Tag Archives: Пётр I


  • 0
Исаакиевский собор в морозный день. И.К. Айвазовский. 1891 г.

Исаакиевский собор

Tags : 

 Стенгазета «Искусство дел каменотёсных. К 250-летию со дня рождения знаменитого петербургского каменотёса Самсона Суханова»
30. Проектная модель собора Исаакия Далматского, 1818–1821 гг. Группа мастеров под руководством В. Столярова по проекту О.-Р. Монферрана. Академия Художеств. Фото: Г.Н. Попов.

 
 Стенгазета «Искусство дел каменотёсных. К 250-летию со дня рождения знаменитого петербургского каменотёса Самсона Суханова»
31. Сарай для обработки колонн. Литография с тоном по оригиналу О.-Р. Монферрана. 1845 г.

 
 Стенгазета «Искусство дел каменотёсных. К 250-летию со дня рождения знаменитого петербургского каменотёса Самсона Суханова»
32. Выгрузка колонн на набережной Адмиралтейства. Литография с тоном по оригиналу О.-Р. Монферрана. 1845 г.

 
 Стенгазета «Искусство дел каменотёсных. К 250-летию со дня рождения знаменитого петербургского каменотёса Самсона Суханова»
33. Установка первой колонны северного портика Исаакиевского собора. На заднем плане – неразобранные части предыдущего собора. Литография с тоном по оригиналу О.-Р. Монферрана. 1845 г.

 
 Стенгазета «Искусство дел каменотёсных. К 250-летию со дня рождения знаменитого петербургского каменотёса Самсона Суханова»
34. Разборка предыдущей Исаакиевской церкви. Литография с тоном по оригиналу О.-Р. Монферрана. 1845 г.

 
 Стенгазета «Искусство дел каменотёсных. К 250-летию со дня рождения знаменитого петербургского каменотёса Самсона Суханова»
35. Исаакиевский собор в морозный день. И.К. Айвазовский. 1891 г.

Двести лет назад в центре имперской столицы началось строительство нового, четвёртого по счёту Исаакиевского собора. 20 февраля 1818 г. Александром I утверждён проект грандиозного храма, подготовленный французским архитектором О.-Р. Монферраном.

В 1818 г. приступили к заготовке материалов, забивке свай и устройству фундамента. В том же году был заключён контракт с Самсоном Сухановым на поставку камня, необходимого для кладки фундамента. В 1819 г. Суханов также «обязался поставить к строению Исаакиевского собора пятьдесят кубических сажень гранитного камня для бута» и по просьбе Монферрана нанял около ста каменотёсов для обтёски камня. Торжественная закладка Исаакиевского собора состоялась 26 июля 1819 г. Осенью следующего года началась разборка старого здания Исаакиевского собора. В 1821 г. в «сломке полуциркульных выступов старой церкви» принимали участие подрядчики Самсон Суханов, Иван Кореляков и Тимофей Афонин.

В это же время в каменоломнях Пютерлакса на северном берегу Финского залива заготавливались гранитные монолиты для колонн собора. 27 января 1819 г. Самсон Суханов взял огромный подряд на изготовление и доставку 36 гранитных монолитов колонн для южного и северного портиков. Согласно контракту, он обязался вырубить и привезти в 1819 г. десять колонн из «цельного гранитного камня», в 1820 г. – двенадцать, а остальные – в 1821 г., «каждую вышиной 56 футов, толщиною около 6 футов с лишком». Сухановым доставлены только одиннадцать колонн; подряд на изготовление остальных Комиссия по строению Исаакиевского собора передала Архипу Шихину, нарушив договор с Сухановым и тем самым принеся ему невосполнимые убытки.

Каменоломня Суханова находилась на небольшом острове Халнеми между Фридрихсгамом и Выборгом, «в 125 саженях расстояния от морского берега на скате холма». После грубой обтёски колонн на каменоломне их скатывали по склону на пристань, грузили на баржи и доставляли в Санкт-Петербург к временной деревянной пристани у наплавного Исаакиевского моста. Перекаткой гранитных колонн «от пристани до места строения Исаакиевского собора» в 1820–1821 гг. занималась артель Суханова. На «перетаскивании колонн» ежедневно трудилось до двухсот работных людей артели. Как обыкновенно происходила выгрузка и перекатка колонн, рассказал очевидец, будущий декабрист, Н.А. Бестужев: «Выгрузка была препоручена тем же мужичкам, которые ломали и грузили колонны. Они приступили к делу с обыкновенной своей механикою: привязали покрепче судно к берегу, подложили ваги, бревна, доски, завернули верёвки, перекрестились, крикнули громкое «ура», – и гордые колоссы послушно покатились с судна на берег и, прокатясь мимо Петра, легли смиренно к подножию Исаакиевской церкви».

