы

История

Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области, часть вторая».
На празднике тихвинских карел «Родники земли Климовской» в деревне Климово (Бокситогорский район).
 
Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области, часть вторая».
Тихвинские карелки на фотографиях 1911 года.

Тихвинские карелы сейчас населяют верхнее течение реки Чагоды в современном Бокситогорском районе Ленинградской области, хотя их древней родиной был Карельский перешеек. Появление карел на новых землях связано с трагическими событиями XVII века – войнами между Россией и Швецией. После заключения в 1617 году Столбовского мира северо-западные земли Московского государства, в том числе и Карельский перешеек, отошли Швеции. Все тяготы войн и непомерные налоги легли на карел. Кроме того, карелы уже к XV веку стали православными и сопротивлялись обращению в лютеранскую веру, которую принесли шведы. Началось массовое переселение карел. В старинных документах писали: «Бежали для трёх причин: первое – для веры, другое – для языка и своей природы, третье – от больших податях тягости». Часть карел поселилась в окрестностях знаменитого Тихвинского монастыря, давшего бежавшим «корелянам» приют, откуда они и получили своё название. 1656 год считается официальной датой поселения карел в Тихвинском крае. Местные жители говорили, что и их «отцы не помнят, когда заселили сюда карел». Ведь своей письменной истории тихвинские карелы не имели, а передавали её в легендах и преданиях. На новых местах тихвинские карелы сохранили не только свой диалект карельского языка, свою культуру и знания, но и «карельскую» веру.
Об истории и культуре тихвинских карел можно узнать в краеведческом школьном музее в деревне Климово Бокситогорского района, на сайте «Коренные малочисленные народы Ленинградской области», в группах в социальных сетях. Каждый год в конце июля в деревне Климово проходит праздник «Родники земли Климовской», собирающий карельские творческие коллективы и сотни гостей, проводятся конференции и круглые столы по вопросам карельской истории и культуры.
Сейчас тихвинские карелы живут в 15 деревнях современного Климовского сельского поселения Бокситогорского района Ленинградской области. Их численность составляет около 400 человек. Тихвинские карелы называют себя тиифинян карьялазэт. Пожилые люди ещё используют особый тихвинский диалект карельского языка (карельский язык входит в северную группу прибалтийско-финских языков, он близок вепсскому, финскому и ижорскому языкам).

Характер

Тихвинские карелы славились своим трудолюбием, удивительной честностью и прямотой. У них был сдержанный характер. Их медлительность в суждениях сочеталась с порядочностью и спокойствием, они никогда не писали доносов друг на друга, плохо о других не говорили и никогда ни на что не жаловались! Будучи староверами, тихвинские карелы жили замкнуто, редко общаясь с «чужаками». Все почитали стариков, не бранились, водку не пили и не курили. У тихвинских карел были строгие порядки: за драку провинившемуся надо было 2000 раз поклониться всему деревенскому народу, а за грубое слово – 500 раз! Правда, за танцы и святочное ряжение старики молодых тоже наказывали, даже били веником. Считалось, что именно поэтому тихвинские карелы не умели плясать. Тихвинские карелы говорили: «Деньги не важны, они как дым из трубы уйдут!». Не случайно образцом правильной жизни более 100 лет служил у тихвинских карел рассказ о двух братьях Бирючевских, которые в конце жизни отказались от богатств, ушли жить в лес и питались соком деревьев.

Занятия

Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области, часть вторая».
Берестяная и деревянная посуда тихвинских карел.

Основным занятием тихвинских карел было земледелие. Они выжигали подсеку и собирали хорошие урожаи ячменя и овса. Карелы также сеяли гречиху, горох, репу, картофель, капусту, огурцы, выращивали коноплю и лен. Орудия труда для обработки земли карелы изготавливали сами. Из первого зерна нового урожая варили кашу и пекли пироги, а затем хозяева съедали их на краю поля – карелы верили, что этим обеспечивают себе урожай будущего года. В каждом хозяйстве были домашние животные. У карел издавна были распространены местные породы скота: низкорослые коровы, лошади (тоже малорослые и малосильные, но лёгкие на ходу), грубошерстные овцы. Для них нужно было заготовить много кормов, и на сенокос выходили всей семьёй. Покосов было мало, приходилось выискивать дополнительный корм для скота – собирать листья деревьев, молодую кору сосны, озёрный хвощ, картофельную ботву, лебеду. Для сохранения, благополучия и приумножения скота у тихвинских карел существовало очень много различных примет, заговоров и запретов. Большим подспорьем в хозяйстве карел всегда являлись охота и особенно рыболовство. Самым важным считался первый весенний улов. Тихвинские карелы верили, что именно по первому улову можно определить удачное время сева зерновых, что обеспечит хороший урожай и убережёт семью от голода. Каждая семья имела свои излюбленные места для ловли рыбы. Среди рыб карелы особо ценили щуку и налима. И в настоящее время в карельском доме часто можно увидеть щучью челюсть, которая служит оберегом.
Занимались тихвинские карелы и лесными промыслами. Мальчики уже с 9 лет ходили на распиловку леса. Часть крестьян нанималась на работы на местный кирпичный завод. В деревнях Толсть и Дятелки семьи занимались гончарным промыслом. А в деревнях Новинка и Дубровка жили кузнецы, плотники и столяры.

Одежда

Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области, часть вторая».
Традиционные орнаменты вышивки тихвинских карел.
 
Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области, часть вторая».
Народная одежда тихвинских карел: костюмы парня и девушек, костюм молодой замужней женщины.

Женская одежда тихвинских карел состояла из белой полотняной рубахи, сарафана, пояса, передника и головного убора (повойника или сороки). Мужская – из рубахи, портов, пояса и жилета. В холодное время поверх надевали кафтаны и шубы из меха белки, зайца, лисицы. Рубахи и будничные сарафаны шили из домашнего льняного полотна – как и полотенца, постельное белье, скатерти и матрасники. Каждая хозяйка ткала и грубошерстное полусукно из льняных и шерстяных нитей для кафтанов и мужских портов. Изредка его красили в коричневый или темно-бордовый цвет. Из сукна шили одежду для рыбной ловли, охоты и работы в лесу. В конце XIX века у коробейников, в лавках или на ярмарках можно было купить покупные ткани – ситец, сатин, парчу, шёлк. Из них шили сарафаны и кофточки – «казачки». Зимней одеждой служили тулупы и шубы. Из кожи делали шапки, пояса и, главное, обувь и рукавицы. Зимой с кожаной обувью молодые мужчины носили шерстяные чулки, край которых выставляли на показ над голенищем. А карельские девушки в начале ХХ века очень полюбили носить сапоги «в гармошку», причём чем больше было складок на голенищах сапог, тем более модно это было!

Деревни и дома

Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области, часть вторая».
Карельский дом в деревне Коргорка (Бокситогорский район).
 
Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области, часть вторая».
Карельская деревня Селище (Бокситогорский район).

По преданиям, пришедшие на эти земли карелы первые деревни ставили в «хороших» местах – на пригорках у рек и озёр. Старые деревни образовывали круг, обнесённый жердяной изгородью с обязательно закрытыми воротами, в центре которого стояла церковь или моленный дом, а жилые избы стояли беспорядочно вокруг. Но в некоторых деревнях сейчас уже преобладает уличная планировка, когда дома стоят вдоль длинной улицы. Свои дома карелы строили из сосновых или еловых брёвен, крышу крыли дранкой. Ещё в 1930-х годах в деревнях сохранялось много домов с печами, топившимися по-чёрному. Поэтому на праздники, особенно к Пасхе, девушки и молодые женщины тщательно мыли избы, очищая потолки и стены от копоти хвощом и мелким песком. «На задах» деревни строили риги с гумнами, амбары, кузницы. Там же ставили и бани, но само появление бань у тихвинских карел относится к началу XX века. До этого обычно мылись прямо в доме в печах. Воду в бане нагревали при помощи специальных камней, которые опускали в кадки коваными клещами. В бане не только мылись, но и проводили многие обряды. После рождения ребёнка в баню с новорождённым и его матерью отправлялась свекровь или бабушка («знающая»), которая их парила и совершала магическое оберегание (например, давала роженице с собой сковородник или ножницы).
Раньше у тихвинских карел был обычай приносить покойника «проститься» с баней. Специальную «баню для покойников» затапливали в поминальные дни. Карелы считали, что и в неурочное время в бане моются умершие, поэтому поздно ходить в баню и стирать в ней не разрешалось. Тихвинские карелы верили и в домашних духов-«хозяев». Дом оберегал «домовой». Чтобы истопить баню и помыться, полагалось просить разрешения у банных «хозяев», а уходя из бани, благодарить их, оставлять для них мыло и веник. Карелы считали, что существуют русалки, а в каждом водоёме живёт водяной дух, который не любит шума и ссор. Водяной мог рассердиться и уйти в другое озеро, уведя с собой рыбу. Разозлить водяного можно было и утопив в озере старое помело. Чтобы вернуть водяного с рыбой обратно, следовало отыскать помело и, вытащив из воды, отнести под расщепленное грозой дерево. «Хозяина» вод всегда «приглашали» на уху, сваренную на берегу из первого улова рыбы, и просили его содействовать рыбацкой удаче.

Пища

Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области, часть вторая».
Канун праздника. Традиционные пироги тихвинских карел.
 
Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области, часть вторая».
Карельские «калитки».

Карелы-староверы строго относились к своей посуде: каждый должен был есть из своей тарелки и кружки и своей ложкой. Они строго придерживались всех четырёх главных годовых постов, а также не ели мясо, рыбу и молоко по понедельникам, средам и пятницам. В постные дни готовили кашу из солодовой муки, заваренную кипящей водой. В середину каши наливали постное масло или клали размятые ягоды. В эти дни готовили гречневую, ячневую, гороховую каши, гущи из гороха и толокна. Для приготовления гороховой каши горох отмачивали и проваривали в печке, потом заваривали ячменной крупой или мятым картофелем, солили, заливали подболткой из муки и воды. После этого опять ставили в печь «париться». Карелы пекли ржаной хлеб из кислого теста и ели его как отдельное блюдо. На праздник же пекли пироги-«курники» с рыбой, мясом, репой. Готовили и небольшие открытые пироги с начинкой из каш, толокна, картофеля, ягод (черники, брусники). Из пресного ржаного или ячменного теста готовили тонкие лепёшки «сканцы» и пекли на углях перед устьем печи. Готовые сканцы складывали в стопки, смазывая маслом, и ели, заворачивая в них кашу. По воскресеньям и в праздники пекли «рогушки» – пирожки с начинкой из молочной каши. Мясо вялили, солили, сушили и замораживали, но ели его редко. Чаще варили уху из свежей, сушёной или солёной рыбы. Щи готовили из квашеных зелёных листьев капусты. Любили тихвинские карелы молоко и все, что делалось из него, – масло, творог, простоквашу. Ели много ягод, а также грибы, которые сушили и солили. К праздникам варили пиво, в будни готовили квас и сусло.

Вера и верования

Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области, часть вторая».
Часовня в деревне Толсть (Бокситогорский район).

Большинство тихвинских карел были староверами (старообрядцами). Староверы сохраняли старинные правила и устои жизни, которые были распространены в России ещё до XVII века – времени церковного раскола. Они не признавали церкви и попов и говорили: «У нас своя вера: вековечная, строгая, хорошая, не поповская, не церковная». У карел-старообрядцев существовал свой календарь, носилась особая одежда, была своя система питания и личная посуда. Жили тихвинские карелы очень замкнуто: моленные дома, где они молились, объединяли сразу несколько деревень, внутри их осуществлялись браки, происходил обмен книгами. Эти группы деревень имели собственные святыни и праздники, часовни и кладбища. В каждой деревне были грамотные наставники – «отче», которые на основе старинных книг проводили богослужения, принимали исповеди. Огромным уважением пользовались женщины-«книжницы» – они хранили все обычаи староверов и читали старинные книги (Каноники и Псалтыри) на церковнославянском языке. У них были свои библиотеки, насчитывавшие до 80 старинных рукописных книг. Тихвинские карелы говорили: «Для всех хотящих счастья первый свет есть Христос, бог наш, второй – свет дневной, а третий – святые книги». В карельских деревнях проводилось религиозное образование детей, подростков и молодёжи, их посылали учиться в Москву, где был центр староверческих общин, основанный ещё в 1771 году. Больше всего карелы-староверы чтили кресты: их носили на себе, огромные деревянные кресты держали в часовнях, на старинные каменные кресты надевали рубашки, на своих могилах ставили безликие можжевеловые кресты. Существовали предания, что некоторые почитаемые каменные кресты «приплыли» по воде к тихвинским карелам. Почитались старинные кладбища, которые карелы называли «жальниками» и «рощицами». Почитались источники. В центре деревни Селище считали святой и целебной воду из «Донского» колодца, вырытого рядом с церковью во имя Донской иконы Божьей матери: эту воду переливали через дверную скобу и лечили ей глаза. Тихвинские карелы поклонялись старым деревьям. Часто рядом с деревнями росли священные «заповедные» сосновые рощи, их почитали, приносили жертвы деньгами, а также лентами и кусками ткани, которые завязывали на ветках. Рубить или калечить такие деревья было нельзя – говорили, что вскоре умрёшь или увечье сам получишь! Особо карелы почитали лес. Лес оберегал и наказывал, он мог завести и отпустить охотника или грибника, он мог отнять или сохранить скотину в стаде у пастуха. Считалось, что в лесу живут дети, проклятые родителями, и стоят дома «хозяев» леса. В лесу женщинам можно было плакать о своих горестях. Уходя из леса, карелы молились на четыре стороны, кланялись «лесному царю» и «лесной царице» и кричали: «Прощай, мой желанный лесик! Поди знай, буду ли ещё! Спасибо тебе за ягоды, за грибы, за воздух, за всё!». Карелы рассказывали, что «хозяин леса» мог показаться человеку или в виде огромного великана, или в облике гигантского быка.

Праздники

Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области, часть вторая».
Куклы тихвинских карел.

У карел-старообрядцев был свой календарь праздников. Требовалось строго соблюдать их. Особенно широко в каждой деревне праздновали один или несколько своих престольных праздников. Более всего тихвинские карелы почитали праздник в честь святого Егория и Воздвиженье. Чтобы уберечь свой скот от болезней и от хищников, владельцы первый раз выгоняли скот на пастбище в день Егория – покровителя скота, при этом совершая особый обряд – «отпуск». Накануне Егорьева дня хозяйка с колоколом на шее трижды обходила дом и затем надевала колокол на корову. Считали, что он спасёт скот «от всего дурного». Утром выводили скот обязательно в шерстяных рукавицах и стремились, чтобы животные переступали через кочергу, давали им по кусочку пресной лепёшки, испечённой в великий четверг накануне Пасхи, и произносили заговор. Затем пастух с горящей лучиной или свечой обходил стадо, как бы обводил вокруг него огненную черту, через которую в загон не мог проникнуть злой дух. На плечи пастуха была наброшена рыболовная сеть. После отправления «отпуска» сеть клали под большой камень.
По окончании жатвы тихвинские карелы устраивали праздник – «пироги серпа». К этому дню хозяйки пекли особые пироги полукруглой формы. Осенние полевые работы завершались «репным» праздником, который совпадал с религиозным праздником – Воздвиженьем.

