Archives

  • 0
История Гром-камня

101. История Гром-камня


Стенгазета «История Гром-камня»

 

«История Гром-камня»

Благотворительная стенгазета для школьников, родителей и учителей «Коротко и ясно о самом интересном». Выпуск 101, ноябрь 2016 года.

История создания постамента памятника Петру Великому на Сенатской площади. Екатерина II, Этьен Фальконе, Иван Бакмейстер, Иван Бецкой, Антон Ивановский, Александр Половцов и многие другие: цитаты из переписки и воспоминаний.

 

Стенгазеты благотворительного образовательного проекта «Коротко и ясно о самом интересном» (сайт к-я.рф) предназначены для школьников, родителей и учителей Санкт-Петербурга. Они бесплатно доставляются в большинство учебных заведений, а также в ряд больниц, детских домов и других учреждений города. Издания проекта не содержат никакой рекламы (только логотипы учредителей), политически и религиозно нейтральны, написаны лёгким языком, хорошо иллюстрированы. Они задуманы как информационное «тормошение» учащихся, пробуждение познавательной активности и стремления к чтению. Авторы и издатели, не претендуя на академическую полноту подачи материала, публикуют интересные факты, иллюстрации, интервью с известными деятелями науки и культуры и надеются тем самым повысить интерес школьников к образовательному процессу. Направляйте ваши отзывы и пожелания через диалоговое окошко на сайте к-я.рф или по адресу: pangea@mail.ru. Мы благодарим Отдел образования администрации Кировского района Санкт-Петербурга за поддержку при старте проекта. Сердечная благодарность всем, кто бескорыстно помогает в распространении наших стенгазет. Отдельное спасибо Надежде Николаевне Ефремовой, заместителю директора по научной работе Государственного музея городской скульптуры, за ценные замечания при подготовке этого выпуска.
 

К 300-летию со дня рождения французского скульптора Этьена Мориса Фальконе и 250-летию начала его работы над монументом Петру Великому нами была выпущена стенгазета «История Медного всадника». В похожем формате получилась и стенгазета «История Гром-камня» – гранитного постамента Медного всадника. Выпуск включает максимально возможное количество цитат из писем и воспоминаний современников. Мы полагаем, что наш вдумчивый читатель не откажет себе в удовольствии самостоятельно воссоздать картину описываемых событий, опираясь на эти важнейшие исторические источники (и заодно проникнуться их неповторимым стилем). Итак, перед вами – рассказ о перипетиях (греческое слово περιπέτεια обозначает «приключение») поиска, перемещения и обработки этого одного из самых крупных валунов, когда-либо обнаруженных в окрестностях Петербурга.
  

 

«Должен быть дикий и неудобовосходимый камень»

Замысел монумента. Дикая скала против «обыкновенного» пьедестала.

 Стенгазета «История Гром-камня».
Рисунок модели монумента Петру Великому, сделанный художником Антоном Лосенко в мастерской Фальконе (1770 год). Музей города Нанси (Франция).

Пьедестал Медного всадника – знаменитый Гром-камень – такое же художественное произведение, такая же неотъемлемая часть памятника Петру Великому, как и сама скульптура императора. Таков был творческий замысел Фальконе, таким он представляется нам и сейчас. В этом самом важном камне нашего города существенно всё, до мельчайших деталей: размеры, пропорции, особенности формы, характер обработки, и, конечно, его увлекательная история.

Фальконе в одном из писем своему другу Дени Дидро вспоминал «…день, когда на углу вашего стола я набросал героя и его скакуна, преодолевающих эмблематическую скалу». Значит, «дикий камень» – эмблема побеждённых Петром трудностей – был задуман Фальконе в качестве пьедестала ещё в Париже, до отъезда в Петербург. Это сейчас нам с вами Гром-камень под Медным всадником кажется абсолютно естественным – а разве могло быть иначе? А в те времена любой постамент, если только он не вторил античным или европейским образцам (то есть был «прямоугольным»), выглядел новаторством, противоречащим устоявшимся вкусам.

«Я встречал одного художника, умного человека и способного живописца, – писал Фальконе, – который сказал мне громко на весь Пале-Рояль, что я не должен был выбрать в качестве пьедестала для моего героя эту эмблематическую скалу, ибо в Петербурге нет скал. Очевидно, он полагал, что там возвышаются прямоугольные пьедесталы».

Размер требуемого подножья, согласно проекту скульптора, должен быть «пяти сажен в длину (10,6 м), двух сажен и половины аршина в ширину (4,6 м) и двух сажен и одного аршина в вышину (4,96 м)», как сообщает библиотекарь Академии наук, непосредственный участник событий Иван Бакмейстер.

Президент Академии искусств Иван Бецкой, назначенный Екатериной отвечать за все работы по возведению памятника, ворчал: «Подобный камень сыскать безнадёжно, а хотя б и сыскался, по великой тягости, паче в провозе через моря или реки и другие великие затруднения последовать могут». Интересно, что Бецкой предлагал Екатерине собственный замысловатый проект: «пьедестал должен быть украшен законодательными, военными и властительскими атрибутами и маленькими барельефами», – указывает историк Николай Собко в Русском биографическом словаре 1896-1918 годов.

Дидро в письме пытался вразумить Бецкого: «Идея Фальконе показалась мне новой и прекрасной, – она его собственная; он сильно к ней привязан и, мне кажется, он прав… Он лучше, пожалуй, вернётся во Францию, чем согласится работать над вещью обыкновенною и пошлою. Монумент будет прост, но вполне будет соответствовать характеру героя… Наши художники сбежались к нему в мастерскую, все поздравляли его с тем, что он отказался от протоптанной дороги, и я в первый раз вижу, что все рукоплещут новой идее – и художники, и светские люди, и невежи, и знатоки».

Прогрессивно настроенной части окружения Екатерины (и, в первую очередь, самой императрице) пришлась по душе идея «дикой скалы». Ведь именно на начало её царствования приходится смена художественных стилей в России: место пышного стиля барокко занимает классицизм – с его неприятием декоративных излишеств и любовью к простым образам и природным материалам. И императрица наверняка отвергла бы «прямоугольный» пьедестал – так же, как она забраковала уже готовую к тому времени статую Петра I работы Бартоломео Карло Растрелли (эта статуя, напомним, установлена только в 1800 году – перед Михайловским замком).

«Обыкновенное подножие, на коем большая часть изваяний утверждены, – вторил ей Бакмейстер, – не означает ничего и не способно возбудить в душе зрителя новой благоговейной мысли… Избранное подножие к изваянному образу российского героя должен быть дикий и неудобовосходимый камень… Новая, дерзновенная и много выражающая мысль!»

«Для полного выражения идеи, соответственно желанию Екатерины II, скала необходимо должна была быть необыкновенной величины, и тогда только всадник, на ней поставленный с лошадью, мог производить сильное впечатление на зрителя. Поэтому первым существенным и самым важным вопросом при начале постройки памятника было — приискание огромного, исполинского камня, долженствовавшего служить подножием памятнику, и затем доставление его на место, где предполагалось сооружение монумента… Дикий камень в первобытном состоянии», – подытожил библиотекарь Императорской публичной библиотеки Антон Ивановский.

 

«Монолитный камень [поначалу] был далёк от моих желаний»

Сколько нужно камней, чтобы сложить «дикую скалу»?

 Стенгазета «История Гром-камня».
Валуны в окрестностях Ораниенбаума на картине Алексея Саврасова. Государственная Третьяковская галерея, 1854 год.

Любопытно, что постамент изначально предполагалось собрать из нескольких больших камней. Фальконе и не мечтал о цельном постаменте: «Монолитный камень был далёк от моих желаний… Я полагал, что этот пьедестал будет сооружён из хорошо подогнанных частей». Он, по словам Бакмейстера, «почти изготовил рисунки, каким бы образом камни, коих требовалось сначала двенадцать, после же только шесть, высекать и железными или медными крючьями совокуплять дóлжно было».

Искусствовед Авраам Каганович в своей классической книге «Медный всадник» на основе изучения архивных материалов рассказывает о том, как проходили поиски этих камней: «Сохранившийся набросок пером на обороте одного из документов Конторы строений позволяет судить о том, как должна была выглядеть скала, составленная из двенадцати камней. Почти квадратная в своей основе, она представляла собой усечённую пирамиду, на верхней площадке которой и предполагалось установить всадника…

Любопытна «Инструкция», составленная по указанию Бецкого для экспедиции. Найдя нужного размера камень, им полагалось установить его положение в земле, произвести обмеры, уточнить расстояние от него до дороги и до водных путей, а с «зюйдового и нордового боков… отбить по маленькой штуке» и немедленно представить в Контору строений.

В конце лета 1768 года было обнаружено несколько камней, которые по размерам своим уже приближались к тому, что было необходимо. Кузнец Сергей Васильев нашёл на нарвской дороге пять камней длиной в 3-4 сажени (сажень – старинная русская мера длины, примерно 2,13 м). Андрей Пилюгин на побережье Финского залива обнаружил 27 больших камней и ещё несколько около Гатчины и Ораниенбаума. Самым же крупным оказался камень в Кронштадте, «у самого моря», который имел «уродливую кругловатую фигуру» и был длиной в 5 сажень».

Помимо того, что многие экземпляры оказались «весьма дресвяные, самой крупной сыпи и по слабости негодные», другие, более крепкие камни были разного оттенка, рисунка породы, и вряд ли хорошо смотрелись бы вместе. В общем, как писал Бакмейстер, «составлять желаемой величины камень из собранного в кучу мрамора или из великих кусков дикого камня, хотя бы и было поразительно, но не совершенно достигло бы до предполагаемого намерения».

 

«Взирание на оный возбуждало удивление…»

Итак, подходящий монолит найден

 Стенгазета «История Гром-камня».
«Гром-камень в Лахтинском лесу». Гравюра Якоба Шлея по рисунку Юрия Фельтена.

«Долго искали требуемых отломков скалы, как, наконец, природа даровала готовое подножие к изваянному образу, – вспоминает Бакмейстер. – Отстоянием от Петербурга почти на шесть вёрст у деревни Лахты в ровной и болотной стране произвела природа ужасной величины камень… Крестьянин Семён Вишняков в 1768 году подал известие о сём камне, который тотчас был найден и рассмотрен с надлежащим вниманием».

Вишняков рассказал о необыкновенной находке адъютанту Бецкого – греческому инженеру Марéну Карбури, перебравшемуся в Россию под вымышленным именем Ласкари. Тот на следующее же утро осмотрел камень на месте и доложил Бецкому: «По словесному приказанию Вашего Высокопревосходительства велено было сыскать большой камень… который и сыскан на Выборгской стороне в даче его Сиятельства графа Якова Александровича Брюса близ деревни Конной, с которого камня… [нарисован] план… и кусок от края нарочно отшиблен, кои при сём представляю, а везти оный надлежит около шести вёрст до деревни Лахта, а оттуда на судне до означенного места…»

«Гром-камень произвёл сильнейшее впечатление на Фальконе, – отмечал Каганович. – Осмотрев монолит, скульптор уже не мог вернуться к составной горе. Он был заворожён гранитным монолитом, представляя его в виде подножия. Перед ним была такая «дикая скала», о какой только можно было мечтать». «Мне предложили его, – говорил Фальконе, – я восхитился, и я сказал: привозите, пьедестал будет более прочным». В письме герцогу д’Эгийон Фальконе так описывал находку: «Это глыба прекрасного и чрезвычайно твёрдого гранита, с весьма любопытными прожилками кристаллизации. Они заслуживают места в вашем кабинете. Постараюсь добыть осколок покрасивее и, если дозволите, милостивый государь, присоединю его к вашему собранию естественной истории. Этот камень много придаст характера памятнику и, может быть, в этом отношении его можно будет назвать единственным».

 

«Мысль перевезти его на другое место приводила в ужас»

Но не слишком ли камень большой и тяжёлый?

 Стенгазета «История Гром-камня».
«Обтёсывание камня Гром у Лахты». Гравюра Якоба Шлея по рисунку Юрия Фельтена. Как указывает Каганович, «на этой гравюре камень ещё не обработан до того состояния, в каком его будут впоследствии перевозить, его формы округлы, ещё отсутствует большая выемка, в которой во время перевозки расположится кузница, ещё не отёсаны его бока».

«Сначала полагали, не есть ли сие поверхность весьма глубоко в землю вросшего камня, – писал Бакмейстер, – но по учинённым исследованиям нашлось, что сие мнение было неосновательно». Тотчас же было поручено обкопать будущий постамент со всех сторон.

Размеры открывшейся взорам глыбы поражали: «Длина сего камня содержала 44 футов (13,2 м), ширина 22 футов (6,6 м), а вышина 27 футов (8,1 м)… Он лежал в земле на 15 футов (4,5 м) глубиною… верхняя и нижняя часть были почти плоски, и зарос со всех сторон мхом на два дюйма толщиною. Тяжесть его, по вычисленной тяжести кубического фута, содержала более четырёх миллионов фунтов, или ста тысяч пуд (1600 т). Взирание на оный возбуждало удивление, а мысль перевезти его на другое место приводила в ужас».

Интересно, что размеры камня по данным разных авторов (Шлея, Бецкого, Фальконе, Карбури, Фельтена и др.) отличаются, иногда существенно (Иванов в своей книге «Камень-Гром» приводит целую таблицу). Вполне вероятно, что они измеряли камень на разных этапах его обработки.

Нескрываемая радость от драгоценной находки омрачалась весьма туманной перспективой транспортировки «столь тягостного камня» – через Лахтинские болота и Невские пучины – на Сенатскую площадь.

Ивановский выразил всеобщие раздумья в следующих словах: «Если не могли тронуть с места вдвое меньший камень, найденный у Кронштадта, то как можно было надеяться доставить из Финляндии в Петербург такую громадную глыбу и притом добыть её из болота… Предполагалось разбить скалу на шесть частей и, поодиночке, каждую из них перевезти в Петербург. Но если бы и решились на эту меру, то и здесь представлялись некоторые сомнения. Решившись рассадить скалу порохом, можно ли было быть уверенным, чтобы она, разве каким-нибудь чудом, разделилась именно по желаемым направлениям. Если бы решились распилить скалу, то эта операция представила бы собою трудное для исполнения дело: ибо скала была крепка, как порфир, и нелегко могла бы податься пиле».

 

Доисторическая судьба «Лахтинской скалы»

Заморский ледниковый гость

Стенгазета «История Гром-камня».
Гигантский валун на ножке льда, сохранившегося в тени. Швейцария, 1982 год.

Позволим себе краткое отступление, без которого рассказ об истории Гром-камня был бы неполным. Что же заставило Гром-камень оказаться на месте, где его обнаружил предприимчивый крестьянин? Согласно общепринятой геологической теории, могучей силой, перетащившей «дикую скалу» за сотни километров, явился ледник (или же, по другим представлениям, невероятного размера айсберг). Поэтому историю Гром-камня следовало бы начать с тех времён, когда он находился от своего нынешнего места гораздо дальше, чем топкий лес Лахты. А именно – составлял часть одного из гранитных хребтов где-то в Скандинавии или Карелии.

Почему важно знать ледниковую предысторию Гром-камня? Ну, во-первых, это добавляет интриги в его и без того необыкновенные приключения. А во-вторых, становится понятным его уникальность как геологического тела. Например, точно известны скальные массивы, из которых выламывали монолиты будущей Александровской колонны, колонн Исаакиевского собора, фигур Атлантов. А о «родине» Гром-камня можно судить лишь очень приблизительно. Поэтому тонкости минерального состава и внешнего вида горной породы этого валуна неповторимы. Это, конечно, гранит, но гранит особенный.

Более детально об этой интереснейшей и малоизученной стороне столь привычного нам городского объекта мы планируем поговорить в одном из следующих номеров нашей газеты.

 

«Алтарный камень финских чернобóгов»

Таинственное языческое прошлое Гром-камня

Стенгазета «История Гром-камня».
«Пётр Великий спасает утопающих на Лахте». Картина Петра Шамшина, 1844 год.

Профессор, доктор филологических наук Дмитрий Спивак в своей книге «Метафизика Петербурга» обращает наше внимание на легенды и предания, связанные с древней историей Гром-камня. «Памятник получился на удивление простым и лаконичным. Тем большее впечатление на современников и потомство произвела каждая его деталь. Прежде всего, поражала идея бросить под копыта коню целую дикую скалу, служащую и поныне постаментом: «Нерукотворная здесь Росская гора, / Вняв гласу Божию из уст Екатерины, / Пришла во град Петров, чрез Невские пучины / И пала под стопы Великого Петра». Так писал в одной из своих «Надписей к Камню-грому» современник создания монумента, небесталанный Василий Рубан. «Алтарный камень финских чернобóгов», – мрачно поправил его через полтора столетия другой наш поэт, Максимилиан Волошин. Действительно, найденный в лесу близ Конной Лахты, Гром-камень был в древности расколот молнией, и с тех пор пользовался суеверным почтением местного населения. Слова об алтарном камне проницательны ещё и потому, что культ коня и камня был с древних времён присущ именно ладожскому ареалу. Мы говорим прежде всего о кургане вещего Олега в Старой Ладоге и обо всем круге преданий, к нему относящихся. «Алтарные камни», в жертву на которых (или которым) могли приноситься кони, отмечены и в других местах нашего Севера. Одним из таких мест был знаменитый «Конь-камень» на ладожском острове Коневец.

Ход работы над памятником не позволяет предположить интереса к местным преданиям, тем более основательного знакомства с ними ни у хитрого Ласкари, ни у заносчивого Бецкого, ни у самого Фальконета. Однако конечный облик монумента удивительно точно соответствует старейшей традиции нашего края, и в этом качестве был принят простым народом. Как свидетельствуют фольклористы, крестьяне нашего Севера без особых колебаний стали переносить легенды о всаднике, коне и камне на образ Медного всадника, или скорее сплавлять их воедино».

Название «Гром-камень» обычно объясняют местным поверьем – дескать, валун был расколот «громовым ударом» (молнией). А может быть, свою роль сыграло наличие в финно-угорском пантеоне (это слово означает группу богов, принадлежащих к одной религии или мифологии; от греческих слов «все» и «боги») сразу нескольких богов-громовников, в честь одного из которых и нарекли этот «алтарный камень».

Более поздние легенды сообщают, что сам Пётр Великий любил обозревать окрестности с этой «достопримечательной каменной горы», или же, по словам Бакмейстера, «неоднократно взирал на оную со вниманием».

«Довольно рано в среде петербуржцев сложилось предание о последней болезни Петра Великого, – продолжает Дмитрий Спивак. – Её связывали с тем, что осенью 1724 года царь спасал утопавших в Лахтинском заливе, сильно простудился и умер. Достоверность легенды сомнительна… но логика мифа по-своему убедительна. Достаточно вспомнить, что над Лахтинским побережьем царил вросший в землю Гром-камень – и рассказ о великодушии монарха превратится в миф об очередном жертвоприношении героя на камне».

 

«Переворот на исподний бок»

Погрузка Гром-камня на решётку

Стенгазета «История Гром-камня».
На этом фрагменте гравюры Якоба Шлея – вóрот (лебёдка), с помощью которых натягивали верёвки. Посчитайте сами, сколько нужно человек, чтобы управиться с одной лебёдкой.
 
Стенгазета «История Гром-камня».
Рычаги и лебёдки, с помощью которых Гром-камень переворачивали на бок. Гравюра из книги Карбури «Памятник во славу Петра Великого…».

Судьбу будущего постамента решила Екатерина своим указом от 15 сентября 1768 года: «Повелеваем чинить оному Бецкому всякое вспомоществование… дабы оный камень немедленно сюда доставлен был, и тем наше благоволение исполнить».

Тому, кто придумает механизм для перемещения сей гигантской глыбы, было обещано 7000 рублей – в то время немалая награда. Пока в Контору строений поступали предложения, вокруг Камня начались грандиозные работы: он был со всех сторон раскопан, размечена на местности будущая дорога (в обход болот и холмов), построены казармы для 400 «работных людей». Сделав необходимые замеры, Фальконе пришёл к выводу, что камень следует перевернуть на бок: в таком положении он более соответствовал глиняной модели постамента. Каменотёсы принялись выравнивать этот «исподний (нижний) бок», а Карбури приказал готовить рычаги и домкраты.

«От той стороны камня, которую надлежало обратить книзу, отшибено было шесть кубических сажен, – писал Бакмейстер. – Была сделана решётка, состоящая из четырёх рядов крестообразно положенных брёвен, на коей камень, когда оный оборотится, лежать был должен… В феврале месяце 1769 года дело было до того уже доведено, что можно было приступить к подниманию оного. К сему употреблены были рычаги первого рода. Каждый рычаг состоял из трёх соединённых между собою дерев… Таковых рычагов было 12…

Чтобы действию рычагов прибавить ещё более силы, были против оных поставлены четыре вóрота (лебёдки), коими натянули верёвки… продетые во влитые со свинцом в камень железные кольца… решётку устлали сеном и мхом… дабы камень от сильного падения сам собою не разбился или не расщепил бы брёвен, на кои его положить было дóлжно.

12 марта был он, наконец, положен на решётку… Камень остался всё лето в сём положении, поелику зыбкая земля в сие годовое время не позволяла далее продолжать работу».

 

«Отшибленный громом кусок»

Слишком высокий, но недостаточно длинный.

Стенгазета «История Гром-камня».
На этой картине художника Луи Бларамберга можно увидеть, что «отшибленный громом кусок» прикреплён к основному блоку Гром-камня – чтобы при перевозке «сохранить равновесие всей массы».
 
Стенгазета «История Гром-камня».
На этом фото хорошо видно, что постамент состоит из нескольких частей, тщательно притёсанных друг к другу.

Известно (и это подтверждает, например, Ивановский) – «в скале находилась в вышину и ширину трещина, которою отделялся выдавшийся угол и которою чрезвычайно облегчалась обработка её. Трещина… была наполнена землёю, в которой росло пять больших берёз… По преданию местных крестьян, удачный раскол скалы образовался от удара молниею».

Бакмейстер проясняет дальнейшую судьбу этого обломка: «Отбитый громовым ударом кусок был разбит на две части, дабы оные приставить после к переднему и заднему концу камня».

Оказывается, после того, как Гром-камень очистили от внешних трещиноватых частей и заново обмеряли, его длины немного не хватило, чтобы готовый постамент в точности соответствовал модели. Пришлось впоследствии наращивать центральный блок спереди и сзади этими двумя обломками, обтёсывая их с помощью объёмного лекала. Рассматривая современные фотографии постамента, обратите внимание на более светлый оттенок «приставок». Ведь они взяты из другой части валуна, а цвет горной породы редко бывает абсолютно неизменным даже в таких небольших (с геологической точки зрения) объёмах.

Эти куски были закреплены для перевозки вместе с основным камнем, чтобы, как свидетельствует секретарь Русского исторического общества Александр Половцов, «сохранить равновесие всей массы, которая, без такой предосторожности, легко могла опрокинуться, при движении на возвышенные места».

Это хорошо видно на картинах художника Луи Бларамберга, приглашённого Екатериной II специально для зарисовок перевозки камня.

Фальконе планировал здесь же, на месте, обтесать найденную глыбу, «доколе камень не приблизился бы к размерам, указанным для пьедестала моделью; но ему отвечено было, что окончательное скалывание излишних частей камня может последовать в мастерской и что чем больше будет камень, тем более шума перевозка его наделает в Европе. Фальконет, не отвечавший ни за исправность перевозки, порученной графу Карбури, ни за излишние при этом издержки, не мог, да и не имел права настаивать на своём мнении».

Читая далее Половцова, попробуем оценить перевозимую массу камня, полагая значение фунта в 0,4 кг. «По засвидетельствованию Фальконета, камень этот первоначально должен был весить от четырёх до пяти миллионов фунтов (1600-2000 тонн), около двух миллионов фунтов (800 тонн) было сколото, покуда камень лежал на месте». Итак, к моменту погрузки от камня осталось 2-3 млн фунтов или 800-1200 тонн (вероятно, без учёта массы «отшибленного громом» куска, перевозимого вместе) – «и вслед за тем приступлено было к перевозке камня».

 

«Машина к перевезению упоминаемого камня»

Воплощение идеи шарикоподшипника

Стенгазета «История Гром-камня». Устройство шарикоподшипника: 1 – наружное кольцо, 2 – жёлоб наружного кольца, 3 – шарики, 4 – жёлоб внутреннего кольца, 5 – внутреннее кольцо, 6 – разделитель (держатель) шариков.
 
Стенгазета «История Гром-камня». На этом фрагменте гравюры Якоба Шлея виден принцип работы «шаровой машины»: два верхних бревна, на которые опирается камень, скользят с помощью медных шаров по нижним брёвнам.

В Контору строений поступило множество вариантов «машины» (на брёвнах, железных катках и пр.), однако ни один из предложенных не показался заслуживающим внимания.
«Все эти обстоятельства были зрело обдуманы, неудачи взвешены и препятствия обсуждены, – рассуждает Ивановский. – Вследствие чего Карбурий решился перевезти тяжесть на ядрах, которые, как известно, касаются ровной плоскости только в одной точке, хотя на этих точках лежит и большая тяжесть. Для наглядного понимания этого дела он придумал модель, которая могла вести десятую часть веса скалы, положил на неё тяжесть и представил модель Бецкому. Сей последний чрезвычайно был удивлён, что такая большая тяжесть могла легко двигаться от прикосновения к ней пальцем и тогда только он уверился в возможности передвижения громадной скалы».

После успешного испытания «по воспоследовавшему всевысочайшему соизволению сделаны были нужные приуготовления к совершению гораздо большей машины».

Чтобы понять принцип действия «шаровой машины» Карбури, достаточно представить себе шарикоподшипник. Наружное кольцо движется относительно внутреннего с минимальным трением, соприкасаясь лишь с шариками. Роль колец играли положенные друг на друга два огромных бревна, в которых были выдолблены и обиты медью канавки – желоба. Между брёвен по желобам катились медные шары. Рядом разместили такой же «выпрямленный шарикоподшипник» из пары брёвен, а сверху – решётку из более тонких стволов деревьев. Получились исполинские «сани», на которые предполагалось погрузить камень.

«Верхние брёвна должны были оставаться неподвижными под камнем, только нижние следовало отнимать сзади и перекладывать вперёд, во время движения скалы, – поясняет Ивановский. – Выстлать всю дорогу до залива такими брёвнами с желобами требовало чрезвычайных издержек; приготовленные же вышеупомянутой конструкции были и дешевле и удобнее».

Интересно, что Карбури предусмотрел даже роль «разделителей шариков»: «Для предохранения, чтоб ни один шар не останавливался или чтоб один другого не касался, были прицеплены к каждой стороне камня по семи саней, на коих сидели люди, долженствующие железными шестами содержать шары в порядке», – читаем у Бакмейстера.

Дорога, по которой надлежало везти камень, «не была совершенно прямая, но шла разными кривизнами». Она огибала топкие болота, разливы речек, пригорки и прочее препятствия. Инженеры проложили дорогу в виде ломаной линии. Когда Камень оказывался бы в одной из её вершин, груз намеревались приподнимать домкратами, вынимать «рельсы», подкладывать «кругообразную машину» (два плоских дубовых колеса, лежащие плашмя одно над другим, с желобами и шарами), поворачивать драгоценный груз и опять ставить его на «рельсы», переложенные уже в нужном направлении.

Автором всех описанных механизмов считается Карбури; впрочем, есть предположение, что «сей хитрый грек» присвоил себе изобретение слесаря Фюгнера – мастера, изготовившего также железный каркас для статуи.

 

«Привели его и в самом деле в движение»

Первые шаги «лесного чудовища» к заливу

Стенгазета «История Гром-камня». «Движение камня к заливу в присутствии императрицы». Гравюра Якоба Шлея по рисунку Юрия Фельтена.
 
Стенгазета «История Гром-камня». Дорога, по которой перевозили Гром-камень, на «Карте Санкт-Петербургской губернии» 1792 года.
 
Стенгазета «История Гром-камня». Поворот камня на «другой першпект» с помощью «кругообразной машины». По гравюре из книги Карбури «Памятник во славу Петра Великого…», с уточнениями.

«В течение междувремения старались как возможно укрепить дорогу, по которой надлежало везти камень, – продолжает Бакмейстер. – В болотах, кои в рассуждении своей глубины зимою не совсем вымерзают, приказано было бить сваи; мох и ил, коими земля в сих местах покрыта и что препятствует ей глубже мёрзнуть, очищать, и наполнять хворостом и щебнем, полагая оные слоями». Камень приподняли железными винтами-домкратами конструкции «искусного слесарного мастера» Фюгнера, убрали решётку и подложили «сани». «15-го ноября привели его и в самом деле в движение и оттащили в сей день на 23 сажени… 20-го генваря благоугодно было её императорскому величеству смотреть сию работу, и при высочайшем её присутствии оттащен был камень на 12 сажен. Для предохранения всех беспорядков должны были сначала два находящиеся на камне барабанщика по данному мановению давать работным людям битьём в барабаны знак, чтоб они показанную работу все вдруг или начинали или переставали бы оную продолжать. Сорок восемь каменосечцев, подле камня и наверху оного находившиеся, беспрестанно обсекали оный, дабы дать ему надлежащий вид; наверху одного края была кузница, дабы иметь всегда нужные орудия тотчас в готовности, прочие приборы были везены в привязанных к камню санях, за коими последовала ещё прицепленная к оным караульня. Никогда ещё невиданное позорище, которое ежедневно привлекало великое множество зрителей из города! 27-го марта были пройдены последние вёрсты и сажени, и Камень величественно застыл на берегу Залива».

Здесь, так же как и в описании торжественного открытия монумента, Бакмейстер употребил звучное слово «позорище». Как несложно догадаться, оно раньше имело другое значение, а именно: «зрелище, что представляется взору», согласно «Толковому словарю живого великорусского языка» Владимира Даля.

«Почти все русские солдаты и крестьяне – плотники, – отмечал Карбури. – Они так ловки, что нет такой работы, которую они не выполнили бы с одним топором и долотом».

Интересно, что «гениальный метод графа Карбури» использовался для перевозки в 1880 году 200-тонного гранитного обелиска «Игла Клеопатры» (установлен в Нью-Йорке).

 

«От сего согнутия оторвались от судна доски»

Погрузка «исполинского камня» на баржу

Стенгазета «История Гром-камня». Погрузка Гром-камня на баржу с помощью лебёдок, установленных на корабле. По гравюре из книги Карбури «Памятник, возведённый во славу Петра Великого…».
 
Стенгазета «История Гром-камня». На этой гравюре из книги Карбури «Памятник, возведённый во славу Петра Великого…» видно, как прогнулось днище баржи при погрузке Гром-камня, и как оно вновь выправилось после установки распорок.

Итак, «Через 4 недели скала невредимо достигла до Невы, пройдя около четырёх вёрст, – читаем у Ивановского. – Ежели сухопутный транспорт гигантской горы требовал таких чрезвычайных усилий, то доставка её водою едва ли не представляла собою ещё более трудностей и опасностей…

У берега была сделана плотина в 1200 футов (366 м) длины и 50 футов (15 м) ширины… Она состояла из множества свай, вбитых в дно залива и достигавших поверхности воды; они были переплетены между собою новыми ветвями и соединены железными скобами. К этим сваям были прикреплены поперечные брёвна, которые составили таким образом дорогу для скалы, построенную у берега. На эту плотину Карбурий положил камень и сдал его адмиралтейству, которое сделало чрезвычайные приготовления для доставки скалы Невою в Петербург».

Надзор за морским движением Камня был поручен адмиралу Семёну Мордвинову, который назначил руководителями работ капитана-лейтенанта Якова Лаврова и такелажмейстера Матвея Михайлова. Опытный «галерный мастер» Григорий Корчебников разработал проект единственного в своём роде грузового судна. «По учинённому чертежу и по показанию мастера Корчебникова» Семён Вишняков (тот самый крестьянин, сообщивший про Гром-камень) и Антон Шляпкин с артелью плотников в мае 1770 года приступили к строительству.

«Для этой новой операции было построено судно в 180 футов (55 м) длины, 60 футов (18 м) ширины и 17 футов (5 м) вышины… В середине его была устроена крепкая палуба, на которую хотели поставить камень. Но при всем том тяжесть нужно было так разместить, чтобы судно не могло касаться дна Невы, глубина которой при устье только 8 футов (2,4 м).

Чтобы при нагрузке не колебать судно и не уронить камень в воду, судно затопили у самой плотины и разобрали борт; посредством шпилей (лебёдок) на нескольких судах, поставленных невдалеке на якоре, втащили камень на назначенное ему место, после чего заделали опять борт и помпами начали выкачивать воду. Но, несмотря на все усилия помп, тяжесть была так велика, что только одни концы судна начали подниматься из воды… Адмиралтейство ничего не могло придумать для спасения камня. Министр Бецкий именем Императрицы приказал Карбурию принять меры к вытащению скалы на плотину…

Карбурий приступил, со свойственною ему энергией, к исполнению воли Императрицы и вот в каком положении нашёл это дело. Нос и корма судна поднимались при выкачивании воды оттого, что тяжесть была неравно расположена по всему судну… Карбурий велел приготовить простые крепкие подпоры разных величин и намеревался на них наложить скалу так, чтобы они упирались концами в отдалённые части судна и, поддерживая подмостки камня, разносили бы таким образом тяжесть по всему судну. Судно снова затопили, двинули на него скалу, подняли её домкратами и опустили её на подпоры, и скала легла всею тяжестью равно на все части судна. Работы помпами возобновились, и судно вскоре поднялось из воды совершенно ровно всеми частями».

 

«По малой Неве вверх, а по большой вниз»

Морским путём до Исаакиевского берега

Стенгазета «История Гром-камня». Транспортировка Гром-камня по воде. По гравюре из книги Карбури «Памятник, возведённый во славу Петра Великого…».
 
Стенгазета «История Гром-камня».
Путь движения Гром-камня из Лахты к Сенатской площади по воде и суше. По рисунку Георгия Иванова из книги «Камень-Гром».

Когда столь счастливо поднявшееся из воды судно «к поéзду было изготовлено, – поясняет Бакмейстер, – укрепили его с обеих сторон самыми крепкими канатами к двум судам, коими оно не токмо было поддерживаемо, но и обезопасено от ударения валов и ветров; и таким образом везли его по малой Неве вверх, а по большой вниз».