Летом 1821 г. был заключён договор с купцами Самсоном Сухановым и Архипом Шихиным на поставку к строению собора двадцати гранитных баз под колонны из собственных ломок. Каждый из подрядчиков вытесал по десять баз. Колонны портиков, вопреки принятым традициям, устанавливали до возведения стен храма. Первая из 48 колоссальных колонн, высотой 17 метров и весом около 114 тонн, была поднята в присутствии царской семьи и гостей 20 марта 1828 г. за 45 минут с помощью лесов и особых механизмов – кабестанов конструкции инженера А.А. Бетанкура. 11 августа 1830 г. все четыре портика с гранитными колоннами явились взорам петербуржцев.

Н.А. Бестужев с удивлением и гордостью писал: «Мы ищем удивительных вещей в чужих краях, с жадностию читаем древние истории, повествующие нам об исполинских подвигах тогдашней архитектуры, за каждой строкой восклицаем: чудно! неимоверно!.. И проходим мимо сих чудных неимоверных колонн с самым обыкновенным любопытством… Огромность колонн, простые способы, которые по секрету открыла сама природа нашим простым людям, < …> наполняет мою душу каким-то приятным чувством, от которого мне кажется, будто я, россиянин, вырос целым вершком выше иностранцев, так что мне нет никакой надобности смотреть на них с подобострастием исподлобья».

Храм строился сорок долгих лет и был торжественно освящён 30 мая 1858 г. — в 186-ю годовщину со дня рождения Петра I. По своим грандиозным размерам собор вошёл в тройку величайших купольных сооружений Европы: высота собора – 101,5 м, ширина – около 100 м, диаметр купола – 25,8 м.

 

  


Это одна из статей выпуска №119 благотворительной стенгазеты «Коротко и ясно о самом интересном» – «Искусство дел каменотёсных». Поводом для создания выпуска послужило 250-летие со дня рождения каменотёсных дел мастера Самсона Суханова. Имя его сейчас не особенно известно, несмотря на то, что Суханов построил со своей артелью почти половину Петербурга первой трети XIX века. Выпуск продолжает серию «Каменное убранство Санкт-Петербурга».

Спасибо вам за интерес к нашему проекту.




  • 0
Вид на Большой Каскад и Большой Петергофский дворец. 1837 г. ГМЗ «Петергоф».

«Водоточивый Петергоф»

Tags : 

«Как светл, как изумрудно мрачен
В тени густых своих садов,
И как блестящ, и как прозрачен
Водоточивый Петергоф».
П.А. Вяземский

 Стенгазета «Искусство дел каменотёсных. К 250-летию со дня рождения знаменитого петербургского каменотёса Самсона Суханова»
4. Вид на Большой Каскад и Большой Петергофский дворец. 1837 г. ГМЗ «Петергоф».

 
 Стенгазета «Искусство дел каменотёсных. К 250-летию со дня рождения знаменитого петербургского каменотёса Самсона Суханова»
5. Гранитный лев, охраняющий вход в галерею. Фото: Сергей Рубцов.

 
 Стенгазета «Искусство дел каменотёсных. К 250-летию со дня рождения знаменитого петербургского каменотёса Самсона Суханова»
6. Воронихинские колоннады в наши дни. Фото: Сергей Рубцов.

 

В начале XVIII века на южном берегу Финского залива недалеко от новой столицы Пётр I создал парадную загородную резиденцию Петергоф, которую назвал «парадизом» – земным раем. Петергоф по роскоши декоративного убранства затмил знаменитый французский Версаль. С самых первых дней своего существования Петергоф был любимым «местом отдохновения монархов». На протяжении двух веков в летней царской резиденции создавались новые дворцы и фонтаны.