Фольклор

Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области, часть вторая».
Деревянная игрушка тихвинских карел (конь).

У тихвинских карел сохранилось много старинных преданий. Вспоминали о предках – 5-6 человеках, пришедших с севера, от которых «народились» местные карелы. В каждом доме могли рассказать о загадочной Литве, которая нападала на карел, принося им многочисленные беды. Ходили рассказы о заповедных исчезающих кладах, отмеченных на поверхности горящими свечами, и «старичках» – хозяевах этих кладов, которые во сне являлись человеку, указывая, как надо ночью добыть золото. Рассказывали и о золотом гробе литовского царя, и о затонувших церквах и колоколах. Ещё больше было преданий о христианских мучениках, о «богоотступниках», о чудесах и особенно о конце света. Бытовали рассказы о леших, которые являлись то в виде огромного мужика, то в виде большого рогатого быка, о красивых русалках, завлекающих рыбаков, о домовых, строго следящих за порядком. Рассказывалось много карельских сказок и быличек. На могилах исполнялись прощальные причитания. В праздники пелись весёлые песни и задорные частушки.

Выпуск подготовлен по материалам справочно-информационного издания для детей «Коренные народы Ленинградской области» (авторы – О. И. Конькова, Л. С. Лаврентьева, Л. А. Сакса), Санкт-Петербург, 2014 год.
 
Продолжение читайте в одном из следующих номеров нашей газеты.
 

Спасибо, что вы с нами.


  • -

80. Народы Ленинградской области 1


Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области. Часть первая: вепсы, водь, ижоры»

Коренные народы Ленинградской области

Часть первая: вепсы, водь, ижоры

Стенгазеты благотворительного образовательного проекта «Коротко и ясно о самом интересном» (сайт к-я.рф) предназначены для школьников, родителей и учителей Санкт-Петербурга. Они бесплатно доставляются в большинство учебных заведений, а также в ряд больниц, детских домов и других учреждений города. Издания проекта не содержат никакой рекламы (только логотипы учредителей), политически и религиозно нейтральны, написаны лёгким языком, хорошо иллюстрированы. Они задуманы как информационное «тормошение» учащихся, пробуждение познавательной активности и стремления к чтению. Авторы и издатели, не претендуя на академическую полноту подачи материала, публикуют интересные факты, иллюстрации, интервью с известными деятелями науки и культуры и надеются тем самым повысить интерес школьников к образовательному процессу. Отзывы и пожелания направляйте по адресу: pangea@mail.ru или через диалоговое окошко на сайте к-я.рф. Мы благодарим Отдел образования администрации Кировского района Санкт-Петербурга и всех, кто бескорыстно помогает в распространении наших стенгазет. Наша сердечная благодарность Ольге Игоревне Коньковой, руководителю Центра коренных народов Ленинградской области, которая любезно пре­доставила материалы. В номере использованы фотографии: Николая Абрамова, Стаса Бутыгина, Петра Васильева, Олега Загорулько, Ольги Коньковой, Елены Парконен, Леонтины Сакса, Дениса Тарасова, Анны Тыквиной, участников фольклорно-этнографического клуба «Василиса». Рисунки Ольги Коньковой, Людмилы Пости, Леонтины Сакса.

Этот выпуск нашей стенгазеты посвящён истории и традиционной культуре на­родов, издавна проживающих на землях от Онежского озера до берегов Финского залива (на территории современной Ленинградской области). Он подготовлен по материалам, которые любезно предоставила Ольга Игоревна Конькова – руководитель Центра коренных народов Ленинградской области, председатель Комиссии по межнациональным и межконфессиональным отношениям Общественной палаты Ленинградской области, учёный-этнограф, член Международного консультативного комитета финно-угорских народов, инициатор программы поддержки коренных малочисленных народов, один из авторов справочно-информационного издания для детей и подростков «Коренные народы Ленинградской области», изданной Центром коренных народов Ленинградской области при содействии Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамеры) Российской академии наук.
Даты, имеющие отношение к теме выпуска: Международный день коренных народов мира (9 августа) и Дни родственных финно-угорских народов (ежегодно в конце третьей недели октября).

Коренные народы на карте Ленинградской области. Увеличенная фотография в новом окне
Коренные народы на карте Ленинградской области: водь (1), ижоры (2), ингерманландские финны (3), русские (4), вепсы (5), тихвинские карелы (6).

Ленинградская область — это не только большие города и маленькие селения. Это просторы Ла­доги и ширь Финского залива. Это старинные церкви и мощные заводы. Это бескрайние поля и необъятные леса. Это древние крепости и родные деревни. Это 1 763 924 человека, для которых эти земли всегда были Родиной или стали новым домом.
Но чтобы понять истинное богатство нашего края, нужно знать во многом загадочную историю и уникальную культуру народов, проживающих здесь тысячи лет. Вепсы, водь, ижоры, ингерман­ланд­ские финны, тихвинские карелы, русские — каждый из коренных народов не просто обладает самобытной культурой, древней историей и ярким национальным характером. Каждый народ, издавна живущий на нашей земле, даёт прекрасный, но ещё до конца не понятый нами опыт — как жить, работать и радоваться в согласии с природой, со своими древними традициями и в дружбе с самыми разными народами.

Вепсы

История

Коренные народы на карте Ленинградской области. Увеличенная фотография в новом окне
Дети из посёлка Винницы Подпорожского района – участники детского вепс­ского фольклорного ансамбля «Чомашти».
 
Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области, часть первая».
Вепсские музыканты из посёлка Винницы Подпорожского района.

Вепсы — один из древнейших народов Севера Европы. На берегах вепсских рек до сих пор находят стоянки древних людей. Первое упоминание о вéси и чýди (предках современных вепсов) встречено во всемирно известном сочинении европейского историка Иордана, написанного в VI веке. В древнерусской Повести временных лет рассказывается, как весь и чудь вместе со славянскими племенами «призвали варягов» и создали первое русское государство со столицей в Ладоге.
Прославились вепсы и в XV–XVI веках, когда простой вепс стал известен по всей Руси. Ведь один из самых почитаемых святых Русской православной церкви преподобный Александр Свирский был духовным отцом и воспитателем многих северно-русских святых и основателем новых монастырей на Севере. Но потом о вепсах почти забыли, и только в 1824 году финский учёный А. И. Шёгрен вновь «открыл» вепсов.
В 1920-х годах началось возрождение вепсского народа. Открылись вепсские школы. Первая азбука появилась в 1932 году, а вслед за ней — более 20 книг на вепсском языке (в основном это были учебники). Но в 1937 году все изменилось: многие вепсы были арестованы, вепсские школы закрыты, издание книг прекращено.
С 1990-х годов начался подъем вепсской культуры. В школах и на курсах стали учить вепсский язык. Издаются вепсские учебники, книги, журналы и газета, создаются фильмы. Действуют сельские музеи в поселке Винницы и деревне Курба Подпорожского района, в деревне Радогощь Бокситогорс­кого района, в деревне Тервеничи Лодейнопольского района. Об истории и культуре вепсов рассказывают сайты «Коренные малочисленные народы Ленинградской области», vepsy.spb.ru, группы в социальных сетях. Познакомиться с вепсским фольклором можно на сайте «Вепсский корпус». В поселке Винницы создан Вепсский Центр фольклора (музей, студия народных ремесел «Кядеказ», кукольный театр «Пейвейне», фольклорные ансамбли «Армас» и «Чомашти»). Народные хоры и ансамбли поют вепсские песни и в деревнях Радогощь и Ладва. В поселке Винницы с 1987 года в июне тысячи людей собирает вепсский фольклорный праздник-фестиваль «Древо жизни». В июле в деревнях Вонозеро и Тервеничи проходит праздник вепсской культуры «Энарьне ма», а в деревне Сидорово — праздник «Сырный день».
Вепсы живут между Ладожским, Онежским и Белым озёрами в Ленинградской области (Подпорожский, Лодейнопольский, Тихвинский и Бокситогорский районы), в Карелии (Шелтозерское сельское поселение) и в Вологодской области (Бабаевский и Вытегорский районы). Сейчас вепсов осталось 5936 человек, в Ленинградской области — всего 1380. Вепсы называют себя вепсь, бепся, людиникад, вепслайне. Вепсский язык входит в северную группу прибалтийско-финских языков и имеет три диалекта: северный, средний и южный.

Характер и занятия

Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области, часть первая».
Берестяной короб для ягод и берестяной черпачок для воды.
 
Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области, часть первая».
Малиновый кварцит в убранстве памятника Николаю I в Санкт-Петербурге. Литография по рисунку Иосифа Шарлеманя, XIX век.
 
Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области, часть первая».
Глиняные игрушки мастеров Алёховщинского центра ремёсел в деревне Алёховщина Лодейнопольского района.

У вепсов важным признается гостеприимство и взаимопомощь. Когда хозяева топили баню, то приглашали мыться всех желающих. Если хозяйка испекла хлеб, то им угощала соседей: «В другой раз, когда у меня не будет хлеба, я к тебе приду». А если в дороге что-нибудь терялось, все знали, что на обратном пути они смогут подобрать потерянную вещь. В вепсских деревнях люди доверяли друг другу и даже не знали, что такое замки!
Одним из древнейших занятий вепсов была охота. На охоту уходили на несколько дней. Охотились на зверя (белку, зайца, лисицу, выдру, норку, горностая, волка, медведя, лося, барсука, рысь) и на птиц (утку, рябчика, куропатку, тетерева, глухаря). Часть дичи везли на рынки в Санкт-Петербург, часть оставалась в вепсских домах. Но есть зайчатину считалось грехом, а медведя — совсем было нельзя, ведь вепсы говорили: «Медведь когда-то сам человеком был, да Господь наказал за гордость». У вепсских охотников был особый закон: повстречавшись в лесу, охотники должны были делить добычу поровну, даже если один нёс куропатку, а другой добыл медведя. И до сих пор ходят предания о лучших вепсских охотниках-медвежатниках!
Лес давал все для жизни вепсов — и дома, и материал для промыслов, и поляны для полей. Не случайно и поныне говорят: «Вепс с топором родился». Вепсы, проживающие вблизи сплавных рек Свири, Ояти, Капши, Паши, занимались заготовкой и сплавом леса. Вепсы издавна занимались и земледелием. У них долго сохранялась подсека: весной с появлением листвы в лесу вырубались деревья, которые на следующий год сжигали. Зола служила удобрением, а огонь уничтожал все сорняки. Землю вспахивали и в первый год обычно сажали репу, на второй — сеяли ячмень или рожь, на третий — овёс. Сначала урожаи были обильными, но потом земля истощалась, поле забрасывали или использовали под огород. И всё начиналось заново на новом участке. Зерновые в вепсских деревнях из-за каменистой глинистой земли и заморозков росли плохо. Повсеместно старались засеять поля на неделе до церковного праздника Николы весеннего (9/22 мая), но при этом полагались на народные приметы. Так, вепсы по реке Оять совершали первый сев, когда у берёзы лист станет с копейку. А вепсы Шимозера лучшим временем для посева считали время появления кувшинок на озере.
Особо заботились вепсы о посевах льна: после праздника Покрова (1/14 октября), когда по всей деревне заканчивались «льняные» работы, парни и девушки выносили очистки льна в поле, сгребали их в кучи и зажигали костры. Взявшись за руки, все бегали вокруг костров, исполняя заклинания для хорошего урожая льна.
Вепсы держали коров, лошадей, позже — коз, и заготовка сена была очень важна. С Петрова дня (29 июня / 12 июля) целый месяц шла сенокосная страда, все члены семьи уходили на заготовку сена, и дома вепсских крестьян пустели.
Почти все вепсы были опытными рыбаками, ведь множество озёр и рек давало изобилие рыбы. В случае неурожая или падежа скота именно рыболовство помогало избежать голода. Рыбу ловили сетями, мережами и ловушками-мордами. Когда рыба шла на нерест из озёр в реки, вепсы били её острогами — длинными шестами с острым наконечником в виде вилки с несколькими зубьями.
Вепсы славились и как искусные ремесленники. Большая часть домашней утвари делалась из дерева, капа, корней и бересты. Из бересты плели аккуратные коробы для хранения муки, зерна или украшений, крепкие туеса для переноса молока и воды, заплечные кошели для сбора грибов и ягод, солонки, лапти и даже берестяные сапоги, сёдла для езды верхом на лошади, колыбели и игрушки, маленькие пастушьи рожки и трубы длиной почти в метр, звуками которых пастухи собирали стадо. Вепсы даже самовары плели из бересты!
Вепсские каменотёсы строили дома в Петербурге, Москве, Риге и Таллинне, возводили каменные набережные в Петербурге и укрепления Кронштадта, строили железные дороги в Сибири. В XIX веке камнедобыча и камнеобработка в Прионежье являлись основным занятием вепсских мужчин. В 1910 году в вепсском краю было около 2000 каменотёсов.
Славу вепсским мастерам по камню принесло месторождение малиново-красного кварцита вблизи вепсского села Шокша. Этот удивительно красивая горная порода использовалась при отделке Эрмитажа и многих других петербургских зданий. Столешницы, чаши, вазы, подсвечники продавались в специальном магазине. А в 1847 году шокшинский кварцит был подарен Франции для сооружения саркофага императору Наполеону I в Париже.
На всех ярмарках можно было купить замечательные миски, горшки, рукомойники, кувшины и глиняные игрушки, которые обжигали вепсские мастера с берегов рек Ояти, где находились залежи глины жёлтого и красного цвета. Только в нескольких деревнях за один год делали 400 000 горшков! Оятские гончарные изделия везли на продажу в Олонецкую и Новгородскую губернии, Санкт-Петербург, Петрозаводск и даже Финляндию. Изготовлением посуды занимались мужчины в зимнее время, а дети помогали им и лепили детские игрушки — свистульки, фигурки людей и животных.
Повсеместно среди вепсского местного населения имелись ремесленники-кузнецы. Местные кузнецы изготовляли и огнестрельное оружие — «пищали», которые вепсские охотники использовали ещё 50 лет назад.

Деревни и дома

Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области, часть первая».
Резное убранство вепсских домов.

Вепсские деревни стояли по берегам рек и озёр. Дома старались поставить «на солнце», чтобы фасад избы был повёрнут на солнечную сторону, озеро или реку. Дома строились из сосновых брёвен, причём число брёвен в срубе всегда было нечётным. Дом у северных вепсов был показателем богат­ст­ва семьи, и около четверти домов были двухэтажными. Дома южных вепсов строились на низком подклете, а иногда не имели его совсем, и у них не встречались двухэтажные дома. Вепсская изба обычно была покрыта двускатной крышей, покрытой дранкой или соломой. Под одной крышей с домом позади избы был хозяйственный двор, там вепсы держали скот и хранили сено, сани, салазки для перевозки сена и тарантас, а также плуг, соху и деревянную борону. Недалеко от дома ставился амбар, а иногда и несколько. Особенно хороши были у южных вепсов двухэтажные амбары, украшенные резным орнаментом. На первом этаже в них хранили съестные припасы, муку и зерно, рыбацкие сети, домашнюю утварь. Второй этаж в летнее время служил спальней для молодых. Дом, двор и другие постройки (амбары, риги, гумна и мельницы, которыми владели сразу несколько семей) обносились косым плетнём или изгородью.