История сохранила напутствие Мордвинова Лаврову: «Камень по немалой высоте ево… ежели сделается ветр и волнение, чтоб не покачнулся в котору сторону, и от того не приключилось бы какого несчастья от чего боже сохрани… При том же рекомендую… в препровождении до места иметь всекрайние осторожности, работу же продолжать со всяким поспешением».

Георгий Иванов сообщает, что ему «повезло найти роскошные залежи засекреченных Госархивом Военно-морского флота рукописных карт… карты 1747-1792 годов, выполненные капитаном Ногаевым, в которых до мельчайших подробностей обозначены все нивелировочные особенности дна залива». Благодаря этой находке им была «сделана уверенная попытка найти на карте Залива морской путь Камня» (см. рисунок).

И вот, «22 сентября, в день коронования Императрицы, скала, совершив 12 вёрст плавания, проплыв мимо Зимнего Дворца, прибыла благополучно к тому месту, против которого на площади предположено было воздвигнуть памятник. Вечером блестящая иллюминация осветила город; и исполинский камень, столь давно желанный гость, был всеобщим предметом для разговора жителей столицы», – как отмечает Антон Ивановский.

 

«Не можно было сумневаться в благополучном успехе»

Долгожданная выгрузка Гром-камня на берег

Стенгазета «История Гром-камня». Выгрузка Гром-камня на Исаакиевский берег (фрагмент картины художника Луи Бларамберга).

«Теперь оставалось только поставить его на определённое место, – пишет Бакмейстер. – Поелику у того берега Невы реки глубина очень велика и судно не могло быть погружено до дна, то приказано было вбивать сваи в шесть рядов и оные на восемь футов в воде обрубать, дабы судно, погрузивши в воду, можно было на оные поставить… Когда камень надлежало тащить к берегу по одной стороне судна, то чтоб другая не приподнялась вверх, прикрепили к решётке, чрез которую камень тащить надлежало, шесть других крепких мачтовых дерев, положили оные поперек судна и привязали их концы к подле стоящему нагруженному судну, отчего тяжесть камня ни на ту, ни на другую сторону не перевешивалась.

При сей употреблённой предосторожности не можно было сумневаться в благополучном успехе. Едва только последние подпоры около камня обрубили и натянули вороты, то с помощью шаров скатился он с судна на плотину, с такою скоростью, что работные люди, у воротов находящиеся, не нашед никакого сопротивления, почти попадали. От чрезвычайного давления, которое судно в cиe мгновение претерпело, переломились вышепоказанные шесть мачтовых дерев, и доски на судне столько погнулись, что вода бежала в оное с стремлением».

«Шествие скалы от берега было истинно торжественное, – добавляет Ивановский, – в присутствии многих тысяч жителей… Императрица, в память совершения подвига доставления в Петербург, посредством механики, каменной горы, соизволила приказать вычеканить медаль… Из обломков прекрасного гранита, на память этого события, многие вставляли небольшие камни в перстни, серьги и другие украшения, сохранившиеся и до нашего времени. По окончании работ для доставки камня, немедленно было приступлено к постановке на нём всадника с лошадью».

 

«Это небольшая скала, раздавленная большой лошадью»

Критика «произвольного умаления камня»

Стенгазета «История Гром-камня». На этом коллаже видно, насколько потерялась бы скульптура на фоне огромного необработанного пьедестала. Приведение к одному масштабу производилось по человеческим фигурам.

Всё-таки, прежде, чем «было приступлено к постановке всадника с лошадью», камень подвергся весьма значительной обработке – уже на его нынешнем месте.

«Доставленный на Сенатскую площадь Гром-камень был уменьшен до размеров, предусмотренных моделью памятника, – пишет искусствовед Давид Аркин. – Прежде всего была сколота излишняя высота камня: вместо первоначальных 22 футов (6,7 м) она была уменьшена до 17 футов (5,2 м); далее камень был сужен с 21 фута (6,4 м) до 11 футов (3,4 м). Что же касается длины, то она оказалась недостаточной, 37 футов (11 м) вместо 50 (15 м) по модели», в связи с чем, как мы уже говорили, пришлось притесать к монолиту два дополнительных блока.

Вот как отзывались тогда о пьедестале:

«Он мне показался слишком правильным и слишком похожим на набросок лежащего животного или сфинкса, тогда как я представлял себе гораздо более крупный камень, как бы оторвавшийся от большой горы и оформленный дикой природой» (астроном Иван Бернулли).

«Мы видим… гранитную глыбу, обтёсанную, отполированную, наклон которой так невелик, что коню не нужно больших усилий, чтобы достичь её вершины. Эффект этого пьедестала, столь нового образца, совершенно не удался; чем больше его изучаешь, тем больше находишь его неудачным» (граф Фортиа де Пиль).

«Эта огромная скала, предназначенная служить пьедесталом для статуи Петра I, не должна была обтёсываться; Фальконе, который нашёл её слишком большой для статуи, заставил её уменьшить, и это вызвало неприятности» (Барон де Корберон).

«Это небольшая скала, раздавленная большой лошадью» (поэт Шарль Массон).

«Обтёсывание этого камня, по доставлении его на место, послужило новым предметом все усиливавшегося между Фальконетом и Бецким раздора, – сетует Половцов. – Первый настаивал на том, чтобы подножие имело пропорциональную самому памятнику форму, второй особенно дорожил громадностью размеров камня и желал сохранить эти размеры по возможности неприкосновенными».

 

«Делают не статую для постамента, а постамент для статуи!»

«…Умолкли зависть и клевета и начались великие похвалы»

Стенгазета «История Гром-камня». Сенатская площадь на картине художника Бенжамена Патерсена, 1799 год.

Внимательный читатель, ознакомившись с выпуском «История Медного всадника», мог заметить, что Фальконе всегда весьма обстоятельно реагировал на критику. Когда Бецкой настаивал на том, чтобы памятник Петру I вместе с пьедесталом был просто скопирован с античной статуи Марка Аврелия, Фальконе в ответ написал целую книгу – «Наблюдения над статуей Марка Аврелия». В ней мастер блестяще отстоял свою смелую идею «героя, преодолевающего эмблематическую скалу».

В отдельную книжку превратилась реакция Фальконе на атаку критиков и в этот раз – теперь уже в связи с «произвольным умалением камня». Взвешенные аргументы, изложенные в ней, не позволили людям, далёким от искусства (но наделённым властью), исказить изначальный замысел мастера. Её ключевой идеей стали слова: «не делают статую для постамента, а делают постамент для статуи».

Вот как, например, изменил своё мнение Корберон: «А дело в том, что этот громадный монолит, по прибытии в Петербург, оказался длиною 20 футов и при том по форме не соответствовал идее Фальконе. В натуральном виде он не мог служить статуе пьедесталом, не убивая её своей величиною. Кроме того, вершину его следовало превратить в наклонную плоскость». Этот достаточно пологий наклон постамента «помогает зрителю… представить себе, откуда, каким путём он взлетел на скалу. Всадник и постамент неотделимы, они органически слиты в единый художественный образ», – резюмирует писатель Вячеслав Нестеров.

Точку зрения Фальконе из современных исследователей, пожалуй, лучше других обозначил Каганович: «Фальконе пришлось защищать «свой поступок перед всеми»… Художник постоянно думал о монументе, о целостности впечатления, о том, чтобы скала не скрывала ног коня, чтобы скульптурная группа не потерялась, а сохранила главенствующую роль. Это непросто было доказать тем, кто не представлял себе замысла Фальконе в целом, а тем более тем, кто не хотел ничего слушать…»
Увы, Фальконе не дождался торжественного открытия своего детища – финальную обработку пьедестала и установку на него статуи производил архитектор Юрий Фéльтен.

«Памятник свидетельствовал именно о полной независимости его от всех предшествовавших образцов, о необыкновенной выразительности в нём мысли, о совершенно неизвестной до тех пор простоте и натуральности, – сообщает Русский биографический словарь. – Однако, лишь по отъезде Фальконета из Петербурга в августе 1778 года и после открытия памятника, умолкли зависть и клевета в отношении к его творцу, начались великие похвалы ему, и его конная статуя Петру Великому получила всемирную известность».

 

«История эта занимательна и вместе с тем поучительна»

«Она вполне заслуживает того, чтобы её вкратце рассказать»

Стенгазета «История Гром-камня». Медный всадник в наши дни.

Искренние аплодисменты читателю, осилившему весь материал нашей газеты: пробираться от цитаты к цитате, может быть, было и трудновато. Зато какие дивные россыпи неповторимого стиля современников Фальконе – участников и очевидцев этих грандиозных событий – нам открылись! Заодно мы избежали клонирования расхожих штампов типа «Гром-камень весит 1500 тонн» и прочих поверхностных суждений. Наш вдумчивый читатель в состоянии сделать собственные выводы, основываясь на исторических источниках.

Позвольте привести ещё одну, последнюю, цитату – из вступительной статьи Антона Ивановского к книге «Беседы о Петре Великом и его сотрудниках». Подобные слова нам бы очень хотелось отнести и к этому выпуску стенгазеты.

«История сооружения этого памятника так занимательна и вместе с тем поучительна, что она вполне заслуживает того, чтобы её вкратце рассказать… Хотя предлагаемый труд не заключает в себе новых исторических фактов, но, по более или менее удачной группировке общеизвестных событий, он не может быть лишним для семейного чтения».

При подготовке этого выпуска (как, впрочем, и почти каждого) мощный пласт увлекательной информации остался «за кадром». Это, прежде всего, данные современных исследований памятника, например, Гром-камень как геологическое тело. Изучением этого крупнейшего в окрестностях Петербурга валуна мы, воспользовавшись специальным разрешением Государственного музея городской скульптуры, занимались в сотрудничестве с такими известными специалистами, докторами геолого-минералогических наук, как А. Г. Булах (Санкт-Петербургский государственный университет), Ю. Б. Марин (Национальный минерально-сырьевой университет «Горный») и В. В. Гавриленко (Российский государственный педагогический университет имени А. И. Герцена). Нами был осмотрен и Петровский пруд – водоём, образовавшийся на месте находки Гром-камня, и Ольгинский валун около остатков пристани, и ряд больших валунов, которые могли стать фрагментами постамента. Есть о чём рассказать и Н. Н. Ефремовой, заместителю директора Государственного музея городской скульптуры по научной работе, участнице последней реставрации памятника в 1976 году. Эти интереснейшие сведения мы планируем поместить в один из ближайших выпусков, завершив таким образом серию стенгазет, посвящённых 300-летию Фальконе.

 

Гром-камень: литература и источники

Библиография (живая и актуальная) на отдельной странице.

 

Дополнительные материалы

Презентация на тему «Исследование Медного Всадника: прошлое и настоящее»
Презентация на тему «Исследование Медного Всадника: прошлое и настоящее»

9 января 2018 года в Музее Истории Санкт-Петербурга в Иоанновском равелине Петропавловской крепости состоялось выступление нашей научной группы на тему «Исследование Медного Всадника: прошлое и настоящее». Докладчики:
А. Г. Булах – доктор геол.-мин. наук, профессор кафедры минералогии Института наук о Земле СПбГУ.
Г. Н. Попов – директор полиграфической компании «Пангея», редактор благотворительного проекта «Коротко и ясно о самом интересном».
С. Ю. Янсон – кандидат геол.-мин. наук, заместитель директора «Ресурсного центра микроскопии и микроанализа» Научного парка СПбГУ.
М. А. Иванов – доктор геол. мин. наук, профессор, заведующий кафедрой Кристаллографии, минералогии и петрографии Санкт-Петербургского горного университета.


 

11 октября 2018 года в Музее городской скульптуры Санкт-Петербурга на международной конференции «Музей под открытым небом» прозвучали четыре доклада участников нашей научной группы. Докладчики:
А. Г. Булах – доктор геол.-мин. наук, профессор кафедры минералогии Института наук о Земле СПбГУ.
Г. Н. Попов – директор полиграфической компании «Пангея», редактор благотворительного проекта «Коротко и ясно о самом интересном».
С. Ю. Янсон – кандидат геол.-мин. наук, заместитель директора «Ресурсного центра микроскопии и микроанализа» Научного парка СПбГУ.
М. А. Иванов – доктор геол. мин. наук, профессор, заведующий кафедрой Кристаллографии, минералогии и петрографии Санкт-Петербургского горного университета.

Ещё целый ряд мероприятий скоро добавлю.

 

Мультфильм «Медный всадник», созданный детьми студии «МультЧайка» по идее и под руководством нашего друга Лены Пилиповской. В тесном контакте с нашим проектом. Отличный познавательный мульт.
 

3D-моделирование помимо прочих интересных вещей помогло вычислить объём постамента Гром-камня по замеру его длины и посчитать его массу.


 
 
 


Спасибо, друзья, за внимание к нашей публикации. Мы были бы вам очень признательны за оставленный отзыв. В наших следующих выпусках: секреты Медного всадника, раскрытые при реставрации. Посмотреть все наши газеты о Петербурге вы можете в разделе Газеты к праздникам, выбрав там соответствующий пункт меню. Напоминаем, что наши партнёры в своих организациях бесплатно раздают наши стенгазеты.
 
Ваш Георгий Попов, редактор к-я.рф
  


  • -
Стенгазета «Путешествие в каменный век»

90. Путешествие в каменный век


Стенгазета «Путешествие в каменный век»

«Путешествие в каменный век»

Благотворительная стенгазета для школьников, родителей и учителей «Коротко и ясно о самом интересном». Выпуск 90, февраль 2016 года.

Стенгазеты благотворительного образовательного проекта «Коротко и ясно о самом интересном» (сайт к-я.рф) предназначены для школьников, родителей и учителей Санкт-Петербурга. Они бесплатно доставляются в большинство учебных заведений, а также в ряд больниц, детских домов и других учреждений города. Издания проекта не содержат никакой рекламы (только логотипы учредителей), политически и религиозно нейтральны, написаны лёгким языком, хорошо иллюстрированы. Они задуманы как информационное «тормошение» учащихся, пробуждение познавательной активности и стремления к чтению. Авторы и издатели, не претендуя на академическую полноту подачи материала, публикуют интересные факты, иллюстрации, интервью с известными деятелями науки и культуры и надеются тем самым повысить интерес школьников к образовательному процессу. Отзывы и пожелания направляйте по адресу: pangea@mail.ru или через диалоговое окошко на сайте к-я.рф.
 
Мы благодарим Отдел образования администрации Кировского района Санкт-Петербурга и всех, кто бескорыстно помогает в распространении наших стенгазет. Материал этого выпуска подготовлен специально для нашего проекта сотрудниками Музея-заповедника «Костёнки» (авторы: главный научный сотрудник Ирина Котлярова и старший научный сотрудник Марина Пушкарёва-Лаврентьева). Им – наша искренняя признательность.

Дорогие друзья! Наша газета уже не раз сопровождала своих читателей в «путешествие в каменный век». В выпуске 63 мы проследили путь, который прошли наши предки, прежде чем стать такими, как мы с вами. В выпуске 81 – «разобрали по косточкам» заблуждения, сложившиеся вокруг интереснейшей темы происхождения человека. В выпуске 87 – обсудили «недвижимость» неандертальцев и кроманьонцев. В выпуске 89 – изучили мамонтов и познакомились с уникальными экспонатами Зоологического музея. Этот выпуск нашей стенгазеты подготовлен коллективом авторов музея-заповедника «Костёнки» – «жемчужины палеолита», как называют его археологи. Благодаря находкам, сделанным именно здесь, в долине Дона к югу от Воронежа, во многом и было создано наше современное представление о «каменном веке».

 

Что такое «палеолит»?

 Стенгазета «Путешествие в каменный век».
«Костёнки в прошлом и настоящем». Рисунок Инны Ельниковой.

 
 Стенгазета «Путешествие в каменный век».
Панорама долины Дона в Костёнках.
 
 Стенгазета «Путешествие в каменный век».
Карта стоянок каменного века в Костёнках.
 
 Стенгазета «Путешествие в каменный век».
Раскопки стоянки Костёнки 11 в 1960 году.
 
Стенгазета «Путешествие в каменный век».
Раскопки стоянки Костёнки 11 в 2015 году.
 
Стенгазета «Путешествие в каменный век».
Портретная реконструкция человека со стоянки Костёнки 2. Автор М.М. Герасимов. (donsmaps.com).
 
Стенгазета «Путешествие в каменный век».
Жилище из костей мамонта в экспозиции музея.

В настоящее время во всем мире открыто множество памятников той эпохи, но одним из самых ярких и значительных являются Костёнки, находящиеся в Воронежской области. Этот памятник археологи издавна называют «жемчужиной палеолита». Сейчас здесь создан музей-заповедник «Костёнки», который находится на правом берегу реки Дон и занимает площадь около 9 гектаров. Исследования на этом памятнике учёные ведут, начиная с 1879 года. С того времени здесь было открыто около 60 древних стоянок, относящихся к огромному хронологическому промежутку – от 45 до 18 тысяч лет назад.
 
Люди, которые жили тогда в Костёнках, принадлежали к тому же самому биологическому виду, что и современные – Homo sapiens sapiens. За это время человечество сумело пройти грандиозный путь от небольших групп первых европейцев, только начавших осваивать новый континент, до высокоразвитых обществ «охотников на мамонтов».
 
Находки той эпохи показали, что люди не только сумели выжить в экстремальных условиях приледниковой зоны, но и создали выразительную культуру: они умели строить достаточно сложные жилые сооружения, делать разнообразные каменные орудия и создавать удивительные художественные образы. Благодаря находкам в Костёнках во многом и было создано наше современное представление о каменном веке.
 
Реальный осколок той эпохи – остатки жилища из костей мамонта, внутри которого были найдены каменные и костяные орудия труда, – законсервирован под крышей музея в Костёнках. Этот сохранённый стараниями археологов и музейных работников кусочек древней жизни поможет нам раскрыть некоторый тайны каменного века.

Природа ледникового периода

 
Стенгазета «Путешествие в каменный век».
Карта расположения стоянок эпохи максимума Валдайского оледенения.
 
Стенгазета «Путешествие в каменный век».
Осока низкая – «мамонтовая трава».
 
Стенгазета «Путешествие в каменный век».
«Ландшафт ледникового периода в Костёнках». Рисунок Н.В. Гарутт.
 
Стенгазета «Путешествие в каменный век».
«Мамонты в долине Дона». Рисунок И.А. Наконечной.
 
Стенгазета «Путешествие в каменный век».
Рисунок скелета мамонта Адамса (Зоологический музей). Найден в 1799 году в дельте реки Лены. Возраст находки – 36 тысяч лет.
 
Стенгазета «Путешествие в каменный век».
Таксидермическая скульптура мамонта в экспозиции музея.
 
Стенгазета «Путешествие в каменный век».
«Мамонт Костик». Рисунок Ани Певговой.
 
Стенгазета «Путешествие в каменный век».
«Мамонтёнок Стёпа». Рисунок Вероники Тереховой.
 
Стенгазета «Путешествие в каменный век».
«Охота на мамонта». Рисунок Полины Земцовой.
 
Стенгазета «Путешествие в каменный век».
«Мамонт Джон». Рисунок Кирилла Благодира.
 

Время, к которому относится главный экспонат музея – жилище из костей мамонта, можно назвать самым суровым за последние 50 тысяч лет. Практически весь север Европы покрывал мощный ледниковый щит, из-за которого географическая карта континента выглядела несколько иначе, чем сейчас. Общая протяжённость ледника составляла около 12 тысяч километров, причём 9,5 тысяч километров приходились на территорию северной части современной Российской Федерации. Южная граница ледника прошла по Валдайской возвышенности, из-за которой это оледенение получило своё название – Валдайское.
 
Условия приледниковых степей очень сильно отличались от современных условий тех же широт. Если сейчас климат нашей Земли характеризуется сменой сезонов – весны, лета, осени и зимы, каждый из которых отличается особыми погодными условиями, то 20 тысяч лет назад, скорее всего, было два времени года. Тёплое время было довольно короткое и прохладное, а зима длинная и очень холодная – температура могла опускаться до 40-45º мороза. Зимой над долиной Дона надолго задерживались антициклоны, которые обеспечивали ясную безоблачную погоду. Почва даже летом оттаивала совсем не намного, а промёрзлость грунта сохранялась в течение всего года. Снега было мало, поэтому животные могли добывать себе корм без особого труда.
 
В то время на территории Костёнок находилась совсем иная зона распространения растительности, чем сейчас. Тогда это были луговые степи, сочетавшиеся с редкими берёзовыми, сосновыми лесами. В речных долинах, хорошо защищённых от ветра и увлажнённых, росли смородина, василистник, недотрога. Именно в речных долинах и прятались небольшие лесочки, защищённые склонами приречных холмов.
 
Одно из растений ледниковой эпохи благополучно дожило до сегодняшнего дня – это осока низкая, которую просторечье называют «мамонтовой травкой», так как она была современницей этого животного. В настоящее время это неприхотливое растение также можно встретить на склонах костёнковских холмов.
 
Животный мир того времени также сильно отличался от современного. На костёнковких холмах и в долине реки можно было увидеть стада первобытных бизонов, северных оленей, овцебыков, плейстоценовых лошадей. Постоянными обитателями этих мест были также волки, зайцы, песцы, полярные совы и куропатки. Одним из примечательных отличий животных ледникового периода от современных были их крупные размеры. Суровые природные условия заставили животных обзавестись для выживания мощным меховым покровом, жиром и крупным скелетом.
 
«Царём» животного мира того времени стал величавый исполин – мамонт, крупнейшее сухопутное млекопитающее ледникового периода. Именно в его честь вся фауна того времени стала называться «мамонтовой».
 
Мамонты были хорошо приспособлены к сухому, холодному климату. Эти животные были одеты в тёплую шкуру, даже хобот обрастал шерстью, а его уши были в десять раз меньше по площади, чем у африканского слона. Мамонты вырастали до 3,5-4,5 метров в высоту, а их вес мог составлять 5-7 тонн.
 
Зубной аппарат состоял из шести зубов: двух бивней и четырёх коренных. Бивни были самым характерным внешним признаком этих животных, особенно мужских особей. Вес бивня крупного матёрого самца составлял в среднем 100-150 килограммов и имел длину 3,5-4 метра. Бивни использовались животными для обдирания веточек и коры деревьев, а также раскалывания льда, чтобы добраться до воды. Коренные зубы, располагавшиеся по два на верхней и нижней челюстях, имели желобчатую поверхность, которая помогала перетирать грубую растительную пищу.
 
В день мамонты могли съесть от 100 до 200 килограммов растительного корма. Летом животные питались преимущественно травой (луговыми злаками, осоками), концевыми побегами кустарников (ивы, берёзы, ольхи). От постоянного жевания поверхность зубов мамонта очень сильно стиралась, поэтому они и менялись на протяжении всей его жизни. Всего за жизнь у него происходило шесть смен зубов. После того, как выпадали последние четыре зуба, животное погибало от старости. Жили мамонты около 80 лет.
 
Эти гиганты навсегда исчезли с лица Земли из-за изменения климата, произошедшего вслед за таянием ледника. Животные стали увязать в многочисленных болотах и перегреваться под густой мохнатой шерстью. Однако большая часть видов мамонтовой фауны не погибла, а постепенно приспособилась к изменившимся природным условиям, а некоторые из животных той поры благополучно дожили и до наших дней.

Жизнь и занятия людей каменного века

Стенгазета «Путешествие в каменный век».
Схема жилища с пятью ямами-кладовыми. Стоянка Костёнки 11.
 
Стенгазета «Путешествие в каменный век».
Древние охотники. Реконструкция И.А. Наконечной.
 
Стенгазета «Путешествие в каменный век».
Кремневый наконечник копья или дротика. Возраст – около 28 тысяч лет.
 
Стенгазета «Путешествие в каменный век».
«Тепло домашнего очага». Реконструкция жилища стоянки Костенки 11 Никиты Смородинова.
 
Стенгазета «Путешествие в каменный век».
Работа резцом по дереву. Реконструкция.
 
Стенгазета «Путешествие в каменный век».
Выскабливание лисьей шкуры скребком. Реконструкция.
 
Стенгазета «Путешествие в каменный век».
Украшение кожаной одежды с помощью костяных бусин. Реконструкция.
 
Стенгазета «Путешествие в каменный век».
Изготовление одежды. Реконструкция И.А. Наконечной.
 
Стенгазета «Путешествие в каменный век».
Фигурки животных из мергеля. Возраст – 22 тысячи лет.
 
Стенгазета «Путешествие в каменный век».
Женская статуэтка с украшениями.
 
Стенгазета «Путешествие в каменный век».
Схематичное изображение мамонта. Возраст – 22 тысячи лет.
 
Стенгазета «Путешествие в каменный век».
Панорама музея в Аносовом логу села Костёнки.

Некоторые археологи считают, что мамонты могли исчезнуть из-за постоянной охоты на них первобытных людей. В действительности на стоянках Костёнок того времени находят огромное количество костей мамонта: только на создание одного древнего дома люди употребили около 600 костей этого животного! Поэтому людей, живших в Костёнках в то время, называют «охотниками на мамонтов». И, действительно, мамонт был очень привлекательной добычей для людей того времени. Ведь удачная охота на него давала почти всё необходимое для жизни: гору мяса, которая надолго позволяла забыть об охоте; кости, которые использовались для постройки домов; шкуры для утепления жилищ; жир для внутреннего освещения; бивни, которые шли на изготовление различных поделок.
 
Человек палеолита был привязан к стадам мамонтов: люди следовали за животными и всегда находились в непосредственной близости от них. Также они научились побеждать этого гигантского зверя при помощи облавной охоты. Считается, что мамонты были очень пугливыми животными и, заслышав внезапные крики охотников, намеренно подгонявших их к краю обрыва, обращались в паническое бегство и попадались в природную ловушку. Скатившийся по крутому склону холма мамонт ломал конечности, а иногда и хребет, поэтому добить животное охотникам не составляло особого труда. Для охоты на мамонтов люди каменного века использовали копья и дротики, наконечники которых изготавливались из кремня – камня с острыми режущими краями.
 
Благодаря результативной охоте на мамонтов люди могли подолгу задерживаться на одном месте и жить относительно оседло. При суровых погодных условиях человеку трудно было выжить без тёплого, комфортного жилища, поэтому им пришлось научиться сооружать их из подручного материала – костей мамонта, земли, деревянных палок и жердей, шкур животных.
 
В Костёнках археологи выделяют пять типов жилых сооружений, которые отличаются друг от друга по форме и размеру. Одно из них законсервировано в здании музея. Оно представляет собой круглый дом диаметром 9 метров с фундаментом-цоколем высотой 60 сантиметров, сложенным из костей мамонта и скрепляющего их грунта. На равном расстоянии друг от друга по всему периметру стены-цоколя было вкопано 16 черепов мамонта, для того чтобы затем закрепить в них жерди, образующие и стену дома и одновременно его крышу. Шкура мамонта не подходила для укрытия жилища, так как была слишком тяжёлой, поэтому наши предки выбирали шкуры полегче – например, северного оленя.
 
Внутри дома располагался очаг, около которого когда-то в каменном веке собиралась вся семья для совершения трапезы и обычных семейных разговоров. Спали тут же неподалёку от очага на тёплых шкурах животных, расстеленных на полу. Судя по всему, в доме размещалась также мастерская по изготовлению каменных орудий – на одном квадратном метре жилища было обнаружено свыше 900 фрагментов мелких отщепов и чешуек кремня. Перечень орудий того времени весьма невелик: это резцы, скребки, острия, проколки, ножи, наконечники, иглы. Но с их помощью люди совершали все необходимые операции: шили одежду, разделывали мясо, резали кость и бивень, охотились на животных.
 
Вокруг древнего дома археологи обнаружили 5 ям-кладовых, которые были наполнены костями мамонта. Учитывая суровый климат и годовую промёрзлость грунта, учёные сделали вывод, что эти ямы использовались в качестве холодильников для хранения запасов пищи. В настоящее время точно такие же ямы-хранилища сооружают некоторые народы крайнего Севера.
 
В эпоху ледникового периода люди работали не покладая рук. Мужчины занимались охотой, приносили добычу в дом, защищали свой род. Женщины в каменном веке играли важную роль – ведали хозяйством: охраняли очаг в доме, готовили пищу, шили одежду из шкур животных. Для того чтобы просто выжить в экстремальных условиях приледниковой зоны, люди должны были постоянно трудиться.
 
Однако находки той эпохи показали, что люди не только умели строить достаточно сложные жилища и делать разнообразные каменные орудия, но и создавать удивительные художественные образы. Настоящим произведением искусства и одной из самых ярких находок являются фигурки животных, выполненные древним мастером из плотного известняка – мергеля. Все они изображают стадо мамонтов. Причём, в этом стаде можно выделить крупных и средних особей, а также маленького мамонтёнка. Для чего служили эти фигурки? На этот вопрос существует несколько ответов. Один из вариантов предполагает, что это могла быть какая-то забытая игра наподобие современных шашек. Другой – что это были примитивные счёты для подсчитывания поголовья мамонтов. И, наконец, это могли быть просто детские игрушки.
 
Символом женской красоты, материнства и продолжения жизни были так называемые «верхнепалеолитические венеры». В Костёнках археологами была найдена целая серия маленьких женских статуэток. Все эти фигурки очень похожи: склонённая вниз голова, огромный живот и грудь, налитая молоком, вместо лица, как правило, гладкая поверхность. Это древние символы продолжения рода. На одной из них было надето множество украшений: ожерелье на груди и поясок-ожерелье над грудью, на локтях и запястьях маленькие браслеты. Все это древние обереги, которые призваны «защитить» их обладательницу от многих проблем.
 
Ещё одним загадочным произведением искусства ледникового периода является рисунок, выполненный древним художником на сланце. Это изображение также было найдено археологами в Костёнках. Внимательно рассмотрев рисунок, можно легко угадать характерный силуэт мамонта: высокая холка, сильно опущенный зад, небольшие уши… Но стоящая рядом с животным лестница заставляет задуматься: неужели мамонты были одомашнены? Или же этот рисунок воспроизводит момент разделки туши поверженного животного?
 
Несмотря на многолетний и кропотливый труд учёных-археологов, пытающихся открыть завесу над тайнами ледникового периода, очень многое так и остается неясным. Может быть, ты, дорогой друг, станешь именно тем, кто сможет сделать невероятное открытие, будет участвовать в археологических раскопках и сделает уникальную находку. А пока мы приглашаем тебя в музей-заповедник «Костёнки», чтобы ты смог воочию увидеть древний дом из костей мамонта и более подробно узнать об эпохе каменного века.

Стенгазета «Путешествие в каменный век»
Костёнки – одно из древнейших известных поселений современного человека в Европе.


Главный научный сотрудник Ирина Котлярова и старший научный сотрудник Марина Пушкарева-Лаврентьева. Музей-заповедник «Костёнки».

 
Ждём ваших отзывов, дорогие наши читатели! И – спасибо, что вы с нами.


  • -
Стенгазета «Мамонты Петербурга»

89. Мамонты Петербурга


Стенгазета «Мамонты Петербурга»

«Мамонты Петербурга»

Благотворительная стенгазета для школьников, родителей и учителей «Коротко и ясно о самом интересном». Выпуск 89, февраль 2016 года.

Стенгазеты благотворительного образовательного проекта «Коротко и ясно о самом интересном» (сайт к-я.рф) предназначены для школьников, родителей и учителей Санкт-Петербурга. Они бесплатно доставляются в большинство учебных заведений, а также в ряд больниц, детских домов и других учреждений города. Издания проекта не содержат никакой рекламы (только логотипы учредителей), политически и религиозно нейтральны, написаны лёгким языком, хорошо иллюстрированы. Они задуманы как информационное «тормошение» учащихся, пробуждение познавательной активности и стремления к чтению. Авторы и издатели, не претендуя на академическую полноту подачи материала, публикуют интересные факты, иллюстрации, интервью с известными деятелями науки и культуры и надеются тем самым повысить интерес школьников к образовательному процессу. Отзывы и пожелания направляйте по адресу: pangea@mail.ru или через диалоговое окошко на сайте к-я.рф.
 
Мы благодарим Отдел образования администрации Кировского района Санкт-Петербурга и всех, кто бескорыстно помогает в распространении наших стенгазет. В основу выпуска был положен материал «Мамонты и мамонтовая фауна», который подготовили Геннадий Фёдорович Барышников (главный научный сотрудник Лаборатории териологии Зоологического института) и Андрей Георгиевич Бубличенко (старший научный сотрудник Зоологического института) для сайта Зоологического музея. Им – наша искренняя признательность. Ваши отзывы и пожелания направляйте по адресу: pangea@mail.ru или через диалоговое окошко на сайте к-я.рф.

«Местные жители утверждают, что под землёй живут и свободно передвигаются там исполинские звери. Когда этот зверь куда-то идёт, земля под ним вздымается, а потом вновь опускается, образуя глубокую яму. Но едва зверь почует носом воздух или увидит свет, он тотчас же умирает. Русские же старожилы считают этих чудовищ обыкновенными слонами, которые жили здесь до всемирного потопа, когда климат был мягче, но потом околели от похолодания. Возможно, что трупы затонувших слонов были занесены сюда водами потопа, покрывавшего всю Землю, из других, находящихся за сотни миль, мест» («Записки о русском посольстве в Китай», 1692-1695 годы). В этом выпуске мы раскроем тайну этих загадочных животных и познакомимся с уникальными экспонатами Зоологического музея Академии Наук.
 

Пётр I и «великие кости»

 Стенгазета «Мамонты Петербурга».
1. Долина Дона в Костёнках около 22 тысяч лет назад. Реконструкция Н. В. Гарутт (kostenki-museum.ru).
 
 Стенгазета «Мамонты Петербурга».
2. Боевой слон из средневекового бестиария (Bodleian Library / bestiary.ca).
 
 Стенгазета «Мамонты Петербурга».
3. Боевой слон из средневекового бестиария (British Library / bestiary.ca).
 
 Стенгазета «Мамонты Петербурга».
3. Боевой слон из средневекового бестиария (British Library / bestiary.ca).
 
Стенгазета «Мамонты Петербурга».
5. Боевой слон из средневекового бестиария (Kongelige Bibliotek / bestiary.ca).

