Tag Archives: Похищение Прозерпины Плутоном

  • 0
Добыча небольших блоков известкового туфа у дер. Пудость иногда происходит и в наше время. Фото: Г.Н. Попов, 2017 г.

Пудостский травертин

Category:Любопытный Петербург Tags : 
 Стенгазета «Искусство дел каменотёсных. К 250-летию со дня рождения знаменитого петербургского каменотёса Самсона Суханова»
54. Пудосткий травертин. Фото: Г.Н. Попов, 2017 г.

 
 Стенгазета «Искусство дел каменотёсных. К 250-летию со дня рождения знаменитого петербургского каменотёса Самсона Суханова»
55. Добыча небольших блоков известкового туфа у дер. Пудость иногда происходит и в наше время. Фото: Г.Н. Попов, 2017 г.

 
 Стенгазета «Искусство дел каменотёсных. К 250-летию со дня рождения знаменитого петербургского каменотёса Самсона Суханова»
56. Фрагмент колонны Казанского собора. Фото: В.П. Столбова.

«Пудостский», «пудожский» или «пудовский» камень представляет собой известковый туф (по другой терминологии — травертин). Своё название камень получил по местонахождению каменных ломок в долине р. Пудость Санкт-Петербургской губернии, недалеко от Гатчины.

У нас есть уникальная возможность познакомиться с таким камнем, который рождается прямо на наших глазах. Около Красного Села есть деревня Кипень. Такое название она получила от как будто «кипящей» воды множества родников, бьющих из-под земли. Вода этих родников накапливалась, как в губке, в толще путиловских известняков по соседству. Поэтому она содержит в себе очень много извести, которая из года в год оседает на дно, превращаясь в туф или травертин.

Образовавшийся подобным способом на месте небольшого озера в начале голоцена (7,5-6,8 тысяч лет тому назад), пудостский известковый туф сразу после добычи легко разрезается ножом и пилой благодаря высокой естественной влажности, но со временем на воздухе затвердевает и по прочности не уступает мрамору. Это делает его идеальным материалом для «вырезания» скульптур.

Из-за сходства со знаменитым римским травертином, из которого сложены античные храмы, пудостский туф в Санкт-Петербурге и его окрестностях в эпоху классицизма получил большую популярность. Любые сооружения или скульптуры, возведённые из пудостского камня, приобретали налёт старины.

Порода имеет ноздреватую пористую структуру. По степени пористости и плотности А.Г. Булах и Н.Б. Абакумова выделили две разновидности камня: первая – «фигурный» камень, насыщенный полостями, натёками, почковидными агрегатами; вторая – плотный туф разного сложения. В зависимости от декоративных свойств, характера обработки и области применения камень подразделяли на гротовый, статуарный и строительный. «Фигурный» пористый туф широко применялся в XVIII–XIX вв. как «гротовый камень». Плотные разновидности туфа использовались в качестве статуарного камня. Тёплый природный цвет туфа даже более подходил для ваяния человеческих фигур, чем «холодный» белый мрамор.

Самсоном Сухановым из пудостского туфа были высечены по моделям С.С. Пименова и В.И. Демут-Малиновского скульптурные группы «Геракл, удушающий Антея», «Похищение Прозерпины Плутоном» и фриз фасада Горного института, статуи Адмиралтейства. Из «строительного» пудостского туфа сухановской артелью вытесаны 12 колонн Горного корпуса, 28 колонн Адмиралтейства и 126 наружных колонн и 12 полуколонн Казанского собора, а также капители к ним.

«Недостатком этого камня была крупная раковистая пористость, благодаря которой он легко поддавался атмосферным влияниям, сильно бурел и крошился, теряя изначальные формы профилей и орнаментов, – писал реставратор А.Б. Аплаксин. – Это неприятное свойство пудожского камня заставило строителя Казанскаго собора произвести над ним ещё одну работу, а, именно, затереть всю поверхность камня тонким слоем рижского алебастра, а во избежание разноколерности, окрасить известковой краской под основной цвет натурального камня».

К сожалению, в современных условиях повышенной кислотности городской среды высокая пористость туфа и кальцитовый состав приводят к интенсивному его разрушению.

 

  


Это одна из статей выпуска №119 благотворительной стенгазеты «Коротко и ясно о самом интересном» – «Искусство дел каменотёсных». Поводом для создания выпуска послужило 250-летие со дня рождения каменотёсных дел мастера Самсона Суханова. Имя его сейчас не особенно известно, несмотря на то, что Суханов построил со своей артелью почти половину Петербурга первой трети XIX века. Выпуск продолжает серию «Каменное убранство Санкт-Петербурга».

Спасибо вам за интерес к нашему проекту.



  • 0
Главный фасад здания Горного института. XIX в.

Горный корпус

Category:Любопытный Петербург Tags : 
 Стенгазета «Искусство дел каменотёсных. К 250-летию со дня рождения знаменитого петербургского каменотёса Самсона Суханова»
15. Главный фасад здания Горного института. XIX в.

 
 Стенгазета «Искусство дел каменотёсных. К 250-летию со дня рождения знаменитого петербургского каменотёса Самсона Суханова»
16. Воронихинский план зданий Горного корпуса.