Одежда

Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области, часть первая».
Вепсянки с корзинами и вепсский охотник с копьём для охоты на медведя.
 
Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области, часть первая».
Традиционная вепсская вышивка.

Вепсская одежда была проста, но красива. Белое льняное полотно вепсы красили природными средствами, используя ягоды, сажу, кору, луковую шелуху. Так, ольховая кора придавала тканям красно-коричный цвет, а синий цвет получали с помощью черники. Позднее стали использовать и покупные яркие красители. Мужчины надевали рубаху и штаны из домотканого холста. Шили рубаху пайд просто: полотнище ткани перегибалось через плечи, на перегибе делалось отверстие для головы, к основе ткани пришивались прямые рукава с ластовицами. Раньше мужские рубахи украшались вышивками. Но самыми красивыми были венчальные рубахи: их богато украшали вышивкой красными нитями по подолу, вороту и рукавам. Такую рубаху для жениха шила и вышивала невеста, у южных вепсов — его крёстная мать. Очень нарядными у вепсов были венчальные штаны жениха: они шились из белого тонкого сукна, а по низу штанины украшались красными узорами или разноцветными ленточками и бахромой. Для работы в лесу и в поле вепсы надевали балафон (так вепсы называют балахон, который надевается поверх обычной одежды, чтобы её не испачкать). По вепсской традиции крестьянин во время сева разбрасывал семена из подола балахона.
В конце XIX века вепсские женщины носили рубаху рятсин, поверх надевали сарафан сарафон или полосатую юбку юпк. Во время праздников каждая женщина стремилась показать нарядный узор на подоле своей рубахи, заткнув за пояс подол сарафана или юбки. Иногда надевали на себя по две рубахи и более так, что вышитые края располагались рядами друг над другом. Праздничный сарафан шился из ярких покупных тканей, будничный — из синего холста. Поверх сарафана или юбки повязывали передник. Русские соседи часто говорили, что вепса всегда узнаешь по красному переднику. Обязательной деталью костюма были пояса. Разноцветные пояса ткались или плелись из шерстяных ниток. На праздники поверх рубахи надевали бусы, а в свадебных нарядах вепсских девушек встречалось старинное украшение борок. Это ожерелье изготавливали из двух видов бусин: деревянных и каменных (из окаменелостей вымерших моллюсков), разделённых между собой розетками из разноцветных тканей.
Одеждой девочек и мальчиков до шести лет была рубаха. Только потом им шили «взрослую» одежду. Самой простой и распространённой обувью вепсов с весны до осени была плетёная из бересты обувь двух видов — лапти и ступни. В берестяных сапогах ходили по болоту и в лесу. Деревенские мастера шили и кожаную обувь — сапоги и женские башмаки, похожие по форме на галоши. Вепсы были прекрасными лыжниками, поэтому они носили особую зимнюю обувь — пьексы, ботинки с поднятым носиком, который с помощью верёвочки крепился к лыжам.

Пища

Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области, часть первая».
Традиционные вепсские «калитки».
 
Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области, часть первая».
Угощение «пироги для зятя».

Вепсы говорили: «Без хлеба не проживёшь!». Обычной пищей вепсов был кислый хлеб из ржаной муки, который выпекали круглыми караваями. Готовили вепсы каши из ржи и ячменя (иногда в них добавляли бруснику), рыбные блюда, позднее — картофель. На воскресный стол каждая хозяйка выставляла калитки и сканцы — любимую праздничную еду вепсов! Для калиток готовили густое тесто из ржаной муки. Из него раскатывались тонкие лепёшки до 30 см в диаметре. На них накладывали начинку: толокно или гороховую муку, разведённые молоком (простоквашей или сметаной), пшённую кашу, размоченную в простокваше ячменную крупу или картофельное пюре. Края сканца подворачивали наверх и защипывали по кругу, придавая калитке округлую или овальную форму. Верх начинки смазывали взбитым яйцом со сметаной и клали калитки в печь. Для сканцев такую же ржаную лепёшку, как и для калиток, пропекали с двух сторон на сухой сковороде. На неё накладывали горячую кашу или начинку из капусты и скатывали тонкий рулет. Пироги «для зятя» готовили сразу при входе в дом сватов — сканец для них раскатывали из пшеничного теста, начиняли сахарным песком и жарили в сливочном масле. Из овсяной муки пекли блины, которые ели с творогом, солёными волнушками или подслащённой брусникой. Вепсы пекли также необычные лепёшки из гороховой муки: её взбивали со снегом и быстро ставили в печь.
Готовили вепсы и рыбники — куски рыбы, запечённые в лепёшке из теста. Впрок в каждом доме сушили мелкую рыбу, которую обычно не чистили и перед сушкой держали в солёной воде. В уху из такого сущика добавляли картофель и лук и ели обычно зимой. Не случайно вепсы говорили: «Рыба мелка, да уха сладка!». Мясо ели редко, заготавливая его старинным способом: солёное мясо заворачивали в старые сети и вывешивали на специальные жерди на фронтоне избы с ранней весны. Такое вяленое мясо хранилось на чердаке до двух лет. Любили вепсы и репу — её парили, сушили, варили репную кашу. Сушёная репа была любимым лакомством детей, а молодёжь брала её с собой на вечеринки. В каждом доме готовили овсяный кисель. На свадьбы и праздники вепсы варили пиво, настаивали хлебный квас.
Готовили вепсы и рыбники — куски рыбы, запечённые в лепёшке из теста. Впрок в каждом доме сушили мелкую рыбу, которую обычно не чистили и перед сушкой держали в солёной воде. В уху из такого сущика добавляли картофель и лук и ели обычно зимой. Не случайно вепсы говорили: «Рыба мелка, да уха сладка!». Мясо ели редко, заготавливая его старинным способом: солёное мясо заворачивали в старые сети и вывешивали на специальные жерди на фронтоне избы с ранней весны. Такое вяленое мясо хранилось на чердаке до двух лет. Любили вепсы и репу — её парили, сушили, варили репную кашу. Сушёная репа была любимым лакомством детей, а молодёжь брала её с собой на вечеринки. В каждом доме готовили овсяный кисель. На свадьбы и праздники вепсы варили пиво, настаивали хлебный квас.

Семейные обряды

Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области, часть первая».
Танцы на вепсском празднике.

У вепсов долго были большие семьи — иногда более 30 человек, включающие три или четыре поколения. Ведь расчистка подсеки, сенокос, жатва, лов ряпушки требовали больших совместных усилий. В свадебных обрядах вепсов было много необычного. Так, чтобы сватовство прошло удачно, сваты отправлялись в дом невесты вечером, а порой и ночью, чтобы их никто не заметил. Перед свадьбой молодёжь каталась на лошадях, веселилась на вечеринках. Непременно была и «девичья баня», куда с причитаниями и плачами вели невесту, и где она прощалась с прежней жизнью. Венчались молодые в церкви. На дороге домой горели костры, в них жгли старые берестяные лапти и кошели. На крыльце молодые целовали икону и кланялись в ноги родителям. Им на голову бросали куриный пух, ячмень и перья из решета, чтобы жизнь была лёгкой и богатой. Дрýжка (распорядитель на свадьбе), войдя в дом, три раза крестил кнутом двери и молодых, а затем молодых сажали на пуховые перины. Для счастливой совместной жизни молодым нужно было съесть во время свадьбы пирог-рыбник. Для защиты от «злых» сил невеста и жених шесть недель носили пояса из старой рыболовецкой сети с завёрнутыми оберегами — сухой щучьей головой или зубом, черёмуховой корой, кусочками красной ткани, толчёным стеклом. Вепсская свадьба была весёлой и многолюдной — съезжались родственники, и собиралась вся деревня.
У вепсов кроме обычных «скорбных» похорон с причитаниями об утрате было и «веселение покойника»: молодых «обряжали», как на свадьбу, к дуге лошади привязывали полотенца, ленты, свадебные колокольчики, играли на гармошке, пели песни, стреляли из ружья.

Вера и верования

Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области, часть первая».
Церковь в деревне Родионово Подпорожского района.

В XI–XII веках среди вепсов распространилось православие, но долго сохранялись и языческие верования. Сохранился у вепсов миф о сотворении мира: «Когда Бог творил землю и живые существа, дьявол из зависти мешал Ему. Бог рассердился, схватил дьявола и сбросил его с неба на землю, в болото. В болоте, в том месте, куда провалился дьявол, образовалась большая дыра; из этой-то дыры и полезла всякая нечисть. Часть пошла в озёра — водяники, часть в леса — лесовики, часть забралась в тучи и облака и так распространилась по всему свету. Этой нечисти повылезало бы и ещё больше, если бы Бог не догадался заткнуть дыру в болоте горящим поленом».
Вепсы считали, что у леса, земли, поля, воды были свои духи-«хозяева». Самым известным был и остаётся «хозяин» леса. Он мог дать охотнику много дичи, собирателю — грибов и ягод, но мог и сбить путника с дороги, напустить на деревенское стадо диких зверей. Чтобы не рассердить его, нужно было вести себя правильно: не ломать деревья в лесу, знать магические обряды на случай встречи с ним в лесу. Войдя в лес, у хозяина просили грибов и ягод, удачи в охоте, а покидая лес, приносили жертву — оставляли грибы и ягоды на пне, у придорожного креста или на перекрёстке дорог. Верили вепсы и в «хозяина» воды — от него не только зависело «рыбацкое счастье», но и сама жизнь, поэтому нельзя было на воде ругаться и бросать мусор в воду, а нужно было делать водяному приношения: опустить яйцо или бросить в омут пирог. Посредниками между духами и людьми являлись колдуны, носившие название нойдад.

Фольклор

У вепсов сохранилось много рассказов о прежней жизни, преданий, поговорок, загадок, примет и считалок. Вечерами на посиделках рассказывались былички – рассказы о встречах с «духами-хозяевами», о проклятых людях и о том, как вернуть их домой. За 170 лет сборов в вепсских деревнях записано более 5 000 поговорок и 1 000 сказок! Все заслушивались героическими сказками о змееборцах, волшебными сказками о матери и падчерице, об игре в жмурки с медведем, о чудесных детях и Морозко. А вот сказки о чертях могли рассказывать только мужчины! Ещё недавно в вепсских деревнях звучали колыбельные и магические заговоры. На свадьбах и похоронах женщины исполняли причитания. Пели вепсы «долгие» и обрядовые песни, веселили всех шуточными песнями и частушками. Но всё чаще песни распевали уже на русском языке. Музыкальных инструментов вепсы почти не изготавливали. Редким старинным музыкальным инструментом было кáнтеле — его делали из сосновой доски. Но в начале ХХ века кантеле вытеснила гармонь. На деревенских праздниках под неё танцевали задорные вепсские кадрили.

Водь

История

Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области, часть первая».
Мужчины в традиционной водской одежде.

Водь — древнее население Северо-Запада России. Археологические раскопки доказали, что самые ранние из обнаруженных водских погребений, обнаруженные на западе Ленинградской области, датируются I–IV веками нашей эры. С XI века появляются сообщения о води. Так, Новгородская первая летопись сообщает, что в 1069 году, когда новгородцы победили полоцкого князя Всеслава (а водь выступила на его стороне), «…велика бяше сеця Вожаном, и паде их бещисльное число». К XIII веку земли води вошли в Новгородское государство, а Водская земля, впервые упомянутая в 1338 году, стала одной из основных частей его владений. В 1478 году, когда Новгород был покорен Иваном III и все новгородские владения были разделены на пятины, одна из пятин стала называться Водской, хотя её границы выходили далеко за пределы древней Водской земли. В 1848 году водь числом 5148 человек проживала в 38 деревнях Петербургской губернии. Численность водского народа все время сокращалась. Огромные потери принесла Великая Отечественная война. Водь была перевезена в Финляндию в качестве рабочей силы. После возвращения в СССР в 1944 году водь, как и ижора и ингерманландские финны, была принудительно выселена в центральные районы страны. Вернулись в родные деревни далеко не все.
Сейчас водь насчитывает всего 64 человека по всей России, в Ленинградской области — 33. Но только 11 человек в водских деревнях считают себя водью, а водский язык знают не более 10 человек в деревнях Краколье (по-водски Йыгыпэря) и Лужицы (Луутса) в низовьях реки Луги. В деревне Лужицы Кингисеппского района возрождён старинный местный праздник «Лужицкая складчина». В 1998 году был создан первый Водский музей в деревне Лужицы Кингисеппского района. Новый музей построен в 2013 году. О водской истории и культуре также рассказывается в частных водских музеях в деревнях Монастырьки и Краколье, в Мобильном музее коренных народов, в водских мини-музеях в поселках Копорье и Усть-Луга, на сайтах «Коренные малочисленные народы Ленинградской области», «Ингерманландия: водь и ижора», «Вадьямаа». Водский язык изучают в Петербурге, Лужицах и Усть-Луге. Песенную культуру води сохраняют детский ансамбль «Линнуд» (Кракольская школа), фолкгруппа коренных народов «Корпи» и группа «Маавячи». Издаются книги и музыкальные диски, выпущены фильмы о води и водские мультфильмы. С 2005 года дважды в год выходит газета «Маавячи». Водские спектакли показывает кукольно-фольклорный театр «Кагракару». Воссоздаются народные костюмы. Десятки людей изучают и сохраняют культуру одного из самых интересных и загадочных народов страны и отодвигают во времени печальный смысл водской поговорки «Земля и деревья будут, а нас не будет».
Сами вожане называют себя вадья, вадьялайн, вадьякко (значение слова непонятно), иногда — маавячи («народ земли»). В русском языке наряду с названиями «водь» и «вожане» долго употреблялся и термин «чудь», «чюдь», «чудья». Водский язык входит в южную группу прибалтийско-финских языков, особенно он близок северо-восточным диалектам эстонского языка.

Внешность, характер и занятия

Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области, часть первая».
Детский водский ансамбль «Линнуд» школы в посёлке Усть-Луга.
 
Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области, часть первая».
Традиционная водская вышивка.