По повелению императора Павла I в 1801 г. приступили к возведению в Нижнем парке перед Большим дворцом знаменитых фонтанных колоннад, позже названных Воронихинскими.

Составил проект колоннад и руководил всеми работами по их сооружению А.Н. Воронихин. Строительством колоннад занималась артель Григория Копылова. «Прикащиком» был поставлен Самсон Суханов, который осуществлял надзор за рабочими людьми и сам производил разные работы по субподрядам с хозяином.

В 1801 г. Григорий Копылов подрядился по трём контрактам. Первый контракт был заключен зимой на «исправление» из «дикого морского камня» цоколя для колоннад и лестниц со шлифованными ступенями, «опушки бассейнов перед окнами беседок» и «тумб под колонны и пилястры». В начале лета подрядчик Копылов дал подписку на переделку восьми старых мраморных колонн с базами и капителями, использованных от разобранной им в Царском Селе Круглой беседки на Розовом поле и на изготовление новых двенадцати колонн из сердобольского гранита, баз и капителей к ним. Помимо того, обязался вытесать из «пудовского камня» карнизы, балюстрады, фонтанные чаши и бассейны, а также из «путиловской плиты» – «лещадки» (площадки) для пола. В конце лета Григорий Копылов заключил обязательство «в исправлении в Петергофе для двух колонад плотничной, столярной, каменной и штукатурной работы».

Сверх этих договоров по приказанию Президента Академии художеств А.С. Строганова артелью Копылова были высечены в короткий срок восемь фигур львов из «дикого морского камня» по моделям скульптора И.П. Прокофьева.

В 1803 г. фонтанные колоннады в виде открытых галерей, завершающихся прямоугольными павильонами-беседками, были сооружены. Входы в галереи украсили гранитные львы, установленные по сторонам лестниц. За великолепный проект и его воплощение А.Н. Воронихину было присуждено звание архитектора.

Современники были очарованы изысканной красотой колоннад. Приведём цитату из книги «Достопамятности Санкт-Петербурга и его окрестностей» П.П. Свиньина: «…Построены в нижнем саду против террасы, на которой стоит дворец, две колоннады из пудовского камня, на гранитном фундаменте; на обоих концах каждой из них находятся позолоченные куполы со шпицами, из которых бьёт вода, орошающая куполы и потом низвергающаяся в бассейн; это производит прекрасное действие на воображение, когда сидишь под кровом галереи и видишь пред собою чистое, светлое небо, а над головою слышишь шум проливного дождя».

  


Это одна из статей выпуска №119 благотворительной стенгазеты «Коротко и ясно о самом интересном» – «Искусство дел каменотёсных». Поводом для создания выпуска послужило 250-летие со дня рождения каменотёсных дел мастера Самсона Суханова. Имя его сейчас не особенно известно, несмотря на то, что Суханов построил со своей артелью почти половину Петербурга первой трети XIX века. Выпуск продолжает серию «Каменное убранство Санкт-Петербурга».

Спасибо вам за интерес к нашему проекту.




  • 2
Персидское посольство со слоном

Слоны Петра I (1682-1725)

Tags : 

Стенгазета «Слоны Петербурга».
5. Сообщение о подарке «индейского царя» в петровских «Ведомостях», 1703 год (историк.рф).
 
Стенгазета «Слоны Петербурга».
6. Фрагмент гравюры Питера Пикара «Торжественное вступление персидского посольства в Москву 3 октября 1712 года». Из собрания Д. А. Ровинского. ГМИИ им. А. С. Пушкина (russianprints.ru).
 
Стенгазета «Слоны Петербурга».
7. Запись в походном журнале Петра I от 27 июня 1713 года (book-old.ru).
 
Стенгазета «Слоны Петербурга».
8. Запись в походном журнале Петра I от 30 октября 1723 года (book-old.ru).
 
Стенгазета «Слоны Петербурга».
9. «Светский слон». Картина Николая Копейкина. Публикуется с разрешения художника.