В разных местах под землёй люди издавна находили огромные скелеты. Долина могучего Дона к югу от Воронежа считалась особенно богатой на ископаемые кости. В 1642 году здесь была заложена крепость, которую так и назвали – Костёнск (сейчас на этом месте село Костёнки). В 1696 году, будучи в Воронеже по делам строительства флота, окаменелостями заинтересовался сам Пётр I. Он предположил, что это не что иное, как останки умерших от переохлаждения боевых слонов Александра Македонского, «ходившего воевать скифов». И повелел император «приискивать великих костей как человеческих, так и слоновых, и всяких других необыкновенных», да отправлять их в Санкт-Петербург, в Кунсткамеру. Сейчас каждый школьник знает о мамонтах – вымершем роде семейства слоновых. Они появились 2 миллиона лет назад и распространились по всему Северному полушарию. Некоторые мамонты достигали высоты 5 метров и массы 12 тонн, а карликовые разновидности были не выше человеческого роста. На месте современных Костёнок, как нам сообщили сотрудники музея «Костёнки» (всемирно известного своей коллекцией «мамонтовой фауны»), по бескрайней тундре бродил мамонт шерстистый. Кости именно этого вида так впечатлили императора. Кстати, только через 100 лет учёные установили, что существовали ископаемые родственники современных слонов и составили описание шерстистого мамонта. Так что «гипотеза» Петра I вовсе не так наивна, как может показаться.

Дом из бивней и костей

Стенгазета «Мамонты Петербурга».
6. Реконструкция жилища стоянки неандертальцев у села Молодово, Украина (donsmaps.com).
 
Стенгазета «Мамонты Петербурга».
7. Реконструкция жилища со стоянки Межирич, Украина (Национальный научно-природоведческий музей НАН Украины).
 
Стенгазета «Мамонты Петербурга».
8. Остатки древнего жилища из костей мамонта в музее Костёнки (kostenki-museum.ru).

Мамонт – это не только ценный мех ©, но и большое количество строительного материала. Так, в 1959 году археологом А.П.Чернышом у села Молодово (на правом берегу Днестра) было обнаружено жилище неандертальцев, у которого были разложены 116 крупных костей и бивней мамонтов. Изначально они лежали, видимо, в основании каркаса из жердей, покрывавшихся шкурами животных. Возможно, внутри жилища имелась перегородка из вертикально стоящих костей. Крупные зубы мамонта, поставленные у стен хижины жевательной поверхностью вверх, по мнению Черныша, могли служить неандертальцам в качестве сидений. Подобные конструкции найдены и на некоторых других неандертальских стоянках. Кроманьонцы продолжили неандертальскую традицию использовать в качестве строительного материала бивни и кости мамонтов — во многих верхнепалеолитических жилищах такие элементы являлись важной частью конструкции. Современный аналог подобных сооружений можно найти у североамериканских индейцев или у народов крайнего Севера, например, чукчей. Только чукчи вместо мамонтовых костей использовали китовые кости.
В окрестностях украинской деревни Межирич есть сохранившиеся до наших дней хижины из костей мамонтов. В 1965 году местный колхозник, перестраивая погреб, на глубине около двух метров наткнулся на нижнюю челюсть мамонта. Так было обнаружено поселение врёмен позднего палеолита (50-10 тысяч лет назад). На одно такое жилище площадью около 20 квадратных метров уходило более 20 тонн костей . Здесь найдено около 400 мамонтовых костей и даже древняя карта местности, выполненная красной охрой на лобной части мамонтового черепа.
В 1949 году житель села Костёнки Воронежской области при рытье погреба обнаружил скопление костей мамонта. В результате раскопок, начавшихся в 1960 году под руководством А.Н.Рогачева, было открыто прекрасно сохранившееся древнее жилище из костей мамонта возрастом в 20 тысяч лет. Девятиметровая в диаметре хижина была окружена ямами-кладовыми для хранения запасов пищи. Раскопанный и законсервированный памятник стал основой интереснейшего музея, посвящённого каменному веку – Государственного археологического музея-заповедника «Костёнки».
Подробнее о жилищах древнего человека читайте в нашей газете «Недвижимость: древнейшая история», подготовленной совместно с порталом Антропогенез.ру.

Вкусна ли мамонтятина?

Стенгазета «Мамонты Петербурга».
9. «Сделать из мамонта шашлык или бифштекс невозможно» (cliparthouse.ru).

Во многих книгах можно прочесть, как когда-то кто-то где-то пробовал блюда из замороженного мяса мамонта. Все это неправда. Сделать из мамонта шашлык или бифштекс невозможно – вечная мерзлота давно разрушила клетки его тканей. Вот что по этому поводу написал известный зоолог-полярник Савва Михайлович Успенский, решивший отведать мамонтятину: «Кусок передней ноги мамонта я нашёл на Бёрёлёхе, притоке Индигирки. Часть ноги, по-видимому, окончательно вытаяла и вывалилась из берегового обрыва всего несколько дней тому назад, а до этого долго выглядывала из земли. Ее уже успели основательно погрызть лисы, песцы, волки. Однако на ней сохранились и лоскут кожи, и порядочно мяса. Оно выглядело свежим, слегка пахло сыростью и землёй, но никак не тухлятиной. Цвет его был темно-красным, на разрезе выделялись крупные грубые волокна мышц. Словом, на дегустацию мы решились без долгих колебаний. Кусок мяса был порезан на мелкие кусочки, они в свою очередь посолены, поперчены и брошены в кипящее масло на сковородку. Увы, нас ждало разочарование. Дразнящего аромата жаркого не появилось. Кусочки мамонтятины странно растеклись по сковородке. Куда только делись грубые мышечные волокна?! Мясо превратилось в какую-то бурую, липкую замазку» (из книги: Успенский С.М. Столица мамонтового материка // На суше и на море. М., 1985).
По материалам Антропогенез.ру

Слона-то я и не приметил!

Стенгазета «Мамонты Петербурга».
10. Погрузка найденных в северной Якутии бивней мамонта (yakutskhistory.net).
 
Стенгазета «Мамонты Петербурга».
11. Зуб мамонта. Музей естественной истории Невшатель, Швейцария (Rama / Neuchâtel natural history museum, Switzerland).

Кости вымерших животных попадаются не только палеонтологам. Напротив, чаще всего их находят люди, от науки весьма далёкие. Например, однажды в Волгограде одна пенсионерка купила несколько брёвен. Дрова оказались очень странными. Когда их попытались расколоть, то сломалось лезвие топора. Оказалось, что рабочие приняли за древесину кости мамонта!
Похожая история произошла и на юге Волгоградской области, близ посёлка Райгород. Ночью, как и положено, рыбаки на берегу Волги решили развести костёр. Когда он хорошо разгорелся, они принесли нащупанное в темноте отсыревшее бревно и положили в огонь. Только утром выяснилось, что на костре поджарилась, судя по описанию, бедренная кость мамонта (из книги: Ярков А.А. Ожившие драконы. Волгоград, 2005).
Мамонты не напрасно считаются одними из самых знаменитых вымерших существ. Для обычных граждан они остаются животными загадочными и таинственными. Лишний раз в этом можно убедиться, прочитав воспоминания геолога В.Л. Иванова, который в 1961 году нашёл коренной зуб мамонта на якутской реке Оленёк. Размером и формой зуб напоминал буханку хлеба. Он был покрыт извилистыми рёбрами и гребнями, которые образовывали мощную тёрку. Спутник геолога, шофёр Николай Манкевич долго смотрел на находку, а потом сказал с глубокой скорбью: «Это сколько же он этим зубом оленей-то пожрал?».
Московские строители, нашедшие такой же зуб в Лужниках, были более прозаичны и решили, что им попался окаменевший ботинок. А одна ульяновская старушка приняла зуб мамонта за обычный камень и долго использовала его как гнёт для квашения капусты (из книги: Иванов В.Л. Архипелаг двух морей. М., 1978. Векслер А.Г. Москва в Москве. М., 1982)…
По материалам Антропогенез.ру

Мамонты и компания

Стенгазета «Мамонты Петербурга».
12. Типичный европейский пейзаж позднего плейстоцена северной Испании: шерстистые мамонты, шерстистый носорог, лошади, пещерные львы у туши северного оленя (Mauricio Antón).
 
Стенгазета «Мамонты Петербурга».
13. Мамонты, овцебыки, лошади, бизоны; Берингия (George Teichmann / adn.com).
 
Стенгазета «Мамонты Петербурга».
14. Плейстоценовый пейзаж: мамонты, овцебыки, лошади, бизоны, олени; Берингия (George Teichmann / adn.com).
 
Стенгазета «Мамонты Петербурга».
15. Шерстистый мамонт и американский мастодонт (dantheman9758).

Современная фауна Евразии и Северной Америки – это лишь остаток богатой и разнообразной фауны, которая жила в начале и середине четвертичного периода истории Земли. Давайте поясним: четвертичный период начался 2,6 миллиона лет назад и продолжается до сих пор. Его делят на две неравные части: от 2,6 миллиона лет назад до 12 тысяч лет назад – «плейстоцен», и всё, что моложе – «голоцен». Наиболее известным представителем этой фауны был огромный северный слон – мамонт. Именно поэтому её часто называют мамонтовой. Мамонтовая фауна возникла даже раньше начала четвертичного периода, но сформировалась она, в основном, на протяжении ряда холодных и тёплых эпох плейстоцена. А расцвет этого уникального сообщества животных пришёлся на время примерно 100 тысяч лет тому назад.
В состав мамонтовой фауны входило около 80 видов млекопитающих. Они сумели приспособиться к обитанию в приледниковых лесостепных и тундростепных районах. Там господствовал холодный континентальный климат с вечной мерзлотой и суровыми малоснежными зимами. Примерно на рубеже голоцена, около 11 тысяч лет тому назад мамонтовая фауна распалась. Произошло это в связи с резким потеплением и увлажнением климата, которое повлекло за собой размораживание тундростепей и другие коренные изменения ландшафтов. Часть видов, такие как сам мамонт, шерстистый носорог, гигантский олень, пещерный лев и другие, исчезли с лица земли. Дикие верблюды, лошади, яки, сайга сохранились в степях Центральной Азии. Бизоны и куланы приспособилась к жизни в совершенно иных природных зонах. Северный олень, овцебык, песец, росомаха, заяц-беляк и другие оказались вытесненными далеко на север и резко сократили область своего распространения. Причины вымирания мамонтовой фауны до конца неизвестны. За долгую историю своего существования она переживала и холодные ледниковые, и тёплые межледниковые периоды, и смогла тогда сохраниться. Очевидно, последнее потепление вызвало более значительную перестройку природной среды, а может быть, сами виды исчерпали свои эволюционные возможности.

Где водились?

Стенгазета «Мамонты Петербурга».
16. Карта максимального расселения мамонта (Ralf-Dietrich Kahlke / evolution-institute.org).
 
Стенгазета «Мамонты Петербурга».
17. Эволюция хоботных за последние 30 миллионов лет. Видно, что мамонты не были предками современных слонов (media.web.britannica.com).

Мамонты (мамонт шерстистый и мамонт колумбийский) обитали на огромной территории: от Южной и Центральной Европы до Чукотки, Северного Китая и Японии, а также в Северной Америке. Время существования колумбийского мамонта 250–10 тысяч лет, шерстистого 300–4 тысячи лет тому назад. Некоторые исследователи относят к мамонтам также южного слона (2,3 миллиона – 700 тысяч лет назад) и трогонтериевого слона (750–135 тысяч лет назад).
Вопреки распространённому мнению, мамонты не были предками современных слонов: они появились на земле позже и вымерли, не оставив даже отдалённых потомков. Мамонты кочевали небольшими стадами, придерживаясь долин рек и питаясь травой, ветками деревьев и кустарников. Такие стада были очень подвижны – собрать необходимое количество корма в тундростепи было непросто. Размеры мамонтов были довольно внушительны: крупные самцы могли достигать высоты 3,5 метров, а их бивни имели длину до 4 метров и весили около 100 килограммов. Мощный шёрстный покров, длиной 70–80 сантиметров, защищал мамонтов от холода. Средняя продолжительность жизни составляла 45–50, максимальная 80 лет. Основной причиной вымирания этих высокоспециализированных животных является резкое потепление и увлажнение климата на рубеже плейстоцена и голоцена, многоснежные зимы, а также поднятие уровня моря, в результате чего оказались затопленными обширные прибрежные зоны Евразии и Северной Америки.

Чем питались?

Стенгазета «Мамонты Петербурга».
18. Шерстистые мамонты, добывающие пищу из-под снега. Рисунок Здéнека Бýриана (zburian.blogspot.com).

Питались мамонты, как и современные слоны, различным растительным кормом. На это указывают особенности строения конечностей и хобота, пропорции тела, форма и размеры бивней. При помощи бивней звери выкапывали из-под снега корм, сдирали кору деревьев. Вместо воды зимой мамонты добывали из вечной мерзлоты жильный лёд. Для перетирания пищи мамонт имел с каждой стороны верхней и нижней челюсти одновременно только по одному, но очень крупному зубу. Жевательная поверхность этих зубов представляла собой широкую, длинную пластину, покрытую поперечными эмалевыми гребнями. По-видимому, в тёплое время года животные кормились преимущественно травянистой растительностью. В кишечнике и ротовой полости погибших летом мамонтов преобладали злаки и осоки. В незначительном количестве встречались кустики брусники, зелёные мхи и тонкие побеги ивы, берёзы, ольхи. Вес наполненного пищей желудка взрослого мамонта мог достигать 240 килограммов. Зимой, особенно в многоснежье, в питании зверей основное значение приобретали побеги древесно-кустарниковой растительности. Огромное количество потребляемого корма заставляло мамонтов, как и современных слонов, вести подвижный образ жизни и часто менять свои кормовые участки.

Как выглядели?

Стенгазета «Мамонты Петербурга».
19. Сравнительные размеры мамонтов и человека (FunkMonk).
 
Стенгазета «Мамонты Петербурга».
20. Шерстистые мамонты (Field Museum Library).
 
Стенгазета «Мамонты Петербурга».
21. Модель шерстистого мамонта (Royal British Columbia Museum / Flying Puffin).
 
Стенгазета «Мамонты Петербурга».
22. Шерстистые мамонты, cеверная Франция (Charles R. Knight / AMNH 1916).

Взрослые мамонты были массивными животными, с относительно длинными ногами и коротким туловищем. Высота их в холке достигала 3,5 метров у самцов и 3 метров у самок. Характерной особенностью внешнего вида мамонта была резкая покатость спины, а для старых самцов – ярко выраженный шейный перехват между «горбом» и головой. У мамонтят эти черты были смягчены, и верхняя линия головы-спины представляла собой единую слабо выгнутую вверх дугу. Такая дуга присутствует и у взрослых мамонтов (а также у современных слонов) и связана, чисто механически, с поддержанием огромного веса внутренних органов. Голова мамонта была крупнее, чем у современных слонов. Уши небольшие, овально вытянутые, в 5-6 раз меньше, чем у азиатского слона, и в 15-16 раз меньше, чем у африканского. Бивни мощнее, чем у африканского и азиатского слонов: длина их у старых самцов достигала 4 метров при диаметре основания 16-18 сантиметров, кроме того, они были закручены вверх и вовнутрь. Бивни самок были меньших размеров и практически прямые. Концы бивней, в связи с особенностями добычи корма, стирались обычно только с наружной стороны. Ноги у мамонтов были массивные, пятипалые, с тремя небольшими копытцами на передних конечностях и четырьмя – на задних. Ступни округлые, диаметр их составлял у взрослых 40-45 сантиметров. Особое расположение костей кисти способствовало её большей компактности, а рыхлая подкожная клетчатка и эластичная кожа позволяли ступне расширяться и увеличивать свою площадь на мягких болотистых почвах.
Но всё же самая уникальная особенность внешнего облика мамонта – густой шёрстный покров. И у самцов, и у самок на лбу и на темени росла шапка чёрных, направленных вперёд грубых волос, длиной 15-20 сантиметров. Хобот и уши были покрыты шерстью коричневого или бурого цвета. Всё тело мамонта также было покрыто длинными (почти метровыми) волосами, под которыми скрывался густой желтоватый подшёрсток. Окраска кожи туловища была светловато-жёлтая или коричневая, на свободных от шерсти участках наблюдались тёмные пигментные пятна. На зиму мамонты линяли. Зимняя шерсть была гуще и светлее летней.

Почему вымерли?

Стенгазета «Мамонты Петербурга».
23. Позднепалеолитические охотники на мамонтов. Рисунок Здéнека Бýриана (zburian.blogspot.com).
 
Стенгазета «Мамонты Петербурга».
24. Охота на мамонта, Америка (Indian River Community Foundation).

Особые отношения связывали мамонтов с первобытным человеком. Останки мамонта на стоянках человека раннего палеолита (2,6 миллионов лет назад — 100 тысяч лет назад) встречались достаточно редко и принадлежали, в основном, молодым особям. Создаётся впечатление, что первобытные охотники в тот период добывали мамонта не часто, и охота на этих огромных животных была событием скорее случайным. В поселениях позднего палеолита (50-10 тысяч лет назад) картина резко изменилась: количество костей возросло, соотношение добытых самцов, самок и молодых животных приблизилось к естественной структуре стада. Охота на мамонтов и других крупных животных того периода приобретает уже не выборочный, а массовый характер. Основным способом добычи зверей становится загон на скальные обрывы, в ловчие ямы, на непрочный лёд рек и озёр, в топкие участки болот. Загнанных животных добивали камнями, дротиками и копьями с каменными наконечниками. Мясо мамонтов использовалось в пищу, бивни – для изготовления оружия и поделок, кости, черепа и шкуры шли на строительство жилищ и ритуальных сооружений. По мнению некоторых исследователей, именно массовая охота на мамонта людей позднего палеолита сыграла решающую роль в судьбе этих зверей. Неуклонно росла численность племён охотников, совершенствовались орудия охоты и способы добычи. Всё это происходило на фоне постоянно ухудшавшихся условий существования мамонтов, связанных с изменением привычных ландшафтов.

Мамонты и искусство

Стенгазета «Мамонты Петербурга».
25. Роспись стен пещеры Фон-де-Гом, юго-западная Франция (Charles Robert Knight, American Museum of Natural History).

Ещё 20-30 тысяч лет назад древние художники изображали мамонтов на камне и кости, пользуясь кремневыми резцами и помазками с охрой, закисью железа и окислами марганца. Предварительно краска растиралась с жиром или костным мозгом. Изображения наносились на стены пещер, на пластинки сланца и графита, на обломки бивней. Фигурки мамонтов создавались из кости, мергеля или сланца при помощи кремневых резцов. Очень может быть, что такие фигурки использовались в качестве талисманов, родовых тотемов или играли другую ритуальную роль. Несмотря на ограниченность выразительных средств, многие изображения выполнены очень художественно, и достаточно точно передают облик ископаемых гигантов.

Полезная мерзлота

Стенгазета «Мамонты Петербурга».
26. Берёзовский мамонт в вечной мерзлоте. Найден Семёном Тарабыкиным – он стоит справа (planetguide.ru).
 
Стенгазета «Мамонты Петербурга».
27. Кости мамонтов на берегу реки Берелех, Якутия (mammothportal.com).
 
Стенгазета «Мамонты Петербурга».
28. Мамонтёнок, извлечённый из мерзлоты. Берег ручья Дима, Магаданская область (samlib.ru, из архива В. Юрина).

На протяжении XVIII–XIX веков в Сибири известно около двадцати достоверных находок останков мамонтов в виде замороженных туш, их частей, скелетов с остатками мягких тканей и кожи. Можно предполагать также, что часть находок осталась неизвестной науке, о многих узнали слишком поздно и не смогли их исследовать. На примере мамонта Адамса, обнаруженного в 1799 году на полуострове Быковском, видно, что вести о найденных животных поступали в Академию Наук только через несколько лет после того, как они были обнаружены, а добираться в дальние уголки Сибири даже во второй половине ХХ века было нелегко. Большую трудность составляло извлечение мамонта из мёрзлого грунта и его транспортировка. Работы по раскопкам и доставке мамонта, обнаруженного в долине реки Берёзовки в 1900 году без преувеличения можно назвать героическими. Эта находка, несомненно, оказалась наиболее значимой из палеозоологических находок начала ХХ столетия.
В XX веке количество находок останков мамонта в Сибири удвоилось. Это связано с широким освоением Севера, бурным развитием транспорта и связи, подъёмом культурного уровня населения. Первой комплексной экспедицией с использованием современной техники была поездка за Таймырским мамонтом, найденным в 1948 году на безымянной речке, названной впоследствии рекой Мамонта. Извлечение «впаянных» в мерзлоту останков зверей в наши дни заметно облегчилось благодаря использованию мотопомп, размораживающих и размывающих грунт с помощью воды. Замечательным памятником природы следует считать «кладбище» мамонтов, открытое Н.Ф.Григорьевым в 1947 году на реке Берелех (левый приток реки Индигирки) в Якутии. На протяжении 200 метров берег реки здесь покрыт россыпью костей мамонта, вымытых из берегового склона.
Изучая мамонтят (найденных в Магадане в 1977 году и на Ямале в 1988 году), учёным удалось прояснить многие вопросы анатомии мамонтов, а также сделать ряд важных выводов о среде их обитания и причинах вымирания. Последние годы принесли новые замечательные находки в Сибири. Особо следует упомянуть Юкагирского мамонта, найденного в 2002 году (обнаружена голова взрослого мамонта с остатками мягких тканей и шерстью), и мамонтёнка, найденного в 2007 году на Ямале. За пределами России надо отметить находки останков мамонтов, сделанные американскими учёными на Аляске, а также уникальное «кладбище-ловушку» с останками более 100 мамонтов, обнаруженное Л.Агенбродом в 1974 году в Южной Дакоте, США.
О некоторых мамонтах, являющихся экспонатами мамонтового зала Зоологического музея, мы расскажем подробнее.

Берёзовский мамонт

Стенгазета «Мамонты Петербурга».
29. Чучело Березовского мамонта (zin.ru).

Останки этого мамонта была найдены охотником-эвеном Семёном Тарабыкиным на берегу реки Берёзовки, правого притока реки Колымы, в августе 1900 года. Известие о находке из Якутска было послано в Петербург. 3 мая 1901 года экспедиция Академии Наук в составе старшего зоолога Зоологического Музея О.Ф.Герца, препаратора Е.Пфиценмайера и геолога П.Севастьянова выехала в Якутию. В начале сентября она прибыла на место. Взрослый мамонт-самец (возраст 45-50 лет), лежал в необычной позе – на брюхе, с вытянутыми вперёд и слегка согнутыми конечностями. Давно оттаявшая верхняя часть головы и спина были сильно повреждены хищниками, отсутствовала большая часть хобота. На скелете были обнаружены прижизненные следы перелома таза и плеча. Скорее всего, зверь погиб практически мгновенно, провалившись в глубокую промоину или сорвавшись с обрыва; во рту сохранились непережёванные остатки травы. Многие растения уже имели семена, поэтому временем гибели мамонта считается конец лета. За 4,5 месяца раскопки были окончены, и в феврале 1902 года экспедиционный транспорт прибыл в Иркутск, откуда по железной дороге его отправили в Петербург. В 1903 году уникальный экспонат, подобного которому нет ни в одном из естественнонаучных музеев мира, был выставлен для обозрения в Зоологическом музее Академии Наук. Экспозиция воспроизводит картину раскопок, поэтому мамонту сохранена та поза, в которой он был найден. Проведённый позже радиоуглеродный анализ показал, что абсолютный возраст Березовского мамонта составляет около 44 тысяч лет.

Магаданский мамонтёнок Дима

Стенгазета «Мамонты Петербурга».
30. Магаданский мамонтёнок Дима (zin.ru).

Необычная находка детёныша мамонта была сделана в июне 1977 года в верховьях реки Колымы, на территории Магаданской области. Расчищая площадку для промывки золота в долине ручья Киргилях, бульдозерист А.В.Логачёв обнаружил в одной из мерзлотных линз труп мамонтёнка. Судя по особенностям захоронения, истощённый мамонтёнок провалился в яму, заполненную водой, и захлебнулся, не сумев оттуда выбраться. Рост детёныша составлял 98 сантиметров, вес – около 70 килограммов, возраст – примерно 7-8 месяцев. Облик мамонтёнка сохранил детские черты – мягкие обводы головы и туловища, относительно массивные ноги. Цвет шерсти – коричневый или желтоватый, длина волос – до 7 сантиметров. Скорее всего, к осени этот мех заменялся на зимний. Прекрасно сохранились все внутренние органы, хотя они были сильно обезвожены и сплющены. Комплексные научные исследования, проводившиеся учёными многих стран, дали уникальные материалы по анатомии, морфологии, гистологии и биохимии мамонтов. Абсолютный возраст находки, по данным радиоуглеродного анализа, составляет 39-40 тысяч лет.

Ямальский мамонтёнок

Стенгазета «Мамонты Петербурга».
31. Ямальский мамонтёнок (zin.ru).

В сентябре 1988 года на берегу небольшой речки Юрибетеяха, впадающей в Окскую губу, моряками теплохода «Порог» была найдена тушка самки мамонтёнка (возрастом 2-3 месяца), вымытая из берегового обрыва и снесённая ледоходом вниз по течению, к устью. По-видимому, все лето мамонтёнок пролежал в размороженном состоянии на берегу, поэтому сохранился плохо: отсутствовали хобот, хвост, левое ухо, в нескольких местах была разорвана шкура. Тыльная сторона правой ноги практически разрушена. Очевидно, она и явилась причиной смерти детёныша. Тонкий эмбриональный волосяной покров также почти не сохранился. Судя по возрасту и состоянию зубов, мамонтёнок ещё не перешёл к самостоятельному питанию. Абсолютный возраст находки составляет около 39 тысяч лет.

Ленский мамонт

Стенгазета «Мамонты Петербурга».
32. Скелет Ленского мамонта (zin.ru).

Скелет мамонта с остатками мягких тканей был найден охотником О.Шумаковым в дельте реки Лены, на полуострове Быковском в 1799 году. В 1806 году ботаник Академии М.Н.Адамс, находившийся в то время в Якутске, организовал раскопки скелета и доставку его в Санкт-Петербург. Там, под руководством Адамса, экспонат был смонтирован, и выставлялся сначала в Кунсткамере, а затем в Зоологическом музее Академии Наук. Интересно, что это был первый полный скелет мамонта, попавший в руки учёных. Абсолютный возраст находки, судя по данным радиоуглеродного анализа, составляет примерно 36 тысяч лет.

Таймырский мамонт

Стенгазета «Мамонты Петербурга».
33. Скелет Таймырского мамонта (zin.ru).

Скелет взрослого мамонта был обнаружен в 1948 году зимовщиками С.Жигаревым и А.Коржиковым на одном из притоков реки Шренк, на Таймыре. Раскопки проводились летом 1949 года экспедицией Зоологического института Академии Наук и Главсевморпути под руководством проф. Л.А.Портенко. Скелет мамонта, с сохранившимися на нем остатками мускулатуры, кожи и шерсти, был доставлен в Ленинград. Возраст находки, по данным радиоуглеродного анализа, составляет 11,5 тысяч лет.

Южный слон

Стенгазета «Мамонты Петербурга».
34. Скелет Южного слона (zin.ru).

Южный слон – один из крупнейших представителей отряда хоботных – обитал около 2- 2,5 миллионов лет тому назад на территории Евразии и Северной Африки. Держался в степных и лесостепных ландшафтах, питался травой, ветвями и листьями деревьев. Демонстрируемый скелет был найден на северном берегу Азовского моря, в окрестностях посёлка Приморское, в июне 1941 года. В 1942 году немцы завершили начатые раскопки, и скелет был вывезен в Германию; после окончания войны, вместе с другими музейными ценностями, экспонат был возвращён на Украину, а затем передан Зоологическому музею.

Туркменский слон

Стенгазета «Мамонты Петербурга».
35. Череп Туркменского слона (zin.ru).

Обитал в конце раннего – начале среднего плейстоцена на территории Южной Европы и Средней Азии. Отличался крупными размерами (высота 4–4,5 метров), относительно коротким туловищем и длинными, почти прямыми бивнями. Демонстрируется череп и обломок берцовой кости, найденные в 1943 году вблизи посёлка Худай-Даг в юго-западной Туркмении. Раскопки проводились экспедицией Академии Наук в 1952 году.

В Зоологическом музее выставлены и другие прекрасные экспонаты представителей мамонтовой фауны: шерстистый носорог, эласмотерий (огромный ископаемый носорог), первобытный бизон, тур (первобытный бык), гигантский олень, ленская лошадь, пещерные медведи, росомаха, пещерная гиена, пещерный лев.

Недавние находки

Стенгазета «Мамонты Петербурга».
36. Раскопки скелета карликового мамонта, найденного в 1994 в Калифорнии (Bill Faulkner, National Park Service).

Надо отметить и такие уникальные находки последнего времени, хоть они и не связаны с Петербургом:

• Мамонтёнок Люба — ископаемый мамонтёнок-самка. По сохранности превосходит все ранее обнаруженные ископаемые останки мамонтов: тело сохранилось полностью, за исключением волосяного покрова и копытец. Найден в 2007 году оленеводом Юрием Худи на полуострове Ямал. Получил имя «Люба» в честь жены оленевода. 

• Мамонтёнок Юка — уникальная по сохранности мумия молодого мамонта. Сохранились даже мягкие ткани и шерсть, которая имеет свойственный детёнышам шерстистого мамонта рыжий оттенок. На шкуре животного обнаружены следы от когтей и зубов хищников, а также разрезы, оставленные древними людьми. Также впервые учёные получили в распоряжение столь хорошо сохранившийся мозг ископаемого животного. Обнаружен в 2010 году членами общины Юкагир на берегу моря Лаптевых. Мамонтёнка назвали по названию общины Юка.  

• Мамонт Женя — взрослая особь ископаемого мамонта. Туша мамонта весом полтонны, с сохранившимися фрагментами шкуры, мяса, жира и даже некоторых органов. Оказалось, что в горбу мамонта нет больших отростков грудных позвонков (как считалось ранее). В горбу мамонт накапливал мощные запасы жира на зиму. Его обнаружил в 2012 году на Таймыре 11-летний Евгений Салиндер во время прогулки.  

• Мамонт Гельмут (он получил имя ) – скелет мамонта, обнаруженный под Парижем в 2012 году.  

• Мамонт отличной сохранности, найденный на острове Малый Ляховский экспедицией Северо-Восточного федерального университета в 2013 году.  

• Карликовые мамонты на острове Врангеля. Возраст останков – от 7 до 3,5 тысяч лет. Это открытие уникально своей датировкой: возможно, последние мамонты на Земле жили ещё во времена Тутанхамона.  

Друзья, обратите также внимание на наше микроисследование «Слоны в Петербурге»: 84-й выпуск нашей стенгазеты рассказывает о том, когда и при каких обстоятельствах появлялись в нашем городе эти удивительные животные, где проживали и чем запомнились видавшей виды петербургской публике.
 
Ждём ваших отзывов, дорогие наши читатели! И – спасибо, что вы с нами.


  • 0
Стенгазета «Слоны Петербурга»

84. Слоны Петербурга


Стенгазета «Слоны Петербурга»

Слоны Петербурга

– Благотворительная стенгазета для школьников, родителей и учителей «Коротко и ясно о самом интересном». Выпуск 84, октябрь 2015 года.

Стенгазеты благотворительного образовательного проекта «Коротко и ясно о самом интересном» (сайт к-я.рф) предназначены для школьников, родителей и учителей Санкт-Петербурга. Они бесплатно доставляются в большинство учебных заведений, а также в ряд больниц, детских домов и других учреждений города. Издания проекта не содержат никакой рекламы (только логотипы учредителей), политически и религиозно нейтральны, написаны лёгким языком, хорошо иллюстрированы. Они задуманы как информационное «тормошение» учащихся, пробуждение познавательной активности и стремления к чтению. Авторы и издатели, не претендуя на академическую полноту подачи материала, публикуют интересные факты, иллюстрации, интервью с известными деятелями науки и культуры и надеются тем самым повысить интерес школьников к образовательному процессу. Отзывы и пожелания направляйте по адресу: pangea@mail.ru или через диалоговое окошко на сайте к-я.рф. Наша искренняя признательность – Отделу образования администрации Кировского района Санкт-Петербурга, а также всем тем, кто бескорыстно помогает в распространении наших стенгазет.

Дорогие друзья! Вероятно, не все знают, что слоны во множестве обитали в Петербурге практически с его основания. В этом выпуске нашей стенгазеты мы расскажем о том, когда и при каких обстоятельствах появлялись в нашем городе эти удивительные животные, где проживали и чем запомнились искушённой столичной публике. В литературе на эту тему нас удивила изрядная путаница в датах, местах и подробностях. Поэтому мы постарались разыскать и процитировать вам дневниковые записи очевидцев и прочие колоритные документы. Ещё надо отметить, что интернет-версия газеты – более подробная, чем печатная. Не пропустите также стенгазету «150 лет Ленинградскому зоопарку».

Даты, имеющие отношение к теме выпуска: 20 июня – Всемирный день защиты слонов в зоопарках; 12 августа – Всемирный день слонов; 22 сентября – Всемирный день защиты слонов; 30 ноября – Международный день слонов («Слоноуин»).

Благодарности

При подготовке этого выпуска мы советовались с учёными и специалистами, которым – наша искренняя признательность. Это Надежда Валентиновна Слепкова (старший научный сотрудник Зоологического института), Геннадий Фёдорович Барышников (главный научный сотрудник Лаборатории териологии Зоологического института) и Андрей Георгиевич Бубличенко (старший научный сотрудник Зоологического института); Анастасия Вячеславовна Арсеньева (специалист по связям с общественностью Ленинградского зоопарка) и Елена Борисовна Попова (научный сотрудник информационного отдела Ленинградского зоопарка); Евгения Михайловна Лупанова (старший научный сотрудник МАЭ им. Петра Великого) и Вероника Юрьевна Макарова (старший специалист по работе с индивидуальными посетителями МАЭ им. Петра Великого); Ирина Владимировна Котлярова (главный научный сотрудник Музея-заповедника «Костёнки»); Виктория Плауде (научный сотрудник Государственного Музея-заповедника «Царское Село»); Нина Вадимовна Гарутт (палеонтолог, дочь В.Е.Гарутта); Сергей Борисович Лебедев (историк, создатель «Слоновой партии России»).