Вожане были исключительно светловолосы. Пожалуй, это был самый белокурый народ в мире. Кроме того, водские женщины были очень красивы. Ещё в конце XVIII века известный исследователь Федор Туманский писал: «Женщины чюдские все вообще красивы, имеют весёлый, приятный и заманчивый взгляд, быстрые глаза, большие голубые… росту они хорошего, волоса почти у всех светло-русые, тело имеют здоровое нежное, белое и чистое…». Водь была очень быстрой и живой, вожане советовали друг другу: «Привяжи язык к уху, чтобы меньше болтал!». Не случайно у всех сразу находился ответ на водскую загадку: «Гудит-трещит за золотым замком» (язык). Старинные рукописи отмечают у води хитрость, «весьма острый разум, скорое понятие и сильную к войнам охоту», при этом они «памятуют всегда древность свою и силу…» Вспоминают с восхищением, что предки их были «бранноохотны и храбры».
Издавна основным занятием води было земледелие. Лучшие земли были вблизи селения Котлы — «плодоноснейшие во всей губернии». Жителям других деревень своего хлеба порой хватало лишь до Рождества. Тогда подмогой становилась рыбная ловля. На озёрах и реках рыбу на крючок ло­вили редко, чаще ставили мережи из сетевого полотна на обручах и прутяные верши. А зимой на озё­рах и реках сохранялись способы ловли, история которых насчитывает многие тысячи лет, — глушение рыбы колотушкой через лёд и лучение острогой. Но лучший лов был в море, где с осени до весны це­лыми артелями в 10–12 человек ловили рыбу неводом. В начале XX века мальчики шли в подпаски, а тем, кто не умел говорить по-русски, вешали на шею табличку с надписью, что он ищет место подпаска.
Девушки ходили на заработки на ткацкие фабрики в Нарву и на огороды немецких колонистов под Копорьем. Те, кто знал русский язык, уходили в Кронштадт и Петербург работать няньками, кухарками и горничными. В деревнях Ивановское и Великино мужчины занимались извозом даже в Петербурге. Многие жители перепродавали рыбу, ягоды и грибы.

Деревни и дома

Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области, часть первая».
Старинный водский дом из деревни Ярвигойсчюля (современное Бабино Кингисеппского района).

Водь часто выбирала для поселения красивые холмы, перемежающиеся долинами с небольшими ручьями. Деревни были очень зелёными, у домов и вдоль улицы всегда росли берёзы, дубы и клёны, а у домов сажали цветы. Но водская земля — не только поля, обжитые холмы и деревни, но и особые почитаемые «святые» места, связанные с верованиями и обычаями народа. Почитались деревья, колодцы, ручьи, большие камни и каменные древние кресты. Водские дома не отличались от деревянных русских изб. Наличники небольших окон украшались красивым резным и живописным орнаментом. Часто строились большие каменные дворы, как, например, в деревне Краколье, где располагалась и собственная пивоварня, и отдельные помещения для крупного и мелкого рогатого скота, домашней птицы и орудий труда.

Одежда

Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области, часть первая».
Вожане в традиционной одежде: слева – одежда девушки, справа – одежда замужней женщины, родившей ребёнка.

Мужская одежда состояла из полотняных штанов и рубахи, подпоясанной в будни тонким красным тканым поясом, а в праздники — узким полотенцем с концами, вышитыми разноцветными геометрическими узорами и птицами. Летом поверх носили полотняные кафтаны, осенью и весной — шерстяные. Зимой надевали тулупы и меховые шапки с красным суконным верхом. Водская женская одежда была красива и необычна. Ведь в ней выделяются четыре разных костюма: одежда девушек, молодок, женщин более старшего возраста и старух. Вся девичья одежда была белой: сарафан и рубаха, передник и поясное полотенце. Только жёлтая бисерная шапочка и красные суконные нагрудники оттеняли такой костюм. Их украшали белыми раковинами каури — «ужовками». Родина этих ракушек — воды Индийского океана! Вожанки подвязывались несколькими поясами. На «правильно одетой» невесте было девять поясов. Самой необычной деталью одежды были кааттырыд — красные набедренники с монетами, бисером и раковинами каури, которые спускались сзади с пояса. Считалось, что они своим звоном защищают женщину от «злых» духов. Поэтому про водских женщин и говорили, что их можно сначала слышать и только потом видеть! Ноги вожанки обматывали красным сукном, от чего «ноги бывают с выгибом или кривы… при первом взгляде не найти ни у единой женщины прямой ноги, но у них сие красотою считается». На обмотки надевали кожаную обувь, сшитую из одного куска толстой кожи, иногда тюленьей, и крепили её к ноге завязками.
Когда женщина выходила замуж, её наряд становился ярким и поразительно нарядным. Сарафан был уже из синего сукна, и под полотняным передником обязательно носили второй шерстяной синий. Рубаху украшали богатой вышивкой, надевали множество бус. После венчания невесте коротко отрезали волосы, а затем на бритую голову надевали белый высокий головной убор пайкас.
Когда рождался ребёнок, головной убор у женщины сменялся на красный суконный, украшенный жёлтым бисером. Рубаху и синий передник женщинам старшего возраста украшать не полагалось. Такую одежду через 10–15 лет, а иногда и раньше меняли на простую белую одежду пожилых женщин или старух. С конца XIX века вожанки из нижнелужских деревень носили уже сарафаны и полотняные рубахи с вышивкой, а на голову, как и местные ижоры, надевали полотенчатый убор саппано, украшенный великолепной вышивкой.

Пища

Караваи у води были круглые или овальные, большие, иногда весом в 4,5 кг! Из ржаной муки пекли пироги пиирагад с капустой, рыбой, грибами, картошкой, а на сковородах выпекали небольшие ржаные лепёшки — чаммель-какко. Из ржаной муки готовили и древнее блюдо кулагу — мяхчя. Из ячменя варили кашу на воде роопа, её ели каждый день как главную еду. Из ячменной муки пекли и лепешки иивакко. Варили щи из свежей и кислой капусты рокка. Часто появлялась на столе уха, по праздникам — из налима. В Луге водилась минога — она была желанным блюдом. Мясо ели редко, обычно по воскресеньям и праздникам или перед тяжёлой работой. Пили травяной чай. А главным праздничным и ритуальным напитком издавна было пиво ылу.

Семейные обряды

Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области, часть первая».
Традиционная водская одежда деревень Нижней Луги: белые сарафаны, белые рубахи с надетыми поверх «перетникка» с богатой вышивкой.

Водские девушки и парни сначала договаривались о свадьбе, а потом уже объявляли родителям. Сватовство состояло из двух визитов. Сваты привозили с собой сладости и пирог чиима-пиирага — он должен был обеспечить новой семье плодородие, и тот, кто его ел, должен был при этом «ржать как лошадь». Перед свадьбой в домах и жениха, и невесты многодетные деревенские женщины пекли свадебные караваи курсси. По обычаям старинной водской свадьбы после венчания жених и невеста возвращались каждый в свой дом и там устраивали вечеринки. На следующий день, когда приезжал жених, невесту отводили в комнату. Там женщины при сильном плаче и крике обстригали невесте волосы, которые тут же сжигали или отдавали жениху. Издавна считалось, что в волосах женщины живут духи-покровители ее рода, которые могут доставить неприятности семье жениха. Сведения о «бритье» голов у водских замужних женщин восходят ещё к XVI веку, и до конца XIX века невестам брили голову, позже лишь коротко обрезали волосы. Когда рождался ребёнок, имя ему давал священник. В быту же пользовались народными формами этих имен: так, Агриппину звали Огру, Григория — Кигориа, Михаила — Мико, Евдокию — Оудекки, Авдотью — Отью, Ивана — Иво, Матрёну — Матьё и т.д.

Вера и верования

Вожане издавна приняли православие, но ещё долго сохраняли свои древние обряды, поклоняясь деревьям и большим камням, родникам и рекам, солнцу и месяцу. Даже в ХХ веке им приносили в жертву быков, овец и петухов. По представлениям води, существовали хозяева-хранители алтиайн (или алтыы) дома и двора, риги и бани, вод и лесов. Самыми доброжелательными были домовые духи — домовой домовикка и хозяйка очага тулче-эма. Чем дальше жили духи от дома человека, тем они были опаснее. Мать леса мэттс-эмя не только давала ягоды и грибы крестьянам, но могла навсегда увести в свой дом заблудившихся детей. Но самыми грозными были водяные хозяева: мать воды вээ-эмя поднимала воду, закручивала водовороты, могла утопить людей. В каждой водской деревне знали о летучей огненной змее леммюз, которая рождалась из яйца и приносила в дом своего хозяина зерно, молоко, богатства, забирая их у соседей.

Праздники

Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области, часть первая».
Водские куклы в старинной одежде.

В новогоднее утро вожане надевали новую одежду и клали деньги в карман, чтобы весь год была одежда, и водились деньги. Но при этом с опаской поглядывали на дверь: если в дом первой входила женщина, то, говорили, счастья не будет весь год. А вот приход мужчины давал надежду на хороший урожай, приплод скота и удачу во всех делах. Вечером праздника Весириссе (Крещение), как только темнело, хозяин с миской варёного гороха выходил из дому и бросал горох на двор со словами: «Мороз, мороз, приходи кушать горох зимой, а не приходи летом!». Остатки гороха запирали в амбар под замок, давали его курам. Тогда урожай гороха будет обильным, куры будут плодиться, как горох, и летом их не тронут ястребы. Приближалась весна, и вожане праздновали Масленицу, по-водски Чихлаго, что в переводе означает «залог», «договор». Вероятно, в прежние времена в эти дни крестьянин заключал «договор» с духами земли о помощи в выращивании нового урожая, прежде всего льна. Накануне Энипяйвя (Пасха) все хозяева старались защитить своё хозяйство и скот от злых сил, а утром пасхального дня все ходили на холмы смотреть, как встаёт солнце: считалось, что на Энипяйвя оно от радости «танцует». Вечером молодые начинали качаться на качелях. В Егорьев день, по-водски Юрчи, во всех водских деревнях праздновали первый день выгона скота на пастбище, а вечером на краю поля молодёжь разводила большой юрьевский костёр. И не было конца весёлым играм, задорным танцам, смеху и песням! Был в водских деревнях и особый праздник Ликопяйвя (День мытья), когда работа соединялась с весельем. Все деревенские женщины собирались чистить место стирки, при этом искали лягушек: если первый раз лягушку увидишь в воде, то лето будет удачливым, а если увидишь на земле, тогда жди засухи. Мааэнчяюз (Вознесение) было у вожан одним из самых главных годовых праздников: считалось, что в этот день родилась земля, она отдыхала и была «святой». Поэтому было строжайше запрещено заниматься любой работой, связанной с землёй. Нельзя было пахать, сеять, сажать, копать землю, рвать цветы и травы. Детям запрещалось собирать щавель. Даже ходить надо было медленно и мягко, не разрешалось топтать траву и бегать по земле, ударяя её ногами. Свои обычаи были у вожан и в Пядря (Петров день), когда девушки и молодые женщины «ходили за жёлтым» — собирали особые травы для окраски нитей и тканей в яркий жёлтый цвет. Особо почитался у води Иилия (Ильин день), связанный с древним культом бога-громовержца. В честь Ильи ставили часовни, ему посвящали деревья. В пятницу перед Ильиным днём устраивалась братчина или вакковы — этот праздник вожане проводили «без чужих» гостей в рощах или в просторных ригах. Ещё 100 лет назад в Ильин день вожане приносили в жертву животных: резали быка или корову, бросали в реку (или озеро) голову и внутренности животного, а мясо варили и съедали на празднике. В Виижения (Праздник Воздвиженья Креста) нельзя было ходить в лес: на сухих пригорках проходил «змеиный суд», который вершил «хозяин» змей, после чего все змеи уползали под землю. С Покрова начинались молодёжные посиделки, а в Настассия (Настасьин день) все вожане отмечали «овечий» праздник. Главным зимним праздником был Ряштога (Рождество). Чтобы в канун Ряштога нечистая сила не проникла в дом, вожане обязательно с наступлением темноты крестили все двери и оконные проёмы. Порой хозяин осенял крестом все проёмы в избе с топором, заткнутым за пояс, а затем клал его под стол. Под стол клали и самую мягкую солому, чтобы пришедшие на праздник души умерших могли отдохнуть. В начале ХX века в водских домах стали появляться и украшенные ёлки, но их не ставили на пол, а подвешивали к потолку для «защиты от детей».

Фольклор

Ещё в середине XIX века Элиас Лённрот, всемирно известный собиратель фольклора и составитель «Калевалы», только от одной жительницы деревни Котлы Анны Ивановой узнал 29 водских свадебных песен. Народные песни води были схожи с песнями ижор, карел, финнов и эстонцев: у них был особый стихотворный размер, но не было рифм. Вожане помнили старинные свадебные, календарные, обрядовые, качельные и колыбельные песни. Древним музыкальным инструментом води был канныл, схожий с русскими гуслями. Часто играли на дудке роогопилли из тростниковой трубки (роого — «тростник») и на пилли — простой флейте из ивовой коры, реже — на волынке раккопилли. Водские пастухи умело наигрывали на обмотанной берестой деревянной пастушеской трубе. В XX веке в деревнях зазвучала русская гармоника, появились частушки и новые хороводные рифмованные песни, часто распеваемые на русском языке.

Ижоры

История

Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области, часть первая».
Молодая ижорская женщина.

Ижоры — древнейшее население территории Ленинградской области. Исследования показали, что предками ижор были самые первые люди, пришедшие на берега Финского залива после отступления ледника. Во второй половине ХII века ижоры («язычники ингры») впервые упоминаются в послании римского папы Александра III. С XIII века племя Ижора выступает вместе с новгородцами в военных столкновениях со шведами, финским племенем Емь и ливонскими рыцарями. В сказании о Невской битве князя Александра со шведами в 1240 году говорится, что именно «старейшина в земле Ижерстей, именем Пелгусий» (или Пелгуй) предупредил новгородцев о подходе шведских кораблей. На Западе часто все северо-западные новгородские земли по имени ижор называли Ингардией или Ингерманландией. Последнее название происходит от ижорских слов ингерин маа (что значит «ижорская земля») и шведского ланд («земля», «провинция»). Когда в 1617 году после длительных войн с Россией Швеция овладела этой территорией, то за ней окончательно закрепилось название «Ингерманландия». Санкт-Петербург был построен на древних ижорских землях, и многие ижорские деревни вошли в его состав. В ХVIII веке «ижорян» насчитывалось около 14 500, в конце XIX века — более 20 000 человек.
В конце 1920-х — начале 1930-х годов были созданы первые ижорские школы и учебники, ижорские сельсоветы и рыбацкие кооперативы. В конце 1937 года все изменилось: ижорские школы были закрыты, учебники изъяты, учителя арестованы. Во время войны в 1943 году ижоры были вывезены в Финляндию в качестве рабочей силы. По возвращении в СССР путь в родные деревни был закрыт: ижорам было запрещено селиться в родных домах. В конце 1950-х годов из мест высылки вернулись далеко не все.
Об истории и культуре ижор рассказывают Ижорский музей в деревне Вистино и музей в посёлке Б. Куземкино Кингисеппского района. Многое об ижорах можно узнать в Мобильном музее коренных народов, на сайте «Коренные малочисленные народы Ленинградской области» и в группах в социальных сетях. Издаются книги по истории и культуре ижор, книги на ижорском языке, снимаются фильмы. Ижорский язык учат на курсах в деревне Вистино и Санкт-Петербурге. Ижорские песни поют ансамбль «Сойкинские напевы», детский ансамбль «Рыбачка», фолькгруппа коренных народов «Корпи», группа «Таломеркит». Изданы аудиодиски с ижорскими песнями и музыкой. Созданы спектакль и мультфильмы на ижорском языке. Ижорскую глиняную посуду и игрушки учат делать в деревне Вистино. Ижорские костюмы и традиционные куклы возрождают Центр коренных народов области и Ижорский музей. Молодые дизайнеры осуществляют этно-дизайн-проект «Мифология», где древнее искусство и ижорские мифы воплощаются в современной одежде, мебели, посуде и игрушках. Каждый год во второе воскресенье июля в деревне Вистино проводится Ижорский праздник, а в середине декабря — праздник Талви-Мииккула (Никола Зимний).
Перепись населения в 2010 году насчитала в России лишь 266 ижор. В Ленинградской области 169 ижор живут в основном в Кингисеппском районе в деревнях Сойкинского полуострова и Нижней Луги. Самоназвание ижор — ингеройсэт, ингерикот, ижорат. Ижорский язык входит в северную группу прибалтийско-финских языков. Письменный ижорский язык создан в 1933 году. В наши дни ижоры говорят на двух сохранившихся диалектах — сойкинском и нижнелужском.