 
 Стенгазета «Искусство дел каменотёсных. К 250-летию со дня рождения знаменитого петербургского каменотёса Самсона Суханова»
17. Скульптурные группы у Горного института. Фото: Г.Н. Попов.

 
 Стенгазета «Искусство дел каменотёсных. К 250-летию со дня рождения знаменитого петербургского каменотёса Самсона Суханова»  Стенгазета «Искусство дел каменотёсных. К 250-летию со дня рождения знаменитого петербургского каменотёса Самсона Суханова»
18. Картограммы деления скульптурных групп «Геракл, удушающий Антея» и «Похищение Прозерпины Плутоном» на блоки. Электронный архив ООО «РМ «Наследие»», 2015 г. Материалы конференции «Музей под открытым небом. Современные подходы к сохранению скульптуры». 

 

На правом берегу Невы недалеко от места её впадения в Финский залив уже более двух веков стоит величественное здание Горного института (Горного университета). Оно завершает панораму города в акватории Невы, обозримую из Зимнего дворца, и первым встречает прибывающих с моря гостей в северную столицу.

Преобразование в 1804 г. Горного училища в Горный кадетский корпус привело к резкому увеличению числа воспитанников и служащих, и старые разрозненные двухэтажные дома стали тесны и неудобны, да и «состав строений не отвечал достоинству и важности учреждения». Русским зодчим А.Н. Воронихиным спроектировано новое монументальное строение в стиле классицизма, вытянутое вдоль берега Невы на целый квартал, с «главной фасадой», развёрнутой к реке. Воронихин максимально использовал существовавшую ранее застройку, благодаря чему строительство здания было осуществлено в короткий срок — с 1806 по 1811 гг. Срезав выступавшие на набережной углы трёх домов, подвёл их под одну крышу и соединил их единым коридором, параллельно которому возвёл новое центральное здание и правое крыло, включая церковный флигель. Таким образом архитектору удалось объединить весь главный фасад в единое здание с ломаными очертаниями и связать его с боковыми фасадами Корпуса.

Закладка здания была проведена 27 мая 1806 г., осенью 1808 г. всё здание вчерне было закончено и покрыто железной кровлей, а весной 1809 г. начались отделка и украшение здания. В строительстве корпуса участвовали известные мастера того времени. На возведение колонн и украшение здания приглашён каменотёсных дел мастер и подрядчик Самсон Суханов. В 1807–1808 гг. его артель вырубила, отделала «ложками» (каннелюрами) и установила двенадцать колонн из «пудовского камня», с «прокладками кругов» из «путиловской плиты». На их возведение также пошла часть «колонных штук», оставшихся по окончании строительства Казанского собора.

В эти же годы рабочими людьми Суханова была произведена тёска и кладка цоколя из «путиловской плиты», а самим мастером вырезаны из «пудовского камня» капители для колонн и пилястр. В мае 1809 г. Самсон Суханов заключил контракт на поставку и обтёску «лутчего однослойного пудовского камня в течение лета для сделания двух скульптурных групп, двух барельефов на фризах».

Строительство и украшение здания Горного корпуса было завершено в 1811 г. На набережной Невы у «морских ворот» столицы выросло здание в виде древнегреческого храма с выдвинутой вперёд центральной частью – ризалитом с приподнятой горообразной крышей со слегка отодвинутыми назад широкими крыльями. Главный вход «храма геологии», символизировавший вход в подземное царство – царство Плутона, выделен портиком с массивными колоннами дорического ордера, поддерживающими высокий тяжелый треугольный фронтон. Верхняя часть стен по сторонам портика украшена барельефными фризами длиною 5 сажень и высоту 1 ½ аршина на сюжеты из жизни бога огня и ремёсел Вулкана, в аллегорической форме подчёркивающие значение горного дела. На правом барельефе изображён «Апполон, приходящий к Вулкану за колесницею своею», на левом – «Венера, требующая от Марса доспехи».

С двух сторон парадной лестницы установлены две двухфигурные скульптурные группы «высотою 5 аршин»: «Похищение Прозерпины Плутоном» (скульптор В.И. Демут-Малиновский) и «Борьба Геракла с Антеем» (скульптор С.С. Пименов). Первая группа состояла из 16, а вторая – из 9 (по другим источникам – из 8) блоков пудостского камня. В начале XX в. сделаны копии фигур для украшения фасада Русского выставочного павильона в Риме на Международной выставке изящных искусств. В настоящее время оригиналы сняты вместе с постаментами и восстанавливаются в реставрационной мастерской «Наследие». На их месте – точные копии из травертина.

 

  


Это одна из статей выпуска №119 благотворительной стенгазеты «Коротко и ясно о самом интересном» – «Искусство дел каменотёсных». Поводом для создания выпуска послужило 250-летие со дня рождения каменотёсных дел мастера Самсона Суханова. Имя его сейчас не особенно известно, несмотря на то, что Суханов построил со своей артелью почти половину Петербурга первой трети XIX века. Выпуск продолжает серию «Каменное убранство Санкт-Петербурга».

Спасибо вам за интерес к нашему проекту.