Эволюция хоботных

 Стенгазета «Слоны Петербурга».
1. Примерно так выглядел меритерий, один из первых представителей хоботных (news.bbc.co.uk).

Древнейшие предки современных слонов появились около 60 миллионов лет назад – всего лишь через пять миллионов лет после исчезновения динозавров. Это были зверьки размером с поросёнка, с увеличенными резцами, похожими на очень маленькие бивни. 35 миллионов лет назад древние родственники слонов обитали на болотах и мелководье и напоминали уже небольших бегемотов. Нос и верхняя губа в процессе эволюции соединились (видимо, для того, чтобы легче было дышать под водой), образовав подобие хобота. Количество вымерших видов хоботных превышает 170, причём среди них попадались настоящие гиганты весом до 24 тонн. Относительно недавно (по геологическим меркам) вымерли мастодонты, стегодоны и мамонты. Последние известные науке мамонты обитали на острове Врангеля и вымерли всего 3,5 тысячи лет назад. Единственные не вымершие представители отряда хоботных – два рода слонов: индийский (один вид) и африканский (два вида: саванный слон и лесной слон).

Отношения между слонами и людьми испокон веков складывались драматично. Так, одна из гипотез вымирания мамонтов – истребление их древним человеком в ходе бесконтрольной охоты. Всё историческое время также процветала охота на слонов, но уже не из-за мяса, а с целью добычи «слоновой кости» (бивней) и торговля изделиями из них. Несмотря на то, что слоны остаются самыми «представительными» из ныне живущих наземных животных (в Национальном музее Естественных наук в Мадриде выставлено чучело 11-тонного слона), численность ушастых великанов неуклонно уменьшается. Стремительное сокращение площади пригодных для их обитания мест также играет немаловажную роль. На сегодняшний день почти все дикие слоны обитают в заповедниках и прочих охраняемых территориях.

Приручение слонов

 Стенгазета «Слоны Петербурга».
2. Боевой слон из английского «бестиария» XV века – своеобразной средневековой энциклопедии животного мира. Интересно, что художник изобразил слона с четырьмя бивнями и раздвоенными копытами (bestiary.ca, Copenhagen Kongelige Bibliotek Gl).

Индийские слоны уже 3000 лет назад отлавливались для для сельскохозяйственных и строительных работ на севере полуострова Индостан. Правители древних индийских государств содержали при своих дворах по несколько сотен индийских слонов, причём часть приручённых животных использовали для военных действий. Про африканских слонов известно, что они (начиная с XV века до н. э.) содержались в зоопарках некоторых фараонов. С 262 года до н. э. использовать африканских слонов в военных целях начали карфагеняне. Так, в армии Ганнибала во время его первого похода на Рим (218 год до н. э.) «состояло на вооружении» 40 боевых слонов. В начале нашей эры слонов в огромных количествах поставляли в Римскую империю для гладиаторских игр. После запрещения христианскими императорами Рима столь жестоких забав интерес к слонам в Европе упал. Первым слоном, попавшим в Европу после античного периода, был индийский слон (по некоторым данным – альбинос) по имени Абýль-Аббáс. Этого великана в 800 году подарил Карлу Великому багдадский халиф Харун ар-Рашид – один из персонажей «Тысячи и одной ночи».

Слон кудрявый, резной

 Стенгазета «Слоны Петербурга».
3. Изображение слона на на стене Георгиевского собора 1234 года. Обратите внимание на устрашающие когти (biryukov-konkin.livemaster.ru).

По-видимому, первое на Руси изображение слона находится среди уникального каменного убранства Георгиевского собора в городе Юрьеве-Польском (во Владимирской области) и датируется серединой XIII века.

В 1234 году Святослав, сын Всеволода III Большое Гнездо, по словам летописца, построил «церковь чудну зело, вельми украси ю резным камением от подошвы и до верху». В XV веке здание частично обрушилось (летопись говорит о землетрясении: «Маия 3 потрясёся земля и церкви расседоша»). Вскоре собор был отстроен заново, причём в стены нового здания были вмонтированы первоначальные «резные каменья». Видный историк древнерусской архитектуры Вольфгáнг Кавельмáхер пишет: «…здание собора сложено с удивительным вкусом и потрясающим, почти внеархитектурным мастерством. Напоминающие восточные ткани орнаменты, подобно прозрачной паутине, наброшены на его стены и уступы. Посреди них, как вправленные в оклады полудрагоценные камни, выступают свернувшиеся клубками мифологические звери…». Откуда же на выдающемся памятнике древнерусского зодчества взялся слон? Принимая во внимание ряд особенностей изображения (заячьи уши, завитки шерсти и устрашающие когти), приходится признать, что художник срисовывал диковинного зверя не «с натуры», а руководствовался описаниями и иллюстрациями из византийских и персидских манускриптов.

Слон Ивана Грозного (1533-1584)

 Стенгазета «Слоны Петербурга».
4. «Сильный зверь слон земли Персидской страны» из «Русских народных картинок» Д. А. Ровинского, 1881 год (grafika.ru).

О первом настоящем слоне на Русской земле поведал миру в своих «Записках о Московии» Генрих фон Штаден – немецкий авантюрист на службе у Ивана Грозного. Вот его история: «У двойных ворот во рву под стенами находились львы, которые прислала великому князю английская королева. У этих же ворот стоял слон, прибывший из Аравии (предполагается, что слона подарил персидский шах Тахмасп I примерно в 1575 году). Араб, который за этим слоном ухаживал, получал в Москве большое жалованье. Это подметили беспутные люди. Из-за денег они тайно убили жену араба. Вот этот-то араб был оклеветан и оговорён вместе со своим слоном, что будто бы чума в Москве произошла от него и его слона. Тогда араба и его слона сослали в опалу в посад Городецкий. Араб умер там, и великий князь послал дворянина с наказом умертвить слона. Слон стоял обычно в сарае, а кругом сарая был забор. Неподалёку от него схоронили араба. Тогда слон проломил забор и улёгся на могиле. Там его и убили, а клыки доставили великому князю в доказательство того, что слон действительно околел». Впрочем, некоторые историки полагают, что эта история, равно как и многие другие сообщения Штадена о Руси, «напоминает небылицы Мюнхгаузена».

Слоны Петра I (1682-1725)

Стенгазета «Слоны Петербурга».
5. Сообщение о подарке «индейского царя» в петровских «Ведомостях», 1703 год (историк.рф).
 
Стенгазета «Слоны Петербурга».
6. Фрагмент гравюры Питера Пикара «Торжественное вступление персидского посольства в Москву 3 октября 1712 года». Из собрания Д. А. Ровинского. ГМИИ им. А. С. Пушкина (russianprints.ru).
 
Стенгазета «Слоны Петербурга».
7. Запись в походном журнале Петра I от 27 июня 1713 года (book-old.ru).
 
Стенгазета «Слоны Петербурга».
8. Запись в походном журнале Петра I от 30 октября 1723 года (book-old.ru).
 
Стенгазета «Слоны Петербурга».
9. «Светский слон». Картина Николая Копейкина. Публикуется с разрешения художника.

В 1702 году некий миссионер, будучи в древнем кавказском городе Шемáхе (помните, у Пушкина: «Подари ж ты мне девицу, шемаханскую царицу»?), упомянул в одном из писем о человеке, «которого посылал в Индию царь Пётр»: «Он вёл оттуда великому московскому князю слона, и это изумительное животное, не виданное до сего времени в этих странах, доставляет жителям Шемахи огромнейшее удовольствие». Продолжение этой истории – в газете «Ведомости» (точнее, «Ведомости о военных и иных делах, достойных знания и памяти, случившихся в Московском Государстве и во иных окрестных странах»). В первом регулярном выпуске (2 января 1703 года) Пётр поместил такую заметку: «Из Персиды пишут: индейский царь послал в дарах великому государю нашему слона и иных вещей немало. Из града Шемахи отпущен он в Астрахань сухим путём». Увы, о дальнейшей судьбе этого слона ничего не известно.

Петербург, молодую столицу Российского царства, часто посещали иностранные дипломатические делегации – посольства. Андрей Богданов, автор энциклопедического труда «Историческое, географическое и топографическое описание Санкт-Петербурга», изданного в 1779 году, пишет о некоем первом слоне: «Посолство при Царствующем Санктпетербурге было Персицское, в 1711-м году… которое в презент привезло Его Величеству Государю Императору Петру Великому великия и богатыя подарки, притом один слон, которой первой в Россию приведен был». Впрочем, подтверждений этого факта в других источниках нам найти не удалось.

Широко обсуждалось посольство персидского шаха Хуссейна, прибывшее в Петербург летом 1713 года. По дороге оно останавливалось в Москве, о чём эмоционально поведал писатель петровского времени Андрей Денисов в сочинении «Повесть риторическая о встрече в Москве слона персидского»: «Небывалое зрителище – превелий слон зверь. Имея нози длиною с человека толсты яко бревно, толстотелесен, недолог по высоте, безшерстен, великоглав, черновиден, горбоспинен, задопокляп, ступанием медведоподобен, от верхния губы имея (нарещи) нос или губа или хобот, яко рукав платна висящ до земли, им же яко рукою брашно и питье приимет, и согнув в уста своя отдаёт. От верхних зубов два зуба велики вне торчат сюду и сюду, уши имея велики, яко заслоны печныя, рожки малы, подобны агнчим, хвост подобен воловьему».

В июне 1713 года Пётр I сделал такую запись в своём походном журнале: «В 27-й день прибыл посол персицкой и при нём слон и иныя вещи». Историк Александр Павлович Башуцкий в своей «Истории Санкт-Петербурга» пишет об этом событии: «В день славной Полтавской победы… происходил церемониальный приезд на флоте в столицу Персидского Посла, привезшего Царю между прочими подарками от Шаха, львов, тигров и большого слона. Шествие сего последнего, явление в России редкое и едва ли не совершенно новое, до того изумило языческие народы, обитавшие в нынешней Астраханской губернии, где его проводили, что они воздавали ему божеские почести и следовали за ним по нескольку вёрст… Содержание и прислуга одного слона, так же как корм его, состоящий из риса, изюму… и проч., обходились по пятнадцати рублей в день. Вожатые сего слона имели обыкновение по большим праздникам и торжественным дням убирать его великолепным образом и водить его для поздравления к знатным особам, чем составляли себе немалый доход… По причине холодного, сырого петербургского климата, слон жил недолго. Кожа его, тщательно сохранённая и набитая, поставлена в Кунсткамеру, где находится поныне».
О смерти первого слона в 1717 году есть упоминание в одном из писем ближайшего сподвижника Петра I Александра Меншикова: «…слон умер, который нимало на ноги вставал, лежал тридцать дней, ничего пищи употреблял… Правда, что немало жаль такого знатного зверя».

Русский писатель и журналист Михаил Иванович Пыляев в своей знаменитой книге «Старый Петербург. Рассказы из былой жизни столицы» (1887 год) так описывает место, где гостил слон: «Луг (Царицын луг, в наше время – Марсово поле) был весь усажен красивыми низкими кустарниками, между которыми извивались широкие дороги для экипажной езды; в Летнем саду били фонтаны, шумели каскады, фруктовая школа сменялась тенистыми крытыми аллеями, цветниками, прудами. От Летнего дворца большая деревянная пристань вела на Неву и на Фонтанку. Вдоль берега Невы, который был тогда в саду, как нынче берег Фонтанки, можно было пройти к почтовому двору (где теперь Мраморный дворец). Против почтового двора и было устроено особенное помещение для приведённого в первый раз в Россию, в подарок от персидского шаха, слона; место, где он стоял, называлось “Зверовой двор”».

Генерал-лейтенант Николай Кутепов, в царствование Александра III отвечающий за организацию придворной охоты, по высочайшему указанию составил многотомный очерк «Великокняжеская, царская и императорская охота на Руси». Из этого обширного труда мы выбрали сведения, касающиеся темы нашего выпуска. «Первый слон, присланный из Персии вскоре после закладки С.-Петербурга, – пишет Кутепов, – содержался собственно в одном из принадлежавших лично царю Петру I домиков с тёсовыми крышами, которые были разбросаны по нынешнему Царицыну лугу, усаженному в то время деревьями в несколько аллей… Вероятно, к этому домику вскоре были сделаны пристройки, образовавшие вместе с домиком первый Зверовой двор… Когда этот слон, поражавший всех своей величиною, пал, то персидский шах прислал в Петербург в 1723 г. другого слона, которого поместили в том же домике, где находился первый».

Как в 1713 году, император сделал в своём дневнике скупую заметку: «30-го (октября). Приведен слон в Петербург». В дневнике голштинского дворянина Фридриха Берхгольца, бывшего тогда в Петербурге, сделана более подробная запись: «30-го… В этот день, около полудня, привели сюда слона, присланного из Персии… Слона этого привезли сюда из Шлиссельбурга водою. Ему седьмой год, и он далеко не так велик, как тот, которого я видел здесь в 1713 году; у него даже не было ещё обоих больших зубов… Он помещён в доме, устроенном для прежнего слона, и там прикован цепью за одну ногу, но очень смирен и ручен. Хоботом своим он брал у нас из рук белый хлеб и тут же съедал его, также очень охотно играл с приставленными к нему людьми, из которых одного несколько раз поднимал хоботом высоко от земли». Вскоре слон поступил в гатчинский зверинец (вместе с «очень большим ежом, имеющим множество черных и белых игл до 11 дюймов длиною»).

«Весьма великий набитый слон»

Стенгазета «Слоны Петербурга».  
Стенгазета «Слоны Петербурга».
10, 11. Кунсткамера. Фрагменты гравюр «Профиль галереи… с курьёзными вещми». 1741 год (из коллекции Эрмитажа).

Ряд сведений о слонах (как правило, сухие факты о препарировании павших слонов) можно почерпнуть в «Летописи Кунсткамеры 1714–1836 годов»:

2 июля 1736 года: Кожевенный мастер Иоганн Готфрид Фрич обязался выделать слоновую кожу, «дабы оная была белая и мягкая, не портя на ней волосов», за 50 руб.

3 июня 1737 года: …решено обсудить вопрос о слонах, поскольку в Петербург недавно доставлен из Персии 25-летний слон. Обсуждались способы охоты на слонов, их образ жизни.

3 марта 1738 года: «И. А. Корф приказал выдать кожевнику И. Г. Фричу 4 руб. за «сделание к слоновой коже хобота».

8 октября 1742 года: Сенат направил в Академию наук распоряжение провести вскрытие слона, павшего на Слоновом дворе, для установления причин смерти, а также снять с тела шкуру, из костей собрать скелет и хранить в Академии наук.

26 января 1747 года: Из обер-егермейстерской канцелярии в Канцелярию Академии наук отослано тело павшего слона Алекбаша для анатомирования.

11 июля 1749 года: А. Каау-Бургаве рапортовал в Канцелярию Академии наук о вскрытии и установлении причин смерти слона Настрата… Бургаве рекомендовал в летнее время чаще выводить животных «на вольный воздух для длительных прогулок, а сено давать самое хорошее, воду чистую, здоровую, а не застоявшуюся».

19 марта 1753 года: В связи с решением установить чучело слона в «погоревших полатах в большом зале» Академическая Комиссия распорядилась сделать в том помещении временный «простой пол».

4 мая 1765 года: Канцелярия Академии наук слушала промеморию из Обер-егермейстерской конторы о том, что на Слоновом дворе пал слон Сала; его тело можно анатомировать и взять в Академию необходимые препараты… Также признали необходимым сделать скелет для пересылки, при необходимости, в зарубежные кунсткамеры.

31 августа 1765 года: Канцелярия Академии наук заслушала рапорт кунсткамерского комиссара С. Бухвостова о том, что чучело слона требовалось убрать «во все те снаряды, которые употребляются на живых слонах при церемониях, то есть в ковры с колокольчиками и на верх поставить кибитку». Все эти уборы в тот момент без надобности лежали в Обер-егермейстерской канцелярии, так как на Слоновом дворе был только один слон, которого никуда не выводили.

21 сентября 1766 года: Канцелярия Академии наук, в ответ на рапорт А. П. Протасова о возможности вырыть и перевести «спрятанные прошлого году в земле за Ямскою слободою под Купчиною деревнею… слоновые кости», приказала оплатить все связанные с этим работы и материалы.

1769 год: Писатель Н. Г. Курганов издал «Грамматику российскую универсальную», превратившуюся при последующих изданиях в «Письмовник, содержащий в себе науку Российского языка со многими присовокуплениями разного учебного и полезно-занимательного вещесловия». В «Письмовнике» автор описал экспозицию Кунсткамеры в его время: «Средняя зала содержит в себе четвероножных животных и птиц. Из оных достойнейшие примечания суть: слон длиною более 28, а вышиною более 16 футов».

1781 год: Баронесса Элизабет Димсдейл, сопровождавшая своего мужа, врача Томаса Димсдейла, приглашённого в Санкт-Петербург для прививания оспы великим князьям Александру и Константину, писала в дневнике о посещении академической Библиотеки и Кунсткамеры: «В другом зале были чучела животных, скелет слона и чучело слона с фигурой турка верхом на нем, как это принято в Турции, множество костей слонов, найденных в Сибири, и что самое примечательное, старожилы этих мест не слыхивали, чтобы в этой стране когда-нибудь водились слоны».

5 марта 1782 года: Академическая комиссия получила сообщение от Владимирского и Костромского генерал-губернатора Р. Л. Воронцова о том, что во Владимирской губернии в окрестностях города Вязникова «во рве, который от разлива воды простирается в глубину до пятнадцати сажень, найдены рог ужасной величины, кость, подобная слоновьему клыку, и челюсть неизвестного животного». Кости предложены Комиссии для рассмотрения и помещения в академическую Кунсткамеру.

27 октября 1783 года: Е. Р. Дашкова передала в Кабинет натуральной истории от имени фельдмаршала К. Г. Разумовского бивни и челюсти слона, найденные на Украине.
1794 год: Вышел из печати труд И. Г. Георги «Описание Российско-Императорского столичного города Санкт-Петербурга и достопамятностей в окрестностях оного», включавший описание Кабинета императорской Академии наук: «Класс зверей содержит более 500 чучел и в винном спирте сохраняемых зверей, одного весьма великого набитого слона и скелета оного и зародыша слона… Целый зал со сводами наполнен вырытыми слоновыми, носороговыми, буйволовами и другими костьми».

24 апреля 1806 года: Комитет Правления Академии наук указал Н. Я. Озерецковскому на необходимость подготовить для Музея «чучело из падшего слона».

19 июля 1827 года: Из Министерства народного просвещения Комитету правления Академии наук пришло сообщение о том, что министр императорского двора П. М. Волконский уведомил, «чтобы из падшей на придворном охотском дворе слонихи сделан был чучел и чтобы слониха принята была в ведомство Академии наук и выварена в нарочно сделанном для таковых случаев растворе в академическом строении, потому, что на Егермейстерском дворе для сего нет места, так и во избежание заразительного для города запаха; набивкою же чучелы оставаться до особого повеления, равно и собрания скелета».

10 октября 1830 года: Поступило письмо Е. В. Карнеева к А. К. Шторху, в котором говорилось, что «Иванов, принявший на себя изготовление для музея Горного кадетского корпуса слонового костяка, просит взять под свою ответственность на самое короткое время одну из мамонтовых голов, имеющихся в Кунсткамере в излишестве, равно и несколько слоновых костей, которые будут признаны им нужными».

Увы, большой урон коллекциям нанёс пожар, случившийся в 1747 году от неисправности дымоходной трубы.

«Слона-то я и не приметил!»

Стенгазета «Слоны Петербурга».
12. Иллюстрация В. А. Фаворского к басне И. А. Крылова «Любопытный» (из книги: И. А. Крылов. Басни. 1947 год).
 
Стенгазета «Слоны Петербурга».
13. Иллюстрация к басне И. А. Крылова «Слон и Моська», издание Е. Яковлева, 1857 год. Обратите внимание на когти на ногах у слона (goslitmuz.ru).

Крылатое выражение в заголовке, как вы, наверное, догадались, – из басни Ивана Андреевича Крылова «Любопытный»:
 
 «Приятель дорогой, здорово! Где ты был?» —
 «В Кунсткамере, мой друг! Часа там три ходил;
‎ Все видел, высмотрел; от удивленья,
 ‎Поверишь ли, не станет ни уменья
 ‎Пересказать тебе, ни сил.
 ‎Уж подлинно, что там чудес палата!
 Куда на выдумки природа таровата!
 Каких зверей, каких там птиц я не видал!
 ‎Какие бабочки, букашки,
 Козявки, мушки, таракашки!
 Одни, как изумруд, другие, как коралл!
 ‎Какие крохотны коровки!
 Есть, право, менее булавочной головки!» —
 «А видел ли слона? Каков собой на взгляд!
 ‎Я чай, подумал ты, что гору встретил?» —
 «Да разве там он?» — «Там». — «Ну, братец, виноват:
 ‎Слона-то я и не приметил».
 
Эта басня была написана Крыловым в 1814 году под впечатлением рассказа одного провинциала о его первом посещении Кунсткамеры. Рассказчик восторгался мельчайшими экспонатами музея, а на вопрос о слоне озадаченно почесал затылок: «Виноват, слона я не заметил».

У «дедушки Крылова» есть ещё три басни «про слонов»: «Слон на воеводстве» (отсюда крылатое выражение: «В семье не без урода»), знаменитая «Слон и Моська» («По улицам слона водили…») и «Слон в случае» (по словам Даля, мораль этой басни восходит к народной пословице «Всякая лисица свой хвост хвалит»). Интересно, что Крылов, как академик Императорской Академии наук, достаточно часто бывал в здании Кунсткамеры.

После кончины Ивана Андреевича в 1845 году газеты объявили о сборе средств на сооружение ему памятника. Конкурс на лучший проект выиграл Пётр Карлович Клодт – автор всемирно известных скульптур на Аничковом мосту. На постаменте памятника Клодт весьма натуралистично изобразил сцены из 15-ти басен. Позировали скульптору настоящие звери и птицы, которых он поселил прямо в своей мастерской. Понятно, что слон в мастерской не поместился, поэтому позировал Клодту в парке Царского села. Памятник с лаконичной надписью: «Крылову» (и «1855» – год установки) после долгих дискуссий решили разместить в Летнем саду, где писатель нередко проводил время. Вот вам интересное задание: съездить в Летний сад, рассмотреть всех зверей на постаменте (особенно, конечно, слона) и выяснить, персонажами каких басен они являются.

Заметим в скобках о происхождении слова «слон». «Этимологический словарь школьника» русского писателя, филолога и лингвиста Льва Успенского утверждает: «Народ издавна пытался объяснить название этого зверя по старым легендам о нём. Уверяли, будто слон, поскольку ноги его не могут сгибаться, спит, прислонясь к стволам деревьев: потому он и слон! Такова народная, ложная этимология этого слова. Но и научное объяснение пока ещё не вполне твёрдо. Думают, что, слыша от своих тюркских соседей рассказы о могучем южном животном по имени “аслан”, то есть лев, наши предки сделали из этого имени своё, “слон”, но, не зная ни слона, ни льва, ошибочно отнесли его не к тому зверю. Если это верно, то, пожалуй, изо всех “слов-ошибок”, ставших нам известными, эта – самая большая». А ещё в словари русских поговорок вошло выражение «слонов слонять» – в значении «праздно шататься». Глаголы «слоняться» и «прислоняться» к слонам отношения не имеют.

Слоны Анны Иоанновны (1730-1740)

Стенгазета «Слоны Петербурга».
14. Шутовская свадьба у «Ледяного дома», 1740 год. «Исторические очерки и рассказы», 1911 год (historydoc.edu.ru).

«В 1736 году был выстроен новый “Слоновый двор” для ещё одного присланного из Персии слона, – продолжает М. И. Пыляев. – Построен он был на Фонтанке, близ Летнего дворца Елизаветы Петровны (на месте нынешней Манежной площади); до половины 1741 года в нем был только один амбар, но после, в сентябре, были выстроены ещё два (амбары эти стояли, где теперь Михайловский манеж). Об этом слоне имеются сведения, что во время следования его в Петербург, зимою 1736 года, он остановился на некоторое время в Москве, и тогда, по распоряжению кабинета, к нему были посланы два зверовщика: персиянин Ага-Садык и араб Мершариф, состоявшие при прежнем слоне: “дабы оный слон мог к ним признаться так, как и к другим персидским слоновщикам”. Кроме означенных лиц, при слоновом дворе находился ещё “персидский слоновой мастер», или “слоновой учитель” Асатий; на попечение последнего было возложено также лечение и гигиенические прогулки; прогулки эти не всегда обходились благополучно. На Прешпективную улицу (с 1781 года – Невский проспект), по которой водили слона, всегда собиралось много народа смотреть редкого зверя, преимущественно лейб-гвардейских солдат. Зрители вели себя весьма непристойно, смеялись над вожаками, бранили их. Вследствие этого Ага-Садык жаловался своему начальству, что во время провожания слона бросали как в него, так и в слона каменьем и палками и многократно избили, за тою опасностию он уже тому более месяца принуждён слона не выводить. Вследствие жалобы был приказ “о неучинении помешательства слоновщику в провожании слона”.
На корм слона употреблялось в год сухого тростника 1500 пудов, пшена сорочинского (сорочинским, или сарацинским, пшеном называли рис) 136 пудов 35 фунтов, муки пшеничной 365 пудов, сахару 27 пудов, 36 фунтов и 4 золотника; корицы, кардамону, гвоздики, мушкатных орехов по 7 фунтов и 58 золотников, шафрану 1 фунт 68 золотников, соли 45 пудов…». Напомним, что в русской системе мер 1 пуд (около 16 кг) содержал в себе 40 фунтов, 1 фунт (около 400 г) – 96 золотников, 1 золотник соответствует примерно четырём граммам.

В 1737 году одна из столичных газет рассказала, как Анна Иоанновна знакомилась со слоном: «Потом приведён был Индейцами и Персианами пред Летний дом от Надыр Шаха… в дар присланный Ост-Индский Слон в полном своём наряде. Её Императорское Величество изволила оного видеть и разных проб его проворства и силы более часа смотреть». Этот слон участвовал в праздновании шутовской свадьбы впавшего в немилость князя Михаила Голицына и калмычки Авдотьи Бужениновой в печально знаменитом «Ледяном доме», построенном на Неве между Адмиралтейством и Зимним дворцом в начале 1740 года. Слон, а также другие звери, участвовавшие в «празднике», находились в ведении обер-егермейстера Волынского.

«Исторический очерк Обуховской больницы» 1889 года сообщает, что Волынскому был дарован участок земли, лежащий «между рекою Фонтанной, прилегая к двору тайного советника Нарышкина, преспективой в село Сарское (в наши дни – Московский проспект) и преспективой позади загородных дворов» (в наши дни – Загородный проспект)». Вскоре он впал в немилость, и последовал указ Анны Иоанновны: «Загородный двор Артемия Волынского, что на речке Фонтанке, определить для содержания псовой охоты». С тех пор и до 1825 года здесь размещался Охотный двор, где был, «между прочим, особый слоновый сарай», и, соответственно, время от времени содержались слоны. В наши дни на земельных участках, некогда принадлежащих Нарышкину и Волынскому, находятся Обуховская больница и Технологический университет.

Слоны Елизаветы Петровны (1741-1762)

Стенгазета «Слоны Петербурга».
15. Вид на Аничков дворец и Невский проспект от берега Фонтанки (фрагмент). Гравюра по рисунку М. И. Махаева. Из «Плана столичного города Санкт-Петербурга с изображением знатнейших оного проспектов», 1753 год. Михайло Махаев рисовал эскизы с натуры, используя «камеру-обскуру» (andcvet.narod.ru).

 
Стенгазета «Слоны Петербурга».
16. «Слоновый двор» на карте немецкого картографа Матиаса Сойтера, 1744 год (historic-cities.huji.ac.il).

«В 1737–1740 гг. на слоновом дворе содержался только один слон, приведённый из Персии в 1737 году, – читаем далее у Николая Кутепова. – Вслед за тем, в 1741 г., здесь помещено было 14 слонов, которых прислал Шах-Надир… Слоны эти составляли только часть богатых даров персидского шаха, который после покорения Индии искал дружбы русского правительства, имея в виду войну с Турцией… В ожидании прибытия слонов канцелярия обер-егермейстерских дел поспешила построить для них “амбар” на слоновом дворе. Сначала думали поместить их на Лиговке, но вода этой речки оказалась “известковатой и твёрдость в себе имеющей”, и специалист Асатий, “слоновый учитель”, признал её вредной для купанья слонов. На слоновом дворе построили три высоких, светлых амбара с топками наружу, так как, по заявлению Асатия, “слоны противного воздуха терпеть не могут”. Особая тёплая храмина приготовлена была для слона и слонихи, “обыкших в одном месте быть”. На постройку двух только амбаров затрачено было 5000 рублей. Кроме того, сочли необходимым исправить дороги и мосты в Петербурге и окрестностях по пути следования слонов, “дабы им не могло быть какого повреждения”. Мосты: Аничковский, близ Зимнего дворца, через Мойку против Мошкова переулка и другие, найдены были в “немалой ветхости”, до такой степени, что настилка на них “во многих местах пробивалась”. Среди этих приготовлений забыли сделать распоряжение об отпуске корма для слонов. Вскоре обнаружился и ещё один крупный недосмотр: привязи и запоры у амбаров, в которых помещены были слоны, оказались недостаточно крепкими. 16 октября слоны, “осердясь о самках”, начали буйствовать, сорвались с привязей, разломали двери и ушли. Два из них вскоре были пойманы, а третий “пошёл через сад, изломал деревянную изгородь, прошёл на Васильевский остров и там изломал Сенат и Чухонскую деревню”. Но здесь беглец, наведший панику на весь город, был пойман и водворён на место. Слоновщик Ага-Садык настоятельно просил выдать ему для привязи слонов толстые железные цепи и кольца. Просьбу его ещё не успели удовлетворить, как на следующее же утро четыре слона снова сорвались с привязи, ушли, сломавши ворота, и “много беды наделали в городе”. Вслед за тем слоновый двор едва не сгорел со всеми слонами от небрежности истопников».

Новое место для слоновых амбаров было «обыскано сверх Лиговского канала, песчано и высоко, сухо и обросло сосновым лесом». Урочище это называлось «Пеньки». Сюда в 1744 году и был переведён Слоновый двор (в наше время здесь гостиница «Октябрьская»). Выгуливали слонов по просеке, ставшей вначале Слоновой улицей, а затем – Суворовским проспектом.

Слоны Екатерины II (1762-1796)

В 1765 году, по заявлению обер-егермейстера, из числа 14 слонов, присланных из Персии в 1741 году, «пала последняя слониха». Опустевший слоновый двор в Пеньках решено было уничтожить. О последних днях этого Слонового двора пишет в 1790 году в своём «Описании российско-императорского столичного города Санкт-Петербурга» академик Иóган Геóрги: «Старый Егерский двор занимает большое, частоколом огороженное, частью пустое, частью же лесистое место по Невской перспективе и по Лиговскому каналу. До сего времени содержались здесь слоны и иные животные, коих однако же отныне больше нет».

Строения, находившиеся на дворе в Пеньках, императрица Екатерина приказала «перенести на егерский двор (бывший Волынского), что на Фонтанке, у Обухова моста». «По мере того как местность за Фонтанкой заселялась и застраивалась, – пишет Николай Кутепов, – Охотный двор все более отдалялся новыми постройками от свободных окрестностей города, и помещение охоты на этом дворе, среди городских строений, становилось все более и более неудобным… В силу этого уже в царствование императора Александра I возникает вопрос о переводе Императорской охоты в один из пригородов Петербурга».

Слоны Александра I (1801-1825)

Стенгазета «Слоны Петербурга».
17. Вид Адмиралтейства и Дворцовой площади во время шествия слонов, присланных персидским шахом. С акварели Воробьёва (hellopiter.ru).
 
Стенгазета «Слоны Петербурга».
18. «7 ноября 1824 года на площади у Большого театра», Фёдор Алексеев (wikimedia.org).

Есть указание на то, что в конце XVIII века при Императорской охоте состоял некий слон, «вновь откуда-то приведённый».

«В 1816 году из Персии приведены были два слона, – продолжаем цитировать Николая Кутепова. – Любопытный литографический современный рисунок при сем прилагается: два приведённые из Персии слона с посольством проходят перед Зимним дворцом вдоль шпалер императорских российских войск… Этим двум слонам ежедневно полагалось корму: 4 пуда пшеничных хлебов, 6 фунтов коровьего масла, 10 фунтов мёду, 2 фунта сахару, 10 пудов сена, 5 пудов соломы, пряных кореньев на 5 рублей. В 1823 году один из этих слонов пал; по примеру прежних лет его отдали в Кунсткамеру».

Вскоре после наводнения 1824 года — самого значительного и разрушительного за всю историю Санкт-Петербурга – Охотный двор на Фонтанке был ликвидирован. В 1824 году обер-егермейстер доносил князю Петру Волконскому: «Имею честь сообщить, что… во время наводнения 7 ноября… Псарные дворы и к оным принадлежности, конюшни, наличные и внутренние заборы, мосты и вообще всё разрушено до основания… помещения Охотного двора, кои остались хотя мало способными, оных поправляю починкою печей и полов… и ещё сарай, в коем содержится слон». Ответ был таков: «Государь Император высочайше соизволил… Охотный двор у Обухова моста уничтожить… Слона перевести в Царское Село».

Слоны Николая I (1825-1855)

Стенгазета «Слоны Петербурга».
19. Слоновьи (Красносельские) ворота в Александровском парке Царского села (Alex Florstein Fedorov, wikipedia.org).

В 1828 году архитектором Адамом Менелáсом в Царском Селе был построен павильон «Слоны» – деревянный, с небольшими башенками и служебными зданиями, окружающими четырёхугольный двор. «Слоновьи ворота» – архитектурный комплекс из двух симметрично расположенных двухэтажных «караулок» с чугунными воротами в центре – были недавно восстановлены в первоначальном виде.

«Сюда в том же году переведены из С.-Петербурга стоявшие там на Волынкином дворе слоны, принадлежавшие Государю, – пишет в путеводителе по Царскому Селу Сергей Вильчковский. – Слоны эти, по-видимому, вскоре погибли, ибо в 1832 году была переписка с Дворцовым управлением о прибытии в Царское село “первого” слона, привезённого тремя афганцами».