Характер и занятия

Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области, часть первая».
Ижорские рыбаки в традиционной одежде Сойкинского полуострова и Нижней Луги.

Ижоры издавна занимались морским рыболовством. Этот промысел тяжёл, опасен и требует огромной выдержки. Зимой ижорские артели по 10–12 человек надолго уходили на лёд Финского залива для подлёдного лова сетями. Жили во время ловли на льду в небольших деревянных будках на полозьях. Часто рыбу ловили и женщины. Это был очень опасный промысел, многие гибли в море. Не случайно ижоры издавна пели: «Ой, как посмотрю на море, как на беду свою большую…».
Вероятно, поэтому ижоры были более хладнокровными и спокойными, чем соседние народы. Ещё в XVIII веке писали, что ижоры свои праздники отмечали «без шуму и ссоры… и если явится кто шумной или бранчливый, то тащат в воду и окунают, чтоб был смирен». Ижоры были храбры и преданы своей культуре, а также православной вере, ещё в Средневековье заимствованной у русских.
Древние летописи сообщают, что ижоры никогда не терпели поражений. До наших дней дошли главные черты ижорского характера: удивительное трудолюбие и стойкость, гостеприимство и сдержанная доброта. Нельзя умолчать об исключительной привязанности ижор к родным местам и гордости за свою землю.
Каменистые земли давали мало хлеба, порой его хватало только до Рождества. Поэтому ижоры часто уходили в Петербург, Нарву и Кронштадт работать няньками и извозчиками. Летом многие ижоры нанимались в пастухи в русские деревни. Известным промыслом ижор было гончарство в деревне Большое Стремление на Сойкинском полуострове. Посуда и детские игрушки не только расходились по ближайшим деревням, но и увозились на ярмарки в Финляндию.

Деревни и дома

Необычны и красивы были и ижорские деревни. Часто они располагались на высоких холмах, откуда было видно море, или по берегам рек. Дома ставили вдоль длинных улиц. Ижорские дома были бревенчатыми, а ставни окон — резными или расписными: разноцветными красками мастера рисовали на них синие розы, пышные букеты, геометрические узоры. Соломенные крыши домов сверху прижимались длинными жердями, верхние концы которых, перекрещенные над гребнем крыши, были вырезаны в виде птичьих голов и носили название харакат («сороки»). Вечерами на фоне закатного неба ряды парных птичьих голов чётко вырисовывались над каждым домом, отчего деревня казалась «как из сказки». Обстановка внутри была очень простой: большая «русская» печь с узорными резными деревянными деталями, стол, лавки, круглые сундуки-кадки для хранения приданого.
Поразительное сочетание чёрного от копоти, «бархатного» потолка и жёлто-медовых стен, мебели и деревянной посуды производили на всех чарующее впечатление. Порой оно усиливалось из-за красиво вышитых полотенец, которые невеста перед свадьбой развешивала над всеми окнами и на все крюки.

Одежда

Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области, часть первая».
Ижорки в старинной одежде (слева направо): нижнелужский костюм, сойкинский костюм, хэваский костюм (окрестности города Сосновый Бор).
 
Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области, часть первая».
Традиционная ижорская вышивка.

О мужской ижорской одежде учёные XVIII века писали, что «она во всем подобна одеянию финских мужиков», «мужчины одеваются точно как русские»: полотняные штаны и рубаха с поясом, в холодные дни — полотняный или суконный кафтан, зимой — тулуп или шуба. На ногах носили кожаную обувь. Но на основе древних ижорских песен можно представить свадебную одежду ижорского жениха. Льняная рубаха была расшита богатым орнаментом по вороту, рукавам и груди и украшена блёстками, по её подолу были вышиты кони или подшивался кумач. Штаны делали из кожи, а на ноги надевались синие чулки и сапоги. Жених обязательно подпоясывался полотенцем, вышитым его сестрой, — этот пояс считался оберегом от нечистой силы.
Старинная женская одежда ижор привлекала всех красотой и необычностью. Холщовая рубаха рятсиня была богато украшена сложным тканым орнаментом и вышивкой. Не случайно известный учёный академик Иоганн-Готлиб Георги в конце XVIII века писал, что «женская одежда нарочито ещё и суетна», и на «отделку такой рубахи требуется времени не менее, чем как недели четыре». Поверх рубахи надевали непривычную нам одежду — два шерстяных полотнища, схожие с передником на одной лямке. При этом левый бок закрывался полотнищем из клетчатой ткани, а правый — из синей или чёрной. Поверх надевали передник, украшенный бисером, жемчугом и раковинами каури, привезёнными из Индии. Девушки носили на голове ленту. А замужние ижорки надевали саппано — очень нарядный вышитый головной убор, доходивший до пят. На шею надевали множество ожерелий из жемчуга, камней и раковин каури. В начале ХХ века на Сойкинском полуострове и на Нижней Луге ижорки вместе с богато вышитым головным убором саппано (уже более простым по крою) стали носить сарафаны и полотняные рубахи, украшенные замечательной разноцветной вышивкой разных цветов и узоров.

Пища

Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области, часть первая».
Ижорский обрядовый хлеб.

Ижорская еда была простой, но очень вкусной! Главной едой были каши из ячменя и хлеб. Позд­нее появился картофель. Ижоры — рыбаки, поэтому рыба всегда была на их столе. Из неё варили уху, её жарили, делали из неё пироги. Были особые ижорские способы приготовления рыбы: салаку спинками вверх плотно клали на сковороду, наполовину залив водой и добавив соль и зелёный лук, и «парили» её на плите. А самый быстрый способ приготовления салаки — «на кочерге»: салаку просто укладывали на край кочерги и жарили, держа кочергу на открытом огне в печи. По праздникам и при тяжёлой работе готовили еду с мясом. На каждом ижорском столе были блюда из грибов, часто заваривали толокно, а праздники не обходились без пирогов, ягодных и творожных ватрушек. На Нижней Луге готовили удивительно вкусные пироги из квашеной капусты и из свежей капусты с рыбой. Кроме обычного ржаного хлеба ижоры выпекали особые обрядовые хлеба. Свадебный каравай куппээлилейбя в виде высокого каравая диаметром 30–40 см непременно украшали узорами — «кружками» и «ямками». А древний ржаной хлеб ристилейбя («крестовый хлеб») выпекали в особые дни перед Пасхой. На такой круглый хлеб иконой, взятой из «святого» угла дома, наносили изображение креста, а потом ставили в печь. Им угощались в праздник Эйяпяйвя (Пасха Христова), а его часть берегли до праздника Юрги (Юрьев день) и скармливали скоту, чтобы животные были здоровы.
Хозяйки в весенний День жаворонков выпекали небольшие хлебцы киурулейбя («жавороночный хлеб») из ржаной муки на дрожжах и постном масле. В его состав должно входить было 12 компонентов («как в Святой дюжине»): кроме воды, муки и соли — святая вода, куски золы и т. д. На такие круглые хлебцы обязательно наносили узоры — «кресты».

Вера и верования

Православие стало распространяться среди ижор с XIII века. И хотя в XIV веке шведы пытались обратить ижор в католичество, а позднее, в XVII — в лютеранство, ижоры сохранили верность «русской» вере. Но многие древние верования и обряды встречались в ижорских деревнях до недавнего времени. У ижор сохраняются следы культа поклонения солнцу: многие крестятся и кланяются солнцу, выходя из дома, иногда молятся на солнце перед посещением бани, прося у солнца и месяца здоровья и сил. Можно найти у ижор и следы поклонения деревьям. Сохранились воспоминания о существовании в XIX веке священной сосны на Шлиссельбургской дороге, о «крестовых» соснах к северу от Петербурга, которым поклонялись ижоры при хождении на кладбище, о священной липе, около которой ижоры собирались в канун Ивановой ночи, жгли костры и приносили в жертву белых петухов. На краю деревни Вистино на Сойкинском полуострове растут старые сосны. Их порой называют «шведскими», но при этом рассказывают, что там когда-то стояла православная часовня. К этим соснам и сейчас приходят старые женщины, яйца кладут в дуплистые расщелины стволов, хлеб и печенье крошат и раскидывают у подножья сосен, молятся, держась рукой за стволы, кланяются и крестятся, прося удачи и здоровья.
Повсеместно ижоры верили в духов халтиаз. Чем ближе к человеку жили эти духи, тем добрее они были. Духи дома (кодихалтиаз, коди-исянтя, маахалтиаз) жили в избе или под ней и заботились о доме. Говорили, что если в доме кто ругался, дух дома мог покинуть такую избу, а это вело за собой неудачи в хозяйствовании. Считалось, что дух дома живёт под печкой. Поэтому невеста, вошедшая в дом жениха, непременно бросала один из сотканных ею узорных поясов в огонь печи — приносила жертву духу дома. В хлеву жил танвазхалтиаз, который заботился о домашних животных, ему первому после отёла коровы наливали молока в треснутое блюдце, чтобы лучше охранял скотину. Говорили, что этот дух хлева похож на собаку. В бане жил саунахалтиаз. Нельзя было ходить в баню больше двух заходов за вечер (мужчины и женщины), потому что третьим всегда ходил этот дух. А если в риге (строении, где сушили снопы) молодые вечером танцевали уж слишком шумно и долго, то её «хозяин» рихихалтиаз мог ригу сжечь. В лесу жили мется-эмя («мать леса») и мется-тяди («тетка леса»). Если пастух нарушал запреты (например, ломал ветки в лесу или ел ягоды прямо с куста), мать леса могла забрать из стада овцу или даже корову! Когда дети приносили из леса «подарки» (цветы, ягоды и т. д.), говорили, что их передала «тётка леса». Опаснее всего была вези-эмя («мать воды») или вези-эмянтя («хозяйка воды»). Когда человек тонул, говорили, что его забрала «мать воды». Раньше в ижорских деревнях по берегам Луги каждый год на Ильин день резали барана, а внутренности и голову непременно бросали в воду «хозяйке воды», иначе в реке тонуло много детей.

Праздники

Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области, часть первая».
Ижорские куклы в старинной одежде.

Канун Рождества (по-ижорски Йоулумпяйвя) был опасным временем, когда всякая нечисть приходила в движение. Чтобы уберечься от неё, ижоры клали железные или острые предметы под дверь или над ней, поддерживали всю ночь огонь в печи, рисовали смолой, мелом или сажей кресты на дверях. На четвёртый день после Рождества молодёжь начинала колядовать и все ходили на игриссойл (от русского слова «игра»), которые проводили в деревенских домах. Делали из бересты маски, лица красили углём или мелом, надевали старые кафтаны, на спину приделывали «горб», одевались медведями и волками. Важно было, чтобы никто не узнал ряженых. В праздник Лиугупяйвя (Масленица) все кричали, скатываясь с высокой горы: «Катись, катись, масленица, высокие льны катящимся, пучки позади стоящим! Кто не придёт кататься, у того лён вымокнет, к земле пригнётся!». Ижоры праздновали Эйяпяйвя (Пасха) 3-4 дня по православным обычаям, но сохраняли и древние верования: ранним пасхальным утром хозяева обходили свои дворы, держа в руках ножи, топоры или косы — для того, чтобы все лето змеи не заползали к ним. В Эйяпяйвя девушки ходили по улицам, одаривая понравившихся парней крашеными яйцами, те в ответ целовались с ними. Молодёжь начинала качаться на качелях, распевая старинные руны о сотворении мира и рождении огня. Важным днём для ижор был Юрги (Юрьев день, день св. Георгия), когда скот впервые в году выгоняли на паст­бище, совершая защитные обряды, а замужние женщины праздновали свой особый «бабий празд­ник». К празднику Яани (Иванов день) в домах всё должно быть убрано и украшено цветущей черёмухой или рябиной, пол застилали зелёными ветвями, на окна и стены вешали венки из цветов. Ночью ижоры гадали, искали заповедные клады, танцевали и жгли костры, высота которых иногда доходила до 10 метров! В летние праздники Пэдро (Петров день) и Иилия (Ильин день) устраивались общие деревенские пиры, где распевали песни, вызывающие дождь, и приносили в жертву быка или барана. Почитался у ижор и «конский праздник» Лаари в день святых Флора и Лавра: в этот день лошади не работали, и для них из ржаной муки выпекался особый небольшой хлеб сатула («седло») с рисунком креста и со вставленным в середину яйцом. Лошадь гладили им по спине, чтобы она была гладкой и круглой. А в праздник Настосья (день Св. Анастасии) почти таким же печеньем, но без яйца, угощали овец. С Мииккула (день Св. Николая) молодёжь начинала колядовать и готовиться к Рождеству.

Фольклор

Стенгазета «Коренные народы Ленинградской области, часть первая».
Музыкальные инструменты ижор: пастушьи трубы «трууба», глиняная свистулька «куккосойтту», каннели.

Ижоры признаны одним из самых «песенных» народов мира: у них записано более 100 000 песен. Среди ижор были талантливые народные певцы, знавшие многие сотни песен. Самая известная среди них — Ларин Параске, в девичестве — Параскева Никитична Никитина. Она родилась в 1833 году в деревне Мякиенкюля к северу от Петербурга. У неё были просто фантастическая память и невероятный талант: от неё записано 1152 песни, 1750 пословиц, 336 загадок, множество причитаний. Она знала более 32 000 стихов! У ижор сохранились тысячи старинных эпических песен, в том числе и самая «древняя» песня о происхождении мира из яйца птицы.

То ли ласточка дневная,
Став ночной летучей мышью,
Все летала летней ночью
И осенними ночами.
Место для гнезда искала,
Чтобы в нем снести яичко.
Медное гнездо отлито –
В нем яйцо то золотое.
А белок того яичка
В ясный месяц превратился,
Из желтка того яичка
Звезды созданы на небе.
Люди часто выходили
Посмотреть на ясный месяц,
Небосводом любоваться.

 
 

Выпуск подготовлен по материалам справочно-информационного издания для детей «Коренные народы Ленинградской области» (авторы – О. И. Конькова, Л. С. Лаврентьева, Л. А. Сакса), Санкт-Петербург, 2014 год.
 
Продолжение читайте в следующих номерах нашей газеты.
 
Спасибо, что вы с нами.



  • 0

73. Русская Америка


Благотворительная стенгазета для школьников, родителей и учителей Санкт-Петербурга «Коротко и ясно о самом интересном». Выпуск №73, март 2015 года.