В 1702 году некий миссионер, будучи в древнем кавказском городе Шемáхе (помните, у Пушкина: «Подари ж ты мне девицу, шемаханскую царицу»?), упомянул в одном из писем о человеке, «которого посылал в Индию царь Пётр»: «Он вёл оттуда великому московскому князю слона, и это изумительное животное, не виданное до сего времени в этих странах, доставляет жителям Шемахи огромнейшее удовольствие». Продолжение этой истории – в газете «Ведомости» (точнее, «Ведомости о военных и иных делах, достойных знания и памяти, случившихся в Московском Государстве и во иных окрестных странах»). В первом регулярном выпуске (2 января 1703 года) Пётр поместил такую заметку: «Из Персиды пишут: индейский царь послал в дарах великому государю нашему слона и иных вещей немало. Из града Шемахи отпущен он в Астрахань сухим путём». Увы, о дальнейшей судьбе этого слона ничего не известно.
Петербург, молодую столицу Российского царства, часто посещали иностранные дипломатические делегации – посольства. Андрей Богданов, автор энциклопедического труда «Историческое, географическое и топографическое описание Санкт-Петербурга», изданного в 1779 году, пишет о некоем первом слоне: «Посолство при Царствующем Санктпетербурге было Персицское, в 1711-м году… которое в презент привезло Его Величеству Государю Императору Петру Великому великия и богатыя подарки, притом один слон, которой первой в Россию приведен был». Впрочем, подтверждений этого факта в других источниках нам найти не удалось.
Широко обсуждалось посольство персидского шаха Хуссейна, прибывшее в Петербург летом 1713 года. По дороге оно останавливалось в Москве, о чём эмоционально поведал писатель петровского времени Андрей Денисов в сочинении «Повесть риторическая о встрече в Москве слона персидского»: «Небывалое зрителище – превелий слон зверь. Имея нози длиною с человека толсты яко бревно, толстотелесен, недолог по высоте, безшерстен, великоглав, черновиден, горбоспинен, задопокляп, ступанием медведоподобен, от верхния губы имея (нарещи) нос или губа или хобот, яко рукав платна висящ до земли, им же яко рукою брашно и питье приимет, и согнув в уста своя отдаёт. От верхних зубов два зуба велики вне торчат сюду и сюду, уши имея велики, яко заслоны печныя, рожки малы, подобны агнчим, хвост подобен воловьему».
В июне 1713 года Пётр I сделал такую запись в своём походном журнале: «В 27-й день прибыл посол персицкой и при нём слон и иныя вещи». Историк Александр Павлович Башуцкий в своей «Истории Санкт-Петербурга» пишет об этом событии: «В день славной Полтавской победы… происходил церемониальный приезд на флоте в столицу Персидского Посла, привезшего Царю между прочими подарками от Шаха, львов, тигров и большого слона. Шествие сего последнего, явление в России редкое и едва ли не совершенно новое, до того изумило языческие народы, обитавшие в нынешней Астраханской губернии, где его проводили, что они воздавали ему божеские почести и следовали за ним по нескольку вёрст… Содержание и прислуга одного слона, так же как корм его, состоящий из риса, изюму… и проч., обходились по пятнадцати рублей в день. Вожатые сего слона имели обыкновение по большим праздникам и торжественным дням убирать его великолепным образом и водить его для поздравления к знатным особам, чем составляли себе немалый доход… По причине холодного, сырого петербургского климата, слон жил недолго. Кожа его, тщательно сохранённая и набитая, поставлена в Кунсткамеру, где находится поныне».
О смерти первого слона в 1717 году есть упоминание в одном из писем ближайшего сподвижника Петра I Александра Меншикова: «…слон умер, который нимало на ноги вставал, лежал тридцать дней, ничего пищи употреблял… Правда, что немало жаль такого знатного зверя».
Русский писатель и журналист Михаил Иванович Пыляев в своей знаменитой книге «Старый Петербург. Рассказы из былой жизни столицы» (1887 год) так описывает место, где гостил слон: «Луг (Царицын луг, в наше время – Марсово поле) был весь усажен красивыми низкими кустарниками, между которыми извивались широкие дороги для экипажной езды; в Летнем саду били фонтаны, шумели каскады, фруктовая школа сменялась тенистыми крытыми аллеями, цветниками, прудами. От Летнего дворца большая деревянная пристань вела на Неву и на Фонтанку. Вдоль берега Невы, который был тогда в саду, как нынче берег Фонтанки, можно было пройти к почтовому двору (где теперь Мраморный дворец). Против почтового двора и было устроено особенное помещение для приведённого в первый раз в Россию, в подарок от персидского шаха, слона; место, где он стоял, называлось “Зверовой двор”».
Генерал-лейтенант Николай Кутепов, в царствование Александра III отвечающий за организацию придворной охоты, по высочайшему указанию составил многотомный очерк «Великокняжеская, царская и императорская охота на Руси». Из этого обширного труда мы выбрали сведения, касающиеся темы нашего выпуска. «Первый слон, присланный из Персии вскоре после закладки С.-Петербурга, – пишет Кутепов, – содержался собственно в одном из принадлежавших лично царю Петру I домиков с тёсовыми крышами, которые были разбросаны по нынешнему Царицыну лугу, усаженному в то время деревьями в несколько аллей… Вероятно, к этому домику вскоре были сделаны пристройки, образовавшие вместе с домиком первый Зверовой двор… Когда этот слон, поражавший всех своей величиною, пал, то персидский шах прислал в Петербург в 1723 г. другого слона, которого поместили в том же домике, где находился первый».
Как в 1713 году, император сделал в своём дневнике скупую заметку: «30-го (октября). Приведен слон в Петербург». В дневнике голштинского дворянина Фридриха Берхгольца, бывшего тогда в Петербурге, сделана более подробная запись: «30-го… В этот день, около полудня, привели сюда слона, присланного из Персии… Слона этого привезли сюда из Шлиссельбурга водою. Ему седьмой год, и он далеко не так велик, как тот, которого я видел здесь в 1713 году; у него даже не было ещё обоих больших зубов… Он помещён в доме, устроенном для прежнего слона, и там прикован цепью за одну ногу, но очень смирен и ручен. Хоботом своим он брал у нас из рук белый хлеб и тут же съедал его, также очень охотно играл с приставленными к нему людьми, из которых одного несколько раз поднимал хоботом высоко от земли». Вскоре слон поступил в гатчинский зверинец (вместе с «очень большим ежом, имеющим множество черных и белых игл до 11 дюймов длиною»).