В октябре 1839 года в Царское село поступил слон, подаренный бухарским эмиром Насруллой Николаю I. По дороге, помимо трёх «вожаков» и переводчика, к слону были приставлены четыре казака и урядник – «для предупреждения беспорядков от стечения из любопытства народа» и «могущего иногда произойти какого-либо вреда». Для его пропитания из казны выделялось 14 рублей в день: на «3 фунта сахару, 10 фунтов коровьего масла, 2 пуда печёного белого хлеба и 8 пудов сена». Путь оказался для слона изнурительным: бедняга, «дошедши до Самары, разбил подошвы у всех четырёх ног и далее уже не мог следовать. Вовремя посадили его на судно и целый месяц везли водою, от чего слон укрепился».

Второй подарок Насруллы Николаю I был отправлен из Бухары с посольством в июне 1848 года и осенью дошёл до Оренбурга, пройдя 1079 вёрст за 58 суток. Перезимовав в специально построенном для него здании, в мае следующего года слон отправился в Нижний Новгород, куда шёл два месяца. Здесь было решено, что «дальнейшее следование может быть ему решительно вредным и причинит хромоту». Поэтому «слон был помещён на шхуну устюжского мещанина Чурина, обязавшегося доставить его за 450 рублей серебром в 45 дней в Санкт-Петербург, где он был высажен 4 сентября возле Александровской Лавры, откуда поведён был в Царское Село, а по осмотре Государем Императором сдан главноуправляющему Дворцовым правлением и Царским Селом».

Слоны Александра II (1855-1881)

Стенгазета «Слоны Петербурга».
20. Заметка из журнала «Всемирная иллюстрация», 1874 год, №269 (rdp4v.livejournal.com).
 
Стенгазета «Слоны Петербурга».
21. «Бегство слона из балагана Роста». «Всемирная иллюстрация», 1874 год, №269. Рисунок Н. Каразина, гравюра К. Вейермана (zidanio.livejournal.com).

Третий слон «к Высочайшему Двору из Бухарии», как и его предшественник, шёл «сухим же путём» и зимовал в Оренбурге. Историк Пётр Столпянский в сборнике «Как возник, основался и рос Санкт-Петербург» (1918 год) писал по этому поводу: «В 1860 году в Оренбурге в особо устроенном манеже гостил слон. Он шёл по оренбургским степям в особых башмаках, которые стоили очень дорого. Ему давали ежедневно по 1 пуду муки, 5 фунтов сахара и 5 фунтов сала. Получалось нечто весьма похожее на сахарный тростник. Жители города толпой ходили за слоном, когда его прогуливали по улицам». Далее важный гость следовал на барже, буксируемой пароходом. Велено было следить, чтобы слон не пугался «искр, выбрасываемых иногда из трубы парохода, и яркого зарева, время от времени над нею появляющегося». В июле 1860 года слон благополучно прибыл в Царское село, а его сопровождающий, «по расторопности и распорядительности своей исполнивший это поручение самым удовлетворительным образом», получил в награду от императора бриллиантовый перстень.

Занимательные подробности о приключениях слонов, зимовавших в Оренбурге, собраны историком и писателем Галиной Матвиевской.
В 1860 году царскосельских слонов «было повелено» передать в Петербург, в зверинец господина Крейцберга (местоположение которого не установлено). В 1865 году в Санкт-Петербурге был открыт Зоологический сад, куда в 1870 году поступил первый слон – один из трёх, которые «вновь были подведены Государю от Эмира». Череп этого слона, павшего в 1882 году, хранится в коллекции Зоологического музея.
Столичный еженедельник «Всемирная иллюстрация» (№269 за 1874 год) поведал про этого слона такую примечательную историю: «10-го февраля, около трёх часов пополудни, проходившие около Царицына луга были свидетелями совершенно неожиданного зрелища. По набережной канала, направляясь на инженерный мостик, бежал слон. Его преследовали вожак, полицейские и отряд жандармов. Все попадавшиеся на пути почтительно сторонились от грозного зверя, но потом спешили увеличить толпу любопытных. Впереди слона тоже ехали жандармы и предостерегали встречающихся. Часа через два слон был доставлен благополучно по назначению в зоологический сад. В первое время по городу ходили самые разнообразные слухи о похождениях вырвавшегося зверя, но вскоре всё разъяснилось. Оказалось, что причиной бегства его была сама же публика. В театре Малафеева одна из актрис уронила зажжённую керосиновую лампу, отчего сделался небольшой пожар, который до такой степени испугал зрителей, что они бросились к выходу. Слух о пожаре распространился и в соседнем балагане Роста, где помещался зверинец. Там тоже произошла страшная суматоха. Испуганный шумом и криками, слон в свою очередь выломал дверь и выбежал на свободу».

Слоны Александра III (1881-1894)

Стенгазета «Слоны Петербурга».
22. Слонёнок в Зоосаде Роста. Рисунок П. Гнедича, гравюра М. Рашевского из журнала «Нива» за 1882 год.
 
Стенгазета «Слоны Петербурга».
23. Слонихи Дженни и Сарра, фото 1880-х годов (spbzoo.ru).

В 1881 году Зоологический сад приобрёл молодого африканского слона. Вот заметка из журнала «Нива» за 1882 год: «Семья толстокожих обогатилась маленьким слоном, стоящим более 3000 рублей. Маленький слон, изображённый на нашем рисунке, – прекрасный экземпляр африканского слона, с крутым лбом и подвижными ушами. Он очень жив и весел и часто резко кричит. Это самая милая и забавная как бы модель большого слона. Он очень добродушен, иногда сердится, но и ворча, всё-таки быстро хватает съестное и быстро забывает свой гнев».
Впрочем, известный зоолог Вадим Евгеньевич Гарутт считает, что на этом рисунке «представлен не африканский, а индийский слон. Остаётся неясным, стали ли владельцы Сада жертвой обмана недобросовестного торговца животными, или же они сами пошли на хитрость с целью привлечения в Сад большего числа посетителей». Учёный составил обобщающую работу о слонах в нашем городе, материалом которой мы частично воспользуемся далее.

В 1882 году Зоологический сад приобрёл двух дрессированных самок индийского слона по кличке Дженни и Сарра. Животные эти выступали летом на открытой эстраде Сада.
В 1889 году по проекту архитектора К. Веркгейма было построено специальное здание слоновника. Оно было бревенчатое, обшитое досками, увенчанное большим куполом. К зданию примыкал летний выгул, обнесённый оградой из толстых металлических прутьев. Это здание просуществовало 46 лет, пришло в ветхость и в 1935 году было разобрано. На его фундаменте было возведено новое здание, также бревенчатое, просуществовавшее до осени 1941 года.

Слоны Николая II (1894-1917)

Стенгазета «Слоны Петербурга».
24. Слонёнок, катающий ребёнка во дворе Слоновника в Александровском парке, фрагмент. 1892 год (из альбома «Царское Село на старых фотографиях. Конец XIX – начало XX века», составители Марина Лебединская и Виктория Плауде. 2012 год).
 
Стенгазета «Слоны Петербурга».
25. Купание слона в пруду Александровского парка. 1914 год ( tsarselo.ru)

В 1910 году новый хозяин Зоологического сада П. П. Винклер за невнесение вовремя арендной платы был лишён права владения. В счёт погашения его долгов коллекция животных Сада была конфискована Городской управой и продана Московскому зоологическому саду. Вот как описывала газета «Петербургский листок» это событие: «В ночь на 30 октября из ворот Сада вывезли последних животных и вывели двух слонов… Отправка слонов, которых пришлось вести на привязи по улицам столицы, состоялась с соблюдением всех предосторожностей… Слонам были одеты большие кожаные ошейники, окаймлённые железными обручами. Передние ноги слонов пришлось заковать в кандалы. Задние ноги слонов перевязали канатами. К ошейникам были прикреплены длинные цепи, на которых и повели слонов. Около двух часов ночи слоны были выведены из Зоологического сада в Александровский парк. Зверей сопровождали 16 человек рабочих… и надсмотрщик слонов татарин Федординов. Процессию окружил наряд полицейских из четырёх конных и стольких же пеших… Тихо, послушно своей неуклюжей походкой шли слоны, обращая внимание прохожих и проезжих. Миновав Троицкий мост, процессия двинулась через Марсово поле, мимо Инженерного замка по Пантелеймоновской, Моховой, Семёновской улицам, Литейному проспекту до угла Невского проспекта, откуда слонов повели далее на Товарную станцию Николаевской железной дороги. В четыре часа ночи слонов уже начали грузить в особый вагон, специально приспособленный для их перевозки. Для животных, не привыкших к холоду, вагон был отеплён особыми чугунными печами». Таким образом, оба наших слона оказались в Москве, где, к сожалению, прожили недолго. Первой пала Сарра. Дженни пала в 1917 году, прожив в Петербурге и Москве в общей сложности 35 лет.

В путеводителе по Царскому Селу (1911 год) Сергей Вильчковский описывает слонов Николая II: «В июле 1891 года в Царское был доставлен из Одессы молодой слон, привезённый Его Императорским Величеством, тогда Наследником Цесаревичем, из кругосветного плавания, а в августе 1896 года, сюда же доставлен слон, привезённый в дар Его Величеству из Абиссинии. Один из этих слонов (Cиамский) пал в 1902 году, другой живёт до сих пор и находится под присмотром татарина, который охотно показывает его посетителям. Слон отличается добродушием и очень послушен своему вожаку; летом он гуляет на воле, ежедневно купаясь в близлежащем пруду Александровского парка». В своём дневнике император не раз делал записи о посещении им и его детьми слоновника: «Привёл с Алексеем слона к нашему пруду и потешался его купанию»; «Снова было купание слона, этот раз присутствовали Алике и все дети» и др.
Красавец абиссинец был застрелен в революционной неразберихе в 1917 году – видимо, как символ самодержавия.

Советские слоны (1917-1982)

Жолли и Бетти

Стенгазета «Слоны Петербурга».
26. Слониха Бэтти и смотритель зоосада Василий Буряк. 1932 год (sadalskij.livejournal.com).

Ещё в 1911 году новый арендатор Санкт-Петербургского зоологического сада – опереточный артист и антрепренёр С. Н. Новиков – приобрёл у хозяина странствующего цирка-зверинца Франца Эйгуса его коллекцию животных, в том числе двух дрессированных индийских слонов-самок: Жолли (30-ти лет) и Бетти (20-ти лет). Жолли в летнее время давала представления в малом театре Сада. Во время голодовки в городе в 1918 году она пала. Что же касается Бетти, то она пережила это тяжёлое время и погибла в полном расцвете сил во время Великой Отечественной войны от вражеской бомбы, разрушившей в сентябре 1941 года здание слоновника. Слониха в нашем Зоологическом саду прожила ровно 30 лет… Скелет Бетти впоследствии разыскал и смонтировал В. Е. Гарутт (который ещё до войны был юннатом Кружка юных зоологов зоосада); так началась его научная карьера как палеонтолога и крупного специалиста по мамонтам.

Интересно воспоминание одной из посетительниц Петроградского зоосада, относящееся к 1922 году: «Издали увидели мы торчащий хобот из большой высокой клетки. Он принадлежал слонихе Бетти. Здесь был сторож, он кормил её овощами, кажется, турнепсом или свёклой. Потом погладил её по хоботу, нам казалось, что она улыбается. Потом она снова заняла своё место у решётки, и какие-то мальчики дали ей что-то в протянутый хобот. Она взяла осторожно и сразу выбросила, повернулась и пошла внутрь помещения. На мальчишек стали все кричать, что вот она теперь не придёт. Но она вернулась, довольно резво с опущенным хоботом (только конец его загибался) подошла к решётке, и прямо на них выпустила струю воды. В струе хорошо был виден мышонок. «Это она отомстила», – сказал сторож. Ах, какое сильное впечатление! Теперь, когда так далеко-далеко те мои 9 лет, я запомнила это первое своё посещение зоосада как первый счастливый день моего детства в те трудные годы».

Бэби

Стенгазета «Слоны Петербурга».
27. Резиновый слоник производства завода Красный Треугольник, 1950-е годы (soviet-life.livejournal.com matoos).

В 1951 году в Зоологический сад Петербурга поступил первый после окончания Великой Отечественной войны слон. Это был высокий (три метра в холке) самец в возрасте 21 года по кличке Бэби. Откликом на это событие стало появление любимой многими детишками новой игрушки – резинового слона, – маленькой, но очень похожей копией слона Бэби. Прибыл слон из Зоологического сада Праги, куда он поступил в 1932 году в двухлетнем возрасте из Бирмы. В Петербурге здание для слонов было разрушено во время Великой Отечественной войны. Для содержания нового слона была выделена часть кирпичного здания антилопника, отгороженная металлической решёткой, сваренной из трамвайных рельсов. Снаружи к зданию примыкал большой летний выгул, окружённый бетонированным рвом. Края рва со стороны выгула были опоясаны метровой полосой, из которой торчали заострённые металлические шипы, препятствующие слону приближаться к краю рва и предпринимать попытки его преодоления. Здание было связано с выгулом металлической дверью для прохода слона, передвигающейся вдоль стены на роликах. Передвижение двери при её открывании или закрывании первоначально осуществлялось при помощи ручного «вóрота», позднее заменённого на электрический привод. Прибывший из Праги слон быстро освоился в новом помещении, привык к обслуживающим его рабочим.

К сожалению, Бэби пробыл в нашем городе только три года. Дело в том, что правительство Демократической Республики Вьетнам решило подарить детям Ленинграда двух взрослых слонов: самца и самку. Условия же в зоопарке были таковы, что содержать в одном помещении одновременно трёх слонов, включая двух взрослых самцов, не представлялось возможным. Возникла необходимость расстаться с Бэби, передав его в другой зоопарк страны. В августе 1954 года он был отправлен в Киев. Большие затруднения возникли при попытке заманить Бэби в транспортную клетку – ту самую, в которой он был доставлен к нам из Праги. Бэби ни за что не желал в неё заходить. Слон находился во внутреннем (зимнем) помещении, а транспортная клетка была установлена в дверном проёме при выходе на летнюю площадку. Сначала слона пытались заманить с помощью лакомств, но это не увенчалось успехом. Тогда внутри зимнего помещения установили металлическую балку с приваренными к её поверхности острыми шипами. При помощи этой подвижной балки слон был оттеснён к транспортной клетке и загнан в неё. Затем клетка была доставлена на железнодорожную станцию и отправлена в Киев, где Бэби прожил до 1960 года. Смонтированный скелет Бэби находится в экспозиции Зоологического музея Киевского университета.

Cюн и Кунг

Стенгазета «Слоны Петербурга».
28. Сюн и Кунг с вьетнамскими проводниками, 1954 год (spbzoo.ru).
 
Стенгазета «Слоны Петербурга».
29. Обложка книги «Сюн и Кунг», 1957 год.

В 1954 году Ленинградский зоологический парк получил в дар от правительства Демократической Республики Вьетнам двух взрослых слонов: самца и самку. Самец по кличке Сюн (Герой), 1907 года рождения, был пойман в 1910 году в Центральном Вьетнаме и выдрессирован местными жителями для переноски брёвен на лесозаготовках. Позднее японские оккупанты использовали это животное для перевозки оружия. В 1945 году слон перешёл в собственность народной власти Вьетнама и использовался для транспортировки деревьев и перевозки товаров. Самка по кличке Кунг (Подвиг) родилась в 1907 году. Поймана в 1915 году в лесах Центрального Вьетнама местными жителями и приручена. В 1920 году помещик отобрал её себе и использовал для работы на лесозаготовках. В 1953 году он был вынужден вернуть слона народу, который использовал его для перевозки военного снаряжения. Транспортировка животных из Вьетнама в Советский Союз представляла большие трудности. Почти год потребовался слонам и сопровождающим их вьетнамским крестьянам, чтобы пешком пройти через весь Вьетнам к границе Китая. Много опасностей встречалось на их пути: бурные реки, бомбёжки, дикие звери, непроходимые леса. Со всеми опасностями помогли справиться местные жители, не жалевшие ничего для того, чтобы доставить подарок Вьетнама до места назначения. В Китае слонов и их сопровождающих встречали представители правительства, сотрудники советского посольства и работники Ленинградского зоопарка.

Потребовалось ещё много трудов и времени, чтобы перевезти слонов в товарном вагоне из Китая до места назначения. В Ленинграде вагон со слонами был подан на товарную станцию Финляндского вокзала, откуда глубокой ночью животных в сопровождении обслуживающих их вьетнамских крестьян и сотрудников зоопарка пешком провели по пустынным городским улицам до предназначенного им места в парке. Вьетнамские проводники пробыли в городе несколько дней, обучая рабочих нашего зоопарка обращению со слонами. В 1956 году у Кунг родился детёныш – самка, которой была дана кличка Лекси (по первым буквам слов: «Ленинград», «Кунг», «Сюн»). Кунг пала в 1957 году в возрасте 49 лет. В 1982 году в глубокой старости (в возрасте 75 лет) пал Сюн. 28 лет он прожил в Зоологическом парке Ленинграда.

Жизнь этих слонов отражена в замечательной детской книжке «Сюн и Кунг», созданной в 1957 году писателем Виталием Бианки и художником Владимиром Шевченко.

Лекси

Стенгазета «Слоны Петербурга».
30. Слонёнок Лекси, конец 50-х годов (spbzoo.ru).

В 1956 году в Зоологическом парке Ленинграда родилась Лекси. Работники Парка предвидели это событие и с волнением ожидали его. Ещё в апреле была замечена подозрительная полнота Кунг. Был созван специальный консилиум зоологов, зоотехников и ветеринаров. В помещении слонов срочно произвели необходимые переделки. Будущей матери был установлен высокопитательный рацион. Роды прошли быстро и благополучно. Детёныш-самка родился крепким и вполне жизнеспособным. Высота новорождённого слонёнка была 97 см, вес – около 80 кг. Через несколько часов после рождения он довольно прочно стал держаться на ногах. На третий день детёныш достаточно окреп, начал бегать и резвиться. В июле 1958 года во время прогулки в летнем загоне Лекси оступилась и упала в пустой бетонированный бассейн. Результат падения – повреждение крестцового отдела позвоночника. Лекси не могла стоять на ногах. Она была подвешена на ремнях в специально сконструированном станке. Постепенно Лекси стала поправляться, начала передвигаться. В феврале 1959 года Лекси упала и более не вставала. В апреле она была усыплена. Её возраст был около трёх лет.

Бобо

Стенгазета «Слоны Петербурга».
31. Бобо – единственный африканский слон, побывавший в нашем зоопарке. Кадр из фильма «Боба и слон» (kinomania.ru).
 
Стенгазета «Слоны Петербурга».
31-2. Бобо в зоопарке. Открытка конца 1950-х годов.

В 1957 году посетители могли видеть сразу четырёх слонов – к Сюну, Кунг и Лекси привезли африканского слона Бобó. Поступил он из Голландии, из Зоологического сада Роттердама. Этот самец был отловлен в годовалом возрасте в Северной Родезии (Центральная Африка). В Ленинград Бобо был доставлен морским путём на пароходе «Севан» в транспортной клетке, изготовленной из деревянных брусьев и досок. Клетку вместе со слоном с помощью подъёмного крана опустили в трюм. Пóзднее осеннее плавание слон перенёс хорошо, хотя пароход основательно «прихватил» шторм. В зоопарке Бобо содержался сначала во временном деревянном помещении, а затем был переведён в специально построенное для него и для носорога здание. Зимою слона можно было осматривать сквозь зеркальные стекла одной из стен здания. В тёплое же время года слона выпускали в примыкавший к зданию большой выгул, обнесённый оградой из металлических балок. Уход за Бобо не представлял значительных трудностей. Особенно слон привязался к ухаживающему за ним рабочему, бывшему члену Кружка юных зоологов зоопарка, Борису Баранову. Последний уделял много внимания дрессировке слона и достиг в этом деле значительных успехов. Бобо – участник съёмок нескольких художественных кинофильмов: «Сегодня новый аттракцион», «Боба и слон», «Старожил» и другие. Пока шла работа над фильмом, Бобо жил прямо в съёмочном павильоне, а гулял в садике при «Ленфильме». В 1975 году Бобо был передан в Зоологический парк Ташкента.

Кроспи

Стенгазета «Слоны Петербурга».
32. Сюн и Кроспи на открытке 1963 года (spbzoo.ru).
 
Стенгазета «Слоны Петербурга».
33. Сюн и Кроспи на открытке 1965 года (spbzoo.ru).

В 1960 году в наш зоопарк поступила из Франции 15-летняя самка индийского слона по кличке Кроспи. До прибытия в наш город она выступала в одном из французских цирков и, уходя с уличной площадки зоопарка, по привычке пятилась задом и кивала публике. В 1980 году Кроспи пала после тяжёлой болезни.

Скелеты Сюна, Кунг и Кроспи (а также черепа Лекси и Бобо) находятся в коллекции Зоологического музея.
Сейчас, как все мы знаем, в зоопарке Санкт-Петербурга слонов нет – территория полностью занята помещениями для других животных. Да и по современным стандартам не полагается держать столь крупного зверя на относительно небольшой территории. Но всё-таки очень хочется, чтобы Петербургская история этих замечательных гигантов возобновилась!

Слоны в убранстве Петербурга

Стенгазета «Слоны Петербурга».
34. Барельеф «Амур и морской слон» на фасаде Летнего дворца Петра I – самого старого каменного здания Петербурга, 1714 год (citywalls.ru).
 
Стенгазета «Слоны Петербурга».
35. Постамент памятника И. А. Крылову в Летнем саду (фото Георгия Попова).
 
Стенгазета «Слоны Петербурга».
36. Фонтанчик во дворе дома 24 на Тамбовской улице. На момент написания номера слон был увезён на реставрацию (wikimapia.org).
 
Стенгазета «Слоны Петербурга».
37. Скульптурная композиция во дворе дома 1 на Перекопской улице (фото Георгия Попова).
 
Стенгазета «Слоны Петербурга».
38. Слоновья семейка во дворе дома 52 на проспекте Ветеранов (фото Георгия Попова).

Если вам попадётся интересная «слоновая» достопримечательность или какая-нибудь захватывающая история про слонов в Петербурге, – напишите, пожалуйста, нам в редакцию: pangea@mail.ru

Литература

Альбом «Палаты Императорской Академии наук, Библиотеки и Кунсткамеры с кратким показанием находящихся в них художественных и натуральных вещей» (1741-1744 годы); А.И.Богданов «Историческое, географическое и топографическое описание Санкт-Петербурга от начала заведения его с 1703 года по 1751 год, со многими изображениями первых зданий» (1779 год); Н.Г.Курганов «Письмовник. О Кунсткамере» (1790 год); Иоган Георги «Описание российско-императорского столичного города Санкт-Петербурга и достопямятностей в окрестностях оного» (1794 год); А.П.Башуцкий «Панорама Санкт-Петербурга» (1834 год); «Записки Фридриха Вебера о Петре Великом» в журнале «Русский архив» (1872 год); «Всемирная иллюстрация» (№269, 1874 год); «Зоологический сад в Санкт-Петербурге. Очерк» (1875 год); «Встреча в Москве персидского слона в царствование Петра I. Рассказ очевидца» в сборнике «Русская старина» (1880 год), журнал «Нива» (1882 год), «Исторический очерк Обуховской больницы» (1885-1888 годы); Д.А.Ровинский «Подробный словарь русских гравированных портретов» (1886-1889 годы); М.И.Пыляев «Старый Петербург. Рассказы из былой жизни столицы» (1887 год); Н.И.Кутепов «Великокняжеская, царская и императорская охота на Руси» (1896-1911 годы); С.Н.Вильчковский «Царское Село» (1911 год); П.Н.Столпянский «Как возник, основался и рос Санкт-Петербург» (1918 год); В.В.Бианки, В.Г.Шевченко «Сюн и Кунг» (1957 год); В.Т.Стигнеев «Сверши и украси. Георгиевский собор в Юрьеве-Польском» (1969 год); В.Е.Гарутт «Слоны в Петербурге», сборник «Научные исследования в зоологических парках» (1997 год); И. и О. Дуглас-Гамильтоны «Жизнь среди слонов» (1981 год); В.Кавельмахер «Краеугольный камень из лапидария Георгиевского собора в Юрьеве-Польском» (1997 год); Е.Е.Денисенко «От зверинцев к Zooпарку: история Ленинградского зоопарка» (2003 год); К.А.Богданов «О Крокодилах в России» (2006 год); Л.В.Успенский «Почему не иначе? Этимологический словарь школьника» (2008 год); Е.Н.Мащенко «Слоны и люди: драматическая история сосуществования» (2009 год); Г.П.Матвиевская «Слоны в Оренбурге» (2012 год); «Царское Село на старых фотографиях. Конец XIX – начало XX века», альбом ГМЗ «Царское Село» (2012 год); Л.В.Выскочков «Будни и праздники императорского двора» (2012 год); «История Кунсткамеры. Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого»; Кунсткамера (1714-1836): к 300-летию первого академического музея (2014 год).

  
Ждём ваших отзывов, дорогие наши читатели! И – спасибо, что вы с нами.


  • -

83. Ленинградский зоопарк


Стенгазета «150 лет Ленинградскому зоопарку»

150 лет Ленинградскому зоопарку

Стенгазеты благотворительного образовательного проекта «Коротко и ясно о самом интересном» (сайт к-я.рф) предназначены для школьников, родителей и учителей Санкт-Петербурга. Они бесплатно доставляются в большинство учебных заведений, а также в ряд больниц, детских домов и других учреждений города. Издания проекта не содержат никакой рекламы (только логотипы учредителей), политически и религиозно нейтральны, написаны лёгким языком, хорошо иллюстрированы. Они задуманы как информационное «тормошение» учащихся, пробуждение познавательной активности и стремления к чтению. Авторы и издатели, не претендуя на академическую полноту подачи материала, публикуют интересные факты, иллюстрации, интервью с известными деятелями науки и культуры и надеются тем самым повысить интерес школьников к образовательному процессу. Отзывы и пожелания направляйте по адресу: pangea@mail.ru или через диалоговое окошко на сайте к-я.рф. Мы благодарим Отдел образования администрации Кировского района Санкт-Петербурга и всех, кто бескорыстно помогает в распространении наших стенгазет. Наша особая признательность Анастасии Арсеньевой, специалисту по связям с общественностью Ленинградского зоопарка.
 Схема Ленинградского зоопарка.
Схема Ленинградского зоопарка.

Дорогие друзья! 14 августа зоопарку Санкт-Петербурга исполнилось 150 лет. Всё это время зоопарк находился на одном и том же месте – напротив Петропавловской крепости, – и представить без него город уже совершенно невозможно. Зоопарк стал любимым местом отдыха многих поколений петербуржцев и настоящим символом счастливого детства. Рассказать о полуторавековой истории этого уникального уголка Александровского парка мы попросили Анастасию Арсеньеву – специалиста по связям с общественностью и пресс-секретаря Ленинградского зоопарка.

Как всё начиналось

 Стенгазета «150 лет Ленинградскому зоопарку».
1. Зоосад в первые годы своего существования. Гравюра из путеводителя по зоосаду 1890 года.
 
Коренные народы на карте Ленинградской области. Увеличенная фотография в новом окне
2. Основательница зоосада – София Гебгардт.

Ленинградский зоопарк, который мы все знаем и любим, вырос из небольшого частного зоосада, открывшегося в 1865 году на том же месте, где он находится и поныне. Его основателями стали супруги Гебгардт, София и Юлиус – голландцы, поселившиеся в Петербурге. В те годы зоосады открывались по всей Европе, а в 1864 году такое учреждение появилось и в Москве. Тогда Юлиус обратился к властям Петербурга с предложением предоставить ему землю под организацию зоосада, необходимого в столице Российской империи, и получил её в бесплатную аренду сроком на 20 лет. Так в Петербурге 14 августа 1865 года открылся зоосад.
В Петербурге основательницей сада считали именно жену Юлиуса – Софию Гебгардт. Поговаривали, что льготные условия на аренду земли под зоосад – это заслуга Софьи и результат её больших связей в свете. Она была очень активная и предприимчивая женщина. До основания зоосада она занималась торговлей вафлями в сквере перед Александровским театром. Её бизнес быстро развивался, и вскоре она расширила его за счёт изготовления и доставки вафель под заказ на дом. Что, в свою очередь, сделало ее вхожей в очень многие дома и помогло свести полезные знакомства, в том числе с петербургской знатью. Позднее эти люди оказывали поддержку в её начинаниях.

Частный зоосад

Стенгазета «150 лет Ленинградскому зоопарку».
3. «Зоологический сад в Петербурге», гравюра 1870-х годов.
 
Стенгазета «150 лет Ленинградскому зоопарку».
4. Вход в зоосад, фото 1894 года.
 
Стенгазета «150 лет Ленинградскому зоопарку».
5. Концертный зал зоосада, фото 1890-х годов.
 
Стенгазета «150 лет Ленинградскому зоопарку».
6. Слонихи Дженни и Сарра, фото 1880-х годов.
 
Стенгазета «150 лет Ленинградскому зоопарку».
7. «Дом бегемотов», фото 1894 года.
 
Стенгазета «150 лет Ленинградскому зоопарку».
8. Вход в зоосад Семёна Новикова, фото начала XX века.
 
Стенгазета «150 лет Ленинградскому зоопарку».
9. Василий Буряк и носорог Тали.

Появление в столице зоосада вызвало большой интерес, было отмечено публикой и прессой. Вот как это новое учреждение было описано в «Петербургском листке»: «Зоосад г-жи Гебгардт как по устройству, так и по разнообразию и выбору животных, представляет чрезвычайно занимательное и отрадное явление. Это превосходное пособие для наглядного обучения, заменить которого не может даже самый лучший зоологический музей… При самом входе в сад вы замечаете возвышение, поднявшись на которое, увидите, что это помещение для медведей. Налево от них в небольшом изящном домике находятся барсуки, на лугу прыгают две обезьяны, из которых особенно замечательна обезьяна с шерстью синеватого отлива. Затем следуют в особых помещениях: рысь, львица, ягуар, леопард, антилопа, лисы. Следуя по саду, нельзя не остановиться около помещения хищных птиц, в котором находятся превосходные экземпляры: филина, орла, ястребов, также перед помещением наших туземных сорок, воронов, тропических армадилов (броненосцев), последние с необыкновенной учтивостью бегают по своему помещению и вызывают всеобщее любопытство своею крепкою чешуйчатою бронёю».
Живая коллекция зоосада постоянно росла. В зоосаде супругов Гебгардт была большая группа хищников – леопард, гиены, медведи, тигры, львы, значительная группа животных жарких стран с такими редкими и по нынешним дням экспонатами, как ленивец, броненосец, мелкие сумчатые. Кстати, первым детёнышем, увидевшим свет в Петербургском зоосаде, была сумчатая крыса.
Покупалось очень много зверей и птиц. Не обошлось без подарков, в том числе и от членов царской семьи. Александр II подарил зоосаду двух слонов, великий князь Александр Михайлович – леопарда и двух корейских пони, а принц Ольденбургский – мандрила (мартышку).
Многое в зоосаде супругов Гебгардт было сделано для привлечения и увеселения публики. Была построена специальная эстрада, где играл духовой оркестр. Также при зоосаде работала молочная ферма и буфет, где можно было приобрести разные молочные продукты по достаточно низким ценам. Зоосад довольно быстро приобрел имидж места для приятного, культурного времяпрепровождения. Однако больших доходов он не приносил.
Зимой посетителей почти не было, и хозяевам приходилось открывать филиалы зоосада на Адмиралтейской стороне. Один из них располагался на Большой Морской, примерно на месте Дворца культуры работников связи, а второй представлял собой балаган на Царицыном поле (ныне Марсово поле) и работал там во время масленичных гуляний.
После смерти Юлиуса Софья повторно вышла замуж – за энергичного 30-летнего предпринимателя Эрнеста Антоновича Роста, который и стал в 1873 году следующим владельцем зоосада. При нём это учреждение по-настоящему расцвело: была построена масса новых, красивых зданий, богато украшенных резьбой, проведены коммуникации, в зоопарк приехали животные, которых доселе не видел Петербург – жираф, шимпанзе, орангутан, муравьед и другие. Коллекция животных зоопарка Роста была солидной и по нынешним временам – более 200 видов и свыше 1200 экземпляров разных зверей, птиц и рептилий.
Однако основным источником дохода была все же коммерческая часть. Прежде всего, новым хозяином была построена большая летняя эстрада с рядами скамеек перед ней, всего на 1380 мест, а затем и закрытый театр на 500 мест. На этих сценах давались цирковые представления, приходили «сборные» концерты, ставились пышные «феерии», выступали оперные труппы, хоры и оркестры.
Зоосад имел свои, сначала духовой, а потом симфонический, оркестры. В 1886 году стали популярны симфонические «четверги», в программе которых были сочинения Чайковского, Рубинштейна, Римского-Корсакова, Вагнера и др. Интересно, что давались и органные концерты, поскольку даже этот инструмент был в зоосаде.
Большой популярностью пользовались и так называемые этнографические выставки, которые организовывались в саду с 1879 года. Петербуржцы во время проведения этих выставок могли увидеть жителей из разных уголков земного шара в национальных костюмах, с домашней утварью, оружием, предметами быта, познакомиться с их обычаями, а заодно и с животными – как домашними, так и дикими.
В 1882 году Зоологический сад приобрёл двух дрессированных самок азиатского слона – Дженни и Сарру. Животные эти выступали летом на открытой эстраде сада. В 1889 году было построено специальное здание слоновника. Оно было бревенчатое, обшитое досками, увенчанное большим куполом. К зданию примыкал летний выгул, обнесённый оградой из толстых металлических прутьев.
Рост очень внимательно наблюдал за содержанием своих питомцев, беспокоили его и вопросы акклиматизации, и тонкости разведения разных видов. Не будучи зоологом, он консультировался по самым разным вопросам как с учёными Петербурга, так и с ведущими специалистами Европы. Показательна история с попытками сохранить в зоосаде Петербурга потомство бегемотов. Эрнест Антонович отправился в Англию, где подробно познакомился с особенностями содержания этих зверей в Лондонском зоопарке и получил необходимые советы у директора этого зоопарка. Рекомендации были соблюдены, и в Петербурге удалось выкормить и вырастить детёныша бегемота. Таким образом, наш зоосад стал третьим учреждением в мире, достигшим успеха в этом непростом деле. Рост в общей сложности руководил зоосадом 24 года – это самый, на данный момент, продолжительный срок управления этим учреждением.
К сожалению, ни супруги Гебгардт, ни Рост не оставили наследников, и, когда заболевший Эрнест Антонович в 1897 году уехал на родину в Берлин, зоосад остался фактически без владельца. Им руководили заместители Эрнеста Антоновича, пока в 1911 году на торгах зоосад не приобрёл антрепренёр (так называли владельца частного зрелищного предприятия) Семён Новиков.
До революции зоосад делился на две части: зоологическую, в которой содержались животные, и развлекательную, в которой стоял большой ресторан, театр и открытая летняя эстрада. Семён Новиков, покупая зоосад, рассматривал его, скорее, как перспективную концертную площадку. В развлекательной части сада под его управлением организовывались разнообразные концерты, выступления артистов самых разных жанров. Но и о животных Семён Никодимович не забывал – при нём в коллекции зоосада появились любимцы публики носорог Тали, слониха Бетти и бегемот Красавица. Ухаживать за этими гигантами был приставлен смотритель Василий Буряк. Он не только кормил их и убирал загоны, но также занимался дрессировкой.
Дрессировка помогала при дальнейшей работе с животными. Например, после нескольких месяцев тренировок Василий Буряк научил носорога спокойно впускать себя в его вольер и позволять мыть. Позже носорогом были выучены более сложные команды – вставать на ящик, качать служителя на роге, и т. д. Такая дрессура служила уже для привлечения посетителей в зоосад. Да и для самих животных такие занятия были интересны. Кроме Василия Буряка в зоосаде Новикова работал и профессиональный дрессировщик – А. О. Гурве. Он выступал в цирке, а с 1911 года заинтересовался работой в зоосаде. Выступления Гурве и его дрессированных хищников привлекали в зоосад посетителей.
В 1915 году зоосад торжественно отметил свой 50-летний юбилей. Для снабжения животных свежей травой и овощами в Коломягах был куплен хутор и семь десятин земли. Было построено два новых каменных здания в дополнение к единственному, сохранившемуся со времён Э. А. Роста. Всего же разнообразных помещений для животных, многие из которых были оборудованы бассейнами, насчитывалось более 30.
С 1911 года было сделано очень многое, зоосад прочно стоял на ногах. Однако в связи с революционными событиями октября 1917 года С. Н. Новиков уехал в Крым, а его сын В. С. Новиков, после «Декрета о национализации частных зрелищных предприятий», изданного в апреле 1918 года, передал по спискам весь движимый и недвижимый инвентарь зоосада новому владельцу – Управлению Петроградскими городскими Народными домами. Более 50 лет своей истории зоосад был частным зверинцем. Начался новый этап истории зоосада.