 

Стенгазета «Русская Америка»   

«Русская Америка»

(История открытия и освоения Аляски русскими мореходами. Коренное население Аляски: алеуты, эскимосы и индейцы)

 

Фотография Походы Витуса Беринга и Алексея Чирикова в 1741 году.
Фотография Российские владения в Северной Америке на 1816 год.


Стенгазеты благотворительного образовательного проекта «Коротко и ясно о самом интересном» предназначены для школьников, родителей и учителей Санкт-Петербурга. Они бесплатно доставляются в большинство учебных заведений, а также в ряд больниц, детских домов и других учреждений города. Издания проекта не содержат никакой рекламы (только логотипы учредителей), политически и религиозно нейтральны, написаны лёгким языком, хорошо иллюстрированы. Они задуманы как информационное «тормошение» учащихся, пробуждение познавательной активности и стремления к чтению. Авторы и издатели, не претендуя на академическую полноту подачи материала, публикуют интересные факты, иллюстрации, интервью с известными деятелями науки и культуры и надеются тем самым повысить интерес школьников к образовательному процессу. Отзывы и пожелания направляйте по адресу: pangea@mail.ru или через диалоговое окошко на сайте к-я.рф. Мы благодарим Отдел образования администрации Кировского района Санкт-Петербурга и всех, кто бескорыстно помогает в распространении наших стенгазет. Наша искренняя признательность авторам материала этого номера Маргарите Емелиной и Михаилу Савинову, научным сотрудникам музея «Ледокол “Красин”» (филиал Музея Мирового океана в Санкт-Петербурге, www.world-ocean.ru и www.krassin.ru).
 
 

Введение

Немногим больше, чем 280 лет назад, первый европейский корабль достиг берегов Аляски. Это был русский бот «Святой Гавриил» под командованием военного геодезиста Михаила Гвоздева. 220 лет назад началась русская колонизация континентальной Аляски. 190 лет назад (в марте 1825 года) российский император Александр I и «король Великобританский» Георг IV подписали конвенцию о границах «обоюдных владений их на северо-западном берегу Америки». А в марте 1867 года был подписан договор о продаже Аляски молодым Соединённым штатам Америки. Так что же такое – «Русская Америка», когда она стала русской, приносила ли доход императорской казне, правильно ли поступил император Александр II, решив продать эту землю? Об этом мы попросили рассказать научных сотрудников музея «Ледокол “Красин”», историков Маргариту Емелину и Михаила Савинова. Кстати, мы с удовольствием поздравляем всех наших читателей (и, особенно, учителей истории) с Всемирным днём историка, который отмечается 28 марта!

Наше открытие Америки

Фотография
Поход Семёна Дежнёва. Рисунок из книги «Семён Дежнёв».
 
Фотография
Типы русских судов в Сибири: дощаник, каюк и коч (рисунок XVII века).
 
Фотография
Капитан-командор Витус Беринг.

В 1648 году русские мореходы на кóчах (лодках с двойной обшивкой) под руководством Семёна Дежнёва и Федота Попова вошли в пролив, разделяющий Азию и Америку. Коч Дежнёва дошёл до реки Анадырь, откуда мореход отправил в Якутск донесение. В нём он писал, что Чукотку можно обойти по морю – иными словами предположил, что есть пролив между Азией и Америкой… Рапорт был отправлен в архив, где и пролежал более 80 лет, пока его случайно не заметили при разборе документов. Так в XVII веке открытие «не состоялось».

В 1724 году Пётр I издал указ об отыскании и исследовании пролива между Азией и Америкой, тем самым положив начало экспедициям Витуса Беринга. Первая Камчатская экспедиция началась в 1728 году – из Нижнекамчатского острога вышел бот «Святой Гавриил». Отважным мореходам удалось заметить, что берег Чукотского полуострова, вдоль которого они плыли, всё больше отклонялся к западу.

В то же время по решению Сената на северо-восток была направлена большая военная экспедиция под руководством казака Афанасия Шестакова, назначенного главным командиром Камчатского края. Морской отряд экспедиции Шестакова во главе с Михаилом Гвоздевым в 1732 году достиг побережья Аляски в районе мыса Принца Уэльского (крайней материковой точки северо-западной Америки). Здесь Гвоздев нанёс на карту около 300 км побережья (сейчас эти земли называются полуостровом Сьюард), описал берега пролива и ближайшие острова.

В 1741 году Витус Беринг, руководивший походом двух пакетботов «Святой Пётр» и «Святой Павел», подошёл к материку – Северная Америка была официально открыта со стороны Тихого океана. Тогда же были обнаружены Алеутские острова. Новые земли становились собственностью России. На них стали регулярно снаряжать промысловые экспедиции.

Первые русские поселения на Аляске

Фотография «Русские купеческие корабли у берегов Аляски» (художник – Владимир Латынский).

Промысловики возвращались с новооткрытых земель с богатой добычей мехов. В 1759 году торговец пушниной Степан Глотов причалил к берегам острова Уналашка. Так сюда стали постоянно прибывать суда русских промысловиков. Охотники разделялись на мелкие артели и отправлялись для добычи пушнины на разные острова. При этом они стали поступать с местным населением так же, как и в Сибири, – требовать уплаты пушниной налога (ясака). Алеуты воспротивились и в 1763 году уничтожили всё имущество и почти все суда промысловиков, многие из которых в этом вооружённом столкновении погибли. В следующем году конфликты продолжились, и на этот раз завершились не в пользу местного населения – погибло около пяти тысяч алеутов. Забегая немного вперёд, скажем, что с 1772 года в Голландской гавани на острове Уналашка русское поселение стало постоянным.

В Петербурге, наконец, решили обратить более пристальное внимание на новые земли. В 1766 году Екатерина II распорядилась послать к берегам Америки новую экспедицию. Ею командовал капитан Пётр Креницын, его помощником стал капитан-лейтенант Михаил Левашов. Флагманский корабль разбился у Курильской гряды, другие суда только в 1768 году дошли до Аляски. Здесь во время зимовки многие умерли от цинги. На обратном пути погиб и сам Креницын. Но результаты экспедиции были велики: завершилось открытие и описание сотен Алеутских островов, протянувшихся на две тысячи километров!

«Коломб Росский»

Фотография Памятник Григорию Шелихову в Рыльске.

Так называл купца Григория Ивановича Шелихова поэт и литератор Гаврила Романович Державин. В юности Шелихов отправился в Сибирь в поисках «счастья», поступил на службу к купцу Ивану Ларионовичу Голикову, а затем стал его компаньоном. Обладая большой энергией, Шелихов убедил Голикова отправить суда «на Аляскинскую землю, называемую Американскою… для производства пушного промысла… и заведения добровольного торга с туземцами». Было построено судно «Святой Павел», которое в 1776 году отправилось к берегам Америки. Через четыре года Шелихов вернулся в Охотск с богатым грузом пушнины.

Вторая экспедиция 1783–1786 годов также была успешной и привела к появлению первых поселений русских в бухте Трёх Святителей на острове Кадьяк. А в августе 1790 года Шелихов предложил своему новому партнёру Александру Андреевичу Баранову стать главным правителем недавно основанной Северо-Восточной меховой компании.

Активность промысловиков привела к конфликтам с местным населением, но впоследствии соседские отношения наладились. К тому же Шелихов организовал посадки привычных русским культур (картофеля и репы). Это снизило остроту продовольственного вопроса, хотя растения приживались плохо.

Главный правитель русских поселений в Северной Америке

Фотография «Портрет Александра Андреевича Баранова» (художник – Михаил Тиханов).

Александр Баранов прожил в Северной Америке 28 лет. Все эти годы – он главный правитель, как компании, так и русских владений. За усердие «к заведению, утверждению и расширению в Америке российской торговли» ещё в 1799 году император Павел I наградил Баранова именной медалью. Тогда же по инициативе Александра Андреевича была основана Михайловская крепость (затем Новоархангельск и ныне Ситка). Именно это поселение с 1808 года стало столицей Русской Америки. Баранов отправлял суда на исследование территорий, примыкавших к Тихоокеанскому побережью Северо-Западной Америки, установил торговые связи с Калифорнией, Гавайскими островами, Китаем, наладил торговлю с англичанами и испанцами. По его распоряжению в 1812 году в Калифорнии была основана крепость Форт-Росс.

Баранов стремился упрочить мирные взаимоотношения с туземцами. Именно при нём на территории Русской Америки были созданы благоустроенные поселения, судостроительные верфи, мастерские, школы, больницы. Стали обычными браки русских с коренными жителями. Сам Баранов был женат на дочери вождя индейского племени, и у них было трое детей. Детям от смешанных браков (креолам) Российско-Американская компания старалась дать образование. Их посылали учиться в Охотск, Якутск, Иркутск, Петербург. Как правило, все они возвращались в родные места служить компании.

Доходы компании возросли с 2,5 до 7 миллионов рублей. Можно сказать, что именно при Баранове русские закрепились в Америке. Александр Андреевич вышел в отставку в 1818 году и отправился на родину. Но морское путешествие было неблизким. В пути Баранов заболел и умер. Его могилой стали волны Индийского океана.

Командор Резанов

Фотография Памятник командору Николаю Резанову в Красноярске.

Николай Петрович Резанов родился в Петербурге в небогатой дворянской семье в 1764 году. В 1778 году поступил на военную службу в артиллерию, вскоре перешёл на гражданскую – стал чиновником, инспектором. В 1794 году был направлен в Иркутск, где познакомился с Григорием Шелиховым. Вскоре Резанов женился на Анне Шелиховой, старшей дочери «Коломба Росского», и занялся деятельностью семейной компании. На Резанова возлагалось «во всём пространстве данной ему доверенности и высочайше дарованных нами привилегий ходатайствовать по делам компании во всём, что к пользе и сохранению общего доверия относиться может».

В начале XIX века при дворе стали разрабатываться планы кругосветного путешествия. Резанов указывал на необходимость установления связей с Америкой морским путём. И вот в 1802 году Высочайшим повелением Николай Петрович стал командором – был назначен руководителем первой русской кругосветной экспедиции на шлюпах «Надежда» и «Нева» (1803–1806 годы) и посланником в Японию. Налаживание отношений со страной Восходящего Солнца и инспектирование Русской Америки были основными целями путешествия. Миссии Резанова предшествовало личное горе – умерла его жена…

Российско-Американская компания

Фотография Здание Правления Русско-Американской компании.

Ещё в середине 1780-х годов Г.И. Шелихов обратился к императрице с предложением предоставить его компании определённые привилегии. Покровительство генерал-губернатора Иркутской губернии, разрешение на торговлю с Индией и странами Тихоокеанского бассейна, отправка в американские поселения воинской команды, дозволение вести различные сделки с туземными вождями, введение запрета иностранцам на торгово-промысловую деятельность в пределах формирующейся Русской Америки – вот составляющие его проекта. Для организации подобной работы он просил у казны финансовую помощь в размере 500 тысяч рублей. В Коммерц-коллегии поддержали эти идеи, но Екатерина II отвергла их, считая, что интересы государства будут ущемлены.

В 1795 году Г.И.Шелихов скончался. Его дела принял зять Николай Резанов. В 1797 году началось создание единой монопольной компании на Тихоокеанском Севере (Камчатка, Курильские и Алеутские острова, Япония, Аляска). Главенствующая роль в ней принадлежала наследникам и компаньонам Г.И.Шелихова. 8 (19) июля 1799 года император Павел I подписал указ о создании Российско-Американской компании (РАК).

Устав компании был скопирован с монопольных торговых объединений других стран. Государство как бы временно делегировало РАК значительную часть своих полномочий, так как компания распоряжалась выделенными ей казёнными средствами и организовывала в регионе весь пушной промысел и торговлю. В России уже был подобный опыт – например, Персидская и Среднеазиатская компании. А самой известной иностранной компанией, конечно же, была Ост-Индская в Англии. Только в нашей стране император всё же больше контролировал деятельность купцов.

Правление компании находилось в Иркутске. А в 1801 году было переведено в Санкт-Петербург. Его здание можно увидеть, гуляя по набережной реки Мойки. Сейчас оно – памятник истории федерального значения.

Первая русская экспедиция вокруг света

Первая русская кругосветная экспедиция на шлюпах «Надежда» и «Нева» началась 26 июля 1803 года. «Надеждой» командовал Иван Фёдорович Крузенштерн (на него было возложено и общее морское руководство), «Невой» – Юрий Фёдорович Лисянский. Начальником же экспедиции, как мы уже говорили, был Николай Петрович Резанов.

Один из кораблей – «Нева» – снаряжался на средства Российско-американской компании. Ему предстояло подойти к берегам Америки, в то время как «Надежда» направлялась в Японию. Во время подготовки экспедиции её руководителям была дана масса разнообразных поручений экономического, политического, научного характера – в том числе и об изучении американских берегов. «Нева» подошла к островам Кадьяк и Ситку, куда были завезены необходимые припасы. Тогда же члены экипажа приняли участие в битве при Ситке. Затем Лисянский направил свой корабль в плавание вдоль берега северо-западной части Америки. «Нева» провела у берегов Америки почти полтора года. За это время была изучена береговая линия, собрана коллекция бытовых предметов индейцев и множество сведений об их укладе жизни. Корабль был нагружен ценными мехами, которые предстояло везти в Китай. Не без сложностей, но пушнина была всё же продана, и «Нева» продолжила плавание.

Резанов в это время находился на шлюпе «Надежда» у берегов Японии. Его дипломатическая миссия продолжалась шесть месяцев, но не была удачной. При этом совершенно не сложились отношения между ним и Крузенштерном. Разлад дошёл до того, что они общались друг с другом, обмениваясь записками! По возвращении в Петропавловск-Камчатский Николая Петровича освободили от дальнейшего участия в плавании.

В августе 1805 году Резанов на торговом бриге «Мария» прибыл в Новоархангельск, где познакомился с Барановым. Здесь он обратил внимание на продовольственную проблему и попытался её решить…

Герой рок-оперы

Фотография Афиша рок-оперы «“Юнона” и “Авось”».

В 1806 году Резанов, снарядив суда «Юнона» и «Авось», отправился в Калифорнию, надеясь закупить продукты для колонии. Вскоре в Новоархангельск было доставлено более 2000 пудов пшеницы. В Сан-Франциско Николай Петрович познакомился с дочерью губернатора Кончитой Аргуэльо. Они обручились, но графу предстояла поездка в Петербург. Сухопутное путешествие по Сибири оказалось для него роковым – он простудился и весной 1807 года умер в Красноярске. Невеста ждала его и не верила слухам о его смерти. Только когда спустя 35 лет английский путешественник Джордж Симпсон сообщил ей печальные подробности, она поверила. И решила связать свою жизнь с Богом – дала обет молчания и ушла в монастырь, в котором прожила почти 20 лет…

В ХХ веке Николай Петрович Резанов стал героем рок-оперы. Основой грустной и пронзительной истории, которую со сцены в песнях рассказывают талантливые исполнители, стали изложенные выше реальные события. Поэт Андрей Вознесенский написал поэму о несчастной любви Резанова и Кончиты, а композитор Алексей Рыбников сочинил музыку к ней. До сих пор в Московском театре «Ленком» с неизменным аншлагом идёт рок-опера «Юнона» и «Авось». А в 2000 году Николай Резанов и Кончита Аргуэльо как будто встретились: шериф калифорнийского города Бениша привёз горсть земли с могилы Кончиты в Красноярск к белому памятному кресту в честь Резанова. На нём надпись: «Я тебя никогда не забуду, я тебя никогда не увижу». Эти слова звучат и в самой известной из композиций рок-оперы, они символ любви и верности.