  • 0

Старинная шведская карта (выпуск 67 – Петропавловская крепость)

Tags : 

1Заячий остров на шведской карте «Провинция Ингерманландия» 1678-1688 годов. Ингерманландия (Ижорская земля) – историческая область по обоим берегам Невы, южным берегам Финского залива и Ладожского озера. Издавна русские и дружественные им народы (карелы, водь, ижора) осваивали Ижорскую землю, входившую в состав Водской пятúны (одной из пяти частей) Великого Новгорода. Александр Невский дрался со шведами на Неве (1240 год) и с немцами на Чудском озере (1242 год). Его сыновья продолжили дело отца: Дмитрий построил каменную крепость в Копорье (1280 год), Андрей взял шведскую крепость Ландскрóна (на мысу между Невой и Охтой, 1301 год), построенную на месте новгородского поселения, и прогнал неприятеля с берегов Невы. Внук Александра, Юрий Данилович, возвёл крепость Орешек (там, где Нева вытекает из Ладожского озера, 1323 год). На реке Вуокса выросли крепости Корéла (1310 год) и Тиверский городок (1330 год); на реке Луга – Ямгород (1384 год); на реке Нарве – Ивангород (1492 год). Все эти земли в начале XVII века были оккупированы Швецией, которая использовала слабость России в Смутное время. Ямгород был переименован в Ямбург, Корела – в Кексгольм, Орешек – в Нотебург. Там, где когда-то стояла Ландскрона, а затем новгородский торговый городок Невское устье, шведы возвели крепость Ниеншáнц. Захватчики активно заселяли завоёванные территории, вывозили лес, притесняли местное население, насильственно обращали его в свою религию – лютеранство. Жизненно важные для России морские торговые пути в Европу были перекрыты. «У России отнято море, – заявил шведский король Густав II Адольф. – Ни одна русская лодка отныне не будет спущена на воду без нашего на то разрешения». Освободить народы от гнёта завоевателей, возвратить прибалтийские земли, «прорубить окно в Европу», «ногою твёрдой встать при море» решился молодой российский царь Пётр I. Так началась 20-летняя Великая Северная война (1700-1721 годы). К 1703 году, после взятия шведских крепостей Нотебург (у истока Невы) и Ниеншанц (у её устья), Пётр I обеспечил России долгожданный выход к Балтике. Во что бы то ни стало следовало закрепиться на отвоёванных Невских берегах. Царь некоторое время пребывал в раздумьях: «Ниеншанц ли тот крепить или для новой крепости иное место искать? Понеже оный городок мал, далеко от моря, и место не гораздо крепко от натуры».