Зоосад после революции

Стенгазета «150 лет Ленинградскому зоопарку».
10. Юннаты с черепахами, фото 1930-х годов.
 
Стенгазета «150 лет Ленинградскому зоопарку».
11. Директор зоосада М. А. Никонов (справа) с белыми медвежатами, Фото 1930-х годов.

После революции зоосад стал превращаться из развлекательного в научно-просветительное учреждение. Была основана научная часть, создана научная библиотека и лаборатория, создан систематический список животных. В 1922 году было организовано экскурсионное обслуживание, что помогло резко увеличить посещаемость. Для управления зоосадом был создан учёный совет во главе с директором – зоологом, выпускником Петербургского университета, Николаем Парфёновичем Танасийчуком.
Для просвещения молодого поколения и привлечения его внимания к дикой природе в 1929 году был основан Кружок юных зоологов (КЮЗ), который действует в Ленинградском зоопарке до сих пор. В первые годы КЮЗ постоянно посещало 20-25 человек, а летом набирались отдельные группы до 100 ребят, которые занимались по специальной летней программе.
Также для просвещения народных масс были организованы специальные передвижные зоовыставки. Для выставок отбиралась небольшая часть животных (около 30 видов), которые размещались в трёх железнодорожных вагонах. Четвёртый вагон предназначался для сопровождающих сотрудников зоосада, кормов и необходимого инвентаря. Передвижной зверинец путешествовал четыре с половиной, а то и пять месяцев по разным городам и сёлам, лишённым зоосадов. В некоторых населённых пунктах он останавливался и работал по несколько дней.
В 1940-х годах начала свою работу «площадка молодняка». Это было специальное место для демонстрации детёнышей различных видов животных. Медвежата, львята, волчата, лисята и другие детёныши сидели в одной вольере, привлекая массу публики. Интересно, что в зоосаде Ленинграда в период с 1930 по 1940 годы родилось и выросло 40 львят!
В зоосаде началось разведение животных на научной основе, одним из результатов которого стало регулярное размножение белых медведей. Первое потомство этих хищников было получено в 1933 году. До этого момента были известны единичные случаи рождения белых медвежат в зоопарках мира, но впервые добиться регулярного размножения этих животных удалось только в зоосаде Ленинграда. Особую гордость для сотрудников зоосада составлял самец белого медведя по кличке Павлик. В период с 1933 по 1940 год он стал отцом девяти медвежат. Начавшееся в этот период регулярное размножение белых медведей стало традицией Ленинградского зоопарка и его гордостью. Родившиеся в Петербурге белые медведи живут во многих зоопарках России и мира. А белый медведь стал символом Ленинградского зоопарка.
Зоосад Ленинграда рос и развивался, став передовым учреждением. Об этом свидетельствует получение в 1939 году его коллективом Красного знамени за заслуги в труде. Это было очень почётно! В 1939 году на предъюбилейном собрании зоосада было объявлено о передаче ему 150 гектаров Удельного парка. По проекту там должен был разместиться новый, большой зоопарк, достойный Ленинграда. Но эти мечты уничтожила война.

В годы войны и блокады

Стенгазета «150 лет Ленинградскому зоопарку».
12. Вход в зоосад до Великой Отечественной войны, фото 1936 года.
 
Стенгазета «150 лет Ленинградскому зоопарку».
13. Места падения бомб на территорию зоосада, 1941 год.
 
Стенгазета «150 лет Ленинградскому зоопарку».
14. Руины слоновника на фоне «американских гор», фото 1941 года.
 
Стенгазета «150 лет Ленинградскому зоопарку».
15. Антилопа нильгау Маяк, фото 1946 года.

Работавший всю войну и блокаду Ленинграда зоосад вместе с городом выдержал все несчастья, выпавшие на его долю, – и голод, и холод, и бомбёжки. Но, несмотря на все лишения, он продолжал жить и работать, своей стойкостью поддерживая жителей осаждённого города.
Для посетителей зоопарк закрывался только в две первые, самые тяжёлые и страшные блокадные зимы – в 1941 и 1942 годах. Всё остальное время он работал, демонстрируя животных, организовывая выступления Театра зверей для жителей блокадного города, спасая своих питомцев и постоянно восстанавливая разрушающиеся под бомбёжками вольеры.
Но вернёмся к началу войны. 80 самых ценных животных зоосада уехали в эвакуацию в Казань. Их сопровождало 13 сотрудников, включая директора – Михаила Александровича Никонова. Многие из оставшихся служителей зоосада отправились на фронт. 8 сентября сомкнулось кольцо блокады. И не уехавшие в эвакуацию сотрудники, и животные остались переживать эти страшные годы.
В годы Великой отечественной войны Ленинградский зоосад очень сильно пострадал от обстрелов. Это было обусловлено его местоположением. Заводы, находившиеся поблизости от него, зенитные батареи на стрелке Васильевского острова, стоявшие на Неве военные корабли – всё это делало район зоосада стратегически важным, и он часто подвергался налётам.
Так, в первую же ночь после начала блокады на зоосад упало три фугасные бомбы, разрушив многие здания. Рухнул слоновник, и под его обломками погибла любимица всех ленинградцев – слониха Бетти. Взрывами был разрушен обезьянник, и перепуганные животные разбежались по парку, но сотрудникам удалось их отловить.
После одного из обстрелов бизон провалился на дно воронки. Животное не могло выбраться самостоятельно, а у сотрудников не хватало сил, чтобы вытянуть его. Тогда они соорудили настил и разложили на нём клочки сена от дна воронки до её верха, таким образом выманив бизона наружу.
В другой налёт были ранены два оленя и коза. Служительница Е. А. Коновалова делала перевязки животным, отдавала им часть своего хлеба, кормила с рук, и животные выздоровели. Особенно горько то, что, несмотря на все её усилия, эти животные погибли при последующих обстрелах.
Но животные погибали не только под обстрелами. Самым страшным их врагом был голод. В первые дни войны сотрудники зоосада подбирали убитых под обстрелами лошадей, собирали овощи на полях. Когда такая возможность исчезла, служители начали собирать жёлуди, рябину и оставшуюся на полях «хряпу» – нижние листья капусты, обычно не идущие в пищу. На покосах, под обстрелами они заготавливали сено. Траву жали серпами во всех доступных местах – парках, скверах, газонах. Все освободившиеся загоны зоосада, как и переданный в его владение парк Челюскинцев, были засеяны и превращены в огороды.
Сотрудники зоосада переводили животных на новые корма. Медведи со временем приноровились питаться фаршем из овощей и травы, привыкали к такой диете и обезьяны. Но тигрята отказывались от такой пищи. Тогда сотрудники придумали набивать смесью травы, жмыха и хряпы шкурки кроликов, сохранившиеся с довоенного времени, и смазывать это рыбьим жиром. Вкусный мясной запах обманывал животных, и они поедали такие тушки. Для хищных птиц в смесь добавляли немного рыбы. Только беркут отказался есть рыбу, и служители зоосада ловили для него крыс.
Помогал зоосаду и город. Так, например, весной 1942 года в дар зоосаду была передана целая тонна хлебной крошки! Показательна в этом отношении и история с детёнышем гамадрила Эльзы, родившимся в 1941 году. У истощённой обезьяны не было молока, чтобы кормить новорождённого, и на помощь пришёл близлежащий родильный дом. Зоосад получал от матерей осаждённого города по пол-литра донорского молока в день.
Сложно представить, каких нечеловеческих усилий стоило истощённым сотрудникам зоосада совершать свой каждодневный подвиг – заготавливать корма, лечить и спасать животных от обстрелов. Но, именно благодаря их усилиям, многим животным Ленинградского зоосада удалось пережить эти страшные годы. Среди них чёрный гриф Верочка, антилопа нильгау Маяк, австралийский динго Седой и многие другие. Особого упоминания заслуживает история самки бегемота Красавицы.

Бегемот Красавица

Стенгазета «150 лет Ленинградскому зоопарку».
16. Бегемот Красавица, фото 1935 года.
 
Стенгазета «150 лет Ленинградскому зоопарку».
17. Бегемот Красавица и служительница зоосада Е. И. Дашина, фото 1943 года.

Красавица прибыла в Ленинградский зоосад ещё до революции – в 1911 году. На тот момент она была самым крупным представителем своего вида в зоопарках Европы. Неоднократно поступали предложения от Берлинского зоопарка, желавшего приобрести её для своей коллекции, но Петербург не отдал свою любимицу. За бегемотом ухаживала Евдокия Ивановна Дашина. Ей Красавица обязана жизнью, ведь она спасала её всю блокаду, не щадя себя.
36-40 килограммов корма – это ежедневная норма для взрослого бегемота. В блокадном городе, в котором лютует голод, такое количество кормов достать было невозможно. Евдокия Ивановна ежедневно готовила 4-6 килограммов овощной и травяной смеси, а, чтобы животное не страдало от голода, к ним примешивалось около 30 килограммов распаренных опилок – для заполнения желудка.
Но еда – это далеко не всё. Бегемоту необходима вода, вне влажной среды его кожа пересыхает и начинает трескаться. Чтобы оградить Красавицу от этого несчастья, Евдокия Ивановна Дашина ежедневно приносила или привозила на санках 40 вёдер невской воды для заполнения бассейна. Она обмывала бегемотицу тёплой водой и мазала её кожу камфорным маслом. Красавица очень боялась обстрелов. И, чтобы животному было легче пережить эти потрясения, Евдокия Ивановна во время налётов обнимала свою подопечную, ложась вместе с ней на дно пустого бассейна. Благодаря подвигу Евдокии Ивановны Красавица пережила всю блокаду Ленинграда и дожила в зоосаде до 1951 года!

Город жив!

Стенгазета «150 лет Ленинградскому зоопарку».
18. Выступление Театра зверей в детском доме, фото 1943 года.
 
Стенгазета «150 лет Ленинградскому зоопарку».
19. Заместитель директора зоосада Н. Л. Соколов, фото 1948 года.

Сохранение коллекции зоосада и его работа для посетителей были очень важны в годы блокады Ленинграда. Ведь сам факт существования такого мирного учреждения, призванного просвещать и дарить радость от общения с природой, доказывал, что город жив. За одно только лето 1942 года Ленинградский зоосад посетило 7400 человек. Эта цифра кажется очень внушительной, если учесть, что истощённым людям было невероятно тяжело ходить даже на короткие расстояния.
При всех тяготах выживания в осаждённом городе работа зоосада не ограничивалась демонстрацией животных на своей территории. В течение всей войны в зоопарке продолжал свою работу Театр зверей. Дрессировщики И. К. Раевский и Т. С. Рукавичникова с группой дрессированных животных своими выступлениями радовали раненых бойцов и детишек города. В организации выступлений им помогали несколько юннатов, оставшихся в блокадном городе и посещавших Кружок юных зоологов.
В Ленинградском зоосаде велась и научная деятельность. Так, например, сохранилась статья Николая Леонидовича Соколова, до войны заведовавшего сектором птиц, а с 1942 года ставшего заведующим научной частью и заместителем директора. Статья называется «Наблюдения над животными Ленинградского зоологического сада в период блокады» и охватывает широкий спектр тем, связанных с выживанием животных в эти страшные годы, а также изменением дикой фауны Ленинграда.
Ленинградский зоосад – единственный в истории, сохранявший коллекцию на протяжении всей блокады города. Абсолютно уникальными для науки оказались данные наблюдений за поведением животных в военное время. Так, Н. Л. Соколов подробно описывает реакцию обезьян, птиц, хищных млекопитающих и других животных зоосада на артиллерийские обстрелы, завывание сирен, взрывы, свет прожекторов, и т. д. Оказывается, медведи встречали артиллерийские обстрелы абсолютным спокойствием, и, даже когда снаряды взрывались в непосредственной близости от их вольеров, продолжали невозмутимо лежать, посасывая лапу. Обезьяны, напротив, проявляли беспокойство даже при отдалённых обстрелах.

Подвиг ваш бессмертен

Стенгазета «150 лет Ленинградскому зоопарку».
20. Коллектив Ленинградского зоосада, фото 1945 года.
 
Стенгазета «150 лет Ленинградскому зоопарку».
21. Музей «Зоосад в годы Блокады».

Совсем небольшой, всего около 20 человек, коллектив зоосада ежедневно, в течение всей войны, совершал настоящий подвиг. Заготавливая еду для животных, спасая и излечивая их от ран, восстанавливая разрушающиеся вольеры и загоны, они дали Ленинградскому зоосаду выжить.
В память об этом бессмертном подвиге зоопарк Петербурга не сменил своё название вместе с городом, оставшись Ленинградским. На его центральном входе, на стене установлена мемориальная доска, посвящённая коллективу зоосада военных лет.
На территории зоопарка, в старейшем его здании – павильоне «Бурые медведи», которое чудом пережило войну вместе с зоопарком, располагается музей «Зоосад в годы Блокады». Там находится небольшая экспозиция, посвященная быту сотрудников зоосада военных лет. Здесь нынешние сотрудники зоопарка рассказывают посетителям о подвиге своих предшественников.

От зоосада к зоопарку

Стенгазета «150 лет Ленинградскому зоопарку».
22. Численность животных зоосада в военное и послевоенное время.
 
Стенгазета «150 лет Ленинградскому зоопарку».
23. Руководитель Кружка юных зоологов В. В. Васильев выступает перед юннатами.
 
Стенгазета «150 лет Ленинградскому зоопарку».
 
Стенгазета «150 лет Ленинградскому зоопарку».
24, 25. Афиши 1950-х годов.
 
Стенгазета «150 лет Ленинградскому зоопарку».
26. Транспортировка жирафов Мальчика и Жульетты, фото 1956 года.

После войны зоосад стремительно менял свой облик: с его территории исчезали рвы и окопы, развернулся ремонт зданий и вольеров. Некоторые здания, превращённые в руины (такие как обезьянник и слоновник), предстояло отстраивать заново. На помощь служителям зоосада вернулись с фронта их коллеги.
Начались пополнения коллекции. К 1951 году коллекция разрослась до 150 видов. В войну более половины отапливаемых зданий было уничтожено. Поэтому предпочтение в коллекции отдавалось животным отечественной фауны, так как они не нуждались в дополнительном обогреве зимой.
В начале 50-х годов появилась возможность решить территориальные проблемы Ленинградского зоосада. До войны рядом с ним располагался сад Народного дома с аттракционами. В войну этот сад сгорел, и было решено его не восстанавливать. Эта площадь была передана зоосаду в 1951 году, увеличив его территорию почти в два раза – до 7,2 гектара. Именно этой площадью зоопарк и располагает по сей день. В 1951 году началась оперативная застройка новой территории: шли планировочные и дренажные работы, намечались аллеи и дорожки, выкапывались новые водоёмы. В 1953 году на новую территорию зоопарка было проведено электричество, водопровод и канализация, началось строительство большой куполообразной «Орлиной горки», совятника, попугайника и т. д. Благодаря этим изменениям стало возможно, наконец, перейти к ремонту бегемотника. В 1954 году началось строительство здания лектория, павильона для грызунов, незамерзающего бассейна бобров, вольера для крокодилов.
Сразу по окончании войны в 1945 году начал восстанавливаться и Кружок юных зоологов. Вместе с кружком восстанавливались и его старые традиции. Начали проводиться конференции, организовывались выезды на природу. Юннаты помогали сотрудникам зоопарка в уходе за животными, приготовлении кормов, ведении подсобного хозяйства и подготовке праздников для посетителей.
В послевоенное время зародилась в Ленинградском зоосаде ещё одна его замечательная традиция – проводить тематические мероприятия. Так, в 1947 году при активном содействии юннатского кружка был проведён карнавал с участием нескольких дрессированных животных, а в 1948 году – День птиц с викторинами и конкурсом на лучший скворечник, ставший впоследствии ежегодным.
В 1950-х годах в зоопарке стали устраивать и новогодние представления, привлекавшие массу народа. В то время дети Ленинграда мечтали попасть на две ёлки – во Дворец пионеров и в зоопарк! Все эти положительные изменения повлияли на статус учреждения. В 1952 году Ленсовет утвердил новый устав сада и новое название – «Ленинградский зоологический парк». Зоосад стал зоопарком.
В 1956 году случилось ещё одно важное событие. В зоопарк из Африки прибыли жирафы Мальчик и Жульетта. К приезду диковинных гостей было всё готово: под их вольеры перестроена часть слоновника, заготовлены специальные корма. Были опасения – захотят ли жирафы вместо привычных африканских акации и мимозы поедать наши отечественные растения – осину, рябину, иву? Но животные прекрасно ели предлагаемые им новые корма.
Мальчик и Жульетта прекрасно адаптировались в созданных для них условиях и довольно скоро, спустя три года, дали первое потомство. Рождение детёныша у жирафов, обитателей жарких африканских саванн, в одном из самых северных зоопарков мира казалось чудом, и принесло его сотрудникам и посетителям много радости! И, конечно, тогда никто и не подозревал, что Мальчик и Жульетта не только подарят зоопарку ещё много замечательных малышей, но и поставят мировой рекорд – всего у этой пары родилось 12 жирафят. Выдающейся оказалась и их продолжительность жизни: самка дожила до 1980 года, а самец, пережив её совсем немного, до 1981 года. В Ленинград они приехали в возрасте четырёх лет. То есть они прожили больше 28 лет, что значительно превосходит продолжительность жизни жирафов в дикой природе, и является одним из самых высоких показателей среди жирафов, содержавшихся в зоопарках мира.

Большая стройка

Стенгазета «150 лет Ленинградскому зоопарку».
27. Сотрудники перегоняют жирафов в новое здание, фото 1981 года.
 
Стенгазета «150 лет Ленинградскому зоопарку».
28. Жираф Луга, фото Михаила Солдатенкова.
 
Стенгазета «150 лет Ленинградскому зоопарку».
 
Стенгазета «150 лет Ленинградскому зоопарку».
29, 30. Старый и новый входы в зоопарк. Сверху – со стороны Зверинской улицы (фото 1989 года), снизу – со стороны станции метро Горьковская (фото 1999 года).

В 1965 году зоопарк отпраздновал свой юбилей – ему исполнилось 100 лет. К этому важному событию готовился весь коллектив зоопарка. Территория была приведена в порядок, в зданиях сделан капитальный ремонт, а сам зоопарк торжественно украшен. Прошла научно-практическая конференция для специалистов зоопарков, на которой решено было провести капитальную реконструкцию Ленинградского зоопарка. Все работы планировалось провести так, чтобы зоопарк продолжал принимать посетителей. Но часть коллекции, в частности крупных животных, которых некуда было перевести на время строительства, при этом пришлось передать в другие зоопарки.
Закончить реконструкцию планировалось к 110-летию зоопарка, но к 1975 году была возведена только часть зданий, среди которых «Степной загон», здание «Антилопы» и новое здание администрации с помещениями для складов, кормокухни и ветеринарного отдела. После возведения этих зданий темп строительства упал.
В 1981 году было закончено строительство нового павильона «Жирафы». Это было очень важным событием – ведь жирафы прекрасно размножались. Группа, в которой всё время появлялись детёныши, требовала больше пространства. Но, когда здание было все-таки достроено, возник вопрос – как переселить в него жирафов? После долгих обсуждений сотрудники решили переводить животных пешком, без машин и клеток. Между зданиями выстроили своеобразный коридор из скамеек и листов фанеры. По словам очевидцев, жирафы не нервничали и спокойно прошли по заданному маршруту. Вскоре в новом здании на свет появилась жирафёнок Луга, которая впоследствии стала продолжательницей жирафьей династии зоопарка. Она до сих пор живет в Ленинградском зоопарке вместе со своей младшей дочерью Софьей. В октябре 2015 года Луге исполнится 34 года, что на данный момент является одним из самых продолжительных сроков жизни жирафов!
Вслед за павильоном «Жирафы» в 1982 году было открыто двухэтажное здание «Птицы», а в 1987 году возведён павильон «Приматы». Завершило череду строительства оборудование нового входа в зоопарк (нынешнего центрального входа), расположенного ближе к станции метро Горьковская. Его открытие, и одновременно закрытие старого входа (напротив Зверинской улицы), состоялось в 1992 году.

Зоопарк сегодня

Кроме белых медведей и жирафов в зоопарке живёт очень много других удивительных животных – всего около 600 видов! Большие и маленькие, пушистые, пернатые и чешуйчатые – они показывают невероятное разнообразие жизни на Земле. Мы расскажем вам лишь о некоторых питомцах – тех, которые пользуются у посетителей особой популярностью.

Стенгазета «150 лет Ленинградскому зоопарку».
31. Ягуар Агнесса с детёнышами, фото Михаила Солдатенкова.

В Ленинградском зоопарке обитает пара ягуаров – Рок и Агнесса. Эта пара размножается с 2008 года, они уже пять раз становились родителями. А так как эти хищники имеют разный окрас (Агнесса – классического пятнистого, а самец Рок – меланист, то есть чёрного окраса), то и их котята появляются на свет разными. Например, в 2015 году у них родились две самочки – Кими и Инка, одна пятнистая – в маму, а другая чёрная – в папу.

Стенгазета «150 лет Ленинградскому зоопарку».
32. Белорукие гиббоны Персей и Габина, фото Михаила Солдатенкова.

Белорукие гиббоны висят и передвигаются на внушительной высоте, а утром и днём можно услышать их громкое «пение». Знакомьтесь, это Персей и Габина. Персей родился в Ленинградском зоопарке в 1994 году. А Габина приехала к нему в декабре 2010 года из зоопарка чешского города Пльзень. Они вместе с 2011 года и уже дважды становились родителями. Первенец, Орфей, появился у них в июне 2012 года, а второй малыш, Тесей, – в этом году. Детёныши у гиббонов живут с родителями долго, поэтому сейчас в своей вольере они обитают вчетвером.

Стенгазета «150 лет Ленинградскому зоопарку».
33. Лемуры катта. Самка Нимфа с детёнышем. Фото Михаила Солдатенкова.

В нашем зоопарке живёт дружная семья лемуров катта: самки Сирена и Нимфа и самец Алфей. Сирена и её дочь Нимфа прибыли в 2011 году из Рижского зоопарка, а Алфей присоединился к ним позже, приехав из Варшавы. Вместе они составили замечательную группу, которая в этом году впервые дала потомство! У каждого лемура свой, индивидуальный характер: Сирена спокойная и уравновешенная, Нимфа – прирождённый лидер с крутым нравом, а Алфей – тихий, но при этом дружелюбный. Сирена и Нимфа очень привязаны друг к другу. Они тесно общаются, любят сидеть вместе, ухаживать друг за другом. Алфей, как правило, держится более обособленно.

Стенгазета «150 лет Ленинградскому зоопарку».
34. Волчица Тень, фото Михаила Солдатенкова.

Волчица Тень – ещё одна «звезда» нашего зоопарка. Ещё бы, это же настоящий ручной волк! Но ручная она не для всех, а только для своего воспитателя – Дмитрия Юрьевича Васильева, лектора-демонстратора зоопарка. Дмитрий Юрьевич выкармливал и заботился о Тени с самого её детства. Так что сейчас волчица считает его членом своей семьи. Можно увидеть, как Дмитрий Юрьевич заходит к Тени в вольер, кормит её с рук, играет с ней, а она ластится к нему, требуя внимания. Но пусть её мягкое и ласковое поведение не обманывает вас – она остаётся опасным и грозным хищником, и ничьих авторитетов, кроме своего воспитателя, не признаёт.

Стенгазета «150 лет Ленинградскому зоопарку».
35. Нильский крокодил Тотоша, фото Михаила Солдатенкова.

Нильский крокодил Тотоша является настоящей «звездой» экспозиции отдела «Акватеррариум»! Он ещё довольно молодой – ему 22 года. Грозный хищник с огромной пастью, полной острых зубов, он обладает весьма спокойным и даже меланхоличным характером. Как и все крокодилы, бóльшую часть времени он проводит отдыхая. В эти моменты он замирает, и некоторые посетители спрашивают: «А он точно живой? Настоящий? Почему не шевелится?». Вместе с Тотошей в вольере живут красноухие и болотные черепахи, которые пользуются мягкостью его характера. Часто можно увидеть, как они забираются на его спину, чтобы покататься, или отдыхают, лёжа на нём и греясь под специальной лампой. Своих соседей Тотоша не обижает.

Стенгазета «150 лет Ленинградскому зоопарку».
36. Павильон «Приматы» в наши дни, фото Михаила Солдатенкова.

На сегодняшний день Ленинградский зоопарк стал важным культурным и природоохранным центром города и любимым местом отдыха многих петербуржцев. За 150 лет он много раз менял свой облик и стал тем зоопарком, который мы все знаем и любим.
В зоопарке уже давно начали появляться современные экспозиции, которые трудно было вообразить себе в далёком прошлом: например, вольеры, в которых решётки заменены на стекло, а для животных созданы комфортные условия и красивые декорации. Зоопарк продолжает развиваться, обновляя свои экспозиции и стараясь идти в ногу со временем! Он сохраняет самые важные и интересные свои традиции. Так, в зоопарке до сих пор работает Кружок юных зоологов, объединяющий молодых любителей природы. А каждый месяц в зоопарке проводятся тематические мероприятия, посвящённые разным животным, а также городским и международным праздникам. Самые последние и интересные новости зоопарка можно найти на его официальном сайте – www.spbzoo.ru.

Ждём ваших отзывов, дорогие наши читатели! И – спасибо, что вы с нами.


  • -
Стенгазета «Покорение Южного полюса»

78. Покорение Южного полюса


Стенгазета «Покорение Южного полюса»

Благотворительная стенгазета для школьников, родителей и учителей Санкт-Петербурга «Коротко и ясно о самом интересном». Выпуск № 78, апрель 2015 года. Сайт к-я.рф

«ПОКОРЕНИЕ ЮЖНОГО ПОЛЮСА»

Стенгазеты благотворительного образовательного проекта «Коротко и ясно о самом интересном» (сайт к-я.рф) предназначены для школьников, родителей и учителей Санкт-Петербурга. Они бесплатно доставляются в большинство учебных заведений, а также в ряд больниц, детских домов и других учреждений города. Издания проекта не содержат никакой рекламы (только логотипы учредителей), политически и религиозно нейтральны, написаны лёгким языком, хорошо иллюстрированы. Они задуманы как информационное «тормошение» учащихся, пробуждение познавательной активности и стремления к чтению. Авторы и издатели, не претендуя на академическую полноту подачи материала, публикуют интересные факты, иллюстрации, интервью с известными деятелями науки и культуры и надеются тем самым повысить интерес школьников к образовательному процессу. Отзывы и пожелания направляйте по адресу: pangea@mail.ru или через диалоговое окошко на к-я.рф. Мы благодарим Отдел образования администрации Кировского района Санкт-Петербурга и всех, кто бескорыстно помогает в распространении наших стенгазет. Наша искренняя признательность авторам материала этого номера Маргарите Емелиной и Михаилу Савинову, научным сотрудникам музея «Ледокол «Красин» (www.krassin.ru) – Филиала Музея Мирового океана в Санкт-Петербурге (www.world-ocean.ru).

Из стенгазеты «Покорение Южного полюса»  
Из стенгазеты «Покорение Южного полюса»

Антарктида (по-гречески «антарктикос» – противоположность Арктике) была открыта 16 (28) января 1820 года русской экспедицией под руководством Фаддея Беллинсгаузена и Михаила Лазарева, Дальнейшие исследования показали, что центр Антарктиды примерно совпадает с южным географическим полюсом – точкой, в которой ось вращения Земли пересекает её поверхность. Любая другая точка поверхности Земли по отно­шению к Южному полюсу находится всегда в северном направлении. Любопытны географические координаты Южного полюса: ровно 90° южной широты. Долготы полюс не имеет, так как является точкой схождения всех меридианов. День, как и ночь, здесь продолжается приблизительно по полгода. Толщина льда в районе Южного полюса — чуть меньше трёх километров, а среднегодовая температура воздуха – около минус 50°C.
О покорении этой необыкновенной точки любезно согласились рассказать нашей газете научные сотрудники музея «Ледокол «Красин» (Филиала Музея Мирового океана в Санкт-Петербурге) историки Маргарита Емелина и Михаил Савинов.

Пролог

Из стенгазеты «Покорение Южного полюса»
Капитан Немо в Антарктиде. Иллюстрация к роману Жюля Верна.

21 марта 1867 года два путника по уступам скал из порфира и базальта два часа взбирались на вершину снежной горы. Один из них впоследствии описал увиденное: «С той высоты, где мы стояли, взор обнимал открытое море по самую линию горизонта, резко обозначенную с северной стороны кромкой сплошных льдов. У наших ног расстилалась, ослепляя своей белизной, снежная равнина. А над нами сияла безоблачная лазурь небес! … А позади нас, к югу и востоку, – необозримая земля, хаотическое нагромождение скал и льдов!» После наблюдения солнца по­сред­ством «зрительной трубы с зеркалом, исправляющим обман зрения при преломлении лучей» и при наличии хронометра, один из них воскликнул, когда половина солнечного диска скрылась за горизонтом ровно в полдень: «Южный полюс!»
«Не могло этого быть! – скажете вы. Южный полюс был достигнут гораздо позднее, в 1911 году!» А в 1867 году в центре Антарктиды побывали герои романа французского писателя Жюля Верна капитан Немо и профессор Аронакс. Жюль Верн предсказал в своих романах многие технические новшества и открытия, описал многие страны, но несколько ошибся, отправляя своих героев на покорение Южного полюса. В 60-е годы XIX века самый холодный материк ещё не был точно нанесён на географические карты, действительно оставался белым пятном, будоражил умы географов и путешественников. Ещё предстояло многое о нём узнать, прежде чем отправиться на покорение его центральной точки…
Что о Южном полюсе мы знаем сейчас, и как происходило его покорение? Давайте почитаем!

Почему на Южном полюсе холоднее, чем на Северном?

Из стенгазеты «Покорение Южного полюса»
Пейзаж Центральной Антарктиды.

Северный и Южный полюса – наиболее удалённые от Солнца точки Земли. Поэтому на обоих полюсах очень холодно. Но на Северном полюсе самая низкая температура около минус 43 градуса, а на Южном превышает минус 82 градуса! На Северном полюсе иногда бывает плюсовая температура – до пяти градусов выше нуля, на Южном – никогда.
Дело в том, что Северный полюс находится в океане. Морской климат – а его создают тёплые и холодные течения – всегда теплее, чем континентальный. Лишь несколько метров льда отделяют воздух Северного полюса от огромного хранилища тепла – океанских вод. А вот Южный полюс не только находится в глубине материка (до ближайшего берега моря – 480 км), но ещё и поднят над уровнем моря на 2800 м! А на высоте всегда холоднее, чем на поверхности Земли. Чем ближе к поверхности – тем плотнее слой воздуха, защищающий планету от переохлаждения и перегрева.
Но и Южный полюс, оказывается, – не самое холодное место нашей планеты.