Форт-Росс

Фотография Форт-Росс – русская крепость в Калифорнии.

«Русская крепость в Калифорнии? Не может быть!», – скажете вы и ошибётесь. Такая крепость действительно существовала. В 1812 году Баранов принял решение создать южное поселение для снабжения продовольствием русской колонии. Он отправил небольшой отряд во главе со служащим компании Иваном Кусковым на поиски удобного места. Кускову потребовалось совершить несколько походов, прежде чем он сумел договориться с индейцами. Весной 1812 года во владениях племени кашайа-помо была заложена крепость (форт), названная «Росс» 11 сентября того же года. Три одеяла, три пары штанов, два топора, три мотыги, несколько ниток бус потребовались Кускову для успеха в переговорах с индейцами. Также на эти земли претендовали испанцы, но фортуна отвернулась от них.

Основным занятием населения Росса было земледелие (прежде всего, выращивание пшеницы), но вскоре большое значение приобрела торговля и скотоводство. Развитие колонии шло под пристальным вниманием соседей-испанцев, а позднее мексиканцев (Мексика была образована в 1821 году). За всё время существования крепости ей ни разу не угрожали враги – ни испанцы, ни индейцы. С индейскими вождями даже был подписан протокол беседы, состоявшейся в 1817 году. В нём записали, что вожди «очень довольны занятием сего места русскими».

В Форт-Россе появились первые в Калифорнии ветряные мельницы и судостроительные верфи, фруктовые сады. Но, увы, колония приносила Российско-Американской компании одни убытки. Урожаи не были большими, а из-за близости испанцев поселение не могло расти. В 1839 году РАК решила продать Форт-Росс. Однако соседи не заинтересовались, надеясь, что русские просто забросят колонию. Только в 1841 году Росс приобрёл мексиканец Джон Саттер за 42 857 рублей серебром. Форт сменил нескольких владельцев и в 1906 году стал собственностью штата Калифорния.

Америка Русская, Америка Британская…

Когда речь заходит об Америке, мы, прежде всего, представляем себе переселенцев из Англии и Ирландии и молодое государство Соединённые Штаты Америки. А как складывались их отношения с русскими колониями?

Американские и британские компании также были заинтересованы в промысле пушнины на Аляске и развитии торговли. Поэтому столкновение интересов было неизбежным, а вопрос о границе владений разных стран становился с каждым годом всё более актуальным. Представители компаний пытались привлечь на свою сторону индейцев.

По инициативе Российско-американской компании начались переговоры с США и Великобританией, владения которой назывались Британской Колумбией и простирались на восток от Скалистых гор, считавшихся естественной границей. Ещё продолжалась эпоха географических открытий, поэтому границами служили естественные препятствия – реки, горные хребты. Теперь же край был более известен, и вставала задача его хозяйственного освоения. При этом представители компаний стремились, прежде всего, воспользоваться его богатствами – пушниной.

4 (16) сентября 1821 года император Александр I издал указ, расширивший российские владения в Америке до 51-й параллели и запретивший там иностранную торговлю. В США и в Англии были недовольны этим. Не желая обострения ситуации, Александр I предложил провести трёхсторонние переговоры. Они на­чались в 1823 году. И в 1824 году была подписана Русско-американская конвенция, а в следующем – Англо-русская. Границы были установлены (до 54 параллели), торговые связи налажены.

Продажа Аляски: как это было

Фотография Чек на 7,2 миллиона долларов США, предъявленный для оплаты покупки Аляски. В наши дни его сумма соответствует 119 миллионам долларов США.

Русская Америка находилась очень далеко от столичного Петербурга и центральной части Российской Империи, морской путь был очень тяжёл и по-прежнему опасен и полон лишений. Несмотря на то, что всеми делами ведала Российско-Американская компания, государство не получало доходов с этой территории. Даже наоборот – несло убытки.

В середине XIX века Россия участвовала в Крымской войне, которая завершилась для нашей страны неудачно. В казне остро чувствовался недостаток денежных средств, а расходы на далёкую колонию стали обременительными. И в 1857 году министр финансов Рейтерн высказывает мысль о продаже Русской Америки. Нужно ли было это делать? Вопрос до сих пор будоражит умы. Но не будем забывать – люди, принявшие это непростое решение, действовали в обстоятельствах своего времени, порой очень сложных. Можно ли осуждать их за это?

Дело окончательно было решено в декабре 1866 года, когда были проведены предварительные переговоры с правительством Соединённых Штатов. Тогда состоялось секретное «особое заседание», на котором присутствовали император Александр II и великий князь Константин Николаевич, министр иностранных дел Алексей Михайлович Горчаков, министр финансов Рейтерн, вице-адмирал Николай Карлович Краббе, а также американский посланник Стекль. Именно эти люди и решили судьбу Русской Америки. Все они единогласно высказались за её продажу США.

Русские колонии в Америке были проданы за 7,2 миллиона долларов золотом. 6 октября 1867 года над Ново-Архангельской крепостью в Ситке был торжественно спущен триколор РАК и поднят звёздно-полосатый флаг Соединённых Штатов. Эпоха Русской Америки завершилась.

Большинство русских поселенцев уехали с Аляски. Но, конечно, российское правление не прошло бесследно для этого края – продолжали действовать православные церкви, множество русских слов навсегда поселилось в языках народов Аляски и в названиях местных селений…

Золото Аляски

Золотая лихорадка – жажда обладания золотом – приключалась во все времена и на всех континентах. Одни её жертвы стремились вырваться из бедности, других подгоняла алчность. Когда в конце XIX века на Аляске было найдено золото, туда устремились тысячи старателей. Америка уже была не Русской, но это тоже страница её истории, поэтому мы кратко расскажем о ней.

В 1896 году на реке Клондайк обнаружили россыпи золота. Повезло индейцу Джорджу Кармаку. Новости о его находке распространились с быстротой молнии, и началась настоящая лихорадка. В Америке была безработица, а за несколько лет до открытия начался финансовый кризис…

Путь старателей начинался в расположенных по берегам рек и озёр селениях. В гористой местности дорога становилась сложнее, погодные условия суровее. Наконец, они достигали берегов Юкона и Клондайка, где могли занять участок и вести на нём поиски, промывать песок. При этом каждый мечтал сразу найти большой самородок, ведь работа – промывка – оказалась тяжёлой и изнурительной, а холод и голод – вечными спутниками. Обратная дорога – за продовольствием или с намытым золотым песком, с найденными самородками – также была нелёгкой и опасной. Повезло немногим. Слово «Клондайк» стало нарицательным для обозначения какой-то ценной находки. И о поисках на Аляске нам известно из многочисленных документальных свидетельств – ведь большинство американских газет направили туда своих корреспондентов, которые писали подробные отчёты и были сами не прочь найти немного золота. Автором самых известных рассказов и повестей о золотой лихорадке на Аляске стал Джек Лондон, так как сам приехал сюда в поисках золота в 1897 году.

Почему Джек Лондон писал об Аляске?

Фотография Джек Лондон. Фотопортрет конца XIX – начала XX века.

В 1897 году молодому Джеку был 21 год. Работал он с десяти лет и после смерти отчима содержал мать и двух сестёр. Но работа в Сан-Франциско на джутовой фабрике, продавцом газет или грузчиком не приносила больше доллара в день. А Джек ещё любил читать, узнавать новое и путешествовать. Поэтому он и решился оставить всё и рискнуть, отправившись на Аляску в поисках золота. Компанию ему составил муж сестры, но на первом же горном перевале понял, что здоровье не позволит ему продолжать путь…

Всю зиму Джек прожил в лесной избушке в верховьях реки Юкон. Лагерь старателей был небольшим – в нём жило немногим более 50 человек. Каждый был на виду – мужественный или слабый, благородный или подлый по отношению к сотоварищам. И прожить здесь было непросто – нужно было выдержать холод, голод, найти своё место среди таких же отчаянных авантюристов и, наконец, работать – искать золото. К Джеку любили приходить старатели. У него в гостях спорили, строили планы, рассказывали истории. Джек записывал их – так на страницах записных книжек рождались будущие герои его рассказов – Киш, Смок Белью, Малыш, пёс Белый Клык…

Сразу по возвращении с Севера Джек Лондон стал писать, один за другим рождались рассказы. Издатели не спешили их публиковать, но Джек был уверен в своих силах – год на Аляске закалил его, сделал более упорным. Наконец, первый рассказ – «За тех, кто в пути» – был напечатан в журнале. Его автору пришлось занять 10 центов, чтобы купить этот журнал! Так родился писатель. Пусть он не отыскал на Аляске золото, но он нашёл себя и со временем стал одним из самых известных американских писателей.
Прочтите его рассказы и повести об Аляске. Его герои как живые. И Аляска тоже героиня его рассказов – холодная, морозная, безмолвная, испытующая…

Люди Ворона и Волка

Фотография Колоши. Рисунок из атласа Густава-Теодора Паули «Этнографическое описание народов Российской Империи», 1862 год.

Коренные народы Аляски относились к нескольким различным языковым семьям (в такие семьи учёные объединяют родственные друг другу языки), их культура и хозяйство также отличались – в зависимости от условий обитания. На побережье и островах селились эскимосы и алеуты, жившие охотой на морского зверя. В глубине материка жили охотники на оленей карибу – индейцы-атапаски. Лучше всего русским поселенцам было из­вест­но атапаскское племя танайна (русские звали их «кенайцами»). Наконец, на юго-восточном побережье Аляски обитал самый многочисленный и воинственный народ этого края – индейцы-тлинкиты, которых русские называли «колошами».

Образ жизни тлинкитов сильно отличался от быта лесных охотников. Как и все индейцы северо-западного побережья Северной Америки, тлинкиты жили не столько охотой, сколько рыболовством – многочисленные реки, впадавшие в Тихий океан, были богаты рыбой, которая несметными косяками поднималась туда на нерест.

Все аляскинские индейцы почитали духов природы и верили в своё происхождение от животных, в иерархии которых первое место занимал ворон. По верованиям тлинкитов, ворон Эльк был прародителем всех людей. Он мог принимать любой облик, обычно помогал людям, но мог и рассердиться за что-нибудь – тогда происходили стихийные бедствия.

Посредниками между миром духов и миром людей в индейском обществе выступали шаманы, обладавшие в глазах соплеменников сверхъестественными способностями. Вступая в ходе обряда в транс, шаманы могли не только беседовать с духами, но и управлять ими – например, изгонять духа болезни из тела занемогшего человека. В шаманских ритуалах использовались особые музыкальные инструменты – бубны и погремушки, звуки которых помогали шаману войти в состояние транса.

Всё племя тлинкитов делилось на два больших объединения – фратрии, покровителями которых считались ворон и волк. Заключать браки можно было только между представителями разных фратрий: например, мужчина из фратрии Ворона мог выбирать жену только из фратрии Волка. Фратрии, в свою очередь, делились на множество родов, каждый из которых почитал своего тотема: оленя, медведя, кита-косатку, лягушку, лосося и др.

Не держать богатства для себя!

Фотография Современный индеец-тлинкит.

Племена Северо-западного побережья, не занимаясь ни скотоводством, ни земледелием, довольно близко подошли к возникновению государства. В обществе этих индейцев были знатные вожди, кичившиеся друг перед другом происхождением и сокровищами, богатые и бедные сородичи, и бесправные рабы, на долю которых доставалась вся чёрная работа в домашнем хозяйстве.

Племена Побережья – тлинкиты, хайда, цимшиане, нутка, квакиутли, белла кула и береговые сэлиши – вели непрерывные войны ради захвата рабов. Но чаще воевали не племена, а отдельные кланы внутри них. Помимо рабов ценились одеяла-чилкаты, металлическое оружие, а настоящим сокровищем индейские вожди считали большие медные пластины, которые жители Побережья выменивали у лесных племён. Практического смысла эти пластины не имели никакого.

В индейском отношении к материальному богатству была важная особенность – вожди копили сокровища не для себя! Как реакция на имущественное неравенство, в обществе тлинкитов и других береговых племён возник институт потлача. Потлач – это большой праздник, который богатые сородичи устраивали для своих соплеменников. На нём устроитель выражал презрение к накопленным ценностям – раздаривал их или демонстративно уничтожал (например, бросал в море медные пластины или убивал рабов). Держать богатства для себя считалось у индейцев неприличным. Впрочем, раздарив сокровища, организатор потлача не оставался в убытке – приглашённые чувствовали себя обязанными хозяину, и тот в дальнейшем мог рассчитывать на ответные дары и помощь гостей в различных делах. Поводом для потлача могло стать любое важное событие – рождение ребёнка, новоселье, удачный военный поход, свадьба или поминки.

Чилкат, каноэ и тотемный столб

Фотография Праздничный головной убор тлинкитов, украшенный перламутром и усами морского льва.

Какими мы представляем себе североамериканских индейцев? Полуобнажённые воины в боевой раскраске с топорами-томагавками в руках – это индейцы лесного северо-востока. Всадники в пышных уборах из перьев и в расшитой бисером одежде из бизоньей кожи – это индейцы Великих равнин. Жители Северо-Западного побережья сильно отличались и от тех и от других.

Тлинкиты и атапаски внутренних областей Аляски не выращивали волокнистых растений и шили свою одежду из кожи (точнее, замши) и меха. Из растительных материалов использовали гибкие сосновые корешки. Из таких корешков индейцы плели широкополые конические шляпы, которые затем раскрашивали минеральными красками. Вообще в индейской культуре Побережья много ярких цветов, а главный элемент орнамента – маски животных, реальных или фантастических. Такими масками украшали всё – одежду, жилище, лодки, оружие…

Впрочем, прядение и ткачество береговые племена знали. Из шерсти снежных коз, обитавших в Скалистых горах, тлинкитские женщины делали парадные накидки-чилкаты, поражающие тщательностью исполнения. Чилкаты по всей площади украшались масками духов и священных животных, края накидок расшивали длинной бахромой. В такой же манере делались праздничные рубахи.
Как и у всех индейских племён, костюм тлинкитов давал полное представление о своём владельце. Например, ранг вождя можно было установить по его головному убору. В центре его шляпы закреплялись одно над другим деревянные кольца. Чем знатнее и богаче был индеец, тем выше был столбик из таких колец.

Индейцы Побережья достигли замечательного искусства в обработке дерева. Из кедровых стволов они выдалбливали большие мореходные лодки-каноэ, вмещавшие десятки воинов. Селения индейцев украшались множеством тотемных столбов, каждый из которых представлял собой своеобразную родовую летопись. В самом низу столба вырезался мифический прародитель клана или конкретного семейства – например, ворон. Затем, снизу вверх, следовали изображения последующих поколений предков ныне живущих индейцев этого рода. Высота такого столба-летописи могла превышать десять метров!