  • 0

Запись в походном журнале Петра I об основании Санкт-Петербурга (выпуск 67 – Петропавловская крепость)

Tags : 

2Запись в походном журнале Петра I об основании крепости: «Между тем временем господин капитан бомбардирской (так скромно называл себя Пётр) изволил осматривать близ к морю удобного места для здания новой фортеции (крепости) и потом в скором времени изволил обыскать один остров, зело удобное положением место, на котором в скором времени, а именно мая в 16 день, в неделю Пятидесятницы, фортецию заложили и нарекли имя оной СанктПитербурх». Таким образом, выбор царя пал на маленький (700 метров в длину) остров Заячий: со всех сторон вода, хорошо просматриваются оба рукава Невы, и море совсем рядом. Финны называли остров Енисаари (Заячий остров), а шведы — Люст-Эйланд (Весёлая земля). Здесь и была 16 мая (по новому стилю – 27 мая) торжественно заложена крепость, ставшая вскоре сердцем блистательной столицы Российской империи.




  • 0

Одно из первых изображений крепости на Заячьем острове (выпуск 67 – Петропавловская крепость)

Tags : 

3Одно из первых изображений крепости на Заячьем острове (из учебных таблиц «Навигацкой школы» в Москве; составитель – Василий Киприянов, 1705 год). Интересно, что крепость поначалу именовали и Петрополь, и Питерпол, и С.Петрополис (как на этой гравюре). Сам Пётр I предпочитал называть своё детище Парадиз («Рай» по-французски). Вскоре утвердилось окончательное название крепости – «Санкт-Петербург», причём так называли как саму крепость, так и город. Хорошо видно, что крепость имеет форму вытянутого шестиугольника с шестью бастиóнами (от итальянского слова «бастионáто» – выступающая постройка). Между бастионами располагаются куртúны («завéсы») или, проще говоря, стены. Для подъёма орудий и боеприпасов были предусмотрены пологие аппарéли («от французского слова «въезд»). По правилам такой «бастионной системы» строились все западноевропейские крепости – после того, как значительную роль в войнах стала играть артиллерия (круглые башни крепостей прежних времён имели перед собой «мёртвые зоны», которые невозможно было обстрелять из крепостных пушек). В центре крепости заложили деревянную церковь.




  • 0

«Первоначальная» деревянная церковь во имя апостолов Петра и Павла (выпуск 67 – Петропавловская крепость)

Tags : 

4«Первоначальная» деревянная церковь во имя апостолов Петра и Павла, заложенная 29 июня 1703 года в центре крепости. Справа видны шпили Троицкой церкви на Городском (Петроградском) острове. Гравюра из книги Андрея Богданова «Описание Санкт-Петербурга от начала заведения его…» В 1712 году на этом же месте по проекту выдающегося итальянского архитектора Домéнико Трезини началось строительство каменного Петропавловского собора (по имени которого стала называться крепость, а имя Санкт-Петербург перешло городу). До Петра I в России таких православных храмов не строили (они были типичны для Северной Европы): в его замечательной архитектуре соединяются русские и европейские традиции. К собору примыкает высокая многоярусная башня-колокольня, увенчанная шпилем. Внутри собора находятся резной деревянный иконостас в виде огромной триумфальной (победной) арки, кафедра (место для произнесения проповедей), царское место, на котором во время богослужения стоял император. Долгое время Петропавловский собор был главным храмом Санкт-Петербурга. Здесь хранились трофейные знамёна, ключи от взятых русскими войсками городов и крепостей. В начале XX века эти реликвии были переданы в Эрмитаж. В Петропавловском соборе хоронили российских императоров и императриц, а также многих членов семьи Романовых. В одном из ближайших выпусков нашей серии «Любопытный Петербург» мы намереваемся подробно рассказать о Петропавловском соборе – главном историческом и архитектурном символе Санкт-Петербурга.