Полюс, у которого нет пары

Обычно у каждого полюса есть своя пара на противоположной стороне Земли. Северному географическому полюсу соответствует Южный географический, Северному магнитному – Южный магнитный, и так далее. Но точка с наиболее низкой температурой воздуха на Земле всего одна – это Полюс холода, на котором много лет работает советская и российская полярная станция «Восток». В 1983 году здесь, в глубине ледяного щита Восточной Антарктиды, в точке с координатами 78°27’51» южной широты и 106°50’14» восточной долготы, была зафиксирована самая низкая температура на нашей планете, она составила минус 89,2 градуса!
Конечно, в Северном полушарии есть свой Полюс холода – в районе якутского посёлка Оймякон. Но эти полюса не равны друг другу, как географические или магнитные – на Оймяконе в среднем на 17 градусов теплее, чем на станции Восток. Связано это с тем, что южный Полюс холода значительно выше Оймякона – 3488 м над уровнем моря против 745 м.
Даже в самое-самое тёплое антарктическое лето температура на Полюсе холода на поднимается выше минус 13 градусов. Но и в этом самом суровом месте Земли успешно работает человек. Восток – первая из внутриконтинентальных советских станций в Антарктиде (она основана в 1957 году), и единственная из них, действующая в наши дни. Полярники ведут здесь постоянные научные наблюдения и делают важнейшие открытия, самым знаменитым из которых стало открытие большого озера, скрытого под толщей льдов.

Лес у Южного полюса?

Из стенгазеты «Покорение Южного полюса»
Полярный аллозавр. Реконструкция BBC.

Может ли такое быть? Оказывается, может. Ледяной континент не всегда был таким холодным и безжизненным, как в наше время. Учёные полагают, что Антарктида стала покрываться ледниками около 50 миллионов лет назад. До этого там царил относительно мягкий тёплый климат, и росли обширные буковые леса. В те далёкие времена Антарктида, Австралия и Южная Америка были единым материком, который позже начал дробиться. Первой откололась Австралия, затем – Южная Америка, которую уже успели заселить пришедшие из Австралии через Антарктиду сумчатые животные. Подлёдные горы Западной Антарктиды – это прямое геологическое продолжение Анд Южной Америки.
А ещё раньше, в мезозойскую эру, леса Антарктиды доходили до приполюсного района. Остатки ископаемых деревьев этой эпохи, родственников южноамериканской сосны-араукарии, обнаружены всего в 300 км от точки полюса! Конечно, в Антарктике было холоднее, чем в других районах Земли, где господствовал тропический климат, но выражалось это только в смене времён года. Мезозойские обитатели Антарктиды – полярные динозавры – сумели приспособиться к таким условиям, и на время продолжительной зимы впадали в спячку, как и современные рептилии умеренных широт.

Жизнь на пределе возможностей

Из стенгазеты «Покорение Южного полюса»
Императорские пингвины – самые крупные представители своего отряда.

В морях, омывающих Антарктиду, жизнь кипит – здесь обитает множество видов рачков и рыб, которые служат пищей для самых разных животных – от пингвинов до огромных китов. На самом же шестом континенте жизнь теплится вдоль берегов. В Антарктиде живут особые бескрылые насекомые, клещи (некоторые из них проникают до 85 параллели!), черви. На побережье гнездятся птицы – пингвины (они живут именно вдоль берегов, но не в глубине континента, где им нечего есть), поморники, буревестники. Наземных млекопитающих в Антарктиде нет – им не выжить в полярную зиму, но различные виды тюленей, чья жизнь связана с морем, процветают.
Высших растений в Антарктиде почти нет, но растут мхи и лишайники, есть и примитивные водоросли.
А есть ли какая-то жизнь непосредственно в точке полюса, в глубине ледникового щита? На поверхности могут жить некоторые виды бактерий, приспособившиеся к экстремальным условиям. Может существовать жизнь и в подлёдных озёрах, стиснутых толщей ледника. Но, конечно, в сравнении с Северным полюсом, расположенном в океане, Южный – безжизненная пустыня.

Южный магнитный полюс и экспедиция Росса

Из стенгазеты «Покорение Южного полюса»
Джон Уайлдмен, «Портрет командора Росса».

Южный полюс – точка, невидимая нашему взору, в которой ось вращения Земли совпадает с её поверхностью в центре Антарктиды. На географических картах в этой точке сходятся меридианы. Как и в случае с Северным полюсом, существуют и другие полюса. Например, Южный магнитный. Это условная точка на земной поверхности, в которой магнитное поле Земли направлено строго вертикально вверх. На него прямо указывает стрелка компаса. И он не совпадает с географическим! Как и Северный, Южный магнитный полюс несколько меняет свои координаты, вследствие подвижности геомагнитного поля Земли. Смещение магнитных полюсов регистрируется с 1885 года. За последние 100 лет магнитный полюс в Южном полушарии переместился почти на 900 км и вышел в Южный океан.
Именно Южный магнитный полюс был целью первой британской экспедиции в антарктических широтах. Она проходила в 1839–1843 годах под началом сэра Джеймса Кларка Росса на кораблях «Эребус» и «Террор». Ранее при его непосредственном участии было открыто местоположение Северного магнитного полюса (1830–1831 годы, экспедиция под руководством Джона Росса, дяди Джеймса Кларка). В феврале 1842 года Джеймсу Россу удалось достигнуть 78°10′ южной широты и довольно точно определить тогдашнее положение Южного магнитного полюса (сейчас он находится на 64°24′ южной широты). Росс также открыл море, шельфовый ледник и большой остров с вулканами – эти географические объекты ныне носят его имя, а вулканы названы в честь кораблей экспедиции. Но высадиться на континент не удалось. По возвращении в Англию путешественник был встречен прохладно, хотя и пожалован рыцарским званием. Продолжить его дело смогли не сразу – слишком уж шестой континент был далеко, слишком суров его климат. Следующие путешественники отправились к его берегам только спустя 60 лет.

Первые идеи походов к Южному полюсу

Из стенгазеты «Покорение Южного полюса»
Эрнест Шеклтон. Снимок 1908 года.

К концу XIX века оживился интерес к Антарктике. В научном мире полагали, что материк такой величины может оказывать решающее влияние на изменения погоды во всём Южном полушарии, а сама территория – стать площадкой для проведения различных экспериментов и наблюдений. Единственными препятствиями были холод и лёд. Впрочем, препятствиями очень серьёзными.
24 января 1895 года на Антарктический материк ступил первый человек. Им был норвежский исследователь Карстен Эгеберг Борхгревинк. Он заинтересовался изысканиями Австралийского комитета по антарктическим исследованиям, учреждённого в 1886 году. Деятельность Комитета вскоре сошла на нет, а в Южный океан устремились китобои – вспомните, как описывает промысел китов в романе «Пятнадцатилетний капитан» Жюль Верн. Борхгревинк нанялся в экспедицию на шхуну «Антарктика», задачей которой был поиск китов в водах у ледяного материка. Помимо наблюдений за животными норвежец высадился на материк и собрал образцы горных пород и лишайников. По возвращении он принялся за организацию экспедиции на материк и предложил использовать собачьи упряжки для передвижения по антарктическим ледникам. И вот в 1898 году началась Британская антарктическая экспедиция, продолжавшаяся два года. Борхгревинк впервые перезимовал в Антарктиде и достиг 78°50′ южной широты 16 февраля 1900 года. Однако до покорения Южного полюса было ещё далеко.
В 1897 году Фритьоф Нансен предложил свой вариант экспедиции к Южному полюсу, задачей которой являлось не только изучение Антарктиды, но и покорение точки полюса. Но идея реализована не была.
В 1901–1904 годах состоялась Британская антарктическая экспедиция во главе с Робертом Скоттом и Эрнстом Шеклтоном, которой удалось пройти треть расстояния до Южного полюса. Но это было достигнуто ценой изнурения людей, которые страдали от снежной слепоты, обморожений и цинги, невозможности справиться с ездовыми собаками. В 1908 году Шеклтон сделал попытку достичь Южного полюса на лыжах. Его группа дошла до 88º южной широты.

Экспедиция Скотта: запланированный поход или гонка за первенство?

Из стенгазеты «Покорение Южного полюса»
Роберт Скотт.
 
Из стенгазеты «Покорение Южного полюса»
Скотт с товарищами на Южном полюсе. 1912 год.

Британская антарктическая экспедиция под руководством Роберта Скотта началась в 1910 году. Планировалось за три сезона с двумя зимовками не только покорить Южный полюс, но и провести множество научных исследований. Опыт Шеклтона и достижение Северного полюса Куком и Пири поставили перед Скоттом политическую задачу – обеспечение первенства Великобритании на крайнем Юге Земли. Казалось, всё должно было получиться. Скотт отправился к берегам Антарктиды на барке «Терра Нова» с 33 собаками, 17 пони и тремя мотосанями. Но разнообразие транспорта усложняло его использование. После создания базы и системы продовольственных складов Скотт узнал о базе Амундсена в районе ледника Росса и о том, что норвежцы тоже идут на покорение полюса. Теперь надо было не опоздать.
Поход к полюсу начался в конце октября 1911 года. В истории полярных исследований это был первый зимний исследовательский поход в обстановке полярной ночи. Увы, мотосани быстро вышли из строя, а пони оказались не в состоянии преодолевать ледяные просторы. В итоге людям самим пришлось волочить грузы.
17 января 1912 года англичане достигли точки Южного полюса. Но увидели здесь следы лагеря, саней и лыж, отпечатки собачьих лап, нашли документы в палатке – экспедиция Амундсена их опередила. Путешественники отправились в обратный путь. И не дошли всего 20 км до спасительного склада.
О последних днях англичан стало известно спустя 8 месяцев, когда был обнаружен их лагерь вместе с материалами экспедиции и образцами горных пород. Их похоронили здесь же, в Антарктиде. Крест над могилой увенчан надписью: «Бороться и искать, найти и не сдаваться!» Этот девиз напоминает о подвиге учёных, которые даже перед лицом смерти не переставали вести исследования.

Первый на Южном полюсе

Из стенгазеты «Покорение Южного полюса»
Руал Амундсен в 1911 году.
 
Из стенгазеты «Покорение Южного полюса»
Хельмер Хансен и Руал Амундсен определяют свои координаты на Южном полюсе. 14–17 де­кабря 1911 года.
 
Из стенгазеты «Покорение Южного полюса»
Маршруты экспедиций Скотта и Амундсена к Южному полюсу.

Норвежский путешественник Руал Амундсен первоначально собирался дойти до Северного полюса. Так как полюс был покорён в 1908 году и интересы первооткрывателей устремились на крайний Юг, то и Амундсен изменил свои планы. Получив от Нансена судно «Фрам», он организовал экспедицию, которая достигла берегов Антарктиды в январе 1911 года. Примечательно, что поход начинался со строжайшей тайны: большинство его участников узнало об истинной цели путешествия, только когда судно вышло в Атлантику.
Норвежские исследователи начали с организации складов на маршруте в неизвестность и в качестве транспорта решили остановиться на собачьих упряжках. Чёткая организация похода позволила добиться успеха. 14 декабря 1911 года Амундсен с четырьмя спутниками (Оскар Вистинг, Олаф Бьолан, Хельмер Хансен, Сверре Хессель) достигли района Южного полюса.
Здесь путешественники разбили лагерь и поставили трёхместную палатку, которую назвали Пульхейм («Полярный дом»). Из-за споров, возникших после возвращения с Северного полюса Кука и Пири о том, кто же первым был в искомой точке и насколько точно определил её координаты, Амундсен подошёл к определению географического положения Южного полюса с особой ответственностью. Инструменты позволяли Амундсену определить местоположение с погрешностью не больше одной морской мили, поэтому он решил «окружать» полюс лыжными пробегами на удалении 10 миль от расчётной точки. Ради достоверности покорения Южный полюс был «окружён» экспедицией трижды и достигнут 16 декабря 1911 года. Через два дня норвежцы двинулись в обратный путь, оставив палатку в качестве памятного знака.
Амундсена ждал настоящий триумф – торжественная встреча на родине. Он выступал с докладами и лекциями не только в Норвегии, но и в других странах, во Франции был возведён в достоинство офицера Почётного легиона.

Южный полюс покоряется с воздуха

Из стенгазеты «Покорение Южного полюса»
Большая антарктическая экспедиция Ричарда Бэрда, 1929 год.

Если Северный полюс воздухоплаватели стремились покорить и на воздушном шаре, и на дирижабле, и на аэроплане, то в деле покорения Южного пальма первенства безоговорочно принадлежала авиации.
Первые полёты над Антарктикой состоялись в летний сезон 1928–1929 годов. Их совершили американские авиаторы Хьюберт Уилкинс и Карл Эйельсон, после того как их имена прогремели на весь мир в 1927 году. Тогда они успешно пересекли самые северные области планеты по маршруту «мыс Барроу (Аляска) – Шпицберген». В Антарктике ими были созданы первые базы, изучены с воздуха Земля Грейама и море Беллинсгаузена. Но до Южного полюса они не смогли долететь. Другой полярный лётчик Ричард Бэрд стал организатором береговой базы Литлл-Америка на краю шельфового ледника Росса. 29 ноября 1928 го­да он достиг Южного полюса на своём самолёте «Форд» и сбросил американский флаг. Впоследствии Бэрд участвовал в нескольких воздушных экспедициях, проходивших в небе над Антарктикой (1933–1935, 1939–1941, 1946–1947, 1956 годы). А первое пересечение Антарктиды воздушным путём удалось осуществить американцу Линкольну Элсуэрту в ноябре – декабре 1935 года. Пять посадок в белой полярной пустыне пришлось совершить ему и его спутнику – пилоту Герберту Холлик-Кеньону, прежде чем их миссия была выполнена, и они достигли станции Литлл-Америка. Здесь ещё месяц им предстояло дожидаться судно «Дискавери».
Совершить посадку на Южном полюсе первым сумел адмирал Джордж Дюфек на самолёте «Дакота». Это произошло 31 ок­тября 1956 года, когда полярниками из США создавались базы Бирдмор и Амундсен. Теперь самолёты доставляли все необходимые грузы, в том числе и такие тяжёлые – тракторы, запасные части машин, сборные элементы для постройки домов, генераторы и прочее, сбрасывая их в контейнерах с парашютом. Также заурядным явлением становилась высадка пассажиров и грузов на американские базы близ полюса.
Советские авиаторы также грезили о покорении южной макушки планеты. В октябре 1958 года В.М.Перов на самолёте Ил-12 совершил трансконтинентальный полёт протяжённостью около 4000 км и пролетел над полюсом. А 10 января 2002 года российский самолёт АН-3 приземлился на ледовом аэродроме, расположенном на Южном полюсе. Дело это было очень непростое – ведь самолёт небольшой, двигатели его не обладают значительной силой. Самолёт собирали прямо в Антарктике – на американской базе «Патриот Хиллс». А после АН-3 из-за неисправности двигателей пришлось оставить на полюсе на целых 3 года! Только в январе 2005 года крылатая машина отправилась в обратный полёт.

Советские антарктические экспедиции

Из стенгазеты «Покорение Южного полюса»
Подъём Государственного флага в Антарктиде в честь открытия первой советской полярной станции Мирный 13 февраля 1956 года.
 
Из стенгазеты «Покорение Южного полюса»
Модель дизель-электрохода «Обь», масштаб 1:100.

Хотя впервые берега Антарктиды увидели русские мореплаватели – в 1819 году с палубы шлюпов «Восток» и «Мирный», после этого более 125 лет российские экспедиции не появлялись за Южным полярным кругом. Потом в водах Южного океана (так условно называют воды трёх океанов близ Антарктиды) стали работать советские китобойные флотилии. К непосредственному же изучению ледяного континента наши учёные приступили в середине 1950-х годов, когда была создана Советская Антарктическая экспедиция (САЭ). Она состояла как из сезонных, так и из зимующих научно-исследовательских отрядов. Руководителями первых экспедиций были опытные полярники М.М.Сомов, А.Ф.Трёшников, Е.И.Толстиков.
Флагманское судно 1-й САЭ отправилось в рейс из Калининграда 30 ноября 1955 года. Первая высадка на берег Антарктики произошла 5 января 1956 года, а первая научная база, над которой был поднят флаг СССР, открылась 13 февраля и была названа в честь одного из шлюпов Беллинсгаузена и Лазарева – «Мирный». Всего в период Международного геофизического года (1957–1958) регулярные научные наблюдения велись на пяти полярных станциях. Их создавали в наименее изученных и труднодоступных местах материка. Станции Восток и Советская были построены на высоте 3500 метров над уровнем моря. Зимняя температура воздуха на станции Восток опускалась до минус 87,4 градусов Цельсия. 14 декабря 1958 года 3-я САЭ, воз­главляемая Евгением Толстиковым, достигла Южного полюса.
Морская часть экспедиции на судах «Обь» и «Лена» изучала геологическое строение морского дна, циркуляцию вод, флору и фауну Южного океана. Впоследствии океанографические исследования велись и на других судах. Преемницей САЭ с 1991 года стала Российская Антарктическая экспедиция.

Ледоколы идут через экватор

Из стенгазеты «Покорение Южного полюса»
«Красин» у причала станции Мак-Мердо. 2005 год.

Какие опасности подстерегают полярников Антарктики в наши дни? Как и прежде, это холод, ветер и льды. На выручку может прийти спасательная экспедиция.
Представьте – под солнцем тропиков по тёплым водам экваториальной части Тихого океана идёт мощный арктический ледокол! Может ли такое быть? Может, когда у берегов Антарктиды происходит ледовая авария. Ледовитый океан во­круг шестого континента не менее беспощаден к судам, чем его северный собрат. И в трудную минуту на помощь затёртым во льдах морякам идут могучие ледоколы.
В марте 1985 года дрейфующие льды моря Росса взяли в плен научно-экспедиционное судно «Михаил Сомов», которое обеспечивало станцию Русская. Хотя этот дизель-электроход был специально построен для полярных экспедиций, он всё же не был ледоколом и не смог двигаться в тяжёлом льду. Начался долгий дрейф, за ходом которого следила в те дни вся страна. На помощь «Михаилу Сомову» вышел ледокол «Владивосток». Он пересёк экваториальные широты Тихого океана, затем знаменитые своими штормами «ревущие сороковые» Южного полушария. Океанский рейс был тяжёлым для судна, предназначенного работать в северных льдах, но моряки успешно выдержали все испытания. Вызволять «Михаила Сомова» пришлось в разгар полярной ночи! Операцией руководили ведущие специалисты-полярники во главе с А.Н.Чилингаровым и заместителем директора ААНИИ Н.А.Корниловым. И «Владивосток» успешно справился со сложнейшей задачей – 26 июля 1985 года, после 133-суточного дрейфа «Михаил Сомов» был освобождён!
А спустя двадцать лет, в январе 2005 года, российскому ледоколу вновь пришлось совершать спасательную операцию у берегов Антарктиды. На этот раз отличился «Красин» – мощный дизель-электрический ледокол, названный в честь легендарного ветерана Арктики.
Караван судов-снабженцев, доставлявших всё необходимое на американскую станцию Мак-Мердо, попал в тяжёлые льды. Американские ледоколы «Polar Star» и «Polar Sea» безуспешно пытались им помочь, сами получая тяжёлые повреждения. Прави­тельство США обратилось за помощью. Ледокол «Красин» был снят со своих плановых операций и направлен через все климатические зоны Земли на выручку терпящих бедствие судов. Сложнейшая операция по проводке судов в двухметровом льду, среди множества айсбергов, прошла успешно. Благодарные американцы устроили для российских моряков спортивный праздник и экскурсию по своей станции.

Станция на полюсе

Из стенгазеты «Покорение Южного полюса»
На полярной станции Амундсен-Скотт.

В наши дни Южный полюс – вполне обжитое место. В летние месяцы (а в Южном полушарии это декабрь, январь и февраль) на полюсе обитает до 200 человек! Все эти люди – работники американской научной станции Амундсен-Скотт, основанной в январе 1957 года прямо в точке полюса и названной в честь двух отважных путешественников – покорителей южной макушки планеты.
Эта станция ненамного старше советской станции Восток. Так же, как и Восток, она расположена в глубине ледникового щита, покрывающего шестой континент. Температура воздуха зимой на Южном полюсе несколько выше, чем на Полюсе холода, но на Востоке теплее летом.
Когда американские полярники создавали станцию на полюсе, люди ещё очень мало знали о жизни в условиях Центральной Антарктиды. Поэтому первоначально все сооружения станции были убраны в толщу ледника. Позднее построили куполообразную конструкцию, простоявшую несколько десятилетий. Но и купол со временем пришёл в негодность и был к 2010 году полностью разобран.
Современный корпус станции – это огромная постройка, поднятая на сваях над поверхностью льда. Благодаря такой конструкции её не заносит снегом, а лёд под ней не подтаивает и не двигается. На станции работает множество научных лабораторий. Здесь проводят астрономические наблюдения (прозрачность воздуха и месяцы темноты создают для этого хорошие условия), изучают физику атмосферы и взаимодействие элементарных частиц. А для облегчения жизни сотрудников в долгие полярные ночи имеются большой спортзал, библиотека, компьютерный клуб и уголок творчества.

Тайны озера Восток

Из стенгазеты «Покорение Южного полюса»
Полярники станции Восток достигли поверхности подлёдного озера.

Главная научная задача полярников Востока – изучение льда. Под станцией – мощнейший ледяной купол, нараставший на протяжении миллионов лет. Лёд Антарктиды помнит все изменения в атмосфере Земли, которые происходили за это время. Потепления и похолодания, концентрация углекислого газа в разные периоды земной истории – всё это можно установить, изучая ледяные керны – столбы льда из глубоких скважин, пробуренных отважными зимовщиками станции Восток.
А что же находится в самой глубине Антарктиды, под ледовой толщей? Учёные давно предполагали, что из-за колоссального давления льда температура под панцирем может быть довольно высокой – достаточно высокой, чтобы там не замерзала вода. Так было предсказано возможное существование подлёдных озёр – задолго до их реального открытия.
Самое большое из таких озёр (а всего их сейчас известно более 140!) оказалось именно под станицей Восток. По размерам оно сопоставимо с озером Онтарио – его площадь составляет 15 790 кв. км. Максимальная глубина озера Восток – около 800 м.
Много лет бурили полярники скважину к поверхности озера. Потребовались специальные технологии – ведь воду Востока нельзя загрязнять современными веществами, чтобы не исказить результаты наблюдений. Наконец, 5 февраля 2012 года, поверхность озера была достигнута. Давление действительно оказалось очень большим – вода взметнулась по трёхкилометровой буровой скважине почти на 500 метров!
Но даже под таким давлением, в условиях вечной тьмы, возможна жизнь. В озере могут обитать организмы, получающие энергию за счёт химических реакций. Кислорода в озере много – его доставляют туда подтаивающие слои ледника. Такая же необычная жизнь может существовать на спутниках Юпитера и Сатурна, где есть целые подлёдные океаны.
В январе 2015 года поверхность озера была достигнута повторно. Были получены новые, более чистые пробы воды. Но достоверно говорить об обнаружении новых видов бактерий в подлёдном мире учёные пока не решаются – почти все обнаруженные фрагменты можно отнести к загрязнениям… Исследования продолжаются и, вероятно, нас ещё ждут интереснейшие открытия!

Работа при минус 80°

Из стенгазеты «Покорение Южного полюса»
Самолёт Ил-14 Советской антарктической экс­педиции на ледовом аэродроме.

«…Схватил ящик, попытался отнести в дом и… не смог. По лёгким вдруг словно кто-то ударил чем-то холодным, тяжёлым и безвкусным… Сердце колотилось, в глазах потемнело. Воздух без запаха, вымороженный, будто сотканный из мельчайших иголок, обжигал губы, рот, горло…»
Так описывает свои впечатления пилот полярной авиации, впервые приземлившийся на станции Восток. А ведь самолёты летают на внутриконтинентальные станции Антарктиды только летом, в полярный день, когда воздух там максимально прогревается. Представьте, что происходит на Востоке зимой!
Всякое сообщение станции с внешним миром прекращается. При температурах ниже минус 60° снег перестаёт скользить, и самолёты не могут приземлиться на ледовые аэродромы. Выдох человека превращается в мелкие кристаллики льда, дышать можно только через толстые шарфы, иначе – обморожение лёгких. Смерзаются ресницы и обмораживается роговица глаз. Чтобы зажечь спички, их необходимо отогревать. Соляр – дизельное топливо – превращается в густую массу, керосин можно резать ножом. Выручает только электрическая энергия, которую даёт непрерывно работающая дизель-электростанция.
В 1982 году, в самом начале очередной зимовки, в помещении электростанции Востока случился сильный пожар. Полярники остались без электричества, механик Алексей Карпенко погиб в огне. Самолёты уже не могли вывезти зимовщиков – было слишком холодно.
Есть от чего прийти в отчаяние! Но сотрудники станции ни на минуту не поддались панике. Они сумели отремонтировать маленький резервный дизель, с его помощью наладили связь и разогрев топлива для трёх печек. Перенесли в отапливаемые помещения продовольствие. А позднее сумели разыскать и восстановить два отслуживших свой срок дизель-генератора, которые были списаны предыдущими сменами зимовщиков. Так полярники Востока не только сумели выжить в условиях самых низких на Земле температур, но и возобновили научные работы – продолжили бурение скважины в ледяном панцире шестого континента.

Страна без оружия

«Кому принадлежит Южный полюс?» – вы можете задать такой вопрос. Антарктида – единственный континент, где нет государственных границ, военных баз и промышленности. На южной макушке планеты человечество пытается сотрудничать, вести научные изыскания, совершать новые открытия, не делая различий из каких стран приехали учёные или путешественники, какой они веры, на каком языке они говорят. Другого подобного места на Земле не существует – пожалуй, только в космосе на Международной космической станции есть аналог подобного взаимодействия и дружбы.
Люди договорились обеспечить использование Антарктики в интересах всего человечества. И представители 12 государств 1 декабря 1959 года в Вашингтоне заключили Договор об Антарктике. Впоследствии представители ещё 41 страны присоединились к данному соглашению. О чём же договорились стороны? Была провозглашена свобода научных исследований и поощрено международное сотрудничество, использование континента в исключительно мирных целях, запрещены любые ядерные взрывы и захоронения радиоактивных материалов. В 1982 году, как часть системы договора вступила в силу Конвенция по сохранению морских живых ресурсов Антарктики. Применение положений Конвенции регулируются Комиссией, штаб-квартира которой находится в австралийском городе Хобарт в штате Тасмания.
Поэтому на заглавный вопрос можно дать ответ: «Южный полюс принадлежит всем нам».

Имя на карте

Из стенгазеты «Покорение Южного полюса»
Тюлень Росса.

Как вообще образуются географические названия? Прежде всего, многие острова, реки и горы мы знаем под теми именами, которые даны им народами, искони живущими в этой местности. В других случаях названия географическим объектам дают путешественники-первооткрыватели.
В Антарктике нет коренных народов, поэтому все названия там образованы по второй модели. Так, обширная часть шестого континента, побережье которой обращено к Южной Африке, называется Земля Королевы Мод – в честь королевы Норвегии Мод Шарлотты Мари Виктории, супруги короля Хокона VII. Имя этой Земле присвоили норвежские исследователи во главе с Ларе Кристенсеном, подробно описавшие эти места в 1929–1931 годах. А лежащая по соседству Земля Эндерби названа по фамилии британских предпринимателей, финансировавших промысловую экспедицию Джона Биско, которая открыла эту часть антарктического побережья в 1831 году.
На карте Антарктики увековечена память многих её перво­проходцев. Имя английского полярного путешественника Джеймса Росса носят море, шельфовый ледник и один из видов тюленей, живущих у берегов Антарктиды. Ещё одно море названо в честь английского мореплавателя Джеймса Уэдделла, открывшего это море в 1823 году (кстати, тюлень Уэдделла тоже есть!) И, конечно, есть в Антарктиде объекты, носящие имена первых покорителей Южного полюса – Руала Амундсена и Роберта Скотта.

Полюс относительной недоступности

Из стенгазеты «Покорение Южного полюса»
Бюст В.И.Ленина на занесённой снегами станции Полюс недоступности.

Если истинные и магнитные полюса – это реальные географические объекты, то Полюс недоступности, или относительной недоступности – это условное, воображаемое место. Так называют точку Арктики или Антарктики, находящуюся на максимальном удалении от удобных транспортных путей. Южный полюс относительной недоступности находится на суше, в глубине ледникового щита Антарктиды на максимальном удалении от берега моря. В декабре 1958 года здесь заработала советская станция «Полюс недоступности» (82°06′ ю. ш. и 54°58′ в. д.).
В январе 2007 года четыре отважных путешественника – англичане Рори Суит, Руперт Лонгсдон, Генри Куксон и канадец Пол Лэндри впервые в истории достигли Полюса недоступности (и посетили одноимённую законсервированную станцию) на лыжах, используя тягу воздушных змеев.

Озоновая дыра над Антарктидой

Из стенгазеты «Покорение Южного полюса»
Озоновая дыра над Антарктикой в 1998 году по данным спутниковой съёмки.

В атмосфере Земли на высоте от 12 до 50 км простирается слой, содержащий озон – видоизменённый кислород. Озон поглощает значительную часть ультрафиолетового излучения Солнца. Наблюдения 1980-х годов показали, что над Антарктикой год от года происходит медленное, но устойчивое снижение концентрации озона. Это явление получило название «озоновая дыра» (хотя никакой дырки в собственном значении этого слова, конечно, не было) и стало внимательно исследоваться. Впоследствии также выяснилось, что озоновый слой уменьшается и над Северным полюсом.
Основными разрушителями озона являются фреоны – бесцветные газы или жидкости, широко применяющиеся человеком (например, в холодильных установках и аэрозолях), а также выхлопные газы. То есть деятельность человека приводит к серьёзным последствиям для экологии всей планеты. «Дыра» возникла на полюсе – там, где человек вообще не живёт.
Весной 1998 года озонная дыра достигла рекордной площади — примерно 26 миллионов кв. км, что почти втрое превышает территорию Австралии. Почему же именно на полюсе? Было установлено, что химические реакции, разрушающие озон, происходят на поверхности ледяных кристаллов и любых иных частиц, попавших в высокие слои атмосферы над полярными районами. Оказалось, что самые холодные области Земли являются наиболее уязвимыми.
Что можно сделать? Отказаться или серьёзно сократить использование вредных веществ. В 1987 году был принят Монреальский протокол, по которому определили перечень наиболее опасных веществ, и страны обязались снизить их выпуск или прекратить его совсем. Рост «дыры» прекратился в начале ХХI века. Климатологи предсказывают, что только к середине столетия озоновый слой вернётся к уровню 1980 года.

Как еще покоряли Южный полюс?

Из стенгазеты «Покорение Южного полюса»
Женская научно-исследовательская команда «Метелица» на Южном полюсе, 1996 год.

В планы экспедиции Британского содружества, изучающей шестой континент на гусеничных тракторах и транспортёрах в 1955–1958 годах, не входило оказаться на Южном полюсе. Начальник вспомогательной партии Эдмунд Хиллари (покоритель Эвереста, высочайшей вершины Земли) отклонился от марш­рута и 3 января 1958 года стал третьим человеком в истории, вслед за Амундсеном и Скоттом побывавшем на полюсе.
Первым человеком, побывавшим на обоих полюсах, стал Альберт Пэддок Крэри (США). 3 мая 1952 года он долетел до Северного полюса на самолёте «Дакота», а 12 февраля 1961 го­да в составе научной экспедиции достиг Южного полюса на снегоходе.
В ходе Трансглобальной экспедиции 1979–1982 годов, проходившей под руководством британцев Ранульфа Файнса и Чарльза Бёртона, путешественники пересекли земной шар по меридиану через полюса. В качестве транспорта использовались суда, автомобили и снегоходы. На Южном полюсе участники экспедиции оказались 15 декабря 1980 года.
11 декабря 1989 года участники Трансантарктической экспедиции достигли Южного полюса на собачьих упряжках. За 221 день они пересекли весь материк в самом широком его месте. СССР в команде представлял Виктор Боярский.
30 декабря 1989 года Арвид Фукс (Германия) и Рейнольд Мейснер (Италия) первыми пересекли Антарктиду через точку полюса на лыжах, иногда используя приспособление, похожее на небольшой парус.
7 января 1993 года Эрлинг Кагге (Норвегия) завершил первую экспедицию к Южному полюсу, предпринятую в одиночку.
В антарктической экспедиции 2000 года приняло участие 88 человек из 18 стран 54 из них – чемпионы и экс-чемпионы мира по различным видам спорта. Такая многочисленная международная экспедиция состоялась впервые. Южный полюс был достигнут на колёсных вездеходах за рекордно короткий срок – пять суток, впервые над полюсом в воздух поднялись баллонисты на воздушных шарах, впервые на Южном полюсе был установлен деревянный православный крест.
28 декабря 2013 года британка Мария Лейерстам добралась до Антарктического полюса на трёхколёсном велосипеде (вело­трицикле) с лежачей посадкой. Конструкция байка позволила сохранять стабильность во время очень сильного ветра и сконцентрироваться на движении вперёд. Марии 11 суток пришлось ехать от лагеря до полюса при температуре около минус 40 градусов, с сильными ветрами, по глубокому снегу.
11 декабря 2014 года голландка Манон Оссевоорт во главе команды из 7 человек покорила Южный полюс. Путешественники повторили путь сэра Эдмунда Хиллари на более современном тракторе Ferguson.

Интервью с Фелисити Астон

Из стенгазеты «Покорение Южного полюса»
Фелисити Астон в Антарктиде.
 
Из стенгазеты «Покорение Южного полюса»
Путешествие Фелисити Астон по Антарктиде.

Британская путешественница и полярная исследовательница Фелисити Áстон три года безвыездно провела в Антарктиде, изучая климат на полярной станции острова Аделаида. А недавно она поставила сразу два мировых ре­корда: стала первой женщиной, которая пересекла Антарктиду на лыжах в одиночку, и первым человеком, который пересёк Антарктиду на лыжах в одиночку, «используя исключительно силу мышц» (то есть без помощи паруса и прочих хитростей). Фелисити любезно согласилась рассказать нашей газете об этой экспедиции.