Неуязвимые воины

Фотография Воин-тлинкит в деревянном шлеме, боевой рубахе и доспехах из дерева и сухожилий.

Жители Аляски сумели создать самобытную военную культуру. Не зная металла, они делали очень прочное защитное вооружение из подручных материалов. Эскимосы изготавливали панцири из костяных и кожаных пластин. Индейцы-тлинкиты делали свои доспехи из дерева и сухожилий. Готовясь к бою, тлинкитский воин надевал под такой панцирь рубаху из толстой и прочной лосиной кожи, а на голову – тяжёлый деревянный шлем с устрашающей маской. По словам русских колонистов, такую защиту нередко не могла взять даже ружейная пуля!

Оружием индейцев были копья, луки и стрелы, со временем к ним прибавились ружья, считавшиеся ценностью. Кроме того, каждый воин имел большой двулезвийный кинжал. В качестве оружия можно было использовать и заострённые вёсла боевых каноэ.

Индейцы обычно нападали ночью, стремясь застать противника врасплох. В предрассветной мгле устрашающий эффект их снаряжения был особенно велик. «И они подлинно в темноте страшнее самых адских чертей нам казались…» – писал правитель Русской Америки Александр Баранов о первом столкновении русских промышленников с тлинкитами в 1792 г. Но выдерживать долгое сражение индейцы не могли – вся их тактика была ориентирована на внезапные набеги. Получив решительный отпор, они, как правило, отступали с поля боя.

Котлеан против Баранова

Фотография
Индейцы захватывают Михайловскую крепость.
 
Фотография
«Котлеан и его семья» (художник Михаил Тиханов, участник кругосветной экспедиции Василия Головнина, 1817–1819 годы).

Самое большое выступление индейцев против русских колонистов произошло в 1802 году. Вождь ситкинских тлинкитов Скаутлельт и его племянник Котлеан организовали поход на Новоархангельскую крепость. В нём участвовали не только тлинкиты, но и жившие южнее цимшиане и хайда. Русское укрепление было разграблено и сожжено, а все его защитники и обитатели – убиты или уведены в рабство. Причины атаки обе стороны впоследствии объясняли происками противника. Русские обвиняли тлинкитов в кровожадности, а индейцы, в свою очередь, были недовольны действиями русских промышленников в своих территориальных водах. Возможно, не обошлось и без подстрекательства американских военных моряков, находившихся в то время поблизости.

Александр Баранов деятельно взялся за восстановление русской власти на юго-востоке Аляски, но полноценную экспедицию смог организовать лишь в 1804 году. К Ситке выдвинулась большая байдарочная флотилия. К операции присоединились моряки шлюпа «Нева», одного из двух кораблей первой русской кругосветной экспедиции. При появлении эскадры Баранова тлинкиты бросили своё основное селение на берегу и отстроили неподалёку мощное деревянное укрепление. Попытка штурма индейской крепости провалилась – в самый важный момент кадьякцы и часть русских промышленников не выдержали огня тлинкитов и обратились в бегство. Котлеан немедленно предпринял контратаку, и осаждающие отступили под прикрытие пушек «Невы». В этом бою были убиты три матроса из команды шлюпа, а сам Баранов получил ранение в руку.

В конце концов индейцы сами оставили крепость и ушли на противоположный берег острова. На следующий год был заключён мир. А Котлеан оказался одним из первых индейцев Побережья, запечатлённых европейскими рисовальщиками – сохранился портрет, на котором он изображён со своей семьёй.

Как поговорить с вождём?

Фотография Тлинкит в чилкате и резной ритуальной маске.

Эскимосский охотник прицелился из лука в северного оленя. Алеут в камлейке занёс для броска смертоносный гарпун. Шаман потрясает над больным индейцем волшебной погремушкой – гонит прочь злого духа болезни. Воин-тлинкит в деревянных доспехах грозно сверкает глазами из-под забрала резного шлема – сейчас ринется в бой…

Для того, чтобы увидеть всё это своими глазами, совершенно необязательно отправляться в Америку. В нашем городе о жизни эксимосов, алеутов, тлинкитов и лесных атапасков увлекательно расскажут экспозиции Музея антропологии и этнографии (МАЭ).

МАЭ – старейший музей нашей страны, его история начинается с петровской Кунсткамеры. Американское собрание музея сложилось из коллекций предметов, привезённых из Русской Америки военными мореплавателями – Ю.Ф. Лисянским, В.М. Го­ловниным. А материалы по этнографии индейцев других об­ластей Северной Америки получены по программам обмена с музеями Соединённых Штатов.

В музейной экспозиции можно увидеть алеутскую и эскимосскую одежду, орудия промысла, алеутские головные уборы в виде заострённых деревянных козырьков, тлинкитские ритуальные маски, накидки-чилкаты и полный костюм воина-ситкинца – с боевой рубахой и тяжёлым деревянным шлемом! А ещё – сделанные из оленьих рогов томагавки атапасков-атена и много других удивительных вещей, созданных народами Русской Америки.

Собрания русских военных моряков хранятся не только в МАЭ, но и в другом старейшем музее Петербурга – Центральном военно-морском. В витринах новой экспозиции этого музея можно увидеть модели алеутских байдарок с миниатюрными фигурками гребцов.

Охотники в каяках

Фотография Модели алеутских каяков.

На побережье Аляски и близлежащих островов жили народы, жизнь которых была тесно связана с морем – эскимосы и алеуты. Во времена Русской Америки они были главными добытчиками дорогих мехов – основы благосостояния Российско-Американской компании.

Эскимосы (инуиты) расселились очень широко – от Чукотки до Гренландии, по всей североамериканской Арктике. Алеуты обитали на полуострове Аляска и на Алеутских островах, замыкающих с юга Берингово море. После продажи американских владений некоторое число алеутов осталось в пределах нашей страны на промысловых факториях Командорских островов.

Морская охота была главным занятием береговых жителей. Добывали моржей, тюленей, каланов и даже огромных китов – серого и гренландского. Зверь давал эскимосам и алеутам всё – пищу, одежду, свет для жилищ и даже мебель – из китовых позвонков делали сиденья. Кстати, с остальной мебелью в ярангах эскимосов было сложно из-за недостатка дерева.

Самым ярким элементом охотничьей культуры эскимосов и алеутов стали их лодки из звериных шкур – каяки и байдары. Алеутский каяк (именно от него происходят современные спортивные каяки и байдарки) имел деревянный каркас, обтянутый шкурами, и сверху был полностью зашит, для гребцов оставлялись только один или два круглых люка. Расположившись в таком люке, охотник, одетый в непромокаемый балахон-камлейку из тюленьих кишок, затягивал вокруг себя кожаный фартук. Теперь даже опрокидывание лодки не было для него опасным. Короткие вёсла, применявшиеся в каяках, имели лопасти на обоих концах.

Несколько иначе охотились эскимосы. Помимо каяков, они использовали большие лодки-байдары (не путать с байдарками!). Байдары тоже шились из шкур, но были полностью открытыми сверху и вмещали до десяти человек. Такая лодка могла иметь даже небольшой парус. Оружием эскимосским и алеутским охотникам служили гарпуны с отделявшимися костяными наконечниками.

Морская добыча была основой питания береговых народов, причём чаще всего мясо и жир употребляли в пищу в сыром или слегка разложившемся виде. Для длительного хранения мясо и рыбу высушивали на ветру. В суровых условиях Арктики однообразная диета легко приводила к тяжёлому авитаминозу – цинге, спасением были ягоды, водоросли и ряд тундровых растений.

Коренные американцы и православные миссионеры

Фотография «Святитель Тихон и алеуты» (художник Филипп Москвитин).

Первая православная духовная миссия была отправлена в американские владения Российской Империи в 1794 году – на остров Кадьяк. Через 22 года была создана церковь на Ситке, а к середине XIX столетия в Русской Америке насчитывалось девять церквей и более 12 тысяч христиан. «Неужели сюда приехало столько русских?» – спросите вы. Нет, в православие обращались индейцы и алеуты под влиянием русских духовных наставников-миссионеров.

Расскажем об одном таком подвижнике веры. В 1823 году в Русскую Америку прибыл молодой священник из Иркутска – Иоанн Евсеевич Попов-Вениаминов. Первоначально он служил на Уналашке, основательно изучил язык алеутов и перевёл для них ряд церковных книг. Позднее отец Иоанн жил на Ситке, где изучал нравы и обычаи индейцев-тлинкитов («колошей»), полагая, что такое изучение должно обязательно предшествовать любой попытке обращения воинственного и своенравного народа.

Легче всего обращению в православие поддавались алеуты, которые к середине XIX века были почти полностью крещены. Труднее всего шла у миссионеров работа с тлинкитами, хотя и на их язык был сделан перевод Евангелия. Индейцы неохотно слушали проповеди, а при обращении в новую веру требовали подарков и угощения. Среди имущества знатных тлинкитов, любивших всяческие регалии, порой оказывались и предметы церковного обихода…

Русские миссионеры не только проповедовали среди коренных жителей, но при необходимости даже лечили их! В 1862 году, когда сложилась угроза эпидемии оспы, церковнослужители лично занимались оспопрививанием в селениях тлинкитов и индейцев-танайна.

Необходимо отметить, что именно миссионеры, работавшие с коренными жителями Аляски, собрали множество ценных сведений о быте и верованиях эскимосов, алеутов и индейцев. Например, учёные-этнографы многое почерпнули из книги архимандрита Анатолия (Каменского) «В стране шаманов», написанной по наблюдениям автора, сделанным уже в американской Аляске.

«Аляска больше, чем вы думаете»

Фотография Шаман лечит больного индейца. Несмотря на деятельность миссионеров, в обществе тлинкитов шаманы прочно сохраняли свой авторитет.

В советское время несколько десятков километров Берингова пролива разделяли две совершенно разные политические системы. Послевоенный мир разделился. Настали времена «холодной войны», военного соперничества СССР и США. Именно в районе Аляски и Чукотки две сверхдержавы непосредственно соприкасались между собой. По обе стороны пролива – одинаковая природа, близкие по образу жизни народы, у которых схожие проблемы. Как живут ближайшие соседи? Отличаются ли от нас? Можно ли с ними общаться по-дружески? – эти вопросы волновали неравнодушных людей по обе стороны границы. В то же время именно из-за тесного соседства советский Дальний Восток и Аляска с их военными базами были наиболее закрытыми для иностранцев территориями.

К концу 1980-х годов международная обстановка смягчилась. Власти СССР и США даже устроили встречу советских и американских эскимосов. А чуть позже сотрудник газеты «Комсомольская правда», знаменитый путешественник Василий Михайлович Песков, организовал поездку американцев на Камчатку, а сам отправился в гости на Аляску.

Результатом поездки Пескова стала книга «Аляска больше, чем вы думаете» – настоящая энциклопедия жизни этого края. Василий Михайлович побывал на Юконе и на Ситке, в городах и в индейских деревнях, беседовал с охотниками, рыбаками, лётчиками и даже губернаторами штата! А ещё в его книге вы найдёте обстоятельные исторические экскурсы – о Русской Америке, продаже Аляски, «золотой лихорадке» и другой, уже более современной «лихорадке» – нефтяной. Упоминаются в книге и чрезвычайные ситуации, в которых на помощь обитателям Аляски приходили советские моряки (например, разлив нефти после аварии американского танкера в 1989 году) – никакие границы не могут помешать делу помощи и спасения!

Книга Пескова ничуть не устарела и в наши дни, ведь главное в ней – запечатлённые образы жителей Аляски с их историями, размышлениями, радостями и горестями.

«Север в будущее»

Фотография Флаг Аляски. Его придумал 13-летний Бенни Бенсон, мать которого была наполовину русской, наполовину алеуткой.

В 1959 году Аляска стала штатом США, 49-м по счёту. Девиз штата – «Север в будущее» («North to the Future»). А будущее многообещающе: новые месторождения полезных ископаемых, рост полярного судоходства. Именно Аляска делает Соединённые Штаты арктическим государством и даёт возможность вести в Арктике самую разнообразную деятельность – промышленную, научную и военную.
Здесь исследуются и разрабатываются месторождения, действуют мощные военные базы. При этом Аляска – самый малонаселённый штат с плотностью населения один человек на 2,5 квадратного километра. Её самый большой город – Анкоридж, где живут около 300 тысяч человек.

На Аляске самый большой в США процент коренного населения. Эскимосы, алеуты и индейцы составляют здесь 14,8% жителей. А ещё именно здесь находятся самые большие в Соединённых Штатах участки дикой природы – Арктический национальный заповедник и территория Национального нефтяного резерва, где выявлены, но пока не разрабатываются нефтяные месторождения.

Самый удобный и популярный транспорт на Аляске – небольшой самолёт. Но, хотя современная техника прочно вошла в быт коренных американцев, индейцы и в наши дни празднуют потлачи и прочно верят в прародителя-Ворона. Даже радиостанция в Ситке так и называется – Raven Radio!

Сохраняются у жителей Аляски и связи с потомками русских поселенцев, некогда покинувших Америку. В 2004 году в Ситке побывали потомки А.А. Баранова. Была проведена торжественная церемония заключения мира с вождями тлинкитского клана киксади, военным вождём которого некогда был противник Баранова Котлеан…

Вся эпоха Русской Америки и последующая история Аляски не насчитывают и трёхсот лет. Так что Аляска по историческим меркам – очень молодая.

Это интересно!

• Мы обычно представляем себе индейцев без бород и усов. Действительно, у большинства индейских племен мужчины выщипывали растительность на лице, делали это и жители Северо-Западного побережья. Но здесь этот обычай не был строгим – тлинкиты, хайда и другие индейцы этого края нередко носили усы и небольшие бородки.

• Счёт родства у тлинкитов вёлся по женской линии. Например, первоочередными наследниками вождя оказывались не сыновья, а дети его сестёр, они же должны были мстить за него в случае убийства вождя врагами. Женщины управляли домашним хозяйством и пользовались значительными правами, вплоть до инициативы развода.

• Знатные индейцы считали подходящими для себя занятиями только пиры и войну. При поездках некоторые вожди даже использовали носильщиков для перемещения своей особы в паланкине (или просто на плечах) из жилища в лодку.

• К концу XIX века кровавые межклановые войны индейцев ушли в прошлое. Конфликты между отдельными родами никуда не делись, но теперь стороны взывали к правосудию колониальной администрации и нанимали адвокатов за хорошие деньги.

• Главными потребителями изделий тлинкитского ремесла стали в это время приезжие туристы. Сами индейцы надевали традиционные чилкаты только для праздничных танцев, и всё чаще носили европейскую одежду, например, костюмы с жилетками и шляпы-котелки.

 


Спасибо, друзья, что вы с нами!
Ваш Георгий Попов, редактор к-я.рф

 
 
 
 
 


  • 0
Стенгазета Зимние праздники

23. Зимние праздники


23. Зимние праздники (Всемирный день футбола, Международный день гор, День родного языка, день Калевалы, День Саамского народа, День печати в России, День российской науки, День заповедников).