  • 0

Арка первого канала Санкт-Петербурга (выпуск 67 – Петропавловская крепость)

Tags : 

10Арка самого первого канала Петербурга (участок у Великокняжеской усыпальницы), существовавшего в 1703-1882 годах. На старинных планах крепости отмечен канал, прорытый через всю территорию Заячьего острова. Он был устроен с целью водоснабжения гарнизона и строителей крепости, осушения её территории, облегчения подвоза строительных материалов и судоходства. «По намерению Петра Великого проведену быть каналу до самой Соборной Церкви, дабы Его Величеству можно было из Невы оным каналом приехать», – писал современник. В середине XIX века, в связи с пуском водопровода, необходимость в канале отпала, и он был засыпан. В ходе недавних археологических работ были восстановлены арки и часть рва исторического канала. Обратите внимание на великолепную решётку, сооружённую архитектором Леонтием Бенуá в 1905 году по образцу решётки Летнего сада.




  • 0

Ботный дом (выпуск 67 – Петропавловская крепость)

Tags : 

22«Ботный дом» у Петропавловского собора. Построен в 1765 году архитектором Александром Вистом специально для хранения «дедушки русского флота» – ботика Петра I. На этом ботике в юности будущий царь постигал основы морского дела и учился ходить под парусом по Переяславскому озеру. Пётр сам придумал надпись на постаменте: «Детская утеха принесла мужеский триумф». Интересно, что архитектор не рассчитал размер дверей, и ботик вносили в дом, разобрав стену. Сейчас ботик хранится в Центральном военно-морском музее на площади Труда, а в Ботном доме выставлена его точная копия. Здание Ботного дома – редкий образец стиля, переходного от барокко к раннему классицизму. Попробуйте в его убранстве самостоятельно найти детали, характерные для того и для другого архитектурного стиля. На крыше Ботного дома установлена замечательная скульптура «Навигация». Слово «навигация» (наука, изучающая морское дело, искусство мореплавания) образовано от латинского слова «нáвиго» – «хождение по морю». Первоначально здание венчала деревянная статуя правителя морей Нептуна. В 1826 году она за ветхостью была заменена алебастровой, а в 1891 году датский скульптор Давид Иенсен изваял новую фигуру – «Навигацию» – из прочной терракоты (разновидности керамики). Статуя простояла до 1996 года, после чего была перенесена в Музей истории Санкт-Петербурга, а на её месте установлена копия из современного материала – гальванопластики. В нашем городе есть ещё одна скульптура, олицетворяющая мореплавание и навигацию – в Летнем саду, с картой Балтийского моря и компасом в руках.




  • 0

Памятник Петру I Михаила Шемякина (выпуск 67 – Петропавловская крепость)

Tags : 

29Памятник Петру I на центральной аллее крепости, недалеко от здания гауптвахты. Скульптор – Михаил Шемякин, 1991 год. В 1719 году скульптор Карло Растрелли (отец знаменитого архитектора Франческо Растрелли) снял с лица Петра I восковую маску и вылепил его бюст. После смерти императора в 1725 году Карло повторно снял маску с его лица и изваял «Восковую персону» – наиболее точное повторение фигуры Петра I. Шемякин при работе над памятником Петру I использовал «Восковую персону» (сейчас она хранится в Эрмитаже) в качестве прототипа. Однако размеры туловища относительно головы намеренно увеличены – чтобы приблизиться к «пропорциям русской иконы», – поясняет скульптор. Неоднозначность облика памятника многие оправдывают и противоречивостью личности самого императора.




  • 0

Бюст Пётра I на фасаде Нахимовского училища (выпуск 66 – Петроградский остров)

Tags : 

25Бюст Пётра I на фасаде Нахимовского училища, скульптор – Василий Кузнецов (по эскизам Александра Бенуа), 1911. Здание, в котором сейчас Нахимовское училище, строилось как «Училищный дом имени Петра Великого» к 200-летнему юбилею Санкт-Петербурга. Архитектор Александр Дмитриев разработал проект в историческом стиле с элементами барокко петровского времени.



Cloudim - .