Фелисити, поделитесь секретом: как вы достигли таких невероятных спортивных результатов? Наверное, вы с самого детства занимаетесь спортом?
Знаете, я никогда не была спортивным ребёнком. Думаю, я никогда не была хорошей спортсменкой – ни в школе, ни сейчас. Безусловно, я хожу в тяжёлые экспедиции, но я отнюдь не так сильна, как может показаться.
Где вы научились так хорошо кататься на лыжах?
Я не могла толком научиться ездить на лыжах до тех пор, пока не оказалась в Антарктиде, в 2000 году. Кстати, я до сих пор не очень хорошо съезжаю со склонов. А вот что я действительно обожаю, так это сноуборд!
В каком возрасте вы стали мечтать о полярных путешест­виях?
Я много думала об Антарктиде и мечтала о том, что в один прекрасный день смогу её увидеть. К счастью, моя первая работа была связана именно с Антарктидой: я оказалась на исследовательской метеорологической станции.
Ваши родители одобряют вашу увлечённость Антарк­тидой?
Спасибо моим родителям: они всегда были благосклонны к моим увлечениям! Хотя, конечно, они предпочли бы, чтобы я находилась дома в безопасности.
Что было самым трудным в путе­шест­вии: холод, ветер, одиночест­во?
Психологические проблемы, возникающие в этой экспедиции, были гораздо сложнее физических. Ведь каждое утро, не­смотря на холод и ветер, я должна была заставить себя идти вперёд, а иногда это было сделать действительно трудно.
Каких зверей вы встречали? Наверное, хорошо, что в Антарктиде нет белых медведей?
Мой маршрут проходил в полном одиночестве, ни одной живой души вокруг не было. Я шла далеко от открытой воды, где можно было бы увидеть живую природу. Я не видела никакой жизни вообще, не было даже ни мхов, ни лишайников.
Наверное, трудно при температуре минус 40° думать о быте – например, устроить стирку?
Конечно, это было просто невозможно. У меня был только один комплект одежды – больше я взять не могла. Я и шла, и спала в одной и той же одежде.
Какие книги вы читали в эти долгие три месяца путешествия? Слушали ли музыку?
Я не брала с собой ни одной книги, потому что это был бы лишний груз, но музыка, конечно, у меня была в МР3-плеере.
Был ли у вас с собой какой-нибудь талисман?
У меня был маленький медальон с фотографией моей семьи, а также небольшая иконка святого Христофора.
Возникали ли моменты, когда вы жалели о том, что отправились в эту экспедицию?
Каждое утро! Но задача и состояла как раз в том, чтобы преодолеть себя, перешагнуть психологический барьер. Заставить себя двигаться, изменить своё мышление – и дойти до цели. Это путешествие было утверждением веры в себя.
Собираетесь ли вы написать книгу о своём путешествии?
Да, я думаю, что обязательно напишу. Пройдя ещё раз, но уже мысленно, по своему маршруту, я пойму, что значит для меня этот жизненный опыт, и какие уроки я могу из этого извлечь.
Вы сотрудничаете с российской компанией «Лаборатория Касперского» – почему был сделан такой выбор?
Я работаю с этой корпорацией уже несколько лет. Несмотря на то, что это большая международная организация, здесь высоко ценят личность. Ещё мне нравится их нестандартное мышление, новый подход к любому виду деятельности. Поскольку они ведут неустанную и тяжёлую борьбу, защищая информацию от вирусов и прочих кибер-угроз, то хорошо понимают, с какими сложностями человек может порой столк­нуться – особенно в условиях Антарктиды.
Мы знаем, что вы были на озере Байкал. Каковы ваши впечатления?
Конечно, Байкал, весь покрытый чистейшим льдом, незабываем… Мне очень нравится Сибирь. Здесь я была дважды. Огромное впечатление произвели на меня доброта и отзывчивость людей, которых мы здесь встречали.
Хотите побывать в России ещё?
Есть очень много мест в России, где я хотела бы побывать – например, на Камчатке и на Крайнем Севере.
Планируете ли вы какие-то конкретные экспедиции?
Пока мне не до планирования следующих экспедиций: надо как следует отдохнуть и отъесться!
Есть ли у вас дети? Домашние питомцы?
Увы, я не могу завести домашних животных – кто будет о них заботиться, когда я подолгу отсутствую? А дети, я надеюсь, будут и обязательно отправятся со мной в очередное путе­шествие!
Что вы можете пожелать школьникам Санкт-Петербурга?
Дорогие ребята, вначале хорошенько подумайте о том, что вы хотите сделать. И, приняв решение, не позволяйте потом никому препятствовать вам в достижении вашей цели. Никто не вправе говорить вам: «Ты всё равно не сможешь!» Будьте упорными – и вы всего добьётесь!

Эпилог

Из стенгазеты «Покорение Южного полюса»
Логотип Дня полярника.

Антарктида не является объектом хозяйственного освоения и не будет им в обозримом будущем. Запрет на хозяйственную деятельность и милитаризацию континента закреплён в международных соглашениях, а разработка на шестом континенте полезных ископаемых, запасы которых ещё предстоит установить, стоила бы очень дорого – дороже, чем в Арктике. Крайняя южная точка Земли по-прежнему привлекает внимание научного мира – мы будем всё больше узнавать о прошлом нашей планеты и о современном состоянии ледового континента. В последние десятилетия развивается туризм в Антарктиду, маршруты – от крайнего южного аргентинского порта Ушуайя на Огненной Земле до Антарктического полуострова с высадкой там и посещением станций, а также по «Золотому кольцу Антарктики» от Фолклендских островов до Южной Георгии. Быть может, кому-то из вас предстоит совершить круиз к Южному полюсу или зазимовать на станции «Восток». И помните, что Антарктида хранит ещё много тайн и загадок и призывает нас по-прежнему «бороться и искать, найти и не сдаваться».


Спасибо, что вы с нами.
Георгий Попов, редактор проекта.


  • -
Стенгазета «Покорение Северного полюса»

61. Покорение Северного полюса


61. Текстово-картиночная версия этого выпуска ещё в работе, просим прощения.


  • -
Стенгазета «Каменное убранство подземных дворцов Петербурга»

57. Каменное убранство метро СПб


Стенгазета «Каменное убранство подземных дворцов Петербурга»

 

Благотворительная стенгазета «Коротко и ясно о самом интересном». Выпуск 57, апрель 2014 года.

Каменное убранство подземных дворцов Петербурга

 

Стенгазеты благотворительного образовательного проекта «Коротко и ясно о самом интересном» предназначены для школьников, родителей и учителей Санкт-Петербурга. Наша цель: школьникам – показать, что получение знаний может стать простым и увлекательным занятием, научить отличать достоверную информацию от мифов и домыслов, рассказать, что мы живём в очень интересное время в очень интересном мире; родителям – помочь в выборе тем для совместного обсуждения с детьми и планирования семейных культурных мероприятий; учителям – предложить яркий наглядный материал, насыщенный интересной и достоверной информацией, для оживления уроков и внеурочной деятельности. Отзывы и пожелания пишите, пожалуйста, в диалоговом окошке сайта к-я.рф. Выражаем признательность Отделу образования администрации Кировского района Санкт-Петербурга и всем тем, кто бескорыстно помогает в распространении наших стенгазет. При подготовке этого номера использован материал книги М.С.Зискинда «Декоративно-облицовочные камни» (Л.: Недра, 1989). Благодарим Ирину Юрьевну Бугрову, доцента кафедры Динамической и исторической геологии Геологического факультета Санкт-Петербургского государственного университета и рекомендуем посетить Палеонтолого-стратиграфический музей Геологического факультета СПбГУ – paleostratmuseum.ru. Наша особая благодарность Андрею Глебовичу Булаху, профессору кафедры Минералогии Санкт-Петербургского государственного университета, автору замечательных книг по истории использования камня в архитектуре Петербурга, среди которых книга «Порфир и мрамор, и гранит…» (вместе с И.Э.Воеводским) описывает станции нашего метро.

Мы выбираем важную тему, ищем специалиста, который может её раскрыть и подготовить материал, адаптируем его текст для школьной аудитории, компонуем это всё в формате стенгазеты, печатаем тираж и отвозим в ряд организаций Петербурга (районные отделы образования, библиотеки, больницы, детские дома, и т. д.) для бесплатного распространения. Наш ресурс в интернете – сайт стенгазет к-я.рф, где наши стенгазеты представлены в двух видах: для самостоятельной распечатки на плоттере в натуральную величину и для комфортного чтения на экранах планшетов и телефонов. Есть также группа Вконтакте и ветка на сайте питерских родителей Литтлван, где мы обсуждаем выход новых газет. Отзывы и пожелания направляйте, пожалуйста, по адресу: pangea@mail.ru.
 
 
В первое воскресенье апреля в нашей стране отмечается День геолога. Одна из наших стенгазет, «Каменный город», была посвящена горным породам окрестностей Петербурга – тем самым, из которых на протяжении трёх веков строился наш город. В этом выпуске мы обсудим каменное убранство «подземных дворцов Петербурга» – станций нашего метрополитена.

Что изучают геологи?

Полвека назад русские геологи открыли богатейшие запасы нефти в Западной Сибири. Это важное событие послужило поводом для учреждения праздника – Дня геолога. Время его проведения (первое воскресенье апреля) было выбрано потому, что в начале апреля геологи собираются в экспедиции, начинается «полевой сезон». Самая известная работа геологов – поиск полезных ископаемых: нефти, газа, песка, камня, драгоценных и «обычных» металлов, самоцветов… Даже подземная вода – тоже полезное ископаемое. Чтобы не копаться наугад, геолог должен буквально «видеть насквозь» местность, которая у него под ногами.

Не менее важно исследовать нашу планету целиком, как единый организм. Так хороший доктор знает всё о своём пациенте с самого рождения, предугадывая его возможные болезни. Пять миллиардов лет жизни Земли (а наша планета сейчас – «в самом расцвете сил») прошли бурно и интересно. Огромные метеориты шлёпались в густое гранитное месиво, как куски варенья в кипящую манную кашу. Исполинские вулканы извергали потоки раскалённой лавы. Расходились и вновь сталкивались континенты, образуя в местах столкновений гигантские складки – горные системы. Океаны заливали всю сушу, а затем пересыхали, оставляя «на память» километровые толщи отложений. Иногда планета превращалась в космический «снежок», полностью покрываясь снегом и льдом. Ледники, сползая с гор, отламывали куски скал и переносили их на большие расстояния. Землю внезапно «захватывали» диковинные растения и животные, после чего столь же стремительно погибали, превращаясь в окаменевшие скелеты. Все эти невероятные процессы – предмет будничной каждодневной работы учёных-геологов.

Петербург стоит на самом краю Русской плиты – необъятного гранитного блюда. Один его край выходит на поверхность Земли в виде скал на Карельском перешейке. Другой край показывается далеко на юге, на Украине. Внутри «блюда» лежит «слоёный пирог» из океанических осадков: это глины, окаменевшие пески, известняки с фрагментами вымерших организмов. Чем ниже слой, тем древнее горная порода. Этот слоёный пирог хорошо виден в обрывах долин многочисленных рек (Ижоры, Копорки, Поповки, Саблинки, Волхова, Сяси…), которые разрезают его своим течением. В самых ближайших окрестностях Петербурга сохранилось множество окаменевших свидетелей сотен миллионов лет и хранителей ещё не разгаданных головокружительных тайн. Всё так интересно, и всё рядом с нами.

Санкт-Петербург изначально был задуман Петром как непревзойдённый в своём великолепии, непременно каменный город. Лучшие архитекторы мира возводили на берегах Невы свои шедевры. Выбирая строительный материал, они использовали лучшее из того, что предлагал им наш северный край: многоликую и неповторимую красоту местного камня. И теперь перед нами – редкое по красоте сочетание рукотворного и природного идеалов. Одна из наших стенгазет – «Каменный город» – была посвящена местным камням, из которых он сделан.


Какими бывают горные породы?

Наверное, многие представляют себе, как выглядят золото, алмаз, кварц, каменная соль, графит. Это минералы – «кирпичики», из которых состоит окружающая нас неживая природа. Учёным известно около четырёх с половиной тысяч различных минералов. Однако широкое распространение получили не более ста. Как правило, минерал встречается не сам по себе, а как часть какой-нибудь горной породы.

Горная порода гранит, например, состоит из трёх главных минералов – кварца, полевого шпата и слюды. На полированном срезе гранита они хорошо видны как маленькие разноцветные полупрозрачные кристаллики и зёрна. Цвет гранита зависит в основном от цвета входящих в него полевых шпатов. Если полевых шпатов и других тёмных минералов в горной породе много, а кварца мало или совсем нет, то это уже не гранит, а, например – диорит или гáббро. Эти породы образуются при застывании расплавленной магмы на большой глубине. Длительное время застывания позволяет вырасти хорошо различимым кристаллам. Одно из мест, где гранит выходит на поверхность – окрестности карельского города Сортавала на северном берегу Ладожского озера. Здесь два миллиарда лет назад в глубине Земли образовались, а потом постепенно выкристаллизовались громадные массы расплавленной магмы. Со временем вышележащие породы разрушились, и красивые серые граниты показались на поверхности.

Горная порода известняк состоит из обломков морских организмов. Так, полмиллиарда лет назад в наших краях плескалось тёплое мелкое море. Среди зарослей морских лилий на глазастых трилобитов охотились ортóцерасы, похожие на современных кальмаров. Эти и другие удивительные животные умирали и падали на дно, со временем превращаясь в толстый слой осадочной горной породы – известняка. В наше время этот известняк выходит на поверхность Земли вдоль южных берегов Финского залива и Ладожского озера. Есть и другие осадочные горные породы – например, пористый травертин, образовавшийся из выпавшей в осадок извести.

Нередко породы «попадают в переделку» – в результате движений земной коры оказываются на большой глубине, где сильно нагреваются и сдавливаются со всех сторон, образуя причудливые складки. Так из гранита получается его «родственник» – гнейс, а из известняка – мрамор. Богатые залежи мрамора были обнаружены учёными на северных берегах Ладожского и Онежского озёр, куда они отправились по указу Екатерины II «на разыскание камня, годного для строительства и украшения». Сейчас на месте этих старинных разработок – живописное озеро с отвесными мраморными стенами, горный парк-музей «Рускеала», одно из красивейших мест Северного Приладожья.

Конечно, в природе всё гораздо сложнее, чем придуманные человеком классификации, поэтому существует множество переходных видов пород: это гнейсо-граниты, мраморизованные известняки, габбро-диабазы и многие-многие другие.


Немного истории

Слово «метрополитен» произошло от названия компании «Столичная железная дорога», владевшей первой в мире подземной дорогой – Лондонской, открытой в 1863 году. Второй метрополитен был открыт через пять лет в Нью-Йорке. В этих метрополитенах, кстати, вовсю чадили паровозы. Первый проект подземной железной дороги в Петербурге – тоннеля, соединяющего Васильевский остров с Адмиралтейской стороной, – предложил мещанин Торгованов в 1820 году. Император Александр I начертал на предложении такую резолюцию: «Выдать Торгованову из Кабинета 200 р. и обязать его впредь прожектами не заниматься, а упражняться в промыслах, ему свойственных». Тем не менее, с тех пор проекты городской подземки предлагались много раз. Они преследовали главную цель – соединить все построенные к тому времени железнодорожные вокзалы.

Долгое время считалось невозможным строить крупные подземные сооружения в болотистых грунтах дельты Hевы. Однако геологи, проведя масштабные исследования, пришли к выводу, что такое строительство вполне допустимо, но тоннели следует прокладывать на большой глубине. Именно поэтому Петербургский метрополитен получился самым глубоким в мире.

Проектирование первой линии Ленинградского метрополитена было начато в 1941 году и продолжено сразу после окончания Великой Отечественной войны в 1945 году. Первая очередь протяжённостью 11 километров, включающая семь станций («Автово», «Кировский завод», «Нарвская», «Балтийская», «Технологический институт», «Витебская» и «Площадь Восстания») была открыта 15 ноября 1955 года – спустя всего десять лет после разрушительной войны.

Единый ансамбль первых станций носит торжественный, монументальный характер, все они, без преувеличения, являются вершиной архитектурной мысли советского периода. Облик каждой станции индивидуален, но в целом посвящён идее возрождения страны после поры тяжёлых испытаний. Подобный замысел не теряет актуальности для любой эпохи.

Петербургский метрополитен 2014 года — это 67 метровокзалов, 5 линий метро и 2,3 миллиона пассажиров в сутки.


Камень в метро

Побеседовать с нами о каменном убранстве «подземных дворцов Петербурга» любезно согласился Андрей Глебович Булах, доктор геолого-минералогических наук, профессор кафедры минералогии Санкт-Петербургского государственного университета, признанный знаток истории использования камня в архитектуре нашего города.

Красивый и прочный природный камень – главный и незаменимый материал в оформлении метро. Именно облицовка такими разными породами камня помогла архитекторам сделать каждую станцию неповторимой и узнаваемой. В истории метро отражена не только последовательная смена господствующих архитектурных течений, но и летопись освоения месторождений полезных ископаемых.

Для облицовочных работ на станциях первой линии требовалось около 10 тысяч квадратных метров гранита и вдвое больше мрамора. Камней из местных месторождений не хватало. В Ленинградской области действовало лишь несколько карьеров по добыче известняка и травертина (травертином из-под Гатчины, например, облицован снаружи круглый наземный павильон станции «Площадь Восстания»). Поэтому отделка станций первой линии выполнена уральскими, закавказскими, узбекскими мраморами и украинскими гранитами.

Ко времени открытия станций второй линии уже действовали горнодобывающие предприятия Ленинградской области: карьеры месторождений Возрождение, Каменногорское и Кузнечное. Чуть позже заработали гранитные карьеры на месторождениях Карелии: Кашина Гора, Сюскюянсари и Уккомяки. С тех пор начался период широкого использования местных разновидностей гранита. Мрамор по-прежнему в большом количестве завозился из других районов страны, главным образам с Урала. Иногда применялся и мрамор Рускеальского месторождения.

Мы насчитали в Петербургском метро не менее пятидесяти сортов камня широкой палитры цветов и рисунков. Какой же из них самый красивый? На какой станции наиболее полно раскрыты декоративные особенности того или иного камня? Предоставим читателю самому ответить на эти вопросы, совершив в компании друзей, учителей или родителей ряд экскурсий по метрополитену. В помощь заинтересованным исследователям мы подготовили краткое описание каменного убранства 16-ти станций и привели фотографии 16-ти наиболее, на наш взгляд, важных и интересных горных пород, представленных в их оформлении. Но описано специально не всё, чтобы побудить вас к собственным наблюдениям и своим исследованиям в прекрасном таинственном мире метро. Съездите, например, на станции Адмиралтейская, Бухарестская и Международная…

Желаем вам удачных экспедиций!

Гражданский проспект

В оформлении станции использованы материалы нарядных золотистых тонов: колонны и стены облицованы жёлтым, бежевым, серым Газганским мрамором из Узбекистана. Плиты мрамора разных оттенков подобраны в отдельные «поля» и хорошо освещены. Пол вымощен красноватым карельским гранитом месторождений Каменногорское, Возрождение, Сюскуянсаари. В центре торцевой стены расположен трёхметровый герб Советского Союза из бронзы с девизом «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!», написанным на языках всех 16-ти бывших советских республик. Остальные элементы оформления также сделаны «под золото». Фото: Florstein.

Выборгская

Подземный зал и мощные колонны станции облицованы необычным для Петербурга розовато-бежевым пористым травертином из месторождений Армении. Это создаёт впечатление монументальности и стилевого единства. Пол центральной части зала сложен плитами из приладожских коричневато-красных полосчатых разновидностей гранита месторождения Уккомяки, пол на посадочных платформах – из тёмно-серого Каменногорского гранита с Карельского перешейка. В отделке стен галереи, ведущей к эскалаторам, в кассовом зале и других помещениях использован желтоватый известняк из месторождений Крыма. Барельеф на стене перронного зала изображает восставших рабочих Выборгской стороны. Фото: A.Savin.

Чернышевская

Подбор плиток камня – очень трудоёмкое дело, требующее большого художественного чутья. Обратите внимание, как на стенах и колоннах станции «Чернышевская» из серо-белого Уфалейского уральского мрамора словно бы собраны извилистые реки и ручейки, моря и острова. На мраморных стенах гармонично смотрятся серебристые вентиляционные решётки. Стены около эскалаторов облицованы светло-коричневым с белыми прожилками крымским мрамором месторождения Гаспри. Станция является своеобразным памятником периода «борьбы с архитектурными излишествами». Например, проектировщики впервые полностью отказались от люстр и светильников. Фото: Florstein.

Площадь Восстания

Оформление станции с таким «говорящим» названием было задумано в красной революционной гамме. Этим замыслам как нельзя лучше соответствовали горные породы красивых красных тонов: гранит Лезниковского месторождения Украины (пол) и нижнетагильский мрамор с Урала (стены и основания мощных колонн, поддерживающих свод зала). Приглядевшись к мрамору колонн, можно кое-где увидеть белые окаменевшие фрагменты ископаемых животных. И.Ю.Бугрова (см. список литературы) указывает, что «в облицовке станции «Площадь Восстания» использованы чрезвычайно близкие по облику, но разновозрастные мраморизованные известняки: нижнеюрские – из месторождений в Грузии и нижнесилурийские – из Нижнетагильского месторождения на Урале. Достоверно отличить их можно лишь по составу органических остатков (головоногие моллюски, морские лилии, кораллы), однако последние часто не сохраняются из-за сильной перекристаллизации». Пол возле колонн выложен плитами чёрной породы габбро Слипчицкого месторождения Украины. В полу станции перед эскалаторами, ведущими на «Маяковскую», лежат плиты загадочно поблёскивающего чёрного украинского лабрадорита. Фото: A.Savin.

Пушкинская

Колонны облицованы изящным серовато-белым Коэлгинским уральским мрамором, в нишах – торшеры из чёрного мрамора. На полу в пространстве между колоннами – плиты из необычного голубовато-серого мелкозернистого гранита. «Ковровая дорожка» из тёмно-красного украинского Токовского гранита, окаймлённая многоцветной волнистой полосой из разных гранитов, ведёт к композиционному центру станции – памятнику А.С.Пушкину, выполненному Михаилом Аникушиным. Этот скульптор является также автором известного памятника поэту на площади Искусств у Русского музея. По кромке пола главного зала выложен узор из чёрного и белого мрамора. Эта станция считается одной из самых красивых в Санкт-Петербурге. Фото: Florstein.

Балтийская

Декоративные особенности уральского Уфалейского уральского мрамора здесь творчески использованы таким образом, что получился рисунок волны (по задумке художника – наверняка, волны балтийской). Особенно хорошо этот эффект заметен на сторонах колонн, обращённых к эскалаторам, если смотреть на них из окна движущегося поезда. Свод белого потолка напоминает вздувшийся парус. В конце зала – пятиметровое мозаичное панно «1917 год», для изготовления которого искусно подобраны не менее десяти разновидностей цветных мраморов и яшм: розовых, жёлтых, красных, голубых, чёрных. На полу станции – строгий орнамент из серого гранита украинских месторождений. Фото: Florstein.

Кировский завод

Стены станции покрыты Сванетским грузинским мрамором серо-белого волнистого, словно бы муарового рисунка (такого мрамора в метро нигде больше нет), а колонны облицованы серо-белым Уфалейским уральским мрамором. Нижняя часть путевых стен выполнена из чёрного с красивой сеткой извилистых белых жилок уральского мрамора месторождения Коркодинское. По полу вдоль всего зала тянется нарядная красная полоса Лезниковского (украинского) гранита. В нём чередуются тёмные и светлые квадраты, цветовая гамма строго выдержана по всей длине станции. Ясная перспектива и общий светлый тон пород в сочетании с хорошей освещённостью создают впечатление лёгкости, прозрачности и гармонии. Фото: Florstein.

Ленинский проспект

Художественную выразительность подземному залу станции «Ленинский проспект» придаёт колоннада из красного полосчатого и пятнистого, так называемого, Валаамского гранита, он из месторождения Сюскюянсари. Расширяющиеся кверху красно-коричневые колонны эффектно выделяются на фоне стен из белого уральского Коелгинского мрамора. Полы выложены плитами из светло-серого гранита месторождения Возрождение со вставками плиток Валаамского гранита. Глубина станции – всего восемь метров, поэтому в ней отсутствуют эскалаторы. Любопытно, что раньше в названии станции четыре раза упоминалось имя Ленина: «Ленинградский ордена Ленина метрополитен имени Ленина. Станция “Ленинский проспект”». Фото: A.Savin.

Чёрная речка

Станция построена вблизи того места, где был смертельно ранен А.С.Пушкин и, также, как и «Пушкинская», посвящена памяти великого поэта. За памятником Пушкину в центре зала – стена из белого Рускеальского (Карелия) и Коелгинского (Урал) мрамора. Интересно, что почти все интернет-сайты, пишущие о станции «Чёрная Речка», повторяют друг за другом такую фразу: «Под каждой люстрой имеется рисунок в виде чёрного квадрата из Сааремского доломита». Это неверно. Чёрные прямоугольники пола (а также путевые стены) – карельский габбро-диабаз (Прионежье). А доломит эстонского острова Саарема – светлый, им, например, облицованы стены и колонны подземного зала метро «Горьковская». Фото: Florstein.

Московские ворота

Расширяющиеся кверху колонны отделаны красивым красно-коричневым Салиэтским грузинским мрамором и подчёркнуты вертикальными металлическими рёбрами. Светлые пятна в мраморе (среди которых можно найти окаменевшие фрагменты ископаемых организмов) гармонируют с белыми сводами и светлым мраморным полом. Путевые стены облицованы белым кафелем. Торцевую часть центрального зала украшает замечательная композиция из оружия и доспехов – копия одного из скульптурных фрагментов Московских ворот. Напомним, что Московские Триумфальные ворота, возле которых находится станция, сооружены в честь «подвигов победоносных российских войск в Персии, Турции и Польше». Фото: A.Savin.

Приморская

Станция выделяется своей простой, но нарядной отделкой, в которой впервые использован серый с белыми и зеленоватыми полосами мрамор Рускеальского месторождения северного Приладожья. Ими облицованы колоннада центрального зала и стены путевых тоннелей. Присутствует также плиты похожего полосчатого чёрно-серого Уфалейского уральского мрамора. Полы выложены светло-серым гранитом месторождения Возрождение (Карельский перешеек), украшены мозаичными вставками из рускеальского мрамора и чёрного прионежского габбро. В доме над наземным вестибюлем располагается Музей Петербургского метрополитена. Фото: A.Savin.

Пролетарская

Подземный зал этой станции отличается своеобразной отделкой: широкая полоса над колоннами (фриз) облицована розовым пятнисто-полосчатым мрамором из месторождения Буровщина у южной оконечности Байкала. По замыслу художника это стилизация развёрнутого красного пролетарского знамени. Торцевая стена – полосчатый гранито-гнейс карельского месторождения Уккомяки. Название станции на торцевой стене выполнено из мрамора. Там же – скульптурная композиция «Серп и молот». Колонны и путевые стены — белый и бело-розовый Коелгинский мрамор с Урала. Пол выложен чёрными, серыми и тёмно-красными гранитными плитами карельского месторождения Сюскюянсаари. Фото: A.Savin.

Спасская

Станция находится в историческом центре города на Сенной площади – там, где ранее находилась церковь Спас-на-Сенной. Это отразилось и в названии, и в оформлении. Петербургская тематика отражена в декоративных мозаичных панно на торцевых стенах переходов. Подземный зал станции привлекателен редким в метро жёлтым известняком из Китая (им облицованы колонны и путевые стены). Пол покрыт светло-серым гранитом Возрождение карельского перешейка и чёрным габбро-диабазом. «Спасская» является частью единственного в городе трёхстанционного пересадочного узла «Спасская» — «Садовая» — «Сенная площадь». Фото: A.Savin.

Улица Дыбенко

Оформление станции, открытой в 1987 году к 70-летию Октябрьской революции, посвящено теме революционной борьбы. Колонны из серого карельского гранита, по мнению архитектора, «в перспективе словно создают образ сомкнутых рядов борцов за революцию». Проёмы между колоннами и торцевая стена украшены мозаиками (из кусочков разных по цвету гранитов, чёрного лабрадорита, белого мрамора и подкрашенных известняков), посвящёнными советской символике. В пол вмонтированы красные квадратные «ковры» из приладожского гранита Кузнечное. Вдоль края перронов тянется полоса редкого белого гранита. Путевые стены выложены бело-жёлтым мрамором. Фото: A.Savin.

Комендантский проспект

Тема художественного оформления станции — небо и воздухоплавание. В отделке станции преобладают искусственные материалы: впервые в истории Петербургского метро были использованы разноцветные металлокерамические плиты. Зато пол станции – настоящая коллекция разноцветного гранита. Он выстлан светло-жёлтым гранитом, обрамлённым по краям зала полоской яркого красного приладожского гранита Кузнечное. В центре зала красные полосы очерчивают квадратный «ковёр». По краям – белый гранит, ближе к центру – коричневый гранит с Кашиной горы в Карелии, и снова белое гранитное поле в середине. Скамьи облицованы белым мрамором из Китая. Фото: Florstein.

Крестовский остров

Конструкция и оформление этой станции довольно необычны. Огромный стеклянный вестибюль неожиданно пересекается архаичной каменной аркадой (серией одинаковых арок, опирающихся на колонны). Таким приёмом авторы проекта обыграли единство прошлого и будущего. Также впервые в Санкт-Петербурге надземные и подземные сооружения станции выполнены единообразно: наружная аркада повторяется и в перронном зале. Она облицована Алексеевским известняком из Ленинградской области и, в сочетании с отделкой путевых стен пористым травертином, призвана создать образ старинных дворцово-парковых ансамблей – ведь парки Крестовского острова издавна любимы петербуржцами. Фото: Florstein.

Зоопарк ископаемых организмов станции «Московские воро­та»

Ирина Юрьевна Бугрова, доцент кафедры осадочной геологии Института наук о Земле Санкт-Петербургского государственного университета, рассказала нам о совершенно удивительных находках морских ископаемых организмов, которые каждый может разыскать, внимательно рассмотрев облицовку некоторых станций. Такие наблюдения нередко представляют большой интерес не только для начинающего, но и для опытного геолога, так как позволяют изучать особенности окаменелостей на полированных поверхностях большой площади.

В этой геологической газете мы хотим поделиться с вами находками окаменелостей на обли­цовочных плитах станции «Московские воро­та». А чтобы вы могли представить, как выглядели при жизни эти древние животные, рядом мы поместили фотографии их ныне живущих родственников. Ес­ли же вы придёте в Палеонтолого-стратиграфи­чес­кий музей Института наук о Земле СПбГУ, то сможете во всех подробностях рассмотреть полностью сохранившиеся скелетные остатки тех организмов, которые в метро можно увидеть только в виде срезов.


Звёздообразный фрагмент морской лилии (фото А. Москаленко)…

…и современные морские лилии (фото lostlab.ru).


Продольный срез одиночной морской губки (фото И. Бугровой)…

…и колония современных губок (фото mir-planeta.blogspot.ru).


Раковина гастроподы (фото А. Москаленко)…

…и современный черноморский брюхоногий моллюск (фото George Chernilevsky).


Раковина древнего моллюска наутилоидеи (фото А. Москаленко)…

…и современный Наутилус (фото OpenCage).


Обломок головоногого моллюска белемнита (фото А. Москаленко)…

…и реконструкция белемнита (илл. ferrebeekeeper.wordpress.com).


Игла ископаемого морского ежа (фото А. Москаленко)…

…и современный морской ёж (фото Xhienne).


Раковины ископаемых брахиопод (фото А. Москаленко)…

…и современные брахиоподы (фото oceana.org).


Фотографии горных пород

Гранит Каменногорский, Ленинградская область. Фото campri.ru

Гранит Возрождение, Ленинградская область. Фото stone-style.org

Гранит Кузнечное, Ленинградская область. Фото blog.tvorus.com

Лейкогранит Сюскуянсаари, Карелия. Фото Георгия Попова

Гранит Кашина гора, Карелия. Фото nwteh.ru

Гранит Токовский, Украина. Фото granit-elita.com.ua

Габбро-диабаз Прионежский, Карелия. Фото uralstone.ru

Лабрадорит, Украина. Фото ageofstone.com.ua

Мрамор Салиэти, Грузия. Фото Георгия Попова

Мрамор Рускеальский, Карелия. Фото misha-kamushkin.dreamwidth.org

Мрамор Уфалейский, Урал. Фото Георгия Попова

Мрамор Коелга, Урал. Фото budoulja.by

Известняк Алексеевский, Ленинградская область. Фото kp-progress.ru

Доломит Сааремаа, Эстония. Фото campri.ru

Травертин, Армения. Фото atlantis.ucoz.es

Мрамор Газганский, Узбекистан. Фото infogranit.ru

Источники и литература

– М.С.Зискинд. Декоративно-облицовочные камни. Л.: Недра, 1989.

– А.Г.Булах, И.Э.Воеводский. Порфир и мрамор, и гранит… СПб.: Эклектика, 2007.

Палеонтологические остатки в облицовочном камне станций Петербургского метрополитена / И.Ю. Бугрова, М.А. Калинина. Статья на сайте Палеонтолого-стратиграфического музея кафедры динамической и исторической геологии Санкт-Петербургского государственного университета.


Спасибо, друзья, за внимание к нашей публикации. Напоминаем, что наши партнёры в своих организациях бесплатно раздают наши стенгазеты. Геологическая тематика стенгазет для нас в какой-то степени приоритетная. Мы приложим усилия, чтобы рано или поздно увидели свет такие выпуски, как «Геологическое прошлое окрестностей Петербурга», «Рельеф Санкт-Петербурга и окрестностей», «Геологические памятники Санкт-Петербурга и Ленинградской области», «Интересные геологические объекты в каменном убранстве Санкт-Петербурга», «История Гром-камня – постамента Медного всадника», «Александровская колонна», «Геологические музеи Санкт-Петербурга», «Полезные ископаемые Ленинградской области» и др. Если у вас есть предложения, пожелания, вопросы, – присылайте их нам по почте pangea@mail.ru.

Ваш Георгий Попов, редактор к-я.рф

 
 
 
 
 


  • -
Стенгазета «150 лет ледокольному флоту России»

54. 150 лет ледокольному флоту России


Стенгазета «150 лет ледокольному флоту России»

Текстово-картиночная версия этого выпуска ещё в работе, просим прощения.


  • -
Стенгазета Каменный город

41. Каменный город


41. Каменный город (перепечатка 26 выпуска – Каменное убранство Санкт-Петербурга).

Текстово-картиночная версия этого выпуска ещё в работе.


  • 0
Стенгазета Памятники природы окрестностей Петербурга

13. Международный день музеев


13. Международный день музеев (Музы и музеи, Памятники природы окрестностей Петербурга).

Текстово-картиночная версия этого выпуска ещё в работе.